Не бойся меня

Лана Кор
Не бойся меня

Глава 1

Граф Никита Воскресенский сидел в своем кабинете и медленно поочередно читал документы. Его земли приносили неплохой доход. Мужчина ни в чем не нуждался и был бы одним из самых завидных женихов, если бы не одно «но». Никита участвовал в боевых действиях 1853 года с Турцией. Россия тогда потерпела серьезное поражение. А вот молодой мужчина потерял свое лицо в прямом смысле слова. Выйдя из одного сражения еле живым, Никита узнал, что его лицо сильно изуродовано. На теле тоже остались множественные шрамы, но под одеждой их невидно. Никита закрылся в своем поместье, и десять лет не выходил из дома, не закрывшись платком или маской, под которой видны оставались только глаза. Он не появлялся на приемах и не посещал своих друзей. Конечно же настоящие товарищи не оставили его одного, но, чаще всего, проведать приезжали сами.

Сегодняшний день был очень удачным и граф удобно расположился за обеденным столом. Кухарка Марфа была старше мужчины лет на двадцать. Она работала еще, когда живы были родители Никиты. Она, одна из немногих, кто остался в доме, и не стала обращать внимание на испортившийся характер молодого хозяина. В поместье были разные рабочие, но с графом они пересекались редко, а всем заведовала кухарка.

Марфа присела на стул с другого конца стола и вытирала руки тряпкой.

– Жениться тебе надо.

Женщина, пожалуй, единственная, кто мог с графом так разговаривать и не навлечь на себя гнев хозяина.

– Прекрати. Что мне с женой делать?

– Знамо что.

Кухарка двусмысленно заулыбалась.

– Тьфу, на тебя.

Никита, обычно суровый, сейчас улыбнулся.

– Наследник тебе нужен. Ну, не жалко ли будет это все, когда помрешь?

– Когда помру, мне уже все равно будет.

На лице Марфы отразились злость, обида, разочарование или же все вместе. Она любила мужчину как своего сына. Он вырос на ее руках. Кухарка встала и направилась на свое рабочее место. Никита тоже ее любил, как родную мать, поэтому обижать женщину старался не позволять себе. Граф выдохнул.

– Ладно, извини. Я не хотел тебя обидеть. Посиди со мной.

– Дел у меня много.

Марфа обиженно вздернула подбородок.

– Хватит дуться. Садись, поговорим о наследниках.

Женщина тут же переменилась в лице и села на стул за столом уже ближе к хозяину.

– Ты все-таки решился? – Женщина с видом заговорщика наклонилась к графу.

– А ты мне поможешь? – Таким же тоном ответил мужчина.

Кухарка была в числе тех немногих людей, которых не касался суровых характер Никиты.

– Как же я тебе помогу? Я стряпать только умею. Откуда ж мне знать высокородных девиц на выдане.

– Не недооценивай себя. Я думаю, что вы с Анфисой косточки-то всем перемываете, так что, давай, выкладывай, кого можно посватать?

– Это еще что? Ты хочешь просто так любую взять и жениться?

– Нет, конечно. Мне нужна та, кто захочет за меня замуж.

– Прекрати жалеть себя. Ну, подпортили тебе физиономию, так, ты богатый. Мамаши в очередь за тобой небось стоят.

Граф сильно задумался. Он знал, что Марфа его подбадривает. Он уже пытался однажды вести нормальную жизнь. После возвращения с войны, мужчина пытался не обращать внимания на свои увечья, но общество не было так лояльно, как хотелось бы. После чего Никита стал полным затворником.

– Не хмурься. Слух пущу, что граф Воскресенский жениться надумал, сам увидишь, как у твоей двери толпиться начнут невесты.

Марфа радостная побежала на кухню. Прислуга всегда между собой общалась. Даже когда хозяева были в ссоре, прислугу, по большей части, это не касалось.

Прошло пару дней, но толпы невест, как уверяла Марфа, за окном не наблюдалось. Граф мерил шагами кабинет. Слова кухарки, про наследников, его хорошо задели. Мужчина понимал, что женитьба ему необходима. Тем более после того, как уже было объявлено, о его намерении обзавестись семьей. Пусть и неофициально, но все же. Если отказаться от этой затеи, то в свете начнут о нем судачить, а Никита совершенно не хотел быть в центре внимания.

Дверь робко отворилась и в проеме появилась голова Кузьмы, который работал у графа, как и Марфа.

– Никита Михайлович. Разрешите?

– Входи Кузьма. Что случилось? Что-то с Авророй?

– Нет, лошадка ваша хорошо себя чувствует. Там, господин какой-то пришел.

– На ночь глядя?

Никита отвлекся от своих дел и посмотрел на конюха.

– Я ему то же самое сказал. – Мужчина пожал плечами. – Пусти, говорит к барину. Так чего? Пускать?

– Пусти. – Граф кивнул. – Посмотрим, что ему нужно.

Никита закрыл лицо большим платком и вышел к незваному гостю. Никита появился резко и разговор начал грубо.

– С кем имею честь разговаривать?

Мужчина кутался в плаще и переминался с ноги на ногу. На улице было довольно зябко, и гость не успел согреться, пока ждал хозяина дома.

– Не извольте зло держать Ваше Сиятельство. Помещик я Иван Егорович Алексеев. Вы, небось и не слышали о таком.

Никита сделал попытку покопаться в памяти, но такого имени не вспомнил. Скорее всего, оттого, что жизнью города граф интересовался в последний раз почти десять лет назад. Сейчас, даже если он когда-то и знал помещика Алексеева, точно не помнил.

– Нет, не помню. – Прямо ответил Никита.

– Я, собственно, по какому вопросу. – Гость не стал медлить и разбрасываться общими вежливыми фразами. – Вы же жениться хотите.

Никита даже немного поперхнулся. Он сам уже давно стал как бирюк, но удивился, когда перед ним стоял не манерный собеседник.

– А Вы, простите, кого-то хотите посоветовать?

Графу и в голову не пришло, что это может оказаться кто-то из родителей.

– Да. Дочерей своих.

На самом деле, это была неслыханная наглость, чтоб помещик графу дочек предлагал. Но, Никита решил дослушать гостя. Эта тема его интересовала.

– Ваша Светлость, не сочтите за грубость, но за вас не хотят девицы молодые идти. Старая, вам тоже не нужна. Наследника ведь хотите. А мои дочки красавицы, умницы и уговаривать не придется.

Помещик Алексеев, несомненно, был прав. Никита хотел было начать возмущаться, но такая удача ему точно больше не улыбнется. Однако достоинство сохранить не мешало бы. Раз мужчина пришел сам, значит его положение еще отчаяннее, чем у самого графа.

– Мне их всех брать?

– Нет, Ваша Светлость. Дочки у меня две. Вам выбрать можно.

Иван Егорович опустил глаза.

– Хорошо, допустим, меня заинтересовало Ваше предложение. А чего Вы от меня хотите?

– Стыдно сказать, девочки мои, бесприданницы. Состояние наше плачевное. А с вашей помощью, авось и выкарабкаемся.

Мужчина немного нервничал и не знал, куда девать руки.

– Знать, продать ты мне одну из своих дочерей хочешь.

Гость еще ниже опустил голову.

– Знать так, Ваша Светлость. Не гневайтесь. Выходу нет.

Выход есть всегда, подумал Никита, но идея ему приглянулась. Все равно, кандидаток кот наплакал. А так, хоть, в грязь лицом не ударит. Пускай бедная, главное чтоб виду не подавала, будто ее купили.

– Заеду на днях в гости. Кузьма весть принесет, как соберусь.

Мужчина поклонился и задом попятился к двери. Никита задумался.

– Странный он какой-то.

На шум вышла Марфа.

– Никитушка, кто-то приходил? Поздно так.

– Ничего особенного. Один папаша предлагал купить у него дочь.

Марфа округлила глаза так, что те стали похожи на блюдца. Женщина была хоть и бедна, но честь для нее была дорога. А тут родной отец так низко пал, чтобы торговать своим ребенком. В барских кругах почти все браки были похожи на покупку. В лучшем случае, бартер. Но, вот так откровенно мало кто решался торговать.

– Как это купить?

– Вот так. Он обедневший помещик, денег хочет. Говорит, что за меня никто не пойдет, а так будет мне счастье.

– Никитушка, конечно, это все не правильно, но может нам так и лучше?

– Ой, не знаю, Марфа. Выбирай, говорит, из двух дочек. – Граф усмехнулся. – Хоть выбор дал.

– А кто таков? Может, я знаю его?

– Алексеев фамилия.

– Не Иван Егорович ли?

Марфа настороженно смотрела на хозяина.

– Он. Знаешь?

– Да. Не очень приятный тип. Не нравится он мне. – Женщина всем своим видом показывала, что помещик ей не симпатичен. – Только дочек у него три.

– Он мне про двух говорил. Может одну уже сосватал?

– Нет. Что ты. Он их таскает везде, как на ярмарку. Куда б пристроить. Только самой старшей не видно. Дарьей ее звать, вроде. Слухи ходят разные, но я узнаю точнее. Завтра тебе подробнее расскажу.

У Никиты был прекрасный шпион в лице Марфы. Ей бы сыщиком работать. Все разузнает и глазом не моргнет. Особенно если это касалось женитьбы ее обожаемого графа. Сам же Никита вернулся в свой кабинет. Мужчина часто засиживался там допоздна. По началу так было проще не чувствовать себя одиноким. А потом вошло в привычку.

Наутро кухарка уже ждала с нетерпением, когда расскажет Никите о невестах.

– Ой, не знаю. – Марфа мялась, будто не желая рассказывать что узнала. – Разное говорят о семействе. К девицам вопросов нет. Ведут себя всегда достойно. Некоторые в их положении готовы на все ради союза с более или менее знатным и обеспеченным мужчиной. Эти же скромны, но не забитые. Кокетничают в меру. Девочки довольно боевые. Веселы, но не вульгарны. – Марфа улыбалась, когда говорила о кандидатках в жены, но ее выражение лица тут же изменилось, когда женщина стала говорить об отце. – А вот папашка их картежник. Долгов куча. Вот он дочек и меняет на деньги. Открыто никто не говорит. Только прислуга болтает. Но, сам понимаешь, что кухарки и остальные домашние не просто так говорят. Долги-то картежные оплачивать нужно. Дочек трое у него, как я и припоминала. Дарья самая старшая. Но вот у нее неприятность, не видит ничего. Никто не хочет такую в жены себе. Красавица, а счастья нет. Так девчонку заперли и не выпускают. Дома только сидит. Говорят, раз замуж никто не берет, так нечего шастать. Не нравятся они мне.

 

Никита внимательно все выслушал и обдумал.

– Позови как мне Кузьму.

Молодой человек быстро прибежал. Граф написал на бумаге записку и велел передать вчерашнему гостю. В записке было сказано, что граф Воскресенский приедет завтра невесту смотреть. Пускай помещик подготовит девиц, а он выберет себе подходящую.

Утром Никита рассматривал свое отражение в зеркале. На него смотрел изуродованный человек. Сам себе граф не признался, что изранено было не только его тело, но и душа. Большие шрамы извивались по всему лицу. Один из них тянулся от верхней левой стороны, к правой нижней. Фыркнув с отвращением граф надел маску, которую просил изготовить специально для выходов к людям, и завязал ту сзади. Марфа уже шла говорить о приготовленном завтраке.

– Никитушка, голубчик.

Женщина вошла в комнату, и, увидев на лице хозяина ненавистную ей маску, скривилась.

– Фи. Убери ты эту штуку. Пускай видят. Ты на войне был. Это благородно. Не в пьяной же драке тебя так.

– Не благородно, графу иметь такую физиономию. Я вон даже жену себе не могу выбрать по желанию. Покупать приходится. Да, простит меня Господь.

– Не расстраивайся, может, ты осчастливишь девицу.

– Да, если женюсь на ней и помру. Наследство все ей достанется.

Марфа легонько стукнула графа по голове.

– Типун тебе на язык. Вот, дурной. Не смей так говорить. Нельзя так шутить. Со смертью шутки плохи.

– А чего мне с ней шутить. Она, итак, меня забрать хотела, по случайности выжил.

– По случайности или нет, цени.

– Ладно. Тебя не переспорить. Что там у нас сегодня на завтрак?

Женщина оживилась и давай перечислять, что она успела сделать любимому хозяину.

После завтрака молодой граф направился на смотрины. В доме помещика уже ждали почетного гостя. Девицы стояли около матери, которая восседала в красивом кресле. Хозяин дома немного суетился и пытался показать все свое радушие. Никита рассматривал застенчиво глядящих в пол девушек. Он не стал пренебрегать своей маской, и был в ней. Потенциальные невесты не видели его лица. Граф тянул время. Ему было интересно наблюдать, как помещик нахваливает своих дочерей, зная, что они для отца просто товар. Однако девицы не были этим смущены, а наоборот старались показать, так сказать, товар лицом. Никите стало тошно от этого представления. Он хотел было встать и уйти, но одна мысль не давала покоя.

– Уважаемый. Мне понравилась одна из твоих дочерей.

– Правда? Ой, наверное, это моя старшенькая.

Иван Егорович засуетился около девицы. Граф саркастически усмехнулся.

– Да. Вы угадали. Старшая.

Девушка в голубом наряде робко шагнула вперед и кокетливо поглядывала на мужчину из-под полуопущенных ресниц. Никита даже восхитился тем, что она так хорошо обучена кокетству. Мать их не вызывала ощущения сведущего в делах соблазнения человека. Граф встал с кресла.

– Нет, вы не поняли. Хочу посмотреть на самую старшую.

Родители девиц переглянулись, и женщина как-то неохотно встала с места. Она смотрела на мужа и тот, в конце концов, кивнул. Женщина пошла наверх по лестнице. Никита молчал. Хозяин старался постоянно что-то предложить гостю, но граф вежливо отказывался. Вниз спустилась хозяйка дома, ведя под руку необычной красоты девушку. Сестры, конечно, не уступали ей в привлекательности, но граф заметил, что глаза девушки были необычного фиалкового цвета. А самое главное, они его не видели. Девушка не опускала кокетливо взгляд, как ее сестры. Она шла с гордо поднятой головой. Конечно, по ступенькам спускаться было неудобно, но Дарья была уверена в каждом своем шаге.

Граф был очарован ей. Но, грубость, которую он приобрел за последние годы, и служившая ему панцирем, не спешила отступать.

Старшая из сестер не была такой юной и уже считалась старой девой. Ее красота не смогла превзойти факт слепоты. Мужчины не хотели такую жену. А узнав, что за нее еще и приданого не дадут, так вообще, обходили стороной. Да и родители не особо стремились ее выдать замуж. У них на это были свои причины.

Граф наблюдал, как девушку подвела мать к нему поближе и оставила.

– Добро пожаловать граф. Рада приветствовать Вас в нашем доме. Но, чем я могу быть полезной?

Никита оторопел. Такого вызова он не ожидал. Девица-то с характером. Никита был предвзято настроен. Он считал, что и родители, и все три дочки прекрасно играют свои роли, чтобы заполучить как можно больше денег.

– Замуж вас позвать хочу.

Девушка звонко и в голос рассмеялась. Мужчина отметил про себя ее манеры. Они были далеки от светских. Но, именно это ему в ней и понравилось. Граф также отметил, что с такой женой ему будет точно не скучно.

– Я сказал что-то смешное?

Мужчину злила такая дерзость. Это было отголоском долгого одиночества. А еще и эта тема с купленной невестой добавляла перца.

– Граф, вы шутите? Какая из меня жена?

Девушка тоже начала нервничать, потому что ей не нравилось такое обращение. Этот граф совсем потерял стыд. Она понимала, что отец торгует сестрами, но ее миновала такая участь. Хотя, кто знает, может быть, как раз таки, именно ей выпали самые главные мучения в этом семействе.

– А что в вас не так?

Девушка перестала улыбаться и сильнее разозлилась. Даша не желала насмешек над собой.

– Вы, видимо, не заметили, но я имею некий изъян, который делает меня не совсем полноценным человеком.

Граф встал со своего места и обошел вокруг Дарьи. Она стояла смирно, но чувствовала движение вокруг себя и немного повела головой.

– Вы глупости говорите. К тому же, я тоже имею изъян, который мешает мне полноценно жить. Запремся в поместье, станем старыми и сварливыми старикашками. Что скажете?

Родители девиц удивленно наблюдали за перепалкой молодых людей. Они не могли осознать, что именно их Дашку замуж позовут.

– Вы богат и имеете известную фамилию. Немало девушек желающих стать графиней Воскресенской.

Никита почему-то решил, что девица просто играет с ним. Его недоверие к людям было на высшем уровне. Мужчина изначально был настроен скептически к семейству, а теперь был уверен в разыгранном спектакле. Сестры изобразили из себя примерных послушных невест, а старшая, на их фоне, выглядит колючкой. Но, Никита решил не подавать виду о своих догадках.

– Девушек, может и не мало, но я же тоже человек и хочу иметь право выбора.

– Ничего не понимаю. Я вам зачем?

Даша была озадачена этим. Она на самом деле не понимала почему сам Никита Михайлович Воскресенский приехал к ней свататься. Она слышала о его увечьях, но не думала, что по этой причине его привлечет слепая жена.

– Рискните узнать.

Девушка тяжело вздохнула и пошла в сторону лестницы. Она не хотела выходить замуж, но сейчас могла освободить отца от долгов. Пусть и ненадолго, но все же. Нащупав рукой перила, Даша, не оборачиваясь, обратилась к жениху.

– Я, в принципе, не против. Как родители скажут, так и будет.

Она неспешно поднялась по ступенькам. Граф молча проводил ее взглядом, и когда та скрылась за дверью своей комнаты, обратился к родителям.

Глава 2

– У вас есть возражения?

Помещик и его жена отрицательно замахали головами. Они не могли поверить, что смогли сплавить именно Дарью. Было и разочарование и радость.

– Раз с невестой оговорено, я дам вам в два раза больше, если вы нас не будете тревожить.

Граф посмотрел на главу семейства недвусмысленно. Никита имел в виду то, что больше от него им ничего не перепадет. Отец девушек удовлетворенно хмыкнул. Он мысленно потирал ладони. Но, его интересовал один деликатный вопрос.

– А когда вы заплатите?

Жена толкнула наглеца в бок. Тот отмахнулся от женщины, и продолжал смотреть на графа восторженным взглядом. Взглядом подхалима. Никита, конечно уже заметил меркантильность главы семейства, но это была неслыханная наглость. Мужчина прикинул все за и против и ответил.

– Как только девушка переступит порог моего дома, деньги вам отдадут.

С этими словами граф проследовал к себе. Он планировал перед свадьбой посетить поместье. Как раз время позволяло. Именно там он проводил большую часть своего времени. С женой он будет жить там. Теперь нужно все приготовить. Обычно Марфа и Кузьма переезжают вместе с ним. Сейчас же дергать кухарку мужчина не хотел. В поместье есть прислуга, они справятся. Граф приехал в свой дом на окраине города. Марфа уже что-то наготовила и ждала молодого хозяина, чтобы начать допрос.

– Вернулся, голубчик.

Женщина почти бежала навстречу.

– Ну, ты даешь. Ты б меня еще за порогом встречала.

После неприятного семейства, Никита был рад видеть близкого человека.

– А что такого? Хозяйка в дом придет. Как же не радоваться?

Теперь и Марфа испортила настроение мужчине. Он изменился в лице, и как ураган промчался в свой кабинет. Кухарка поторопилась за ним. Никита это заметил и понял, что от разговора не отвертеться.

– Если ты считаешь, что она тебе помогать будет, ты ошиблась.

– В каком это смысле? – Женщина действительно не понимала, к чему клонит хозяин. – Я, и не собиралась новую госпожу домашними делами озадачивать, но почему ты так сказал? Ее и так продают, неужто девица уже поставила условия?

– Нет. Не угадала. Я выбрал ту, которая слепая.

– Шутишь?

Никита закатил глаза, потому что Дарья ему задала тот же вопрос.

– Вы сговорились? Нет. А должен?

– Зачем она тебе?

– Угадаешь?

Никита откровенно издевался над женщиной.

– Неужто, потому что она не видит ничего.

– Да. Думаю, для меня это будет самый оптимальный вариант.

Марфа что-то начала продумывать.

– О чем задумалась?

– Ей точно нужна будет гувернантка.

– Я об этом позабочусь. Пусть будет.

Кухарка заметно повеселела. Ей хоть в доме поговорить будет с кем, кроме Кузьмы. Все с женщиной интереснее. Граф внимательно наблюдал за Марфой.

– Так и быть. Разрешаю тебе выбрать новую прислугу.

– Не врешь? – Женщина даже немного подпрыгнула от неожиданности.

– Нет, не вру. Слово графа. – Мужчина трепетно относился к своей кухарке.

– Никитушка, только прошу, не срывай злость на новенькой. Поругай лучше меня. Не то опять одна останусь.

Марфа была заранее расстроена.

– Постараюсь. Если только она не будет путаться под ногами.

– Батюшки, а невеста не будет против, что без ее ведома ей помощницу нашли??

– А ей никто права не давал быть недовольной. – Граф снова стал колючим.

– Никитушка, зачем ты так? Сам сказал, что девушке тяжело живется. Ты ее хочешь тоже мучить?

– Нет.. Конечно, если ей будет совсем не нравиться, придется искать другую. Но, вначале будем брать, чтоб тебе нравилась.

Марфа довольная, что-то бурча себе под нос, ушла на кухню. Никита откинулся на стуле и задумался, что скоро он станет супругом. У него появится семья. Это было странно, непривычно и волнительно.

Граф весь следующий день провел в своем кабинете, что даже на обед не отлучался. Марфа ему все туда принесла. Мужчина хотел уладить важные вопросы до отъезда в поместье. Именно там он планировал жить с молодой супругой. Точнее, они там будут жить, пока молодая жена не понесет. Родит наследника, там сама решит, где жить останется. Граф был настроен, что Дарья выполнит свой долг и сбежит. Ему даже не придется предлагать разъехаться.

Вечер принес сильный ветер и мелкий дождь. Говорят, что в такую погоду хороший хозяин и собаку на улицу не выгонит, а тут в дверь постучали. Граф подумал, что показалось, но спустя минут пять, в кабинет вошел Егор.

– Ваше сиятельство, к вам гости.

– В такую погоду?

Граф опустил вопрос о том, что к нему вообще кто-то пришел в гости.

– Девица. Мокрая вся.

Никита встал из-за стола и вышел к неожиданной гостье. В холле появилась Марфа, которая уже причитала.

– Егор, ты даже в дом не позвал? Дождь же такой на улице.

– Сама она не захотела войти. – Конюх только пожал плечами и развел руками. – Графа звать просила.

Мужчина недовольно посмотрел на прислужника и открыл входную дверь. На пороге стояла Дарья. Девушка была укутана в плащ, который особо не защищал от проливного дождя. В тонкой руке висела сумка.

– Дарья? Вы? Что вы…

Граф схватил девушку за локоть и ввел в дом. При свете свечей мужчина увидел, как та дрожит, но продолжала стоять с гордо поднятой головой. Ее фиалкового цвета глаза на фоне бледной кожи и промокших волос выглядели еще более привлекательно. Марфа побежала принести полотенце, чтобы высушить будущую хозяйку дома.

– Что ты здесь делаешь? – Никита спросил довольно грубо.

 

– Папенька отправил. – Девушка ответила без тени стеснения.

Граф подумал, что она такая же меркантильная, как и ее родители. Дарья же просто не хотела выглядеть еще более жалкой в глазах будущего мужа.

– Зачем?

– Вы сами сказали, что как только я переступлю ваш порог, он получит деньги.

Никита округлил удивленные глаза. Он думал, что его уже не удивить, но Иван Егорович смог.

– Я имел в виду, что вы войдете в мой дом законной женой.

– Мне уйти?

Девушка продолжила говорить уверенным тоном. Граф тяжело вздохнул, но ответить не успел. Конечно же, он не планировал выгонять бедную девушку.

– Я могу на кухне пока побыть.

Появилась Марфа с полотенцем, и, сняв с Даши плащ, стала вытирать ей волосы. На удивление, тело не успело промокнуть.

– Не понял. – Никита действительно не понимал, о чем говорит его невеста.

– Чтоб на глаза вам не попадаться и не надоедать. Я прекрасно понимаю, что свалилась вам как снег на голову.

Граф подумал, что девушка или хорошая актриса, или действительно просто жертва обстоятельств.

– Что вы такое говорите? Вы моя гостья. Только вот, ваше присутствие в моем доме до замужества должно быть, хотя бы под надзором вашей гувернантки.

– У меня нет ее. Если вам так дорога ваша честь, я уйду.

– Не говорите глупостей. – Никита хоть и был раздражен таким бесцеремонным вторжением, все равно не мог допустить ненужных разговоров. – Мне ваша честь дорога. Мою уже не испортить ни чем. Утром Марфа найдет вам девицу в прислуги.

– Спасибо.

Марфа уже расплела волосы девушки и хорошенько промокнула их полотенцем. Кухарка решила вмешаться в разговор.

– Никитушка. Ой, простите, ваше сиятельство, мне приготовить ужин на две персоны?

Мужчина сначала задумался, но потом сообразил. Он до сих пор не мог осознать того факта, что в его доме так скоро будет кто-то еще жить.

– Да, сделай.

Девушка обеспокоено стала крутить головой.

– Граф, разрешите мне помочь.

– Что, простите?

– На кухне с ужином.

Никита посмотрел на невесту, а затем на Марфу. Та пожала плечами.

– Если пожелаете, то можете помочь.

– Я себя чувствую неловко, а на кухне мне будет спокойней.

Марфа взяла девушку под руку.

– Пойдем, милая. Переоденем вас. А вещи-то ваши где?

Дарья приподняла сумку, которую продолжала держать в руке. Марфа очень сильно удивилась.

– И все?

Та робко кивнула и впервые опустила голову. Она думала, что граф не смотрит.

– Да, как же так? И тебя вот так выставили из дома?

– Я не в обиде. Только, стыдно у графа просить. Еще даже не жена.

– Ты не переживай. Его сиятельство хороший.

Девушка как-то странно улыбнулась. Никита слышал разговор, но воспринял его снова по-своему. У мужчины была твердая уверенность, что девушка со своими меркантильными родителями пытается так поскорее выскочить замуж. Чтоб ненароком богатый жених не передумал. Да и поскорее денег с него поиметь.

Никита решил продолжить работу с документами. Он не мог сосредоточиться, так как из головы не выходили две мысли. Первая о наглости семейства помещика, а вторая о Даше. Девушка была действительно потрясающе красива. Мужчина хотел ее с самого первого взгляда. А теперь это прелестное создание будет все время рядом.

Марфа привела гостью в кухню и посадила на стул. Сама же продолжила заниматься своими делами. Женщина почти закончила с ужином.

– Вас Марфой звать? – Даша подала голос.

– Так, милая.

– Марфа, а можно я помогу?

– Девочка, да, как же ты поможешь. Ой, батюшки, – кухарка спохватилась, что немного переборщила, – не обижайтесь, ляпнула не подумавши.

Даша как-то очень грустно улыбнулась.

– Ничего страшного. Я ведь слепая. Но, кое-что умею. Я могу посуду помыть, или нарезать чего.

Марфа ради интереса дала девушке нож и попросила порезать овощи. Кухарка наблюдала, чтобы гостья ненароком не поранилась. Та справлялась прекрасно.

– Молодец какая. Где выучилась так ножом работать?

– Папенька часто в долгах. Слыхали, наверное. Так вот, нам с сестрами и приходилось готовить, стирать, убирать. Научилась.

Марфа только печально покачала головой. Она жалела бедную девочку. Если бы их разговор слышал Никита, то его реакция была полностью противоположной. Мужчина сразу в этом рассказе узрел бы желание вызвать жалость. Но, он сидел в своем кабинете и никак не мог сконцентрироваться на книге. Граф отложил работу и решил отвлечься чтением, но образ девушки не давал ему покоя. Вот она стоит мокрая посреди комнаты. С волос капает вода, а хрупкая фигура дрожит от холода. Если бы не зачерствевшее сердце Никиты, то он обнял бы ее прямо там. Но мужчина убедил себя в своей жесткости и не поддался порыву. Хотя такое с ним случилось впервые за долгое время. Были девушки, которые нравились и к которым было сексуальное влечение, но таких эмоций не вызывала ни одна.

Марфа накрыла на стол и усадила будущую хозяйку напротив места графа. Того она позвала в последний момент. Дарья нервничала, но старалась скрыть волнение. Никита же недовольно фыркнул, когда увидел за столом гостью. Марфа одернула мужчину за рукав и высказала свое мнение ему на ухо.

– Прекрати, ради бога. Девочка, итак, тебя боится как огня, хватит злиться на нее.

Никита ответил также на ухо.

– Прекрати верить этой аферистке. Она не такая невинная, как хочет тебе показаться. Это ты у нас милая и наивная.

Граф потрепал кухарку за щеку и сел на свое место.

– Приятного аппетита, граф. – Дарья старалась проявлять вежливость.

– Не старайся. Я грубый, высокомерный и надменный тип. Постарайся это запомнить.

Выражение лица Даши перестало быть ангельски красивым. Оно приобрело суровые нотки, которые делали его не приветливым и милым, как ранее, а немного угрожающим. Разительная перемена, которую отметили и Никита и Марфа.

– Уважаемый Никита Михайлович, я не просила выбирать меня в качестве своей невесты. Я даже не выходила к вам, когда папенька выставлял сестер как на витрине лавки. Это было вашим решением позвать меня замуж. Я не в восторге от такой перспективы. Согласилась только по причине нежелания и далее оставаться в доме родителей. Если вы передумали, но не хотите первый разорвать ваши с папенькой договоренности, давайте это сделаю я. Если же ваше намерение стать моим мужем все еще в силе, пожалуйста, постарайтесь вести себя чуть менее грубо в те редкие моменты, когда мы будем вместе.

Марфа смотрела на Дашу с открытым ртом. Кухарка аж выронила полотенце из рук. Никита тоже был ошарашен резким выпадом невесты. Где-то очень глубоко в душе, мужчина понимал ее правоту. Никита не стал грубить и дальше, потому что сказать особо нечего было.

– Приятного аппетита, дорогая невеста.

Даша снова стала милой девушкой и ответила с легкой улыбкой.

– Благодарю вас, граф.

Дальше ужинали молодые люди в полной тишине. Марфа осталась около стола, чтобы помочь Даше. Никита стремительно закончил свою трапезу и снова скрылся за дверьми кабинета.

– Он там живет?

Марфа не сразу поняла, о чем речь.

– В каком смысле?

– Комната в которую Никита Михайлович сейчас ушел. Это его кабинет?

– Да. Угадала. Не скажу, что живет, но частенько там пропадает. Иной раз, даже ночует там.

Марфа сделала такой лицо, будто рассказывала о чем-то постыдном или невероятном. Он действительно не понимала, зачем мужчина запирает себя в четырех стенах. Подумаешь, парочка девиц рухнули в обморок от его вида. Слишком нежные.

Будущая хозяйка дома поужинала и попросила кухарку проводить ее в комнату.

– Граф будет недоволен, если я часто стану мелькать перед ним.

– Мелькай, милая. Может хоть так он из своей скорлупы выберется.

Девушка о чем-то задумалась. Она всегда выглядела немного задумчивой.

– Батюшки! Я же со всей этой суетой, и забыла тебе комнату приготовить. Давай я тебя сейчас в спальню графа отведу. Он все равно не скоро выберется. А я быстренько тебе все приготовлю.

– Да, конечно. Простите, что доставила столько неудобств.

Марфа только рукой махнула. Дескать, какие неудобства.

– Завтра девку тебе найду хорошую, будут помогать. Тебе дома кто помогал?

Даша чувствовала себя неловко. Она будущая графиня, а в их доме даже прислуге не имелось.

– Сама?

– Сестры помогали, если что-то не получалось.

Женщина только тяжело вздохнула и повела гостью в комнату хозяина. Марфа усадила ее на кровать, а сама пошла готовить девушке ее спальню. По иронии судьбы, а может по ее легкому пинку под зад, Никита сегодня не мог сконцентрироваться на своих обычных делах и решил раньше лечь спать, чтобы утром скорее разобрать оставшиеся документы. Помещик Алексеев спутал ему все карты. Скорее всего, придется тащить и невесту в поместье. А там и Марфа запросится.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru