Авантюристка поневоле

Кира Стрельникова
Авантюристка поневоле

Глава 4

Маленькая Эллиа ни разу далеко от дома не ездила – разве что с мачехой в соседний от поместья городок за покупками. И ей иногда представлялось, что они вместо привычной короткой поездки отправились в путешествие, и их путь лежит далеко-далеко, и едут они, нигде не останавливаясь, и по дороге будет столько всего интересного! Только вот Руолис привезла её в тот самый город, куда она и так часто ездила, и даже в ту же гостиницу, где Элли останавливалась с родителями.

– Сейчас пойдём, купим тебе вещей в дорогу, – с улыбкой сообщила девочке Руолис, пока вторая наставница, Исира, ненадолго поднялась наверх.

Эллиа немного скованно кивнула. Когда вторая женщина вернулась, они отправились по магазинам. И хотя волнение и беспокойство перед неопределённым будущим заставляли Элли то и дело нервно облизывать губы, и в голове теснились вопросы, она молчала, вцепившись в руку Руолис и стараясь лишний раз не отходить от неё. К удивлению Эллиа, одежду ей выбрали мальчишескую: брючки, рубашки, курточки, сапожки. Тут девочка не выдержала и тихо сказала:

– Мама говорила, настоящая леди в брюках не ходит, – и с некоторой опаской покосилась на Руолис – а вдруг та сочтёт за дерзость замечание?!

Однако ответила вторая женщина.

– Нам ехать далеко и долго, и штаны удобнее, чем самое красивое платье, – и Исира тоже улыбнулась, разом преобразившись из замкнутой и немного отстранённой в дружелюбную наставницу. – А вообще, не одежда делает леди, милая, – и она погладила девочку по щеке. – Пойдём.

Вот с последним девочка вполне была согласна, пока они ходили по городу, она подметила, что, несмотря на простые платья довольно скромного покроя, на её сопровождающих оглядываются. В магазинах продавцы легко снижают цену товара, стоит только Руолис или Исире лишь улыбнуться, стражник на воротах, когда они въезжали в город, тоже встрепенулся от сонной дрёмы и выпятил грудь в кирасе. Правда, Эллиа не понимала, почему женщины производят такое впечатление, она не замечала плавности походки, движений – в силу возраста. Закончив с покупками уже ближе к вечеру, они вернулись в гостиницу. Исира и Руолис сняли большой двухкомнатный номер, так что Эллиа в эту ночь спала одна, как привыкла дома. Но дома на ночь целовали мама или папа, а мама ещё и сказку могла рассказать. Тут же ей пожелали спокойной ночи и оставили одну. По щеке девочки скатилась одинокая слезинка, на несколько мгновений ей стало тоскливо и одиноко, но сказался насыщенный день, и утомлённый организм быстро уснул.

Подъём следующим утром наступил для Элли рано. Сонно зевая, она оделась и спустилась за бодрыми наставницами вниз, где они поели и сели в экипаж. Закрытый, просторный, удобный, в нём можно было забраться с ногами на сиденье и смотреть в окно, и сопровождал их небольшой отряд солдат для охраны. В первый день Эллиа с интересом наблюдала за пейзажем за окном, расспрашивала Исиру и Руолис, по каким землям они едут и что за городки проезжают. Остановились они снова в гостинице, девочка уснула гораздо быстрее, утомлённая долгой дорогой. И потянулись дни… Однообразные и скучные.

– Когда мы приедем? – протянула Эллиа, недовольно глядя в окно на уже надоевшие деревья.

– Нескоро, – спокойно ответила Руолис, и девочка помрачнела ещё больше. Наставница улыбнулась. – А ты как думала, милая, Большой Храм расположен около столицы, до него не меньше месяца ехать.

– В сказках быстрее, – Элли не сдержала вздоха и снова покосилась за окно.

– Если тебе скучно, можем заняться интересным делом, – предложила Исира. – Хочешь, начнём языки учить?

Эллиа удивилась, позабыв про недовольство однообразной дорогой.

– Языки? Зачем? Я же умею читать и писать, – девочка с недоумением посмотрела на Исиру.

– Вдруг твой муж будет из Ривайских степей или Гведьских гор? – Руолис улыбнулась шире и подмигнула. – А они говорят на своём языке. Или если путешествовать поедешь. Знать несколько языком полезно, Элли, а ещё, это интересно, изучать их. Давай, попробуем?

– А мы после уроков будем рассказывать тебе интересные истории про другие страны, – добавила Исира.

…К приезду в Храм Элли сносно понимала уже два языка, могла немножко писать на них и говорить простыми фразами. И узнала много нового об истории своей страны и соседних. Исира и Руолис обещали, что в школе Эллиа узнает ещё больше интересного, и девочка уже с нетерпением ждала, когда они приедут.

Ли очнулась от воспоминаний, длинно вздохнула, возвращаясь в настоящее. Теперь она знает в совершенстве пять языков, и даже если по какому-то невероятному стечению обстоятельств её занесёт в одну из соседних стран, она там точно не пропадёт. Взгляд девушки скользнул по небу: оно потихоньку приобретало золотисто-оранжевый цвет, подбирался вечер. Они скоро должны уже приехать, и скорее всего, придётся остаться на ночь у Руолис – не ехать же по темноте обратно. Тут экипаж остановился, Эллиа выглянула в окно узнать, что случилось, и увидела, что впереди большие кованые ворота. А за ними – привратник в ливрее тёмно-синего цвета с серебряным кантом.

– Прошу прощения, вы к кому, господа? – с церемонным поклоном спросил он и добавил. – Хозяева уже не принимают…

– Я к госпоже Руолис, – перебила его Ли, опасаясь, что их не пустят, и поспешно вышла из экипажа. – Передайте ей, пожалуйста, что к ней воспитанница Храма приехала, меня Эллиа зовут.

Пришлось ещё подождать, пока слуга сходит в небольшую будку, притаившуюся в пышной растительности у ограды, пробудет там некоторое время – видимо, связывался с помощью артефакта с хозяевами, – и вернётся к ним.

– Вас ждут, – он снова поклонился и открыл ворота.

Ещё через несколько минут, миновав длинную аллею, экипаж господина Таллека остановился перед шикарным особняком, больше похожим на небольшой дворец. Лепнина, позолота, балкончики, кое-где в окнах цветные витражи, а на самих окнах ящики с яркими цветами – Эллиа замерла в восхищении, рассматривая жилище Руолис, и не сразу обратила внимание на саму хозяйку, стоявшую на мраморном крыльце.

– Эллиа! – услышала девушка обеспокоенный голос наставницы и очнулась от созерцания дворца. – Элли, что случилось? – женщина подхватила юбки и поспешно спустилась с крыльца. – Доброго вечера, господин Таллек, – поздоровалась она с управляющим и решительно ухватила бывшую воспитанницу за руку. – Пойдём, всё расскажешь.

Они оказались в прохладном, гулком холле с отделанным мраморной плиткой полом и широкой лестницей, но осмотреться толком Эллиа не успела – Руолис повела её дальше, в анфиладу гостиных. Выбрав одну из них, комнату в приятных оливковых тонах, женщина зашла и дёрнула шнурок звонка.

– Садитесь, – Руолис повела рукой. – Вы голодные, наверное, сейчас принесут ужин, – уверенно добавила она. – И, конечно, останетесь ночевать.

Служанка явилась почти сразу, и бывшая наставница распорядилась:

– Пусть приготовят комнаты для гостей на втором этаже и принеси сюда ужин, – горничная молча присела в реверансе и ушла выполнять приказание, а Руолис обратилась к Эллиа. – Ну, дорогая что у тебя случилось? Выглядишь встревоженной и усталой, – она внимательно глянула на девушку.

Та прерывисто вздохнула, в горле встал ком, и Ли смогла только выдавить:

– Муж…

Хозяйка дома всплеснула руками.

– Неужели что-то не ладится? – недоверчиво воскликнула она. – Я же его тебе сама выбирала, и лично знаю Рэнола, он не мог плохо с тобой обращаться!..

– Я его вообще не знаю пока, – угрюмо перебила Эллиа, расстроившись ещё сильнее и еле сдерживаясь, чтобы не расплакаться. – Я его не видела ни разу!

Брови Руолис поднялись, она покосилась на молча сидевшего в сторонке управляющего – он в беседу не вмешивался.

– Это как понимать? – кратко спросила она.

Ответила Эллиа. Она не выдержала, вскочила, прошлась по гостиной, ломая руки, и выпалила:

– А вот так! Мой муж – государственный изменник!

В комнате воцарилась звенящая тишина, Эллиа остановилась у окна, кусая губы и судорожно сглатывая.

– Что? – тихо переспросила Руолис.

– Приезжал гонец от Императора, – негромко заговорил Эр, видя, что Элли никак не может справиться с эмоциями. – И сказал, что его светлость замешан в заговоре против короны, его имущество арестовано, и до окончания разбирательства оно будет находиться под надзором короны.

Эллиа не удержалась, обернулась, глянув на наставницу. Руолис поджала губы, нахмурилась и скрестила руки на груди, потом прошлась по гостиной.

– Мне лучше уехать, да? – тихо спросила она, прекрасно понимая, что какие бы отношения их не связывали раньше, сейчас…

Руолис вскинула голову и с недоумением посмотрела на воспитанницу.

– Что за глупости? – фыркнула она. – С какой радости?

Их разговор прервался – появилась горничная с подносом.

– Ваша милость, – она присела в реверансе и шустро составила тарелки на стол, после чего ещё раз поклонилась и вышла.

– Сначала ешьте, потом всё по порядку расскажешь, – решительно заявила бывшая наставница и добавила. – Здесь можно говорить свободно, муж абсолютную защиту от подслушивания лично ставил.

Эллиа кивнула и потянулась к чайнику, налить чая себе и Руолис – по привычке, крепко укоренившейся за годы обучения в Храме, но хозяйка дома покачала головой и сама взяла чайник.

– Ты моя гостья и давно не ученица, – обронила она и улыбнулась. – Ты сама герцогиня, а хозяйка в доме я. Приятного аппетита.

Слегка покраснев, Элли принялась за ужин, отдав должное искусству повара. Утолив первый голод, она принялась объяснять:

– Свадьба по договору была, вместо него господин Таллек присутствовал, – управляющий молча наклонил голову. – Да и потом, когда доехали до поместья, мужа тоже не оказалось дома, – Эллиа неосознанно начала теребить оборку на платье. – Мне говорили, у него дела, закончив которые он вернётся, но… – девушка запнулась и скороговоркой закончила. – Затем приехал гонец и сообщил о предательстве. Я бы дождалась, конечно, – Эллиа посмотрела на Руолис. – Дела всякие бывают. Но гонец приказал в течение трёх часов собраться и покинуть дом.

 

Руолис некоторое время молчала, хмурясь и кусая губы, потом покачала головой.

– Этого точно не может быть, – заявила она. – Рэнол воспитывался вместе с Императором, они давние друзья, какой заговор!

Элли дёрнула плечом.

– Мне сказали именно так, – повторила она. – Зачем мне врать вам? Да и господин Таллек подтвердит.

– Да, миледи, – управляющий вздохнул. – Гонец Императора выразился ясно, и указ настоящий.

– Его уже арестовали? – спросила наставница, напряженно о чем-то думая.

– Нет, об этом не было сказано ни слова, – поспешил ответить мужчина.

– Так, ладно, – Руолис села за стол. – Это наверняка нелепое недоразумение, и в ближайшее время всё выяснится, не волнуйся, – она долила чай в чашки. – Садись.

Гостья вернулась на место и взяла чашку.

– Хочешь, оставайся пока у меня, – предложила бывшая наставница. – У меня места всяко больше, чем у господина Таллека, – улыбнулась она. – Муж против не будет, они с твоим хорошо знакомы и мой Ирги очень уважает герцога Изенроха. И уж тебя в участии в заговоре, – тут женщина не удержалась и снова фыркнула, – вряд ли обвинят. Если тот заговор, конечно, вообще имел место быть, – непримиримо буркнула Руолис.

– А ваш муж не может точно узнать?.. – робко спросила Эллиа, впрочем, не надеясь на положительный ответ.

С чего бы супругу наставницы возвращаться к делам, от которых он вроде как только недавно отошёл.

– Тут и узнавать нечего, – махнула рукой Руолис. – Даже в случае, если бы Рэнол по каким-то причинам решил подержать сводного брата Императора в притязаниях на трон, ты ни при чём, – герцогиня покосилась на гостью. – При самых плохих раскладах получишь развод через год, и найдём тебе нового мужа не хуже прежнего. Хотя не представляю, что всё могло так измениться всего за несколько месяцев, – пробормотала, нахмурившись, Руолис. – И да, проверить бы надо…

– Я бы с удовольствием и в доме господина Таллека осталась, и год подождала бы, – поспешно перебила её Эллиа, опасаясь, что наставница углубится в размышления. – Но не могу, – она замялась, и Руолис правильно поняла её замешательство.

– Господин Таллек, вы не оставите нас ненадолго одних? – попросила она.

– Конечно, миледи, – Эр кивнул. – Как пожелаете.

– Ваши комнаты уже готовы, я полагаю, можете подняться и отдыхать, – Руолис улыбнулась и вызвала служанку.

Управляющий герцога Изенроха поднялся и поклонился, и вышел вслед за горничной. Дамы остались одни.

– Ну, рассказывай, – Руолис откинулась на спинку кресла и внимательно посмотрела на гостью. – Что ещё у тебя стряслось, что ты не можешь развода ждать.

Эллиа рассказала о письме мачехи и о том, что приданое легко могло бы решить эту проблему, но до него теперь не добраться.

– И, боюсь, подарки и деньги на свадьбу от мужа не исправят ситуации, их не хватит, даже если продам, – закончила Ли, не поднимая взгляда от сцепленных на коленях пальцев. – На жизнь в течение нескольких лет их вполне хватит, но не в долг отцу, – девушка вздохнула и прикусила губу. – Так что мне как можно скорее нужно вернуть моё приданое, иначе отец разорится, а этого я не могу допустить.

В гостиной воцарилась тишина. Эллиа не смела поднять взгляд на собеседницу, а Руолис довольно долго молчала.

– Так, Элли, иди-ка спать, – наконец произнесла герцогиня де Ледор и поднялась. – Я поговорю с мужем, может, он знает больше обо всем происходящем. Впрочем, – Руолис ненадолго задумалась, – в любом случае мы сумеем тебе помочь. За завтраком обсудим.

Хозяйка дома лично проводила девушку до гостевых покоев – гостиная и спальня с умывальной комнатой, – пожелала спокойной ночи и оставила Эллиа одну. Уставшая и напереживавшаяся Ли даже толком не рассмотрела, куда её поселили. Умывшись и расчесавшись, она разделась и юркнула под одеяло, свернувшись клубочком и почти сразу уснув.

Элли проснулась раньше, чем пришла горничная, чувствуя себя вполне отдохнувшей. Настроение, несмотря на сложную ситуацию, в которой она оказалась, всё же скорее было приподнятым: молодая герцогиня верила, что наставница что-нибудь придумает. Она оглядела спальню, которую выделила ей Руолис. Просторная, светлая, стены затягивал шёлк кремового цвета, высокие стеклянные двери выходили на балкончик, с которого открывался роскошный вид на ухоженный парк за особняком. Потолок украшала изысканная лепнина, камин был отделан белым с золотистыми прожилками мрамором. Пол из наборного паркета, как подозревала Эллиа, из дорогих и редких пород. Девушка потянулась, зевнула и села, отбросив покрывало, и почти сразу раздался деликатный стук в дверь.

– Миледи, вы проснулись? – послышался голос горничной.

– Да, входи, – отозвалась Эллиа и встала.

Она, предполагая, что останется ночевать у Руолис, взяла с собой ещё одно платье на смену и халат и теперь, облачившись в последний, направилась к умывальной, пока горничная убирала кровать. Эллиа расчесалась и вернулась в спальню, переоделась с помощью служанки и спустилась к завтраку за ней. В большой овальной столовой, выдержанной в сдержанных серо-голубых тонах, уже собрались хозяева особняка и управляющий Таллек. Элли вспомнила, что вроде как Руолис упоминала ещё о сыновьях, но поскольку их не было за столом, девушка сделала вывод, что они или не приехали пока, или наоборот, встали раньше и уже куда-то уехали.

– Доброе утро, – поздоровалась она и невольно задержалась взглядом на герцоге Ирги де Ледоре, муже Руолис.

В памяти тут же вспыхнули картинки того первого урока страсти, и щекам Эллиа немедленно стало жарко, она смутилась, замерев на пороге, но не в силах отвести глаз от герцога. Широкоплечий, статный, такой же притягательный и мужественный, может, только на лице прибавилось морщинок – лорд Ледор вживую производил не меньшее впечатление, чем тогда, в иллюзии. Он встал, приветствуя гостью, и Элли отметила, что хозяин дома в отличной форме: никакого животика, лишних складок.

– Приветствую, миледи, – густым, сочным голосом ответил он и склонил голову. – Присаживайтесь, завтрак как раз только накрыли.

Эллиа очнулась, стушевалась ещё больше и наконец отвела глаза, успев заметить лукавую улыбку Руолис. Конечно, она сразу поняла причину смущения бывшей воспитанницы, но, похоже, не рассердилась. Девушка поспешно приблизилась к свободному стулу и села – герцог Ледор придвинул его самолично, поухаживав за гостьей.

– Как вы отдохнули, миледи? – учтиво осведомился мужчина, придвигая ей блюдо с поджаренными тостами.

– С-спасибо, хорошо, благодарю, – пробормотала Элли, не поднимая взгляда от тарелки.

– Я распорядилась вчера, чтобы сегодня рано утром поехали за твоими вещами, – известила Руолис непринуждённо, и девушка от неожиданности чуть не выронила вилку. – Ты же не против пока остановиться у нас?

Эллиа вскинула голову и с надеждой посмотрела на неё.

– Вы что-то придумали, да? – спросила она, слегка позабыв про смущение.

– Предлагаю все серьёзные разговоры оставить на потом, – предложил герцог. – Сначала поедим спокойно.

– Согласна, – кивнула Руолис.

– Я бы на месте Рэнола не рисковал оставлять супругу одну, миледи, – снова заговорил герцог, и Эллиа осторожно покосилась на него. – Он упомянул как-то, что надумал жениться, но не сказал, что выбрал такую красавицу.

Щёки Ли опять ожгло румянцем, она нервно вздохнула, не зная, что ответить на такой увесистый комплимент. Ведь по сути, она впервые общалась со взрослым мужчиной. Но вспомнила уроки в Храме и постаралась поддержать разговор, храбро улыбнувшись.

– Я даже не знаю, как он выглядит, милорд, – ответила Элли и отломила кусочек омлета с беконом. – Мы с супругом в неравных условиях, – она постаралась, чтобы в голосе не прозвучала слишком явно ирония.

– О, господин Таллек, ну об этом-то могли уж рассказать, – супруг Руолис повернулся к управляющему Таллеку. – Рэнолл не урод какой, ему грех жаловаться на внешность.

Эр развёл руками.

– Увы, мой лорд, его светлость взял с меня и со всех слуг магическую клятву, так что при всём желании в этом вопросе мы помочь герцогине ничем не могли. Лорд Изенрох хотел сюрприз сделать супруге, – добавил он, глянув на притихшую Эллиа.

«Да уж, сделал», – мелькнула у неё нерадостная мысль, но Руолис не дала ей слишком углубиться в переживания.

– Я покажу его портрет, у нас есть, – успокоила она гостью. – Правда, он давний, но в общем-то, недалеко от реальности, – герцогиня Ледор усмехнулась.

Далее завтрак протекал в непринуждённой и лёгкой беседе, муж Руолис ещё несколько раз вгонял Эллиа в краску комплиментами, а после еды все прошли в кабинет хозяина дома. Герцог занял место за столом, Руолис усадила Элли на диванчик, а управляющий занял стул.

– Как мы уже говорили, Эллиа пока поживёт у нас, господин Таллек, – его светлость посмотрел на него. – Мы о ней позаботимся и постараемся помочь.

– Конечно, милорд, – толстячок кивнул, в его глазах мелькнула грусть. – Но, если что, вы всегда можете на меня рассчитывать.

– Безусловно, – герцог Ирги доброжелательно улыбнулся. – Как только станет что-то известно, я сразу вышлю вам весточку.

– Благодарю, ваша светлость, – господин Таллек встал и поклонился, потом повернулся к Эллиа. – Миледи, до встречи, – попрощался он и направился к двери.

После ухода управляющего Таллека герцог продолжил разговор.

– Леди, первым делом хочу сказать, что я не верю в измену вашего мужа. Тем более, как правило, в подобных случаях первым делом арестовывают подозреваемого, а Рэнол до сих пор на свободе, да и о том, что он объявлен изменником, практически нигде не известно. Теперь по поводу беспокоящего вас дела. Я уже связался с моим поверенным и передал просьбу в банк, его отделение есть и в вашем родном городе, – сказал он, соединив кончики пальцев. – Сегодня же ваш отец получит от моего имени предложение о займе, так что за его благополучие не переживайте. Пока, как я уже говорил, вы останетесь у нас, а мы попытаемся понять, что же произошло в столице с вашим супругом на самом деле.

У Элли совершенно неожиданно на глаза навернулись слёзы.

– Благодарю, ваша светлость, – ответила она чуть дрогнувшим голосом, изо всех сил сдерживаясь. – Вы… очень добры…

– Ну что ты, милая, нам несложно, тем более, мужа я тебе лично выбирала и если сложилась такая ситуация, помочь просто обязана, – Руолис обняла её и чуть прижала к себе с доброй улыбкой. – Потом, как разберёмся с твоим браком, отдашь как-нибудь. Пошли смотреть на твоего супруга? – предложила бывшая наставница, и её улыбка стала лукавой.

Конечно, Эллиа с готовностью согласилась. Руолис привела её в библиотеку – длинное помещение со шкафами до потолка, прикрытыми стеклянными дверцами, чтобы книги не пылились, – и взяла с одной из полок толстый фолиант с украшенными бронзой уголками.

– Смотри, – женщина открыла почти в самом начале, и Эллиа увидела, что это геральдическая книга, в которой собраны родословные древа всех знатных семейств страны, а отдельные страницы посвящены некоторым представителям этих семейств. – Вот герцог Рэнол де Изенрох.

Элли с любопытством уставилась на портрет в книге. На нём её супругу по виду было лет двадцать, может, чуть больше. Высокий, стройный юноша с гордо вздёрнутой головой, волевым подбородком и длинными светлыми волосами – почти белыми, с удивлением подметила девушка. Тонкие черты лица, прищуренные глаза, прямой нос – в общем да, муж обладал приятной внешностью. «Интересно, какой он сейчас?» – мелькнула у неё мысль. Конечно, возмужал, наверняка, может, морщинки на лице появились.

– И как тебе? – Руолис покосилась на бывшую воспитанницу.

– Хорош, – призналась Эллиа. – Только ведь здесь он такой молодой…

– Поверь, Рэнол не слишком изменился, – с тихим смешком отозвалась Руолис и закрыла книгу. – Пойдём, покажу поместье, пока твои вещи везут? Завтра можем на прогулку верхом отправиться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru