Дневник проклятой

Лана Кор
Дневник проклятой

Глава 1

327 год до н. э. (IV век до н.э.)

Молодой мужчина стоял на холме и осматривал местность. По одному его взгляду было понятно, что этот человек привык командовать. Во всем его внешнем виде чувствовалась власть, сила и гордость. Такого человека сломить очень сложно. Он не был атлетически сложен, однако, властный вид ему придавал взгляд. Мужчина, стоял и смотрел в сторону далеких государств, которые сегодня называются Индия. Об этих землях, правитель Македонии, толком не знал ничего. О них ходили только легенды. Об их богатстве и процветании. Величайший полководец своего времени не мог не заинтересоваться такими загадочными и манящими государствами. Император не знал их географических пределов, не говоря уже о землях, находящихся дальше на восток. Но, Александр Великий, или, как знаем его мы, Александр Македонский, повел свою армию для захвата столь желаемого богатства. Большая часть из представлений Александра были просто преувеличенной фантазией. Самоуверенность и желание владеть миром заставили Александра двинуться в неведомые земли.

То же самое время

Территория современной Индии, а тогда земли Пенджаба.

Земли Пенджаба в переводе «Пятиречье», положили начало Индской цивилизации, теперь природа этих мест наблюдала закат Ведийской цивилизации. Раджа Пор задумчиво вглядывался в сторону долин реки Инд. Именно оттуда он ждал врага.

На фоне розовеющих, закатных облаков и сгущающихся сумерек, Пор выглядел устрашающе. Мужчина ростом более двух метров и крепкого телосложения напоминал скалу, а нежные облака, будто ласково окутывали этот камень. Внешность правителя была властной и величественной.

Он думал о том, что битвы не миновать. Ему уже доложили о приближении армии греков, которые намереваются захватить его земли. Пор закрыл глаза, глубоко вдохнул воздух и замер. Потом шумно выдохнул, открыл глаза и направился к своему дворцу. Там его уже ждали девушки. Нет, это не были наложницы. Прикасаться к ним было смертельно опасно. Этих девушек называли «Виша Канья» или просто «Ядовитая девушка». С самого детства их кормили ядом и противоядием. Что бы организм привык к смертельным веществам и впоследствии сам начал выделять яд. Ночь, проведенная с такой девушкой, приносила неминуемую и мучительную смерть.

Но, прежде чем использовать ядовитую девушку в действии, ее проверяли на «пригодность». Сейчас как раз тот момент, когда воспитанницы проходили испытание.

На руку красавицы сажали муху. Если же насекомое умирало, означало, что тело девушки готово для выполнения своего предназначения. Сегодня Пор сам присутствовал при проверке. Слишком ответственной была задача для девушек. К одной из них было приковано особенное внимание. Ее семья была изгнана из Пенджаба, по причинам, которые были известны только ее родителям и самому Пору. Почему-то Раджа приказал оставить только ее. Причем не просто оставить, а оставить именно во дворце. Теперь она стояла перед ним одна из пяти девушек, которая оказалась «годной» для своей миссии.

Как только насекомое упало замертво на пол, в это место ударила молния, и появился Верховный Бог Варуна. Присутствующие женщины и девушки ахнули. Одна из воспитанниц упала в обморок. Но с гордо поднятой головой, без капли удивления остались стоять только та самая ядовитая девушка и Раджа. Варуна стоял точно между ними. Бог одарил девушку улыбкой, а затем развернулся к Пору.

– Ты уверен, что готов?

– Я долго ждал, пока это произойдет.

Тогда Варуна снова повернулся к девушке.

– Как тебя зовут, красавица?

И правда, девушка была красива. Концы ее каштановых волос спускались ниже поясницы. Фигура, завернутая в сари светло-зеленого цвета, показывала соблазнительные формы. Зеленые глаза внимательно всматривались в глаза появившегося мужчины. Несомненно, она узнала его.

– Валли. Мое имя Валли.

Варуна одобряюще посмотрел на Пора.

– Вижу, ты подготовился.

– Ты узнал ее. Варуна, возьми другую девушку. У меня нет времени готовить новую ядовитую девицу.

– Нет, Пор. Договоренность была именно о ней. Ты даже имя ей дал «супруга Бога».

– Тогда я не думал, что она единственная пройдет испытание.

– Да. Ты, без моего ведома, подвергал опасности ее жизнь. Она могла умереть от яда, которым вы ее кормили.

– Ну, не умерла же. Более того, она одна смогла стать тем, кто мне так необходим. Она нужна мне.

– Ты не понял. То, что ты хотел, я тебе дал. Пенджаб твои владения. Я устранил твоего соперника, но попросил его дочь, когда придет время. Ты согласился. Справиться с греками старайся своими силами.

Пор подошел и встал между Варуном и Валли. А ты подумал, что даже ты, Бог, не сможешь к ней прикоснуться?

– Да. В образе человека, я не могу ее коснуться.

В разговор вмешалась сама Валли. Это было неслыханная дерзость, вмешиваться не просто в разговор мужчин, а в разговор Раджи и Бога. Но она понимала, что сейчас оба не могут ничего ей сделать.

– Мое мнение никого не интересует. Я не хотела расставаться с родными, но меня оставили здесь, а где моя семья я даже не могу представить. Раз так случилось, я стала считать этот дворец своим домом. Я не хотела становиться ядовитой, но пришлось. И я стала лучшей в этом деле. Я не хотела никого убивать, но сделала бы это ради моего Повелителя и моего Махаджанапада. Я хочу выполнить свое предназначение.

Варуна изменился в лице. Он не улыбался и вся его божественная мощь, казалось, могла обрушиться на весь Пенджаб из-за слов Валли. Но, через несколько секунд Бог принял прежний улыбающийся вид.

– Будь, по-твоему. Не хочешь идти со мной, значит пусть так и будет. Я не могу забрать тебя против твоей воли. Сама придешь ко мне просить пощады. Твой яд из крови можно выветрить со временем. Но я сделаю тебя ядовитой навечно.

Варуна взмахнул рукой и превратился в солнечный свет, а Валли упала без сознания.

Наше время. Россия. Верховья Волги. Близ деревни Пеньки.

Уже много лет я не знаю, что это такое обнять человека. Я забыла, какие чувства вызывает обычное прикосновение. Я добровольно заточила себя в лесной глуши, чтобы не причинять боль близким мне людям. Пускай они страдают морально, от того, что меня нет рядом, но они живы и здоровы. Я же, могу убить любого, прикоснувшись к нему. Мне страшно. Лес меня успокаивает и дает чувство умиротворения. Я смирилась со своей судьбой. Но я одинока.

Все началось задолго до моего рождения. Когда-то бабушка и дедушка путешествовали по Индии. Они были химиками-ботаниками и отправились в далекую страну для изучения растительности. Бабушка остановилась около белой чемерицы и коснулась ее листа. Растение обожгло кожу бабушки. Будто из неоткуда, появилась странная женщина. Она сказала, что яд вернулся в тело их рода. Следующая рожденная девочка понесет все наказание Бога Варуна за обман. Бабушка и дедушка не придали значения ее словам. Они подумали, что сумасшедшая женщина просто хотела их напугать. Прошло время и у них родился сын. История постепенно начала забываться. Вспомнить ее пришлось, когда родилась я. Кстати, меня зовут Алена.

По началу, ничего необычного во мне не наблюдалось. Спустя пару месяцев, после моего рождения, мама начала получать небольшие еле заметные ожоги на коже, когда брала меня плачущую на руки. Но, они быстро проходили, и мама старалась не придавать этому значения. Естественно, ее это беспокоило, но она боялась кому-нибудь об этом рассказать. Следы не были систематическими, скорее с редкой периодичностью. Время шло, а ожоги становились сильнее. Окончательно я поняла, что мне нет места среди людей, когда по моей вине погиб близкий мне человек, поэтому теперь я здесь. С того времени, мой яд стал действовать постоянно. Любое касание убивает все живое.

За годы жизни в большом лесу вдали от людей, я научилась быть в гармонии с собой, со своими мыслями. Неподалеку от моего дома находился пруд, в котором я летом купалась. Картина около этого пруда достаточно унылая. Растения близ него не растут, а любое животное, попившее его воду, умирает. В ближайшей деревне про меня ходят разные слухи, что я ведьма, даже слагаются легенды о моих способностях, но ни одна из них не приближена к правде. Меня устраивала такая жизнь вплоть до момента, когда рано утром в мою дверь постучали.

Погода начала портиться, и июльский дождь убаюкивал меня, барабаня по крыше. Кто мог быть настолько глупым, чтобы в такую погоду пойти в лес, да еще и добровольно прийти ко мне?

Открыв дверь, на пороге я обнаружила молодую девушку. На вид, лет семнадцать, не больше. Она вся дрожала. Ее одежда насквозь промокла. Что с бедной девочкой произошло?

– Что тебе нужно?

– Я к тебе.

Вот такого поворота событий я не ожидала. Заблудилась? Могу представить себе такой вариант. Сама пришла? Что-то новенькое. Ну, да ладно, нужно ее поскорее выпроводить.

– Что тебе нужно? – Вновь я задала свой вопрос. Пришлось принять величественный вид, чтобы соответствовать рассказам о себе. Может, хоть так ее напугаю. Ко мне нечасто заходят, но стоит принять надменный вид, рвение познакомиться быстро угасает.

– Убей меня.

Вот так сюрприз. Там уже в легендах я магический киллер?

– О чем ты говоришь?

– Я просто не хочу жить.

– Э, как тебя, милая. В юности крышу сносит в любые времена. Давай, проходи и рассказывай.

Я жестом показала ей входить. Девушка несмело ступила через порог. Она озиралась по сторонам.

– Что ты здесь хочешь увидеть? Скелеты? Или может черного ворона? А, я поняла. Большой котел и метлу в углу?

Надежда напугать гостью еще теплилась в душе. Но, она сама меня удивила.

– Нет. Дом хороший. Мне нравится.

Девушка опустила голову. Не думаю, что у обычного человека мой старенький маленький домик, вызвал бы такие эмоции. Странная она какая-то.

– И что мне с тобой делать?

 

Я обреченно выдохнула.

– Я же сказала, убей меня.

– Ну, дорогая, ко мне ты зря пришла. Я этого делать не буду. А не проще было с моста нырнуть или, в крайнем случае, под машину? Я же не убийца.

И тут незнакомка с ироничной улыбкой подняла глаза. Они были красными. Нет, не красными от того, что она плакала. Ее глаза по-настоящему были алого цвета. Сказать, что я испугалась, ничего не сказать. Это было поистине страшное зрелище. Вот уж действительно, кто кого напугал.

– Что? Страшно?

Девушка еще шире улыбнулась. Глаза приняли нормальный цвет, но гостья выглядела как сумасшедшая. Потом она стала серьезной, снова опустила глаза в пол, и ее вид стал уже не таким пугающим.

– А мне каково быть такой? Я знаю, что ты можешь убить все живое. А не живое?

– Откуда ты это знаешь?

– Знаю и все. Ты мне поможешь?

– Что значит «не живое»?

– То и значит. Люди называют меня кикиморой. Сейчас это понятие немного поистрепалось. Но я уже давно перестала быть живым человеком.

Мне нужно было успокоиться и принять тот факт, что в моем доме кикимора. В конце концов, я сама аномальное создание. Нет, я не магическая расистка, просто она меня перепугала до чертиков своим признанием, да и видом тоже. Впервые за много лет, мне захотелось выпить.

– И как я должна тебя убить?

– А как ты это делаешь обычно?

– Обычно, я стараюсь никого не убивать. В этом и суть моего ПМЖ здесь. – Я обвела домик рукой.

– Я знаю. Но, как это происходит?

Клянусь, если бы не ее красные глаза, и то, что я сама не совсем обычная, я бы никогда не поверила в ее слова.

– Покажи, на что ты способна.

– Ты даже не спросишь кто я?

– Я не знаю кто ты, да мне это и неинтересно. Но, твои возможности мне известны. Уверена, ты и сама не знаешь, кто ты.

Вот так здрасти.

– Зачем тебе умирать?

– Ты не представляешь, что это такое быть мной. Я стараюсь сдерживать свою сущность, но она часто берет надо мной верх. Тогда может произойти страшное. Сейчас наступает то время, когда мне начинает сложно с собой справляться. Убей меня!

Последнюю фразу кикимора произнесла практически крича. Ее вид снова стал устрашающим. Глаза покраснели, и облик сумасшедшей снова пугал меня. Она это нарочно? Затем, как и в первый раз, она стала нормальной.

– Подожди. – Я пыталась больше успокоить себя, а не ее. – Ну, можно, наверное, как-то попытаться переждать, – я запнулась и просто показала рукой на нее, – это? Что будет, если ты посидишь дома и все?

– Человеческое тело только часть моей сущности. Я могу быть бестелесным духом. Меня не удерживают даже цепи. При помощи магии меня сдержать еще возможно, но не убить. Жить в клетке я не хочу.

– Задачка со звездочкой. А вообще, как вы умираете?

– Кикиморы никак не умирают. Мы считаемся бессмертными. Дух убить нельзя, только отправить в загробный мир. То еще место. А вот убить в человеческом теле, может и поучится.

– С чего ты взяла, что я смогу тебя убить?

– С чего ты взяла, что не сможешь?

– Я запуталась.

– Ты мне поможешь?

Нужно что-то решать немедленно. Боже, я так спокойно жила. Почему нет каких-нибудь школ, для таких, как я, где бы нам объясняли, что делать в подобных ситуациях.

– Сколько у нас времени?

– Думаю, пару дней есть.

– Отлично. Давай пока не будем спешить, а когда твоя ломка начнется, посмотрим, что с тобой делать.

– Будь, по-твоему. Как бы не опоздать.

Вот так в моем доме поселилась кикимора по имени Ульяна. Она, конечно, девушка своеобразная, но мне хотя бы есть с кем поговорить. В первый день она меня пугала своей манерой неожиданно громко смеяться, как сумасшедшая, затем она становилась грустной, извинялась и уходила на улицу. А я то, думала у меня проблемы с психикой. Видимо в такие моменты сущность кикиморы брала верх, над ее человечностью.

Настал второй день нашего совместного проживания. Выяснилось, что раньше она жила в той самой деревне, около леса. Ребенком ее похитили, а спустя несколько лет, обратили. Девушка не один век ищет способ убить себя. Вот это упорство. Я ума не могла приложить, чем могла бы помочь этой бедной девочке.

– Сколько ты убила человек?

– Пять. Но, – она оживилась и стала оправдываться, – я не специально. Я не умела себя контролировать. В отличие от кикиморы болотной, я убиваю не тех, кто заблудился на болоте. Да и то, она топит не всех. Я своих жертв нахожу сама и в этом моя уникальность. Я пока не встречала таких, как и я. Все обычные. – Девушка обессилено опустила руки.

– М-да…Все обычные. – Это были мысли в слух и Ульяна их практически не услышала.

– Что?

– Ничего, это я так, сама с собой. Зачем ты это делаешь?

Ульяна снова пристально меня рассматривала и широко улыбалась. От такого взгляда кровь стынет. Даже моя ядовитая.

– Я убиваю, потому что такова моя сущность. Я злой дух. И живу там, где большое скопление негативной энергии. Вот, например, твой дом. Его боится и ненавидит целая деревня. Поэтому мне в нем комфортно. Ты думаешь, что ты чудовище? Думаешь, что не можешь жить среди людей? А каково мне? Я не такая, как они. Я намного страшнее. Поэтому и не желаю жить.

– А как ты…это делаешь?

Мне сложно было произнести слово «убиваешь».

– Топлю.

Повисло молчание. Каждая думала о чем-то своем. Мы сидели в креслах около камина. Ульяна поднялась и подошла ко мне. Она встала на колени напротив и попыталась взять мои ладони в свои. Я автоматически одернула руки и спрятала их.

– Ты же не убьешь меня одним прикосновением. Вдруг мне вообще ничего не будет? А если убьёшь… Мир от этого не рухнет.

Пришлось согласиться с такой гипотезой. От этого осознания даже стало легче. Я попробовала дотронуться до Ульяны пальцем. Она немного вздрогнула. Я снова одернула руку.

– Не бойся. Просто у тебя рука холодная. Я не ожидала.

Дальше, я взяла ее руку в свою. Ничего не произошло. Все было нормально. Это невозможно передать словами. Я могу дотронуться и не покалечить. Во мне начал расти большой ком радости, я чувствовала, как он увеличивается.

В один момент налетел ветер и стукнул ставней. Я испугалась и в этот же миг Ульяна взвизгнула. Место, где я держала ее руку, сильно покраснело. Нет. Радоваться было глупо.

– Все, банально, на эмоциях?

– Не поняла? Что ты имеешь в виду?

– Прекрати себя жалеть. Ты можешь контролировать свой яд. Ты только что держала мою руку, и ничего не произошло, пока ты не испугалась. Вот в чем секрет. Все просто. Твои эмоции контролируют твой дар.

– Это скорее проклятие.

– Воспринимай его, как хочешь, но ты этим владеешь. Так пользуйся.

– Как? Хм… у меня тут заяц один, кору на деревьях объедает. Пойти укокошить вандала?

– В мире много тех, на ком можно попрактиковаться, и бедный заяц может остаться в живых.

– Я тебя не понимаю.

– Ты же не думала, что вот такая одна в мире? Конкретно, таких как ты, я не встречала, но в целом, мир сверхъестественного очень большой. Странно, что Совет о тебе еще не знает. У тебя же есть возможность контролировать свои силы. Борись со своим ядом.

– Столько информации, моя голова сейчас лопнет?

– Ты можешь контролировать себя. Это единственное, что нужно знать. Даже я могу сдержать свое проклятие, но я им управлять, не способна. Никто не способен.

Слова Ульяны не давали мне покоя. Я не могу всю жизнь прожить в заточении. И если в мире много сверхъестественных существ, значит, что я смогу найти подобных себе. Или просто найти тех, кто меня поймет.

Эти мысли не могли не радовать, и я спокойно принялась читать книгу. Моя соседка возилась на улице. Говорит, что ей нравится быть на природе. Осталось немного времени, прежде чем Ульяна захочет найти себе новую жертву. Кстати, что-то давно ее не было видно. Мне пришлось пройтись по округе, что бы поискать ее. В лесу было тихо и спокойно. Прошло полчаса, а Ульяны нигде не было. Это очевидно. Она сорвалась. Зря я не спросила, где она обычно бывает в такие моменты. Я то, в кикиморах вообще не разбираюсь. Что мне делать с этой несносной девчонкой? Теперь придется искать, сама не знаю что. Ждать бессмысленно, иначе кто-то умрет.

Округа в более широком радиусе была проверена, но Ульяны нигде не было.

– Она же кикимора, должна быть в лесу, в болоте. Чего шастать по всему лесу?

Я села на поваленное дерево около дороги. Страх брал верх. Но идти нужно. Значит, моя соседка пошла, искать жертву в деревню. Ульяна помогла мне понять, что, возможно, я могу управлять ядом, правда, как именно это делать я еще не представляла. Ничего, разберусь, наверное. Надеюсь, что никого не убью сама.

Подходя к деревне, во мне закрались подозрения, что дела плохи. Сами подумайте, люди бегают и кричат. Да, действительно, что-то не так. Жители деревни в панике то ли кого-то искали, то ли просто были охвачены страхом. По голосам я поняла, что пропал ребенок. Бабульки твердили, что это кикимора. Интересно, как они поняли, что это именно кикимора? Или Ульяна здесь частый гость?

Я остановилась около группы молодых людей.

– Что случилось?

– Ребенок в лес ушел и пропал.

– Сам ушел?

– Говорят, нечисть увела. Бабки и не такого придумать могут. Скорее всего, ягоды пошла собирать, да заблудилась. Только бы не та сумасшедшая.

Они там случайно не обо мне говорят?

– Что за сумасшедшая?

– А вы вообще кто?

– Я…Я ботаник. Травы изучаю в лесу. Вот и вышла к людям в магазин, а у вас здесь такое творится.

Ух, я мысленно вытерла пот со лба. Любопытные какие.

– Понятно. Есть тут у нас одна. Живет в лесу. К нам не выходит. Люди говорят ведьма и боятся ее. Видели, что около ее дома все живое мрет. Девочка одна кошку свою потеряла. Так нашла около того дома. Животное из озера воды попило и Богу душу отдало. Я, думаю, сказки, но растения около озера, и правда, не растут. Сухие стоят.

От такого описания, мне самой стало не по себе.

– Думаете, она увела ребенка? А зачем?

– Да, кто ее знает, может она душевно больная.

А вот тут даже обидно немного стало.

– Сейчас народ соберется, пойдем лес прочесывать.

Ой, ой, ой. Срочно искать Ульяну и девочку. Такие гости мне не нужны. Неужели кикимора украла ребенка, чтобы утопить? А чему я удивляюсь. Это ее сущность. Она меня предупреждала. Пока поисковая группа еще не была до конца сформирована, мне нужно было идти к лесу. Уж мне точно бояться нечего. Нашла я пропажу довольно быстро. Если пройти немного по дороге вдоль леса, выходишь к озерцу. Куда еще пойдет съехавшая с катушек кикимора, чтобы утопить жертву, конечно де к ближайшему водоему. Когда Ульяна меня заметила, сразу же развернулась лицом. Она смотрела мне в глаза и улыбалась. Как ее остановить? Я не подписывалась быть магическим спасателем.

– Ульяна, прекрати. Остановись. Ты не причинишь девочке вреда.

– А ты проверь.

Девушка сейчас очень напоминала психопатку. Она хихикала и тут же становилась серьезной. Когда говорила, немного наклоняла голову и скалилась. Я почувствовала себя так, будто нахожусь в каком-то фильме, где спасают заложников. Жила себе спокойно в лесу, никого не трогала, так нет же, неприятности сами меня нашли. Нужно помочь спасти девочку. На самом деле остался только один вариант. А вдруг и правда, я ее убью. Пока я разговаривала с девушкой, то потихоньку приближалась. Мне необходимо было подойти к ней как можно ближе, чтобы не спугнуть и успеть схватить.

– Ульяна, остановись. Ты же пару дней назад была вполне нормальным человеком. Зачем тебе убивать ребенка?

– Я? Нормальной? Ты издеваешься? Я тебя предупреждала, чтобы ты убила меня. Но, нет же. Нужно играть в добренькую, а то совесть замучит. Мне больше не нужна помощь. Я просила тебя, а теперь все, что произойдет, это твоя вина! – Ульяна ткнула указательным пальцем в мою сторону.

Пока она изливала на меня свою злость, я продолжала подходить ближе. Когда я оказалась на достаточном расстоянии, Ульяна попятилась назад. Успеть бы, пока та не нырнет и не потащит за собой ребенка. А там от меня помощи никакой. Я пристально смотрела Ульяне в глаза, удерживая ее внимание на себе. Пускай злится и выплескивает на меня свой гнев, это мне на руку. Времени больше, чтоб подойти ближе. В какой-то момент в ее взгляде прочиталось сожаление и стало ясно, пора действовать. Я попыталась схватить кикимору за свободную руку, но она подняла вверх ту руку, которой держала девочку и я схватилась именно за руку ребенка.

Было пару секунд замешательства, но девочка ни, как не отреагировала. Конечно, она напугана, однако, боли не испытывала. Ульяна дернула ребенка к себе, а я успела перехватить вторую руку противника. Кикимора начала оседать на землю. Я была зла и жгла ей руку так сильно насколько была способна. По крайней мере, мне так казалось. В этот момент пришло осознание, что я будто чувствую ту энергию, которой сейчас обжигаю Ульяну. Я и не подозревала, что могу очень быстро лишить кого-то силы. Скажу честно, ощущение власти приятное. Я причинила ей боль? Я вас умоляю, давайте без этого. Она убивала людей. Боль это малая доля того, что ей положено испытывать.

 

А вот, девочке ничего не было. Малышка высвободилась и с испуганным видом побежала в сторону деревни. Странная она. Может, я схожу с ума? Ребенок даже слова ни сказал.

Раздумья по этому поводу пришлось отложить. Пока Ульяна не очухалась, нужно ее увести домой.

Оказывается, я многого не знала: Ульяна, та девочка. А кто еще в деревне знает о существовании сверхъестественных существ? И кто из них сами являются такими?

Я уже отпустила Ульяну и та лежала на земле, просто глядя на меня. В ее взгляде не было ненависти, как пару минут назад. Она просто смотрела. Я не понимала, что мне нужно делать или что нужно сказать. Ульяна заговорила первой.

– Жаль, что ты меня не убила.

– Я, вообще-то, и собиралась. Но ты просто упала и отключилась. Я не знаю, как тебя убить. Но пока нас не сожгли на костре местные, пора уходить.

– Нас забрать будет сложно. Я дух.

– А я нет. Так что, вставай.

Пока моя спутница поднималась на ноги, неподалеку остановился черный автомобиль. Откуда он вообще здесь появился? Эта дорога ведет вглубь леса, а в конце тупик. Задняя дверь открылась. Кикимора толкнула меня в спину. Поняв намек, мы с Ульяной, подошли и сели на сидение. Вот теперь становилось по-настоящему страшно. Всего за пару дней я превратилась из страшного монстра, коим себя считала, в загнанного зверька. Я была напугана, но старалась держаться бодро.

С переднего пассажирского сидения ко мне повернулась девушка.

– Здравствуй Алена.

Я даже не стала спрашивать, откуда она меня знает. Бессмысленная трата времени.

– Я – Ирен.

Тут же белокурая девушка-водитель подняла руку и мелодичным голосом сказала «Привет, я Александра». Девушки были полной противоположностью друг друга. Блондинка была как лучик света. Яркий шумный веселый день. Вторя же, жгучая брюнетка, была как темная ночь. Но, она мне показалась умиротворенной. В ней не чувствовалась злость. А наоборот спокойствие. Облачившись в черное, она, на самом деле, олицетворяла теплую летнюю, но очень темную ночь. Ирен отвернулась от нас и продолжила.

– Ты вовремя оказалась рядом. Мы, с такими, ни разу не сталкивались. Пока не доказано обратно, ты единственная в своем роде. Твои способности уникальны и значит, что ты нам подходишь.

Что? Что значит подхожу? Кто они вообще такие? Что происходит?

Ульяна сидела молча. Она явно знала этих девиц. Я набрала в грудь воздуха и уже была готова послать их к чертям, как Ульяна меня опередила, как бы, не дав сморозить глупость.

– Она еще совсем не знает про наш мир. Дайте ей время. Я думаю, Ольга так бы и поступила.

Ирен рявкнула так, что я даже немного подпрыгнула на месте.

– Ольга мертва. Теперь Совет возглавляем мы. И тебе лучше помолчать. С тобой отдельный разговор.

Ульяна боялась их. Видимо смерть, о которой она просила, была легким избавлением, по сравнению с тем, что могут сделать эти дамочки.

– Чтобы ты понимала, мы с Александрой являемся представительницами Магического Совета. Это что-то типа высшего руководства страны. Наш мир и является некой отдельной страной, о которой мало кто знает, а те, кто знает, уважает и принимает нас и наши законы. Хотя часть из них не оставляет попытки нас уничтожить.

А может я сошла с ума? Нет, правда. Может быть, я уже давно тронулась умом, а это санитары? Они введут успокоительные, и мне станет легче.

Медленно автомобиль продвигался вглубь леса, и мы подъехали к тому бревну, на котором я размышляла некоторое время назад, перед тем, как пошла искать Ульяну. Дальше проехать было невозможно. Только идти пешком.

– Мы всегда будем рады видеть тебя в наших рядах.

Молча схватив Ульяну за руку, я выскочила из машины. Моя горе подруга плелась рядом. Ей явно жгло руку, потому что во мне бурлило множество разных чувств и ей это передавалось. Только войдя в дом, я отпустила беднягу. Хотя нет. Я ее просто швырнула на кровать. Странно, но Ульяна не была той кикиморой, которой пришла ко мне два дня назад. И, уж тем более совершенно не была похожа на ту сумасшедшую, которую я нашла в лесу. Она была похожа на обычного человека. Да, что с ней такое?

– Мне легче.

Я ходила по комнате взад-вперед и мысленно метала гром и молнии. На секунду я задумалась над словами Ульяны. Всего два слова… Я резко остановилась, но физика остается физикой, и мое тело продолжило двигаться вперед. Чуть не споткнувшись, я уцепилась за стул и уже с ним почти полетела на пол, но сумела удержаться.

– Что ты сказала?

Ульяна медленно подняла на меня глаза и улыбалась. Просто улыбалась. Как нормальный человек.

– Мне легче. Кикимора отступает. Тебе стоит подумать над словами Ирен…

– Стоп. Какое отношение ко всему имеют эти странные девицы из машины? Так, рассказывай все, что знаешь.

То ли мой устрашающий вид, то ли радость Ульяны не заставили ждать рассказа.

– Они уже сказали, кто они. Тебе бояться их не стоит. Это меня, они должны наказать.

Ульяна немного помедлила, рассказывать что-то или нет.

– Я с Ирен уже встречалась. Тогда ведьма меня отпустила. Был небольшой период, когда Совет практически не руководил ничем. Изредка только напоминали о себе. Все творили что им вздумается. Ирен меня нашла, и долго держала взаперти, но, отпустила. Я обещала больше не трогать людей. По нашему закону нельзя вредить людям.

– Ты и не навредила.

– Девочка такая же, как и ты. Она имеет яд в себе. Я хотела ее…

– Я точно чокнусь скоро.

Я снова начала маятником метаться по комнате.

– Почему этот ребенок такой же, как и я?

– Не знаю. Я случайно узнала. Она пока не обладает такой силой, как и ты, но при желании может хорошо выплеснуть совой яд. Видишь, ребенок и тот умеет контролировать себя.

– Ничего не понимаю. Откуда взялась эта девочка? Кто мы такие? Где искать ответы? И, что значит «по нашему закону»?

– Возможно, ты найдешь все ответы, присоединившись к Совету. Они сильные и у них много возможностей. Они расскажут тебе и о всех правилах.

Ульяна закрыла лицо руками.

– Что делать с этим Советом? Так, погоди. Что значит, тебе стало легче?

– Они собирают только уникальных существ, для того, чтобы пригласить, условно говоря, управлять остальными. От твоего яда мой разум восстанавливается. Сущность кикиморы ослабла.

Мда… Что сказать. Неплохо. Я чувствую себя Маугли. Жила себе спокойно в лесу, воевала с зайцем, который портил кору на деревьях, и неожиданно на меня обрушился весь мир. И как выяснилось, я не аномалия, а вполне нормальная. И мне предлагают вступить в магический Совет. Тут психика должна быть отличная, не то, что у меня. В любом случае вопросов было много. Почему я такая? Если это проклятие принадлежало только нашей семье, то почему есть и другие как я? Стоит ли соглашаться на предложение Совета? Смогу ли я помочь Ульяне? И это только начало.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru