Ташкентский меридиан-89

Ланиус Андрей
Ташкентский меридиан-89

Местным партийным органам и милиции удалось к полуночи утихомирить страсти.

Но уже с утра в городе снова начали собираться группы возбужденных людей.

К ночи завязалась еще более ожесточенная, чем накануне, драка.

В ходе этой стычки с применением холодного оружия пострадали несколько десятков человек.

Один из них, таджик по национальности, вскоре скончался в больнице.

Но и власти успели подготовиться, стянув в Кувасай из Ферганы и других городов порядка трехсот сотрудников милиции.

Как сообщалось, «партийные органы города провели большую разъяснительную работу».

Так или иначе, но к утру положение, по всем признакам, стабилизировалось.

Турки-месхетинцы?

Признаться, в Ташкенте далеко не все слышали об этом этносе.

По одной из версий, в Месхетии, исторической области на юге Грузии, турки поселились еще во времена древних персидских царей.

Живя веками на Кавказе, турки, носившие мусульманские имена, не смешивались с местным населением, многие из них не знали грузинского языка.

Уже в советское время их заставили взять грузинские фамилии и поменять национальность. По паспорту они стали считаться «грузинами», «азербайджанцами», «курдами»…

В довоенный период в Месхетии было порядка 220турецких сел, где проживало около 100тыс. человек.

14ноября 1944года почти все они, под предлогом срочной эвакуации, были депортированы в Среднюю Азию.

К моменту описываемых событий, в Ферганской области проживало свыше 16тыс. турок-месхетинцев.

Держались они компактными группами, занимая отдельные кварталы в Фергане, Маргилане, Коканде, Ташлаке, Кувасае и прилегавших сельских районах.

В своей массе турки занимались крестьянским трудом и торговлей, на высокие должности не метили, но всегда поддерживали друг друга.

Между тем, на съезде в Москве Нишанов был выдвинут на пост председателя Совета национальностей Верховного Совета СССР.

Отвечая на депутатский запрос о событиях в Ферганской долине, Рафик Нишанович в своей подчеркнуто спокойной манере объяснил, что всё произошло «из-за горсти клубники». Мол, некий турок-месхетинец покупал ягоду у продавщицы-узбечки и остался недоволен качеством обслуживания. Он сгоряча перевернул лоток, женщину взяли под защиту земляки, турка прибежали выручать его соплеменники… Так и завязалась драка. На бытовом уровне. Но сейчас уже всё позади. В солнечном городе снова мир и тишина…

Ответ депутатам понравился.

Между тем, обстановка не только в Кувасае, но и в других населенных пунктах Ферганской долины напоминало затишье перед грозой.

ГРОЗА НАД ДОЛИНОЙ

Гроза над Ферганской долиной разразилась 3июня утром (называют даже точное время – 10.00.).

Правда, в Ташкенте мы узнали об этом с опозданием, поскольку никакой официальной информации не поступало.

Но отголоски тревожных слухов все же долетали, и снова пришлось прибегнуть к испытанному средству – «Узун кулак».

Я обзвонил многих знакомых журналистов, но никто ничего толком не знал; разве что выяснилось, что из редакций в командировку в Фергану выехали многие спецкоры.

В Фергану же в полном составе направилось и руководство ЦК комсомола республики, в чьем ведении находилось наше издательство.

Среди авторов «Ёш гвардии» было несколько силовиков: милицейский капитан, русский, а также амбициозный молодой прокурор, узбек по национальности. С каждым из них у меня были вполне доверительные отношения.

Однако ни одного, ни другого на месте тоже не оказалось.

Оба отправились в командировку (уже было понятно, куда именно).

Мой коллега и друг, писатель Павел Шуф, сам уроженец Ферганской долины, дозвонился после бессчетных попыток до своего земляка поэта Михаила Чарного.

«Что там у вас происходит?!»

«Идет гражданская война, – был ответ. – Повсюду грузовики с бандитами. Магазины закрыты, базары пустые. Те несчастные, у кого дома нет никаких запасов съестного, попросту голодают.

Иногда на перекресток привозят хлеб – на мотороллере с прицепом. Водитель продает, не глуша двигателя. Успел купить – тебе повезло. Власти нет, милиции не видать. Всё произошло неожиданно, поэтому царят паника и растерянность. Но ночам слышна стрельба, но люди и днем боятся выходить на улицу»…

Растерянность, недоумение и растущая тревога – эти чувства охватили многих ташкентцев в те напряженные июньские дни.

Не поступало никакой достоверной информации.

Впрочем, главное было ясно всем: в долине происходят массовые беспорядки, а властям пока не удается взять ситуацию под контроль.

БЕСПОЩАДНЫЙ БУНТ

Активная фаза погромов продолжалась более недели, вплоть до 11июня.

Началось же в поселках городского типа Ташлак и Комсомольский, в городах Фергана и Маргилан.

Бесчинства в разных местах проходили по схожему сценарию, словно направляемые чьей-то умелой рукой.

Толпа погромщиков, как правило, из числа узбекской сельской молодежи, нападала на кварталы, где компактно проживали турки-месхетинцы, громила и поджигала дома, нередко убивала и калечила людей.

Под горячую руку порой попадали и люди другой национальности, включая тех же этнических узбеков.

Силы местной милиции и военнослужащие внутренних войск пытались оказать сопротивление, но их было явно недостаточно, чтобы закрыть все «горячие» точки.

Вспыхивало в одном месте, туда стягивали милицию из соседних районов, оголяя тылы, и это каким-то образом становилось тут же известно погромщикам, которые устремлялись туда, где уже не было стражей порядка.

Когда бунтовщики ворвались в Маргилан, этот пригород Ферганы, ее железнодорожные ворота, то на весь город приходилось всего шесть милиционеров.

Коканд фактически был захвачен 5-тысячной толпой бунтовщиков, которые ворвались в городское управление милиции и освободили арестованных ранее подельников.

Толпа была вооружена не только топорами, серпами, ножами и вилами, но также ружьями и автоматами.

На какой-то период, весьма продолжительный, жертвы остались безо всякой защиты.

Что оставалось этим несчастным, на которых шла многотысячная масса, уже опьяненная видом пролитой крови?

Кое-где, правда, турки пытались организовать отряды самообороны, вооружаясь ружьями и кинжалами.

Но это лишь усугубляло их положение, поскольку любой выстрел с их стороны трактовался как очередное «зверство турок» и давал повод к новой расправе.

Турки бросились искать спасения в те места, что казались им самыми надежными: здания горкомов и райкомов партии, управления милиции, вокзалы и аэропорты.

Но по дороге их ждали многочисленные засады.

И горька была участь тех, кого ловили.

Одно из самых чудовищных злодеяний произошло в Ташлакском районе.

Врач-турок, человек уважаемый, с женой и двумя родственниками пытался ночью бежать на личном автомобиле из поселка, охваченного погромами.

Однако на дороге их остановили, ограбили, а затем избивали в течение нескольких часов. Позднее этих несчастных, которые едва дышали, отвезли в поле, облили бензином и заживо сожгли.

Но и тех, кто добирался до спасительного пристанища, находили и вытаскивали оттуда.

Толпа врывалась в помещения парткомов, всё круша на пути и избивая сотрудников, неважно, были это русские или узбеки.

В Ферганском аэропорту большая группа беженцев ждала отправки, когда сюда ворвалась тысячная толпа погромщиков и блокировала несчастных.

При этом среди бунтарей нагнетались слухи, что турки готовят кровавую баню в отместку за свои жертвы, и что, мол, в других районах они уже жгут и насилуют.

Ситуация начала меняться лишь после прибытия подкреплений.

Внутренние войска, а также курсанты школ милиции перебрасывались в Фергану из всех регионов СССР. Сначала – из Алма-Аты, Ашхабада, Фрунзе, Душанбе… Затем из Киева, Ленинграда, Харькова, Перми, Баку, Еревана…

Численность группировки в считанные дни была доведена до 14тыс. человек, и для каждого бойца находилась горячая работа!

Руководил действиями генерал-полковник Ю.В.Шаталин, начальник Главного управления внутренних войск МВД СССР.

Но, похоже, уроки Сумгаита оказались выученными не слишком твердо.

Первых солдат перебросили в Фергану даже без дубинок и щитов.

Пришлось затем завозить спецсредства дополнительным рейсом.

Но уже не помогали ни дубинки, ни «черемуха», ни шумовые гранаты.

Из толпы в стражей порядка летели тучи камней, нередко звучали выстрелы…

Всего же за неделю кровавой бойни погибли более ста человек, еще свыше тысячи гражданских лиц и порядка 150военнослужащих получили серьезные телесные повреждения, сотни людей пропали без вести.

Были сожжены больше тысячи домов, множество автомобилей, автобусов, мотоциклов и т.д.

К таким трагическим последствиям привела история, якобы начавшаяся с ссоры «из-за горсти клубники».

Надо отдать должное, Рафик Нишанов, уже в своем новом статусе, посетил лагерь беженцев и извинился перед ними за свои необдуманные слова.

Пришлось ему выслушать немало нелицеприятных вопросов.

Беженцы утверждали, что еще с 28мая по многим базарам Ферганской долины ходили упорные слухи о предстоящей резне.

Неужели власти ничего не знали об этом?

А если знали, то почему не подготовились должным образом?!

КТО ВИНОВАТ?

В те тревожные дни я бегло записывал всю доступную мне информацию о ферганских событиях.

По счастью, эти пожелтевшие листки уцелели, и сейчас помогают воссоздать атмосферу того времени.

…Встретил на улице Тимура Низаева из АПН.

Он рассказал, что, начиная с 5июня, находился в Фергане.

Я снова услышал: «Там шла гражданская война!»

По его словам, когда десантники все же обратили огромную толпу в бегство, то на площади осталась обувь, потерянная мятежниками. Это были чувяки, сотни, может, тысячи поношенных чувяков, пригодных лишь для свалки.

 

Именно такую копеечную обувь носила в своей массе молодежь из кишлаков.

Не из-за этой ли свирепой бедности удалось так легко разжечь этих ребят?

Примерно в эти же дни я встретил в Союзе писателей одного узбекского литератора, отличавшегося приветливым и добродушным нравом.

Зная, что он родом из Ферганской долины, я поинтересовался его мнением о случившемся.

«Вообще-то, наши ферганские узбеки – самые спокойные и тихие, – ответил он. – Вот бухарцы, например, резкие ребята, заводятся с пол-оборота. А наши ферганцы – совсем другие. И раз уж так вышло, значит, их кто-то сильно обидел»…

В этот момент к нам подошел другой местный литератор, про которого сами узбеки говорили, что он «стучит» в «контору» на коллег.

«Турки сами виноваты, – вклинился он в разговор. – Турки хорошо работают, поэтому живут богаче, чем наши».

«Но если они работают лучше, то в чем их вина?» – спросил я.

«Они начали задирать нос! Подмяли под себя все кооперативы, все рынки. Власть тоже всю купили, вот и причина!»

Рейтинг@Mail.ru