Авантюристка поневоле

Кира Стрельникова
Авантюристка поневоле

Глава 3

К обеду седьмого дня после отъезда из Большого Храма приятное, но несколько однообразное путешествие наконец-то подошло к концу, и они прибыли в поместье герцога де Изенроха, где отныне и предстояло жить Эллиа. Именно сюда вскоре должен был приехать его светлость. Карета подъехала по широкой аллее к дому – шикарному особняку, когда-то, видимо, бывшему замку. Остроконечные башенки, шпили, стрельчатые окна, балкончики, камень приятного янтарно-жёлтого цвета, который, казалось, светился изнутри – Эллиа не сдержала восхищённого вздоха, разглядывая своё новое жилище. Перед особняком – аккуратно подстриженные лужайки, яркие клумбы, а за ним виднелись деревья. Наверное, тот самый обещанный ей господином Таллеком лес. Перед мраморным крыльцом выстроилась прислуга к лёгкому замешательству Ли. Управляющий вышел первым, открыл Эллиа дверь и с поклоном протянул руку:

– Добро пожаловать, миледи, – почтительно произнёс он.

Девушка ступила на мелкий гравий дорожки, чувствуя себя немного не в своей тарелке.

– Прошу любить и жаловать, ваша новая хозяйка, леди Эллиа, – представил её Эр всем остальным.

Послышался нестройный хор голосов, и на неё уставились любопытные, доброжелательные взгляды. А ещё, ей улыбались. Ли немного расслабилась и несмело улыбнулась в ответ.

– Пройдёмте, миледи, я провожу вас в ваши покои, – снова наклонил голову господин Таллек. – Портниха должна уже ждать, чтобы снять мерки и обсудить ваш новый гардероб. А это ваша горничная, – управляющий махнул рукой и из молчаливой шеренги слуг выступила совсем юная девушка лет шестнадцати, в форменном платье, белоснежном переднике и чепце.

– Миледи, – она присела в почтительном реверансе. – Рада служить вам.

Эллиа улыбнулась – девушка ей понравилась.

– Как тебя зовут?

– Арли, миледи, – с готовностью ответила та. – Я помогала маме ухаживать за знатной госпожой, вы не думайте, что я неопытная, – немного торопливо добавила Арли. – И одеться помогу, и причесаться…

– Хорошо, хорошо, – с тихим смехом прервала её Эллиа. – Пойдём.

Господин Таллек повёл их в дом, и слуги потянулись следом. Ли с интересом разглядывала большой просторный холл, отметив и паркет из дорогих пород дерева, и широкую мраморную лестницу, покрытую тёмно-зелёной ковровой дорожкой, и картины в тяжёлых золочёных рамах на стенах. Преимущественно пейзажи и пасторали. Ничего лишнего, с одной стороны, с другой всё тут буквально дышало стариной и элегантностью. Пахло нагретым воском и деревом, и едва уловимо цветами – вазы с ними стояли на маленьких столиках у стен. Наверняка каждое утро садовник срезал новые, или может, какой-нибудь хитрый артефакт сохранял их свежесть?

– Ваши покои наверху, миледи, рядом с покоями герцога, – объяснял между тем устройство дома господин Таллек. – В правом крыле. Там же на первом этаже библиотека и кабинет его светлости и мой. Ещё бильярдная и курительная, там обычно он проводит время с друзьями, когда они к нему приезжают, – Эллиа кивнула.

Игру она знала, в школе и этому обучали – среди аристократов бильярд был достаточно популярен.

– На втором этаже ещё гостиная в вашем крыле, в левом – комнаты для гостей, оружейная, на первом этаже тренировочный зал для его светлости, – продолжил рассказывать управляющий – они уже поднялись на второй этаж и свернули в хозяйское крыло. – Ещё лаборатория есть, но туда имеет право заходить только герцог, – предупредил господин Таллек.

Они остановились перед резными деревянными дверьми, выложенными перламутровыми пластинами, и провожатый Эллиа нажал на ручку.

– Прошу вас, миледи, – он с поклоном отступил в сторону, пропуская её вперёд.

Элли вошла, разглядывая первую из двух комнат – просторную гостиную с небольшой террасой. Шёлк приятного золотистого цвета на стенах, пушистый ковёр на полу, камин, сейчас пустой, изящная мебель. Обстановка не вычурная и очень приятная для глаз, благодаря благородному коричнево-медовому цвету и плавным линиям, и Эллиа она действительно понравилась. Потолок был расписан цветами, растениями и птицами, на каминной полке стояли несколько фарфоровых статуэток. Не переставая улыбаться, Ли вошла в спальню и замерла на пороге. Конечно, большую часть комнаты занимала кровать под бархатным покрывалом, с резными деревянными изголовьем и изножьем, у окна в углу стоял туалетный столик и пуфик перед ним.

– Здесь гардеробная и ванная, – господин Таллек подошёл к двум неприметным дверям.

Первая представляла собой просторную комнату с множеством шкафов и полок, пока ещё пустых. Как подозревала девушка, помня слова Таллека о портнихе, недолго им таковыми оставаться. Посередине стояла танкетка, напротив двери – высокое зеркало в полный рост. Элли отправилась осматривать ванну – Арли и управляющий остались в спальне, куда как раз принесли немногочисленные вещи молодой супруги хозяина поместья. Помещение для водных процедур привело Эллиа в полный восторг: отделанные зеленоватым камнем стены, светильники с плафонами из стекла в тон камню, позолоченные ручки кранов, и сама ванна, больше похожая на небольшой бассейн. Полочки и шкафчики, тоже пока пустые, и скамейка у стены.

– Если пожелаете, в поместье имеется также сауна, – известил господин Таллек, едва девушка вернулась в спальню. – Вам нравится? – с лёгким беспокойством уточнил он, глянув на Эллиа.

– Всё прекрасно, – уверила его гостья.

– Арли покажет вам дом, миледи, – господин Таллек расплылся в довольной улыбке, и вокруг его глаз тут же собрались лучики-морщинки, что вызвало у Элли умиление. – И проводит к портнихе. Вот ещё подарки от вашего супруга, он просил передать, когда вы приедете, – мужчина махнул рукой на кровать.

Там лежали свёртки и несколько шкатулок, похожих на ту, что вручил ей управляющий в гостинице. В свёртках оказались ткани: узорчатый шёлк, тонкий батист, мягкий бархат и другие, с золотым шитьём и вышивкой, стоившие немалых денег – уж в этом Эллиа тоже разбиралась. В шкатулках ожидаемо ещё деньги, драгоценности и украшения, девушка даже немного растерялась и посмотрела на управляющего.

– Это точно всё мне?.. – пробормотала слегка обескураженная Ли. – За что?..

Улыбка господина Таллека стала шире, глаза и вовсе превратились в щёлочки. Он сложил руки на животе и доброжелательно посмотрел на молодую хозяйку.

– Его светлость не хочет, чтобы вы испытывали нужду в чём-то, миледи.

Арли без напоминания уже сноровисто расставляла на туалетном столике шкатулки и футляры. Среди подарков также оказалась щётка для волос и зеркало в черепаховой оправе, украшенные маленькими бриллиантами.

– Вы можете заказать мне, что вам понадобится, миледи, я после обеда поеду в город, – продолжил управляющий. – Или если вы не очень устали, буду рад, если вы составите мне компанию, – радостно добавил господин Таллек.

– Вам приготовить ванну, или в сауну желаете? – вступила в разговор Арли. – Обед скоро будет, могу принести сюда, или если вам угодно, накроют на первом этаже, в Малой столовой.

Такая предупредительность и забота по сути совсем незнакомых людей чуть не заставили Эллиа прослезиться, но она быстро взяла себя в руки. Если здесь прислуга такая, значит, хозяин вряд ли плохой человек. И она расслабилась.

– Я съезжу с вами, – кивнула Ли господину Таллеку, а потом обратилась к горничной. – Я, наверное, здесь буду обедать, и сейчас мне достаточно ванны.

Разобравшись с распоряжениями, Эллиа спустилась на первый этаж, к портнихе – Арли несла за ней свёртки с тканями. Молодая герцогиня де Изенрох обратила внимание, что на стенах не видно портретов предков, как практиковалось обычно в богатых домах, и поинтересовалась у Эра, сопровождавшего их со служанкой:

– А почему нет портретов? Они где-то в отдельном месте?

– Ах, портретов, – управляющий небрежно махнул рукой. – Так их здесь и не было лет двести, они все в столичном особняке его светлости, а это родовое имение. Последние несколько столетий в нём почти не жили, оно было заброшено, это только наш герцог решил вернуть поместью жизнь и восстановил здесь всё. Он проводит тут много времени, – господин Таллек покосился на девушку.

Ли ухватилась за порцию свежих сведений и продолжила расспросы.

– Много – это сколько? – уточнила она.

– Два-три месяца, не меньше, – последовал ответ Эра.

Брови молодой леди взлетели аж к уровню волос, она задумалась. От Храма до столицы ехать всего дня два, если не торопиться, а так и того быстрее, сюда же целую неделю – и зачем было везти молодую жену в родовое поместье? Тем более, если сам герцог всё равно не здесь сейчас, а наверняка в столице? Девушка покачала головой, хмурясь и кусая губы. Эйфория от приезда схлынула и вернулась настороженность. Снова зашевелились мысли, что что-то не так с её супругом, раз вокруг него столько странностей. Эллиа решила поспрашивать других слуг, ту же Арли, о его светлости – наверняка что-нибудь кто-нибудь расскажет.

Случай представился после общения с портнихой – та оказалась очень милой и предупредительной женщиной, учитывала все пожелания молодой герцогини и очень точно подбирала, что ей пойдёт. Новый гардероб должен был начать пребывать в поместье уже на днях: что-то из образцов требовало только подгонки по фигуре, в основном, конечно, из повседневных нарядов. Из тех тканей, что подарил муж, наряды будут шиться дольше, понятное дело. А перед обедом и поездкой с управляющим Эллиа, как и собиралась, приняла ванну. Пока Арли помогала ей раздеться, девушка рискнула спросить:

– Ты давно знаешь его светлость?

– Мы с мамой работаем здесь года полтора, – с готовностью сообщила горничная.

– И как тебе герцог? – Элли подняла руки, снимая дорожное платье.

– Ой, он хороший хозяин, – радостно ответила Арли, подавая молодой хозяйке халат. – Заботливый, радушный, не кричит почём зря и не цепляется, как другие, – она помолчала и добавила. – Щедрый, мама говорит.

 

– В каком смысле? – навострила ушки Эллиа.

Обычно щедрость хозяина к слугам, особенно женщинам, имела место быть за вполне определённые услуги…

– Ну, герцог мужчина всё-таки, – мило зардевшись, пробормотала Арли и опустила взгляд. – Я слышала, другие служанки обсуждали, что… – она замялась.

Подобные рассказы Ли не коробили – ведь это было до неё, а то, что у мужчин есть определённые потребности, воспитанница Храма знала прекрасно, и поведение мужа с её точки зрения абсолютно нормально. Было бы гораздо подозрительнее, если бы он вообще не проявлял интереса к противоположному полу.

– Ну? – подбодрила Арли Эллиа. – Что они обсуждали? – герцогиня улыбнулась.

– В общем, его светлость очень даже хорош, – почти шёпотом призналась служанка, покраснев ещё больше и затеребив край передника. – Говорили, что в постели он неутомимый и страстный, – пробормотала Арли. – Но насильно никого не тащил никогда, да и незачем ему это. Девушки сами к нему с готовностью шли, – она вздохнула и покосилась на Эллиа. – Вам действительно хочется это знать, миледи?

Ли улыбнулась, немного снисходительно.

– Арли, я же должна знать, что ожидает меня в спальне с супругом, – пояснила она. – Как себя вести, какой у него темперамент, а кто лучше может знать такие вещи, как не его прежние любовницы? Думаю, у них хватит ума забыть дорогу в хозяйскую спальню с моим появлением, – добавила Эллиа твёрдо.

– О, вы не думайте, конечно, никто не будет соперничать с вами, – с искренним убеждением ответила Арли. – Его светлость в последний приезд сам сказал, что собирается жениться и как только это событие свершится, в его спальне будет ночевать единственная женщина, его герцогиня. Он даже мебель у себя приказал сменить!

– Вот и славно, – кивнула Эллиа и направилась к ванной. – Так что ещё говорят про моего супруга другие служанки?

Арли осмелела и продолжила делиться впечатлениями.

– Говорят, он темпераментный, очень, – задумчиво протянула она. – Разнообразие любит, я слышала, говорили, что не только на кровати всё происходило, – горничная снова покраснела.

Эллиа поставила галочку – ценные сведения. Что ж, хотя бы с постелью более-менее понятно. Разнообразие – уж этому в храмовой школе учили обстоятельно. Ли с предвкушением улыбнулась: то, что супруг ещё и темпераментный, тоже радовало. Осталось дождаться встречи наконец, и самой уже оценить герцога Изенроха со всех сторон.

После обеда молодая леди прогулялась с господином Таллеком в городок неподалёку от поместья, посетила парфюмерную лавку и купила необходимое, всякие женские мелочи, да в магазин нижнего белья заглянула. Эллиа решила подготовиться как следует к встрече с супругом, пусть сведения о нём и противоречивые и смутные. А еще, она с удивлением узнала, что госпожа Руолис – Ли знала её адрес, – живет от этого городка всего в одном дне пути. И девушка решила навестить любимую наставницу, всё равно пока особо делать нечего в ожидании мужа. Заодно и обсудит с ней странности этого брака. Может, она больше расскажет про герцога Изенроха, ведь муж Руолис тоже занимал не последнее положение при дворе Императора.

Через несколько дней – к тому времени в её гардеробной уже появились первые платья, – Эллиа, уставшая от ожидания таинственного супруга, действительно собралась в гости к бывшей воспитательнице. Молодая герцогиня предупредила управляющего, что прогуляется к соседям, и он без возражений выделил экипаж и полагающееся даме её положения сопровождение. Позавтракав, Ли уже вышла из столовой, направляясь к выходу, когда почтовый артефакт на одном из столиков в просторном холле мелодично звякнул, извещая о послании. «Послание от мужа?» – мелькнула у неё мысль и девушка поспешила подойти, проверить шкатулку с почтой.

Письмо, к радости Эллиа, оказалось от мачехи. Издав тихий возглас, она поспешила в ближайшую гостиную, ознакомиться с посланием, торопливо вскрыла конверт и начала читать письмо. «Дорогая моя, я очень рада за тебя! Герцог Изенрох – отличная партия, ты умница! Я не сомневалась, что у тебя всё сложится прекрасно, Элли, милая моя. У нас всё хорошо, вот только есть новости, которые, боюсь, тебя не очень обрадуют, – на этом месте Эллиа невольно нахмурилась и слегка встревожилась. – Отец не хотел обращаться к тебе, он, как ты знаешь, гордый. Тебе известно, что Уиллар нажил свое состояние на торговле с Бейским архипелагом. Так случилось, что в этом году он вложил все свободные деньги в новое судно вдобавок к тем, что у него уже имелись. Однако, из-за того, что в Ширгском проливе начался сезон штормов, все его корабли застряли в чужом порту. Самого страшного не произошло, товар цел, не конфискован, и с командой всё в порядке, просто определить, когда именно пролив окажется закрыт для судов, заранее невозможно. Поскольку сезон штормов там после последней магической войны может начаться в любое время года. И хотя длится он не дольше пары недель, через пролив будет опасно плавать ещё месяца три самое малое. Сейчас же Уиллару нужны деньги, чтобы не потерять свои корабли и груз. Ведь если он сумеет поехать на первом же судне на архипелаг и оплатить расходы, все будет в порядке.

Мне неловко просить, но ты бы очень помогла, если бы дала нам в долг часть своего приданого. Подпишем вексель, пусть у тебя хранится. Отец запретил мне обращаться к тебе, он ищет деньги сам, но к сожалению, вряд ли у него получится, ты же знаешь, в нашем городе не так много состоятельных людей. Нам надо около двадцати тысяч золотых, твоё приданое всё равно больше. Как только разрешится ситуация с кораблями, естественно, мы всё вернём. Но решать тебе, дорогая, если по каким-то причинам не сможешь, я настаивать не буду.

Надеюсь увидеться вскоре, Элли, когда ты устроишься на новом месте. Отец очень хочет повидаться с тобой. Целуем, обнимаем».

Письмо выскользнуло на пол из пальцев Ли, она уставилась в окно рассеянным взглядом. Риолла точно не стала бы таким изощрённым способом вымогать деньги, ведь стоит только Элли написать отцу и спросить, правда ли это, как всё вскроется. Да и зачем, муж Риолле никогда не отказывал ни в чём. Её приданое составляло чуть больше тридцати тысяч золотом, да и герцог достаточно щедр, судя по подаркам. Так что, необходимую отцу сумму Эллиа вполне сможет дать даже без всякого векселя – не чужим же людям одалживает. Девушка встала и прошлась по гостиной, кусая губы и размышляя. Деньгами теперь заведует муж, в том числе и её приданым, а пока его нет, за расходы отвечает господин Таллек.

– Вот у него и спрошу, могу ли распорядиться частью своего приданого, – пробормотала Элли и направилась к выходу.

Поездка к наставнице подождёт немного, дела семьи важнее. Девушка вышла из гостиной, но до кабинета управляющего не дошла: в холле столпились слуги, взволнованно что-то обсуждая. К ней тут же подошла Арли, и встревоженное выражение её лица Эллиа очень не понравилось.

– Что случилось? – спросила она, стараясь не поддаться вспыхнувшему беспокойству.

Мало ли, может, что-то в поместье.

– Ой, миледи, там непонятное что-то, – Арли прерывисто вздохнула и обернулась на вход. – Гонец от Императора…

Эллиа не дослушала, подхватила юбки и поспешила к слугам, собираясь сама разобраться, что происходит. Перед ней почтительно расступились, девушка вышла на крыльцо, перед которым стоял отряд из стражников в мундирах и собственно гонец. Последний спешился, едва Элли появилась на ступеньках, церемонно поклонился и спросил:

– Имею честь видеть герцогиню Изенрох, миледи?

– Д-да, – слегка запнувшись, ответила Эллиа, ей немного непривычно было слышать свой новый титул. – Что случилось, уважаемый?

Гонец достал из кожаной сумки свёрнутый в трубку указ и развернул, потом откашлялся и зачитал. С каждым словом Элли чувствовала, как её пальцы холодеют, а сердце бьётся всё медленнее.

– Довожу до вашего сведения, миледи, что ваш муж, герцог Рэнол де Изенрох, организовал заговор против короны и признан государственным преступником, виновным в измене. Всё его имущество конфискуется и передаётся в казну, в связи с этим все должны покинуть поместье в течение ближайших трёх часов, – тут Элли едва удержала возглас и прижала ладонь к губам, глядя на гонца расширившимися глазами. А он продолжил. – Разрешено взять только личные вещи, после чего дом будет опечатан и взят под охрану до приезда представителя Императора и окончания разбирательства по делу, которое состоится после ареста герцога Изенроха и суда над ним.

Эллиа растерянно моргнула, уставившись на гонца.

– Мне некуда идти… – пробормотала она, понимая, что до родителей добираться долго, а учитывая, что всё конфискуется…

У слуг наверняка поблизости и жильё, и родственники, у господина Таллека свой дом недалеко, да и вещи нужны в дорогу, и деньги опять же. Наёмный экипаж, раз уж своего уже нет. А это снова расходы…

– У вас есть три часа, миледи, – твёрдо повторил гонец, совершенно без всякой жалости глядя на Эллиа.

Растерянная, впавшая в оцепенение от страшных новостей, молодая герцогиня развернулась и молча, медленно зашла в дом, ничего не видя перед собой. Смутно слыша, как переговариваются слуги, как её о чём-то спрашивают, Элли поднялась к себе, не обращая внимания ни на что. В голове не осталась ни одной мысли, она никак не могла поверить, что только что услышанное – не злой розыгрыш, а на самом деле происходит. Её муж – государственный преступник, изменник. А ведь они даже незнакомы, она ни разу его не видела. Эллиа без сил опустилась на кровать, бездумно погладила покрывало. Даже толком не успела насладиться высоким положением, которое ей полагалось.

Размышления девушки прервались стуком в дверь, и почти сразу зашёл господин Таллек, не дожидаясь ответа.

– Миледи, я не верю, – с порога заявил он твёрдым голосом и направился к ней. – Его светлость не может быть заговорщиком, это чья-то злая шутка, – от былой расслабленности и дружелюбной улыбки Эра не осталось и следа, он выглядел собранным и серьёзным. – Я уверен, скоро это недоразумение выяснится, тем более, что лорд Рэнол не арестован, и думаю, он сумеет доказать полную абсурдность того, в чем его обвинили, а пока вот, держите, – управляющий протянул ей почтовый ящик и несколько увесистых мешочков с деньгами. – Положите к своим вещам. Я сейчас домой, предупрежу всех и вернусь за вами, собирайте пока вещи, – с решительным видом заявил Эр Таллек.

Слегка оглушённая его напором, Эллиа послушно взяла шкатулку и мешочки и заторможенно кивнула.

– Х-хорошо, – пробормотала она.

В дверь снова постучали, и в комнату зашла Арли с таким же решительным видом.

– Я помогу вам собраться, ваша милость, – проговорила девушка и направилась в гардеробную.

Эр Таллек кивнул и вышел. В течение следующего часа с небольшим, пока Арли и Эллиа собирались, в покоях молодой герцогини перебывала по очереди почти вся прислуга с заверениями, что гонцу никто не верит, и на хозяина кто-то наговорил. Они были уверены, что через несколько дней всё разрешится, и все вернутся в поместье, в том числе и Эллиа. Сборы много времени не заняли, ведь пока у девушки не так много вещей накопилось, но все драгоценности, деньги и подарки мужа она, конечно же, упаковала. Ведь это её личные вещи, а значит, Ли имеет полное право их увезти. Управляющий приехал, как и обещал, и под пристальными взглядами гонца и безмолвных солдат Эллиа села в открытую коляску. Господин Таллек и Арли уложили несколько сумок, в которые уместились вещи, и горничная заверила ещё раз, что всё будет в порядке, и вскоре они снова увидятся. Эллиа очень на это надеялась.

В полной тишине они отъехали со двора и направились прочь от поместья, которое так и не успело стать ей домом. Прикусив губу, Элли отстранённо смотрела на лес вокруг, снова и снова гоняя по кругу мысли, что теперь делать, куда ей идти – не жить же в самом деле в доме господина Таллека.

– Мой дом недалеко от Винтара, – заговорил управляющий. – Сейчас заедем в пару магазинов, если вы не против, и как раз к обеду прибудем.

Эллиа обхватила себя руками и невольно поёжилась.

– Я точно вас не стесню? – пробормотала она, чувствуя себя неуверенно.

– О, что вы, нет, у нас большой дом, – уверил Эр Таллек. – Моя жена рада будет принять вас, только у меня двое ребятишек, они шумные порой, – управляющий немного смущённо глянул на герцогиню. – Мальчишки, пять и четыре года, сами понимаете.

Девушка вздохнула и бледно улыбнулась.

– Не беда, у меня брат есть, так что дети меня не пугают.

– Вот и славно, – повеселел господин Таллек.

В Винтаре они надолго не задержались, и вскоре экипаж въехал в распахнутые ворота и остановился перед симпатичным двухэтажным домом с верандой на первом этаже, окружённым небольшим участком с садом. Жилище управляющего располагалось всего в пятнадцати минутах езды от городка, как он и говорил. Эр помог спуститься Эллиа, а в доме уже открылась дверь и на крыльцо вышла стройная светловолосая женщина средних лет с приветливой улыбкой. Она вытирала руки о фартук – видимо, готовила что-то, догадалась гостья.

 

– Эр, вы приехали? Как хорошо, я как раз заканчиваю! – громко произнесла она и спустилась по ступенькам. – Пироги поставила печься, будет десерт, – женщина остановилась рядом и протянула руку Эллиа. – Я – Сетия, миледи. Пойдёмте, покажу вашу комнату.

Герцогиня пожала её ладонь и последовала за Сетией в дом, пока господин Таллек отвязывал сумки. Внутри оказалось очень уютно, пусть и небольшим по сравнению даже с родным особняком Эллиа, где прошло её детство. Холл, обитый деревянными панелями, на полу – яркие коврики, сделанные явно вручную из лоскутков. На второй этаж вела лестница у стены с резными перилами, из приоткрытой двери справа долетал вкусный запах выпечки, и Элли невольно втянула носом, почувствовав, что проголодалась. Да и хотелось отвлечься хоть ненадолго от печальных известий, а здесь, в этом доме, сама атмосфера была уютной и доброжелательной. Семейной.

– Мальчики пока у бабушки гостят, к вечеру Эр заедет за ними, – между тем, говорила Сетия. – Если вам что-то не понравится, вы скажите…

– Думаю, меня всё устроит, – перебила эту милую женщину Эллиа и улыбнулась в ответ. – Благодарю, вы очень выручили, госпожа…

– Просто Сетия, миледи, – махнула рукой хозяйка дома. – Ну какая из меня госпожа, – она снова сверкнула улыбкой. – Видите, сама на кухне вожусь, хотя Эри иногда ворчит, что нам по средствам нанять кухарку. Но я люблю готовить, – Сетия вздохнула. – С детства мама приучила, и нравится мне кастрюльками и сковородками греметь. Ну и время есть свободное, я только два раза в неделю работаю в таверне, тоже готовлю…

Слушая журчащую, плавную речь Сетии, Эллиа расслабилась, беспокойство по поводу своей дальнейшей судьбы немного отступило. Пока она побудет здесь, до завтра уж точно, а там – видно будет. Они поднялись на второй этаж, прошли коротким коридором и супруга управляющего остановилась перед дверью.

– Пожалуйте, миледи, – Сетия распахнула её, пропустив герцогиню вперёд. – Это самая светлая комната, угловая, здесь два окна, и почти весь день солнце. Ну и самая дальняя, мы не разбудим вас, если что, – добавила она и снова улыбнулась, и вокруг глаз женщины разбежались лучики морщинок.

Эллиа переступила порог, оглядывая своё новое пристанище. Конечно, спальня намного уступала покоям в поместье герцога Изенроха. Но разноцветные ситцевые занавески на окнах, светлые обои в мелкий цветочек, неизменные коврики на полу и пучки сушёных трав, от которых разливался тонкий приятый аромат, делали комнату уютной и тёплой. С такими хозяевами было бы странно, выгляди комната по-другому.

– Здесь хорошо, – Эллиа обернулась и посмотрела на Сетию. – Спасибо большое, – искренне поблагодарила она.

– Умывальня за дверью в углу, – добавила хозяйка дома. – Водопровод у нас есть, так что бегать с вёдрами не придётся, – пояснила она на всякий случай.

Пока принесли вещи Эллиа, пока она их разложила, отказавшись от помощи Сетии – ту ждали дела по дому, и герцогиня посчитала лишним отвлекать хозяйку и использовать её в качестве служанки, – прошло ещё немного времени, и обед вышел поздним, уже ближе к вечеру. После господин Таллек поехал за детьми, а Эллиа удалилась в свою комнату, решив почитать, да так и уснула за книгой. Сны ей снились тревожные, и когда негромкий стук в дверь разбудил её, девушка чувствовала себя немного устало.

– Миледи, я накрыла ужин, – послышался голос Сетии с той стороны. – Если желаете, можете спуститься!

– Да, конечно, сейчас, благодарю! – бодро отозвалась Эллиа и торопливо встала, поспешив в умывальню.

Незачем доброй хозяйке видеть утомлённый и встревоженный вид гостьи. Поплескав в лицо прохладной водой, Ли вернула щекам румянец и прогнала остатки сонливости. После чего пригладила волосы щёткой и вышла из спальни.

Всё семейство Таллеков собралось за большим круглым столом в гостиной. Мальчики наперебой рассказывали, как прошёл их день у бабушки, Эр благодушно улыбался, глядя на сыновей, а Сетия улыбалась и где надо, задавала нужные вопросы к вящему восторгу детей.

– Милые, а это наша гостья, про которую я вам говорила, – прервала занимательный рассказ младшего мальчика о пойманной в луже лягушке супруга управляющего. – Леди Эллиа.

– Здрасьте, миледи! – нестройным хором поздоровались пацаны, их глаза заблестели от любопытства.

– Мило – старшенький, а Гай – младший, – представила сыновей Сетия.

Ли улыбнулась мальчишкам, они разулыбались в ответ. Когда дети поели, хозяйка дома ненадолго удалилась, отвести их в детскую, а Эллиа и Эр остались заканчивать ужин.

– Я вот подумал, миледи, оставайтесь пока у нас, – вдруг предложил управляющий, глянув на гостью. – Герцога наверняка скоро оправдают, зачем вам далеко от поместья уезжать.

Ли вздохнула, погоняла по тарелке кусочек мяса в подливке.

– Я бы с радостью, – грустно улыбнулась она. – Но у моей семьи проблемы, – и девушка рассказала о письме мачехи и её просьбе. – Я как раз собиралась к вам обратиться по поводу денег, когда… – Эллиа запнулась, но потом продолжила, опустив взгляд. – Когда всё это случилось.

Эр Таллек тоже погрустнел и покачал головой.

– Ох, миледи, зашли бы вы на час раньше, я бы перевёл деньги на счёт вашего отца, его милость приказал не ограничивать вас в тратах, – ответил он. – Но сейчас сами понимаете, увы, я ничего не могу сделать.

Элли снова отметила щедрость мужа, и в горле неожиданно встал ком. Она тоже не могла поверить в новости, ведь Храм всегда тщательно проверял тех, кому отдавал своих выпускниц! Не могли наставницы так просчитаться.

– Но это же моё приданое, – она нахмурилась. – Это мои личные деньги, они мне принадлежат. Может, как-то можно вернуть хотя бы их?

Управляющий развёл руками.

– Среди моих знакомых нет юристов, ваша милость, а сам я не настолько хорошо разбираюсь в законах, чтобы ответить вам.

Тут вернулась Сетия и села за стол.

– А зачем вам юрист, миледи?

Эллиа объяснила, и женщина тут же отозвалась:

– Почему бы вам тогда не съездить к нашим соседям? Я слышала, у герцога де Ледора жена тоже выпускница храмовой школы.

Гостья оживилась.

– Да, знаю, это моя наставница Руолис, – произнесла она, и печаль отступила. – Вы правы, я и так собиралась навестить её, а теперь тем более есть повод. И тут недалеко, насколько я знаю. И она как раз вернулась домой.

– Да, всего день пути, я могу отвезти вас, – тут же предложил господин Таллек. – У меня всё равно завтра дел нет, – с едва уловимой грустью добавил он.

На том и порешили. Эллиа поднялась к себе и вскоре легла, и утром, сразу после завтрака, вместе с Эром отправилась к Руолис просить совета в трудной ситуации.

День выдался солнечным, ясным, чего было не сказать о настроении молодой герцогини. Прислонившись к стенке экипажа, она рассеянно смотрела на неторопливо проплывавшие мимо деревья, мысли так же медленно проплывали в голове. Не так она представляла себе путешествия, когда выйдет замуж. И уж точно не думала, что вынуждена будет навещать наставницу, чтобы узнать, как вернуть приданое для помощи отцу. Тогда, восемь лет назад, её первое большое путешествие тоже виделось ей совсем другим, чем оказалось на самом деле. Прикрыв глаза, Эллиа погрузилась в воспоминания.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru