Нестор Великий, или Превращения Лохнесского чудовища

Лариса Барабанова
Нестор Великий, или Превращения Лохнесского чудовища

Глава первая. Доволшебная

– Нестор, ты опять опоздал! Могу я узнать, почему?

Это было обычное приветствие, которое слышал пятиклассник Нестор Чудов от учительницы математики почти каждый день, когда её урок был первым. И что ему сейчас ответить? Не скажешь же правду, а то станешь не только «опоздуном», но и ябедой.

– Простите, пожалуйста, Анжелика Георгиевна! Я проспал, – опустив глаза, пробормотал мальчик.

– Дневник – на стол! – приказала математичка и добавила: – И садись скорее на свое место, у нас самостоятельная работа. Задание – на доске.

Спрашивать у соседки по парте, который час, под пристальным взглядом учительницы было неудобно, и Нестор не мог узнать, на сколько минут он опоздал. «Надеюсь, времени хватит», – сказал про себя мальчик и принялся решать задачку. Математику он понимал и любил, но выше четвёрки получал редко – Анжелика Георгиевна относилась к нему не очень хорошо. Нестор догадывался, что это из-за постоянных опозданий.

Решая последнюю из пяти задач, Нестор услышал доносившийся из коридора топот – это старшеклассников отпустили перед звонком. Значит, скоро конец урока. Надо спешить.

– Эй ты, Лохнесское чудовище, какой ответ в первой задаче? – донеслось с задней парты вслед за тычком в спину.

Нестор не ответил, стараясь как можно скорее закончить свои вычисления.

– Ты сейчас домолчишься! Домой сегодня вообще не дойдёшь, понял? – доносилось шипение с задней парты. Нестор не отвечал. Внезапно он почувствовал сильный удар в спину, заставивший его ойкнуть. Это из себя вышел Коля Бабушкин – самый главный хулиган в классе.

Нестор стерпел и этот удар – не станешь же драться на уроке! Это как минимум ещё одно замечание в дневнике. Мальчику осталось только написать ответ, но прозвенел звонок.

– Сдаем тетради! – сказала Анжелика Георгиевна. Её голос в этот момент по мелодичности мог соперничать со звонком.

Вереница «сдающихся» потянулась к учительскому столу. За партами остались только Нестор и – на другом ряду – Сашенька Нилова.

– Нестор, я же сказала – сдаем тетради! То, что ты опоздал, не оправдание!

– Сейчас сдам, Анжелика Георгиевна, только ответ допишу, – ответил мальчик. Сашенька даже не подняла головы – её, любимицу учительницы, это не касалось.

– Сдавай сейчас же! – воскликнула учительница, подходя к парте Нестора и вырывая из его рук тетрадь. Тот аж крякнул от досады – в ответе остались недописанными две цифры.

Стоит ли говорить, что хорошего настроения ему это не прибавило? Он был уверен, что всё решил правильно и мог бы получить пятёрку. «Если бы да кабы…», – вздохнул мальчик про себя. Что толку жалеть о том, что могло быть? Тем более что настало время позаботиться о том, что ждет его в самом ближайшем будущем – в коридоре Нестора поджидал Бабушкин.

– Эй, Лохнесское чудовище, покажись! Сейчас тебя ловить будем, – выкрикивал хулиган.

Конечно, одноклассники смеялись. Кто-то ведь обходится без прозвищ – этих счастливчиков зовут по имени или по фамилии, как, например, Нилову. А Нестору не повезло – странное имя, которое было так просто сократить до «Несси», сочеталось у него с фамилией Чудов, и было бы удивительно, если бы сверстники не дали бы ему обидного прозвища. Эта идея, как говорится, витала в воздухе, и первой её озвучил всё тот же Бабушкин.

Но размышлять над своей несчастной судьбой Нестору не дали. Видя, что одноклассник не выходит из кабинета, Бабушкин взял инициативу в свои руки и вытащил упирающегося мальчика за шкирку. Конечно, кто угодно может сказать, что Нестор мог дать обидчику отпор. Но так легко говорить, когда перед тобой не стоит здоровый второгодник на две головы тебя выше. А Нестор оказался как раз в такой ситуации.

– Это аванс, – произнес хулиган, отвешивая однокласснику подзатыльник, и пообещал: – А после школы ты у меня превратишься из Лохнесского чудовища в Супермена.

– Как это? – со смехом спросил кто-то из ребят.

– Полетит за портфелем на дерево, так живо превратится! – заржал Бабушкин.

Да уж, что-что, а на это Колька был способен. Ведь именно из-за него и опоздал сегодня в школу Нестор. И не только сегодня – Бабушкин часто встречался ему по пути в школу, и каждый раз всё заканчивалось портфелем на ветке дерева или на высоком заборе.

Остаток школьного дня был неинтересным, и рассказывать о нём мы не будем. Нестор ждал окончания уроков с неприятным чувством, но Бабушкин куда-то запропастился, и поэтому дорога домой обошлась без сюрпризов. За двадцать минут (именно столько занимала дорога от школы до дома) Нестор успел поразмышлять о многом. Первой на ум пришла мысль о Лере Ивановой – девочке из параллельного класса. Нестор с Лерой дружили с садика, и она была, пожалуй, единственной, кто над его именем не смеялся. Она своего друга даже защищала, и выглядело это весьма забавно – Лера была девочкой хрупкой, с тонким голоском, и рядом с Бабушкиным она казалась мышкой, пищащей что-то угрожающее слону. Конечно, Нестору это забавным не казалось, и он очень не любил, когда Лера за него вступалась. То есть ему нравилась её забота, но было неловко, что за него, мальчика, вступается девочка. Поэтому он был даже рад, что она сегодня заболела и не пришла в школу. То есть не тому был рад, что она заболела (кстати, надо будет вечером её навестить), а тому, что она не видела, как над ним издевался Бабушкин.

Вторая мысль была тоже приятная – о дне рождения. Этот самый ожидаемый праздник наступит завтра и принесёт с собой подарки. Жаль только, что никто – ни родители, ни бабушка с дедушкой, ни Лера – не сможет исполнить его самое заветное желание. О нём Нестор не говорил никому, чтобы, во-первых, дать ему шанс сбыться, а во-вторых, чтобы никто не смеялся. Хотя что такого уж смешного в желании стать волшебником? И ведь Нестор хотел стать не просто рядовым магом, а настоящим Волшебником. «Вот это была бы жизнь!» – в который раз подумал мальчик, вздохнул про себя, но мечту всё же не отбросил. В конце концов, своя мечта должна быть у каждого человека, а иначе неинтересно будет жить.

Третья мысль была, увы, неприятной. Вечером надо будет показать папе с мамой дневник. А там замечание, написанное до боли знакомым почерком Анжелики Георгиевны: «Опоздал на урок!!!» Эти восклицательные знаки красноречиво напомнят родителям, что их сын уже далеко не в первый раз пропускает начало урока. Его начнут допрашивать, а он снова ничего не скажет, потому что он не ябеда. Потом придется выдержать укоряющий взгляд мамы и фразу папы: «И что только из тебя вырастет?!» А на закуску родители обязательно похвалят младшую сестру Нестора Лину за хорошее поведение в садике. Да разве сложно хорошо себя вести в садике?! А Линку за это хвалят и покупают ей мороженое… Пусть бы попробовала с Бабушкиным повоевать!

На четвертую мысль его натолкнул огромный сугроб, перегородивший дорогу к подъезду. «Настоящая зима!» – подумал Нестор, с трудом вытаскивая ногу из снега. И тут же захотелось лета, солнца, свежей земляники… Но увы – декабрь никак не хотел становиться июнем.

Дома мальчик разогрел в микроволновке обед, а потом поел перед телевизором. Конечно, будь дома родители, они бы ему не позволили «пялиться в ящик», потому что это, видите ли, вредно и для желудка, и для зрения. Но сейчас мамы с папой дома не было, и Нестор посмотрел пару мультиков и зажевал их макаронами с колбасой. Потом, как ни хотелось остаться у телевизора, он пошел в свою комнату заниматься и за два часа сделал все уроки не только на завтра, но и на послезавтра, потому что не очень-то хотелось загружать домашним заданием день рождения.

Не дожидаясь родителей, Нестор отправился навестить Леру. Девочка жила в соседнем доме, и мальчик рассчитывал вернуться до прихода мамы, поэтому не оставил ей записки. Но так получилось, что Лера, не очень-то страдавшая от простуды, показала ему новую компьютерную «стрелялку» и предложила сыграть. Визит к больной затянулся на три часа, и Нестор, случайно взглянувший на часы, вскочил с кресла, как пчелой ужаленный. Домой он бежал так быстро, как только позволяли сугробы. «Сами виноваты, – мысленно спорил он с родителями. – Надо было мне разрешить играть на компьютере». Действительно, мама с папой, услышав где-то о каком-то излучении от компьютера, запретили сыну даже приближаться к этой «адской машине». Так что играть в компьютерные игры Нестор мог только у Леры.

Дома, конечно, мальчика ждали неприятности. Мама сидела вся в слезах, папа звонил в полицию, а Линка ревела посреди комнаты, поддерживая общую атмосферу.

– Где ты был?! – закричал отец, повесив трубку. – Мать вон до инфаркта чуть не довел!

– Я Леру ходил навещать, – честно признался Нестор, распутывая шарф.

– Почему ты не предупредил, записку не оставил? – допытывался отец.

– Я думал, что вернусь вовремя. И вообще, чтобы не волноваться, могли бы мне мобильник купить. Теперь у всех есть телефоны, – ответил Нестор. Голос его становился всё тише и в конце перешел чуть ли не на шепот. Но папа, разумеется, услышал.

– Мать, ты слышишь?! – завопил родитель. – Мобильник ему подавай, чтобы он мог шляться где попало!

Мама промолчала. В другое время она бы заступилась за сына, но сегодня, видимо, действительно испугалась за него и считала правильным его наказать. Да и папа обычно не был так суров и не орал. «Как с цепи сорвались!» – подумал Нестор, но мысли свои озвучить побоялся.

– Мы хотели, хотели тебе завтра как взрослому подарить телефон, но ты, видать, не дорос, – продолжал отец.

– А вы мобильник Линке подарите, любимице своей, – закричал в сердцах Нестор и убежал в свою комнату. Хлопнуть как следует дверью он, конечно, не забыл.

– Ты наказан, – ответил отец, и весь оставшийся вечер ни он, ни мама, ни даже Линка как будто и не вспоминали о Несторе. Никто даже не принес ему ужин. «Ничего, ночью поем, когда все уснут», – утешил себя мальчик.

Заняться Нестору было особенно нечем – книжки свои он уже все перечитал, компьютера у него не было… И так само получилось, что он начал от нечего делать думать о своей нелегкой судьбе. А кто в ней виноват? Как ни крути, а получалось, что родители.

 

Кому в голову пришла идея дать ему такое странное имя? Маме. Мода на редкие и древние имена, будь она неладна! Спасибо, конечно, что Акакием не назвала каким-нибудь, но и Нестор – то ещё имечко! Сколько он уже натерпелся из-за своего имени! А сколько издевательств ему ещё предстоит!

И папа не лучше. Против компьютера и мобильника выступал именно он. А это ещё один повод для насмешек одноклассников – у Лохнесского чудовища ни компа нет, ни мобильника, прям динозавр какой-то! «Наверно, у него и телика нет!» – ржал Бабушкин.

А уж Линка!.. Подлиза! Сделает невинные глазки, и ей всё прощают! Ну и что, что ей всего пять лет? И вообще – не всего, а уже! Скоро родители подселят это несносное сопливое существо в его комнату, это как пить дать!

А бабушка с дедушкой! Они любят внука, но приезжают редко, потому что живут в деревне. А могли бы приезжать и почаще! Да и вообще – они, кажется, тоже больше Линку любят. Предатели!

Эх, всё было бы иначе, будь Нестор Волшебником. Что ни пожелаешь – получай. Хоть мобильник, хоть комп, хоть… В общем, список желаний у мальчика был немаленький. А главное – этого всего можно добиться только волшебством. Родители-то никогда ничего путного не купят! Мобильник они ему хотели подарить! Да отец насвистел ему, наверное, про мобильник-то…

Рейтинг@Mail.ru