Дневник проклятой

Лана Кор
Дневник проклятой

Глава 2

Сейчас больше всего мои мысли занимала тот ребенок и предложение от странных девушек. Может и правда согласиться. Они действительно сильные. Из раздумий меня вывел телефонный звонок. Ульяна, что-то писавшая в своей тетради, вздрогнула.

– Это, что? Телефон?

Я вопросительно на нее посмотрела. Я, конечно, живу в лесу и все такое, но я же не пещерный человек.

– Позже расскажу, – я махнула Ульяне рукой, давай знак немного подождать, – да, слушаю. Хорошо. Сейчас.

Ульяна все еще смотрела на меня с непонимающим видом.

– Что такое? Я же говорю, что тоже живу в двадцать первом веке. Я скоро приду.

– Куда?

– Приду, расскажу. Не сейчас.

Почему-то я не спешила рассказывать все Ульяне. Но, это было глупо. Вернусь и все объясню.

Я упоминала, что лес стал моим домом уже много лет назад, но мой яд, это только первая причина такого решения. Однажды, произошел несчастный случай, который унес жизнь одного моего близкого человека. В его крови нашли неизвестный яд. Меня тогда ни в чем не подозревали. А ведь именно мой яд убил парня.

Мама, зная о моем проклятии, догадалась обо всем. Спустя несколько дней, к нам домой пришли два мужчины, которые представились будто из милиции, и очень хотели со мной поговорить. Мама не подала вида, что их появление ее обеспокоило. Она задала им несколько вопросов и догадалась, что им доверять не стоит. Тогда мама сказала, что меня нет дома. Она обещала позвонить и сообщить, как только я появлюсь. После их ухода, родители отправили меня в этот дом. Он принадлежал моим бабушке и дедушке. Мама сказала, что те люди вернутся и заберут меня, если я не спрячусь. Она что-то знала, но не говорила. Единственное, что я смогла от нее узнать, то, что если люди узнают обо мне, не успокоятся, пока не убьют изучая.

И вот сейчас, знали, где я нахожусь только мама и папа, к которому, кстати, я и шла. Он позвонил и сказал, что приехал. Примерно раз в неделю, они с мамой приезжали. Оставляли машину около лесной дороги, а потом пешком до условного места, где я их и ждала.

– Папа! Я соскучилась.

Я бросилась к мужчине. Но уже давно не раскрывала объятия, а сегодня так хотелось это сделать.

– Как ты, милая?

– Пап, тут такое произошло.

– Рассказывай.

– У меня живет кикимора.

– Кто? Ты шутишь. – Папа был удивлен, но улыбался.

– Нет, я серьезно.

Я рассказала всю историю с самого начала. И также рассказала о предложении девушек из Совета. Отец тяжело вздохнул.

– Я не знаю, что тебе и посоветовать. Хорошо, что ты нашла себе друга. Особенно если вам безопасно рядом друг с другом. А этот Совет тебя защитит от врагов?

– Я не знаю. Я над этим размышляла. Думаю, нужно выяснить все у них, а потом принимать решение. Да и здесь тоже может быть не безопасно, если есть и другие не совсем обычные люди.

Папа со мной согласился. Все необходимо тщательно разузнать.

– Те люди, больше не беспокоили?

Я говорила о мужчинах и женщинах, которые спрашивали про меня. Они постоянно представлялись разными именами, но мама заметила, что некоторые повторялись.

– Нет, уже пару месяцев не появлялись. Наверное, смирились.

– Надеюсь.

Родители выдумали легенду, по которой я уехала учиться за границу. Там я выйду замуж и останусь. Родственники по началу просили прислать фотографии или что-то купить заграничного, и прислать им. Удивлялись, что я не приезжаю, хотя на праздники звоню, поздравляю. Но, стараюсь держаться подальше. Мама нашла человека, который монтирует фотографии и им есть, что показать любопытствующим. В остальном, постепенно, все привыкли, что мне практически нет. Я для них неблагодарная дочка, которая даже родителей не навещает.

Папа привез мне необходимые вещи и продукты. Раз я не могу выходить к людям, приходилось близким мне привозить все необходимое. Мы еще посидели и поговорили обо всем. Я так скучала по ним. Но уже пора было расставаться. По дороге обратно в хижину стало так грустно. Я уже столько лет скрываюсь, что должна привыкнуть. И казалось, что привыкла. А тут, появилась надежда, что я смогу выйти. Только какова цена всего этого?

Придя домой, я увидела любопытный взгляд Ульяны. Она была в предвкушении захватывающего рассказа. Пока проходила ревизия привезенных вещей и продуктов, я начала рассказ.

– Слушай, а как местные первое время тебя не доставали? Как ты их запугала?

– Это забавная история. Бабушка, помимо ботаники, была очень хорошим химиком. В этой избушке у нее когда-то была лаборатория. Она проводила здесь свои опыты. Поэтому иногда ночью от дома поднимался столб света или еще что-нибудь, что местные принимали за колдовство.

– Двадцатый век отменил Бога, но не колдовство.

– Да, именно. Бабушка иногда специально устраивала разные представления по ночам, чтобы местные боялись сюда нос совать. Вроде пытались по началу, но энтузиазм постепенно угас. Затем дом какой-то время пустовал. А когда я поселилась, народ уже автоматически придумал кучу легенд, и мне даже не пришлось выдумывать ничего. Бабушка еще в детстве научила некоторым трюкам, поэтому, для поддержания зловещей ауры, я иногда балуюсь.

Мы обе расхохотались.

– Умно. Мне кажется, твои родственники знали больше, чем ты думаешь. И что ты теперь решишь с Советом?

– Слушай, я не уверена, что правильно поступлю, присоединившись к ним, но если есть шанс жить не в одиночестве, я готова рискнуть.

– Отлично, – Ульяна захлопала в ладоши, – я рада, что ты сможешь больше не быть одинокой.

– Я не одинока, зайца помнишь?

Мы снова рассмеялись.

– Кстати, ты пойдешь со мной.

– Я? Да, ты брось. Мне нельзя. Они любого не берут. Если бы меня хотели видеть в Совете, то давно уже пригласили. А так, ты пойдешь одна.

– Вот еще чего. Я им нужна. Они сами говорили, что я уникальна. Значит, я могу немного покапризничать.

– Ты серьезно?

– Конечно. Тебе же легче стало от моего яда. Куда же я тебя отпущу.

Ульяна как-то грустно улыбнулась. Я поняла причину ее такого поведения.

– Да и мы подружились уже. А у меня с подругами как-то туго.

Ульяна радостно подбежала и обняла меня.

Это очень странное ощущение. После стольких лет, я чувствовала чье-то тепло от прикосновения. Ульяна отстранилась и на ее теле, красовались красные следы. На ее коже они проходили в течение суток.

– Зачем ты это сделала? Теперь болеть будет.

– А, это? – Девушка покосилась на ожоги. – Не страшно. Мне от такой терапии легче становится. А боль пройдет. Я и похуже чувствовала.

– Я вот спросить хотела. Часто в сказках кикимора не настолько злобная. Прости.

В дверь постучали. Ульяна приподняла руки ладонями вперед.

– Это не ко мне. Может твой заяц пришел извиниться?

Я открыла дверь. На пороге стояла рыжеволосая девушка. Она выглядела величественно. В одном только взгляде читалась власть. Ульяна шепнула мне на ухо «Алиса – глава Совета».

– Чем удостоена такой чести?

– Здравствуй, Алена. Хотела с тобой познакомиться.

– Проходите. Нехорошо в пороге стоять.

Алиса дернулась войти в дверь, но затем вернулась на свое место. Я не совсем понимала ее странных действий. Она осмотрела полностью дверь, а затем обратилась ко мне.

– Алена, можно тебя попросить, пустить меня в дом?

– Так, я вроде, итак, пустила. Или нет? Вас как-то по-особому нужно пускать в дом?

– Посмотри, в дверном косяке внутри дома, нет ли иглы?

Я удивленно осмотрела косяк, нет, ничего такого здесь нет.

– Странно. Меня что-то не пускает. Там точно ничего нет?

– Точно.

Я еще раз внимательно осмотрела деревянные наличники.

– Нет, даже намека никакого наподобие иглы.

Затем, я вспомнила, что когда бабушка красила дверь, и сбоку, действительно, была воткнута иголка. Бабушка ее закрасила. Она еще сказала тогда, не вытаскивать ее из двери.

– Не могу сказать точно, но под слоем краски где-то здесь есть игла. Я вспомнила.

– Понятно. Вот, что меня не пускает.

– Простая игла?

– Нет, заговоренная. На ней заклинание.

Алена проговорила какие-то странные слова, затем повторила попытку войти. У нее снова ничего не получилось.

– Сложная магия. Чувствуется рука сильной ведьмы.

– То есть ты не можешь войти?

– Увы.

Я не боялась ее, поэтому просто вышла наружу.

– Это распространяется только на ведьм?

– Вообще такое заклятие защищает дом от любой сверхъестественной сущности, – Алиса поспешила добавить, – кроме той, что в доме проживает.

– А как же Ульяна? Она вошла в дом без проблем.

Алена посмотрела через мое плечо на мою подругу.

– Она как-то связано с духом дома. Самое распространенное это домовой или кикимора. На любую домашнюю сущность это заклятие не подействует.

– Ух ты, угадала. Ульяна кикимора. Так, кстати, чем обязана?

– Я решила лично увидеть тебя. В моей практике я впервые встречаю такое особенное сверхъестественное создание.

– Я даже не знаю, что ответить.

– Ответь, что согласна, присоединиться к нам. Что она там пишет? – Алиса рассматривала Ульяну, через мое плечо.

– Она ведет, что-то типа дневника. Много чего записывает. Свои наблюдения, как она борется с кикиморой внутри себя, наверное, что-то еще. У нее таких тетрадей много. Пришлось даже выделить в серванте место для этого.

– Интересно. – Девушка вновь обратила свое внимание на меня. – Ну, что ты мне ответишь?

– А Ульяна сможет оставаться рядом со мной?

Алиса еще раз взглянула на мою подругу.

– Можно. – И, уже вроде как сама себе, добавила. – У одной призрак, у другой кикимора. – А затем снова обратилась ко мне. – Но смотри, пока ты останешься здесь. Твоя способность, – Алиса хотела дотронуться до моей руки, но вовремя опомнилась и не стала этого делать, – немного необычная, для обитателей дома ты можешь быть не столь опасна, а вот в деревне есть люди.

 

Ульяна не отрываясь от тетради, перебила девушку.

– На кикимору яд действует по-особому, это сто процентов.

И снова замолчала, продолжая писать.

– Хм…– Алиса была не готова к такому бесцеремонному отношению, а я тихонько хмыкнула, потому, что стало действительно смешно, но показывать это главе Совета сверхъестественных существ я не стала. – Она точно кикимора? Может, просто ей хороший психиатр нужен?

– Я тоже вначале так подумала. У нее глаза бывают алого цвета.

– Понятно. Ладно. Если ты согласна, мы начинаем поиски, чтобы тебя немного обезвредить.

– Это реально?

– Нет ничего нереального. Мы с тобой тому яркое подтверждение.

Алиса уже начала разворачиваться, чтобы уйти, но все-таки забылась и коснулась моего предплечья, подбадривающим жестом, и тут же пожалела об этом.

– Нужно привыкнуть. – девушка осматривала свою обожженную ладонь.

Она скрылась в лесу, будто ее никогда и не было. Я вернулась в домик.

– Как думаешь, из этого что-нибудь получится?

Ульяна отложила тетрадь и присела рядом со мной.

– Я не знаю. Я буду рада, если они помогут тебе.

– Они и тебе помогут.

– Мне помогаешь ты, а они ничего не могут со мной сделать. Твоя способность не была такой всегда?

– Нет. Раньше она проявлялась редко. Легкие ожоги при касании в моменты сильной злости или обиды, иногда, если сильно боялась. Я своего парня убила после… – Я немного засмущалась. – Ну, этого…

– Ого. Как?

– Не знаю. Все было хорошо и на нем даже не было никаких следов. Я не причиняла боль, как сейчас. Спустя пару часов он умер. В его крови нашли неизвестный яд. С того дня все сильнее и чаще я начала обжигать. А сейчас, вон, что творится.

– Ты к живым давно прикасалась?

– К маме, за день до того, как переехала сюда. Ее я очень сильно обожгла. Будто кислотой облили. На руке так шрам и остался. От тяжелого ожога спасло то, что на ней была плотная одежда.

– И тебе не было интересно, почему так происходит? То есть, яд это одно, ожег, даже по типу химического, это другое.

– Да, конечно думала, но толку никакого это не принесло.

На этой ноте мы занялись каждый своим делом. Последние дни были очень насыщенными для меня. Я привыкла к тишине и уединению, а здесь, столько гостей. Это утомляло. Ульяна свернулась калачиком и спала в кресле у окна. Я накинула на нее большую вязаную шаль, а сама уселась в кресло напротив и взяла книгу почитать. Никак не получалось сконцентрироваться на тексте. Все время в голове крутилась мысль о том, что меня ждет, когда я выйду из леса. Что я буду делать? Куда пойду? Смогу ли я снова стать человеком? За этими мыслями, я тоже уснула.

Глава 3

Наутро Ульяны в кресле не оказалось.

– Куда она подевалась? Каждый раз, переживаю, не случилось ли чего.

В дверь постучали.

– Это точно не Ульяна. Она-то стучать не будет.

И правда, на пороге стояла Алиса.

– Доброе утро. – Алиса быстро прошла внутрь с задумчивым видом, будто сама здесь жила, а не пришла в гости. – Мы перерыли тонну информации, но ничего внятного про тебя не нашли. Поэтому и противоядие пока сделать не можем.

– Как ты вошла?

Алиса победоносно смотрела на дверь. Затем вытащила из кармана небольшую булавку и показала ее мне.

– Вот. Нам немного помогли. С ее помощью в дом войти можно. Так вот, пока никаких продвижений по твоей теме. Есть некоторые концы в Индии, но мы считаем, что они не очень убедительны.

– Но, вы же не оставите попытки?

Алиса пристально посмотрела мне в глаза с выражением лица, будто разговаривает с маленьким глупым ребенком, но которого не хочет обидеть.

– Ты что? Мы только начали. Никто не говорил, что будет легко. Мы проверили самые простые пути. Теперь нужно усложнять задачу. В первую очередь проведем эксперименты с твоим ядом.

От слова «эксперементы» у меня немного похолодело внутри.

– Не переживай. Мы не будем тебя запирать в лаборатории или издеваться. Но, нам нужно изучить твой яд.

Алиса вышла за дверь и внесла небольшой чемоданчик. Там было все необходимое для сбора биоматериала. Меня начали исследовать.

– Я от этого и бежала.

– От общего анализа крови?

– Нет, его я никогда не боялась. От того, что надо мной будут ставить эксперименты.

– Не бойся, это не совсем так. Мы пытаемся понять, как нам облегчить совместное проживание, а не испытывать твой организм на прочность. Для этого у нас есть один товарищ.

– И кто он? Зомби? Леший? Или дракон?

Алиса усмехнулась.

– Он самый обычный человек.

– И он, – я запнулась, подбирая правильное слово, – работает с вами?

– Не совсем с нами, но иногда для нас. Он программист. А эти друзья похуже зомби иногда бывают.

Алиса старалась не коснуться меня. Иногда она случайно дотрагивалась до моей кожи и ойкала, но затем вытащила две пары тканевых перчаток и натянула их. Как только кровь из вены была взята, Алиса собрала все в чемоданчик. В дом вошла Ульяна. Глаза ее горели красным цветом, она подбежала ко мне и схватилась за мою кисть обеими руками. Я пока еще не могла привыкнуть к тому, что Ульяна так падает от моих прикосновений и немного удивилась, когда та рухнула на колени, но ее рук не отпускала. Мозг уже начал понимать суть происходящего.

– Что с ней?

Ульяна корчилась от боли и практически лежала на полу. Я присела рядом, чтобы той было удобнее держаться.

– Кикимора вернулась. Ульяна так с ней борется.

Я решила пояснить для Алисы суть происходящего.

– Очень интересно.

Моя девочка обессиленно отпустила руки. Я накрыла ее одеялом и положила под голову подушку. Глаза Ульяны были открыты, но смотрели куда-то в пустоту.

– И часто это происходит?

– Раз в несколько дней, но после последних событий, что-то часто.

– Ты за нее будешь нести ответственность сама.

Я кивнула. Конечно, я же не брошу подругу. Алиса, снова скрылась в лесной чаще.

– Проходной двор.

Я вернулась в дом поухаживать за Ульяной. Та уже поднялась с пола и снова что-то писала. Я не стала мешать ее порыву, выплеснуть свои чувства на бумаге. Что-то подсказывало, что девушка пишет там и свои переживания. Но, я могла ошибаться. Из своих мыслей меня вывел голос Ульяны.

– Что она хотела?

– Ты меня напугала.

– Прости. Так, что она хотела от тебя?

– Им нужен мой яд для изучения. Вдруг найдут способ обезвредить его или найти применение.

Ульяна дернула бровями, не веря в эту затею.

– Я тебе и без них могу сказать, что твои способности проявляются на эмоциях.

– Помню. Но, все остальное время я не пугаюсь, а яд есть.

Ульяна снова как-то странно на меня посмотрела. Видимо разговор был окончен. Я осмотрелась вокруг, но нигде не было романа, который читала.

– Кстати, ты книгу мою не видела? Найти не могу.

Девушка устало вздохнула.

– Скорее всего, видела. Сейчас поищу.

– Почему «скорее всего»?

– Ну, есть у кикиморы такой грешок, прятать вещи.

– Как домовой?

– Да, можно и так сказать. По сути, мы очень схожи. Дух дома.

– А как же болото?

– Есть и болотные кикиморы. Я смесь всех трех разновидностей. А вот и твоя книга. Я постараюсь больше не прятать твои вещи. Само собой получается.

– Ничего страшного. Домик не большой. Здесь особо не разгуляешься.

– Я тут много думала над твоим проклятием и ничего внятного не смогла найти.

– Где найти?

– В моих записях. Я много где была, и пока искала спасение от своего проклятия, много кого видела. Так вот, о таких, как ты, катастрофически мало известно. Но есть упоминание в Индийской культуре.

– Интересно. Мои бабушка и дедушка ездили в Индию и с этого все началось. Алиса про Индию тоже упомянула. А что ты еще знаешь?

– Этих женщин с юности кормили ядом в малых дозах. Многие погибали, но вот те, кто выживал, становились смертельным оружием.

– То есть?

– То есть, они одним поцелуем убивали человека. Их слизистая содержала яд. Но нигде нет ни слова о магическом происхождении. Твой яд выходит из тебя даже через кожу, и он не выветривается. Он часть тебя.

– Концы в Индии, значит туда и нужно.

– Женщины-змеи, как их называли, были под опекой богини Кали. Однако есть и более обычное определение таких женщин. Их называли просто роковыми. Это индийская культура и все замешано на астрологии. По легенде, тех, кого отбирали, чтобы превратить в оружие, выбирали не просто так. Этим девочкам на роду написано было стать вдовой.

Я взгрустнула. Вдовой я не стала, но любимого человека убила.

– Сложно что-то сказать по поверхностным сведениям. Нужно глубже изучать. А я в это особо не вникала. Эти роковые женщины всю свою жизнь несли смерть мужчинам.

– Нужно все рассказать Алисе. Может они быстрее распутают это дело? Она где-то оставляла свой номер телефона.

Я начала искать на столе бумажку, на которой были выведены цифры. Ульяна виновато вытащила этот клочок из кармана. Я поспешила успокоить девушку.

– Все нормально. И с этим справимся.

Я набрала номер телефона. На том конце ответили практически сразу.

– Это Алена.

– Что-то случилось?

– Не совсем. Есть одна мысль, нужно поговорить.

– До утра терпит?

– Я могу и по телефону рассказать.

– Отлично.

Я рассказала Алисе то, что мне поведала Ульяна. Алиса же ответила, что они знают о таком феномене, но не рассматривали его как вариант. Ведь у меня яд магический, а у тех девиц обычный. Тогда я рассказала мою историю с самого начала. С поездки бабушки и дедушки в Индию.

– Как ты говоришь, называлось растение?

– Я не помню. У бабушки в дневнике должно быть написано. Я попрошу родителей найти его.

На этом мы завершили разговор. Я положила телефон на стол, но немного помедлив, убрала в карман.

На полу были какие-то мокрые следы.

– Что-то разлили?

Я нахмурилась тому, что даже не помню, как появились эти пятна. Их до разговора по телефону точно не было.

– Что ты сказала? – Ульяна испуганно подошла ко мне и уставилась на пол.

– Говорю, разлили что-то.

Нет, не разлили. Это гости у нас были.

– И кто же?

– Кикимора болотная.

– Шутишь?

– Похоже? – Ульяна серьезно посмотрела на меня.

– Ладно. И зачем она здесь?

– Меня ищет. Но, раз была здесь, уже наша. Как она через порог вошла?

– Не знаю. Так же как и ты?

– Нет, она не может. Она не домашний дух. И забралась далеко. Болот здесь нет. Озера они не жалуют. Твое вообще отравленное.

– Зачем она тебя ищет?

– Меня ищет не просто отдельная кикимора. Меня ищет весь наш род.

– Чем ты им так не угодила?

– Я не такая, как они. Я собрала все их способности воедино. А еще, я ищу способ себя убить. Если я его найду, то их и подавно можно будет уничтожить. Есть, еще один момент. Кассандра что-то от меня хочет. Я ей не доверяю, поэтому не даю приближаться.

– Я буду выглядеть глупо, если спрошу, кто такая Кассандра?

– Считай, заклятый враг Алисы. Оппозиция. Главный злодей в фильме. Кикиморы не поддерживают новое правление Совета. Они и со старым то не сильно ладили, но Ольга их приструняла. Наша сущность, пакостить людям. Кто-то занимается мелким баловством, кто-то творит серьезные вещи. Если нас не будет, ничего страшного не произойдет. Мы просто мелкая нечисть. Кроме меня. После вседозволенности, пока Ольга отошла от дел, вместе с Алисой пришел новый порядок. Ему нужно следовать. А им этого не хочется. Вот, Кассандра и наобещала золотых гор. Я, итак, борюсь с собой и не желаю присоединяться к ней.

– Так, получается, что они недолюбливают Алису и боятся тебя.

– Можно и так сказать.

– И, что они с тобой сделают, если поймают? Убить же не могут.

– Верно, но мучить будут, пока не надоест.

– Им?

– Или им, или мне.

– Вот так да. Получается, действительно стоит бояться, эту твою родственницу.

– Она мне не…– Ульяна смиренно выдохнула. – Да, ее нужно бояться. Домовые и лесные кикиморы по своей сущности могут быть как плохими, так и хорошими. Все зависит от отношения к ним. А вот болотная сама опасная. Она не имеет доброты. Ее сущность убивать тех, кто заблудился на болотах. Иногда она может переходить из леса в лес. Бывает, что болотная кикимора выходит к людям. Она крадет людей.

– Как ты?

– Да. Это я от нее унаследовала. Но, есть отличие. Они это делают по желанию, а я нет.

– Это как?

– Для них топить людей просто забава. Кого не топят, потом обращают в себе подобных. Или «наигравшись» отпускают. Я же не контролирую это. Для меня это именно проклятие.

– Зачем ты пришла ко мне, если нет способа тебя убить?

 

– Он есть, но я его еще не нашла.

– А если его нет?

– Природа задумала все в балансе. Если есть яд, есть и противоядие. Абсолютно бессмертных не существует. Так, вот о кикиморах. Они как дух могут подкрадываться незаметно, так как невидимы, двигаться так быстро, что твой глаз этого тоже не увидит, поэтому сладить с ними не просто.

– Жила себе спокойно в лесу. Птичек слушала. Мир и гармония. А тут оказывается, меня убить могут, и я этого не замечу.

– Условно это так. Тебя не трогали из-за оберега бабушки. Иголка, помнишь? Но, физически, тебя коснуться они тоже не смогут. На них твой яд, скорее всего, подействует, как и на меня. Они могут косвенно портить жизнь. Кикиморы это умеют и любят. Как тараканы. Кстати, заяц может быть одной из них.

– Погоди, иголка на месте. Я ее не убирала.

– Боюсь, что или Алиса тебя обманула, или же она сама стала жертвой обмана. Скорее всего, сила иголки истощилась. Вот вся нечисть и полезла в дом.

– А, что, еще кото-то нужно бояться?

– Пока не знаю. Насколько они к тебе будут враждебно настроены.

Я еще раз набрала Алисе и пересказала все, что произошло. Та пообещала приехать.

Мы с Ульяной старались не думать о плохом. Уже спускались сумерки и стремительно темнело. Время, когда кикимора наступает. Ветки били по стеклу. Обычное дело. Я уже привыкла, да и не боялась давно никого. А сейчас будто очнулась от долгого сна. Мне стало страшно.

– А чем ее можно отпугнуть?

Ульяна задумалась и начала с паузами перечислять.

– Сушеной полынью. Можжевельника она не боится. Он действует только на домашнюю. Святой водой. Можно попробовать солью. Огонь. А, еще серебро и каленое железо.

Резко распахнулась дверь, и подул сильный ветер.

– Они и погодой управлять умеют?

– Нет, они не умеют, но любят пользоваться случаем.

Я сидела в кресле, а Ульяна прошмыгнула за его спинку. Она явно боялась.

– Не переживай, я сейчас закрою дверь и все.

Пришлось напрячься, чтобы не подать виду, что я боюсь. Испугалась я не за себя. Меня то они не тронут. А вот Ульяне могут навредить.

– Давно хотела сказать, я чувствую твой страх. И они тоже его распознают.

Видимо, Ульяна заметила вопрос в моих глазах.

– Мы распознаем эмоции человека, можем знать его страхи и этим пугать. Например, напускать страшный сон.

Я пошла закрыть дверь и мимо меня как будто пронесся порыв ветра, прямиком в дом. Ульяна взвизгнула. Я обернулась посмотреть, что там случилось, но ее не было на месте.

– Что происходит?

Я позвала подругу, но ответа не получила. Ее действительно не было в комнате. Все-таки забрали.

– Ну, как так-то?

Я обиженно плюхнулась на кровать. Но, настрой был боевой.

– Нужно искать. Так просто я не сдамся. Что там она говорила? Соль…Так, есть. Полынь, серебро, ничего этого нет. Мне стало не хватать докучливого зайца в качестве основной проблемы.

Я решительно вышла на улицу и закрыла дверь на замок.

– Ну, и для кого?

Чуть в стороне послышался шорох. Я стала пятиться назад, чтобы скрыться от света луны и понаблюдать за тем, кто выйдет. Но, опасаться было нечего. Это Алиса.

– Что произошло?

– Ульяна пропала.

– Как пропала?

– Вот так. Была и исчезла.

– Ты в ней вообще уверена? Может она не такая хорошая, как ты думаешь?

– Я лучше поверю ей, чем вам.

– Ладно, не нервничай, найдем мы твою кикимору. А пока, поедем к нам.

Пока мы добирались до машины, а потом ехали, я рассказала о том, что именно произошло.

– Значит булавка не просто пропуск. Она нейтрализовала заклинание.

Это единственное, что Алиса сказала. Оказалось, что дом, в который мы направлялись, находится с другой стороны от леса. Это был довольно большой двухэтажный дом с цоколем.

– Ого! Какой огромный.

– Жить здесь всем вместе, вынужденная мера. У этого дома есть своя защита, аналог которой найти будет сложно.

Мы подошли к калитке, и Алиса жестом приказала остановиться.

– Успокойся. Не нервничай. Расслабься. Иначе дом тебя не пустит.

Я удивилась, но переспрашивать не стала. Затем, Алиса попросила меня войти внутрь. И я вошла.

– Пустил меня дом?

Я задала этот вопрос ради шутки, но, как оказалось, попала в точку.

– Да. Если бы не пустил, то мог бы тебя убить мгновенно. Ничего необычного не почувствовала? Головокружение, тошноту?

– Нет, ничего такого. Все нормально.

– Хорошо. Тогда пошли знакомиться.

Действительно. Все просто отлично. А если бы я тут крякнула? Совсем с ума сошла. Мы вошли в дом и направились в большую гостиную, в которой находились другие жильцы. Как только я переступила порог, темноволосый мужчина с голубыми глазами со мной поздоровался.

– Добро пожаловать в наше общежитие.

Его одернула блондинка.

– Тебя никто не заставляет здесь жить. А Алену мы ждали.

Рейтинг@Mail.ru