Молчаливый слуга

Кэтрин Рид
Молчаливый слуга

Глава 1

Легкий ветерок проник в комнату с высокими потолками. Тонкие листы на длинном вытянутом стеллаже тихо зашуршали, запахи бумаги и пергамента смешались с ароматом полевых трав.

Высокая девушка с копной рыжих кудрявых волос перенесла книгу на широкую столешницу, расположенную около окна. Солнышко осветило ее лицо и прибавило в коллекцию еще пару блеклых рыжих веснушек.

– Так, так, мистер Бин, – под нос тихо пропела она, поправляя круглые очки, – вы тот еще негодник! Так отвратительно хранить такую замечательную и редкую книгу может только воистину бескультурный человек.

Девушка острым узким ножом начала осторожно счищать плесень с обложки.

Труд реставратора книг кропотлив, он требует терпения, навыков, упорства. Целую неделю мастерица разбирала труд поэта по листам, очищала каждую страницу от заплат, которыми какой-то неумеха заклеил дыры. Промывка водой по времени заняла целый день. Потом листы сушись, выправлялись под прессом. Пятна от вина были высветлены соком лимона. Но самая кропотливая работа заключалась в латании «ран» книги. Каждая страничка тщательно изучалась. Центр сдвоенных листов проклеивался тонкими, но прочными заплатами из специальной хлопковой бумаги. Эту бумагу делали в их мастерской в очень маленьких количествах. Она не вся была белой, некоторые листы изготовлялись с использованием желтого пигмента. Желтоватый оттенок позволял замаскировать заплаты на старых пожелтевших изданиях.

В тот момент, когда девушка сосредоточенно очищала уголок книги, в окне появилась белокурая голова молодого человека!

– Бу!!!! – резко выкрикнул он, пытаясь напугать хозяйку. Девушка не испугалась столь неожиданного появления своего друга.

– Эрик, с каких пор ты здороваешься со мной через окно? – спросила она, глядя поверх круглых очков.

– С тех пор как ты стала занудой! – ответил со смешком парень. Он понюхал гряду фиалок, растущих в горшках на широком окне, и улыбнулся.

– Джейн, право, целый день сидеть в мастерской – не самое интересное занятие.

– А какое тогда занятие интересное?

– Ну, я не знаю. Может, слазим в сад к старому ворчливому Сэму и нарвем без спросу сладких яблок?

– Боюсь, ничего не получится, Эрик. В этом месяце я работаю одна. Отец вернется только к августу, – произнесла Джейн, поднимаясь с высокого стула. Открыв тяжелую дверь, девушка впустила своего друга. Он прошел в мастерскую, следуя за хозяйкой к столу. Этот дом был знаком ему с детства. Небольшой, сложенный из серых камней и покрытый шапкой серой соломы, он стоял на возвышенности чуть в стороне от небольшого городка. В нем уже вот как тридцать лет жила это скромная и очень благочестивая семья: отец Грегори и его дочь Джейн. Отец Грегори служил в местной церкви, все его очень уважали, он всегда откликался на просьбы страждущих, тратя на благотворительность практически все доходы от мастерской. Именно поэтому быт обитателей дома был очень скромен. По центру комнаты стоял стол, сколоченный из крепких досок, и лавки. У дальней стены располагался камин. На полках длинного стеллажа хранились заказы и бумага, а небольшой стол с высоким табуретом у окна служил Джейн местом для работы. Девушка практически целые дни проводила за ним, перемежая изредка свою работу с домашними заботами. Реставрирую книги, она пыталась запомнить их содержимое, прочитав лишь один раз. Это был единственный способ познания для пытливого ума, и ее мозг со временем научился впитывать информацию словно губка. Эрик знал силу ее таланта и нередко просил, чтобы она помогла ему с университетскими заданиями. Однако не только этим отличалась Джейн. Она была самой высокой девушкой в деревне, ее метр семьдесят три позволяли ей по праздникам беспрепятственно следить за службой отца с самого последнего ряда в церкви. Ее же рост был всегда поводом для насмешек сверстников. Довеском к этому недостатку были волосы светлого рыжего цвета и веснушки. Именно из-за особенностей во внешности Джейн больше дружила с книгами, чем с людьми. Книги, они были ее страстью с детства. Каждая открывала дверь в неизведанный мир. В них она пересекала океаны, следовала по шелковому пути, посредством иностранных изданий «говорила» с другими народами. Джейн могла свободно изъясняться на нескольких языках, отлично знала математику, геометрию и физику. И все эти знания она не могла применить в жизни. Простая дочь священника никогда не попадет в высшее общество. Кроме того отец стыдился ее знаний, считая, что женщина должна вести себя скромно, но с достоинством. В ней же он видел протест устоям и воле Божьей.

Со своим положением Джейн смирилась лет в четырнадцать, и с того момента она помогала своему отцу реставрировать фрески, книги, старинные рукописи. Их мастерская со временем стала известной, в руки молодой любознательной особы начали попадать более редкие, коллекционные издания. Однако только Эрик видел в Джейн кроме рослой, рыжей девушки, замечательного друга и очень умного приятного в беседе человека.

– Сейчас будет кое-что вкусненькое!

Джейн открыла боковую створку очага и достала оттуда подрумяненные теплые булочки. Эрик сразу почувствовал знакомый запах, театрально прикрыл глаза, шумно втягивая воздух.

– Булочки с изюмом и ванилью! Джейн! Ты знаешь, чем меня порадовать.

Девушка подмигнула Эрику.

– Это еще не все, я сохранила мешочек молотого кофе. Сейчас заварю.

Джейн бросила полено в очаг, поставила котелок с водой на подставку.

– Какие новости в городе? – спросила она.

Безусловно, в их маленьком городке редко происходили экстраординарные события. Однако в настоящее время и здесь было о чем посплетничать. Все началось полтора месяца назад в мае. Весна тысяча семьсот семьдесят девятого года выдалась жаркой, а потому многие жители города поспешили покинуть свои жилища вечером. На улицах было достаточно многолюдно, на главной площади бродячие артисты развернули кукольный театр. Вокруг крохотной сцены толпились люди, ребятня смеялась над шуточными сражениями тряпичных кукол, слуги из соседних домов выходили разнообразить свой быт. Когда представление закончилось, на улице смеркалось, все стали расходиться по домам. Однако с небольшого праздника жизни вернулись не все. Именно после этого представления мисс Спринг служанка из дома лекаря, которую видели в толпе многочисленных зрителей, бесследно исчезла. Дочка мясника пропала через неделю, отправившись к своей подруге на противоположный край города. Время для визита девушка выбрала обеденное, по дороге она встретила нескольких знакомых, и все-таки до места назначения ей не суждено было добраться. Исчезновение людей посреди города являлось крайне необычным событием. С тех пор жители были настороже, а власти молчали.

Эрик знал, что Джейн живо интересуется этими происшествиями, однако порадовать ее было нечем.

– Вчера пропала третья девушка.

Джейн, достающая кофейник с верхней полки, замерла.

– Как?

– Просто. Как и в прошлый раз это произошло среди дня. Похищенная работала горничной в доме Браметов. Девушка отпросилась днем с работы, чтобы сходить к своей тетушке. Ее видели на центральной улице, там она зашла к молочнице. И все, ее нет!

Джейн поставила на стол небольшие кружки и тарелку с яблоками.

– Что предпринимают власти?

Эрик пожал плечами, подхватив одно яблоко.

– Ничего. Но, помяни мое слово, все это как-то связано с хозяином нового поместья.

– Кто таков? И как это с ним связно?

Эрик сразу заметил нового человека в городе. Его вообще трудно было не заметить. Он казался очень открытым, мило обращался с дамами. Даже для служанки или обычной продавщицы у него находилось доброе слово. Однако исчезновения девушек начались именно с его появлением, и главное, со всеми жертвами он общался накануне исчезновения!

– Алекс Бейкер – сын графа Бейкера и самая загадочная личность Лондона. Его редко видят на приемах, а если он на них и появляется, то всегда вызывает непомерный ажиотаж. Человек этот явно непростой. Как-то к нему на приеме подошел советник короля, после этого Бейкер тихо удалился. Он пропадал где-то четыре месяца, а потом, как по волшебству, появился здесь. С тех пор наш город забыл о покое. Я лично видел, как он говорил с дочкой мясника в лавке, и на той же неделе она исчезла. Мои друзья говорят, что с первой пропавшей девушкой он тоже общался накануне ее исчезновения.

– Очень интересно! – вдруг заметила Джейн.

В очаге зашипела вода, и Джейн поспешила снять котелок. Она залила кофе горячей водой и опять вернулась на свое место.

– Знаешь, я думаю, что это ничего не доказывает. Наверняка он общался и с другими женщинами, не всех же их похитили.

– Да, конечно, однако есть еще одно совпадение. Всем троим было двадцать лет.

Джейн разлила напиток по чашкам и задумалась. Все это было похоже на работу какого-то психопата. Последнее совпадение не казалось ей случайным. Алекс Бейкер вряд ли каким-то образом связан с пропавшими девушками. Скорее это были деяния коренного жителя, который знал о местных практически все. Однако все версии в этом деле нужно было проверить. Сняв очки, девушка спокойно сказала:

– Ты хотел развеяться? Тогда предлагаю пойти в поместье и провести небольшое расследование.

– Но Джейн! Это дело властей! – возразил Эрик.

– Мы только посмотрим. Власти пока не спешат с расследованием.

Эрик сто раз пожалел, что рассказал подруге о Бейкере. Джейн была всегда серьезным человеком, но иногда она становилась авантюристкой. И кажется, на этот раз чертенок за ее плечом совсем распоясался. Обычно он выбирался на волю в те времена, когда отец Грегори вынужден был надолго отлучаться из дома. На сей раз ему пришлось отравиться в другую часть страны вместе с чертежами церкви их города, по ним один из аристократов хотел возвести для жителей рыбацких деревень на побережье новый храм. Дело было богоугодным и требовало присутствия знающих людей. На смену в церковь прибыл другой священник. Голос нового служителя был скуп на интонации, лицо имело тонкие черты, некий налет аристократичности. И все же, несмотря на холодную наружность, горожанам понравился заместитель. Он практически сразу организовал для нуждающихся сбор вещей. Любой из прихожан мог оставить ненужные, но добротные вещи, у входа на задворках здания церкви. Эта идея людям очень понравилась, так как ненужные вещи и одежда у некоторых водились, а вот денег всегда было мало.

 

Девушка накрыла свои волосы серым чепцом и, открыв дверь, жестом пригласила Эрика поучаствовать с ней в слежке.

– А если об этом узнает твой отец?

– Не узнает, мы будем осторожны.

Эрик хмыкнул и вышел во двор. По тропинке они прошли через заросший сад к покосившейся ограде и практически сразу попали в тенистый лес. Идти пришлось долго, целый час. Эта дорога огибала кучно застроенный городок и выводила на западную окраину поселения. Однако путников в лесу ждала не только прохлада, но и поваленные поперек дороги старые деревья. Именно поэтому здесь нельзя было встретить карет и всадников, лес брал свое. Со временем дорога заросла, осталась лишь тропинка, петляющая между зарослей папоротника. По ней Эрик ходил к Джейн тогда, когда она была в доме одна. Правил приличия никто не отменял, они не могли общаться с глазу на глаз. Пользуясь этим путем, он избегал лишних встреч, а репутация Джейн оставалась не запятнанной.

Всю дорогу друзья детства говорили о семействе Эрика. Джонсоны не имели титула, однако все как один занимались торговлей и разведением овец. Именно поэтому у Эрика была возможность получить образование в университете, а его младшие сестры изучали языки, историю и этикет дома.

Когда молодые люди вышли из леса к низкой каменной ограде, двухэтажное здание особняка окрасилось заходящим солнцем в теплый оранжево-красный цвет. В архитектуре поместья не было вычурности, как и во множестве других строений, возведенных в георгианскую эпоху. Фасад был вытянутым, и на его лицевой стороне в широких окнах с белой обрешеткой уже горел мягкий свет.

В одном из окон левого пристроя было заметно движение, а из трубы шел дым. Не трудно было догадаться, что там располагалась кухня. Эрик тихо прошептал:

– Ничего себе, эта лужайка перед домом идеальна!

Джейн не интересен был идеальный сад, она прислушалась и пихнула сообщника в бок.

– Тихо, слышишь? Карета едет.

Оба пригнулись, когда к дому повернула карета. Она пронеслась по аллее и обогнула круглую лужайку. Кучер остановил экипаж напротив парадной лестницы, и Джейн услышала веселый женский смех. Чуть приподняв голову, она наблюдала за происходящим. Дамочки хихикали, стреляя глазками на человека, которого сначала было не видно. Вот кучер цокнул, и лошади тронулись вперед. Сердце Джейн замерло от волнения, а зрачки на мгновение расширились, придав голубым глазам оттенок грозового неба. Этот человек был слишком примечательным для преступника, выхватывающего девушек с улиц. Он был высок, черный бархатный камзол облегал его широкие плечи. Короткие волнистые темно-русые волосы добавляли образу строгости. Дворецкий открыл дверь, и дамы зашли внутрь. А вот хозяин поместья не спешил вслед за гостями, он обернулся, и Эрик спрятался за изгородью. Джейн же наоборот, прильнув к холодным камням, внимательно наблюдала за мужчиной. Она сразу поняла, почему джентльмен не носит напудренный белый парик. Его лицо было покрыто ровным загаром. Черты лица не отличались утонченностью, тонкостью. Он не стремился быть вечным белокожим юнцом под слоем пудры и кружев. И все же этот человек был по-своему красив, пусть и не моден. Больше всего Джейн привлекли его глаза. Она не могла сказать, добрый этот человек или злой, однако взгляд его был наполнен неким спокойствием и мудростью. Ей почему-то вдруг очень захотелось поговорить с ним, как будто он один на всем белом свете мог ответить на все ее вопросы. Мужчина зашел в дом, а Джейн все смотрела ему вслед.

– Что понравился? – вдруг услышала она ехидный вопрос.

– С какой стати? – резко ответила девушка, смотря на входную дверь.

– Просто ты за эти пять минут ни разу не моргнула.

– Я запоминала, как выглядит подозреваемый. С чего я должна восхищаться человеком, которого не знаю.

– Ну, многие дамы от него в восторге.

– И что? Человек может быть красавцем, однако стоит открыть ему рот, и из него уже исходит поток лицемерия и злобы. На такого, пусть он хоть идеален на внешность, и смотреть больше не захочется. Давай-ка лучше обойдем сад и подойдем к дому со стороны правого пристроя.

Пока они огибали сад, к дому подъехала вторая карета. Визитер был немолод. По богатой одежде и гербу короля на карете можно было предположить, что это посланник двора. Когда человек зашел в дом, кучер не стал отводить карету. Похоже, задерживаться долго вельможа не собирался.

Джейн опять толкнула Эрика в бок локотком и, пригнувшись, пошла вдоль задней стороны фасада поместья. Добравшись до четвертого окна от края здания, девушка резко остановилась. Из окна над ней слышался разговор двух мужчин. Один из голосов, высокий дребезжащий, принадлежал, по-видимому, знатному вельможе.

– Вы должны срочно ехать со мной! – говорил гость. – Корабль выйдет из порта через полтора месяца! Необходимо за это время подготовить снаряжение, подобрать людей!

– Хочу вас расстроить, советник, этот месяц я проведу дома, – спокойно ответил граф.

Джейн осторожно приподнялась и заглянула в помещение. Советник стоял у камина и опирался вытянутой рукой на край кресла. Его голова была гордо приподнята, а нижняя челюсть слегка подрагивала от нервного напряжения. Хозяин поместья наоборот был очень спокоен. Его лицо не выражало ровным счетом никаких эмоций.

– Но это дело слишком важное, вы должны набрать проверенных людей!

На смуглом лице появилась легкая улыбка. Мужчина прошел от камина к окну, и Джейн пришлось опять спрятаться.

– Увы, вам придется самому заняться подготовкой экспедиции! В этот раз я даю вам полную свободу действий. Вы сами наберете команду и подготовите все к отплытию! – услышала Джейн фразу у себя над головой. Эрик слегка подтолкнул подругу вперед, но Джейн не шелохнулась, она недовольно посмотрела на него, прижав пальчик к губам. В комнате возникла пауза.

– Вот, передайте это письмо лично королю. В нем я объясняю свою позицию. А сейчас извините, у меня гости.

В комнате хлопнула дверь, а Джейн и Эрик поспешили обратно к краю здания. Они видели как худощавый советник, выходя из дома, прятал за пазухой конверт с печатью.

Карета отъехала, и девушка, прислонившись к стене, посмотрела на Эрика. Тот выглядел напуганным.

– Знаешь, Джейн, похоже, мы слышали то, чего не должны были и вовсе знать, – шепотом произнес молодой человек.

Джейн махнула рукой.

– Нас никто не видел, и если никто не узнает о том, что мы здесь были, то и бояться нам нечего. Мы вообще тут по другому вопросу, остальное нас не касается.

Неожиданно совсем рядом раздался женский вскрик. Молодые люди переглянулись и поспешили к торцу дома. Голоса исходили из комнаты на втором этаже.

Девушка посмотрела на деревянную обрешетку для винограда, оценила наклон покатой крыши пристроя. Сняв ботинки, она вручила их Эрику.

– Жди здесь! – строго приказала Джейн, просовывая ступню в обрешетку.

– Джейн! Ты куда? – яростно зашептал Эрик.

– Конечно наверх! Те две дамы могут попасть в беду!

Ее друг яростно затряс головой. По его мнению, их приключение стало слишком опасным!

Девушка тем временем залезла по обкладке на крышу, ползком добралась до стены основного здания и осторожно заглянула в окно.

Комната в теплых бежевых тонах была обставлена согласно моде. Мебель на тонких ножках, большая кровать под балдахином у стены, картины и камин с лепниной – все это было предметами роскоши. Глаза Джейн расширились. Но причиной тому была не прекрасная обстановка, а то, что творилось в комнате. Дамы оказались не робкого десятка, одна уже успела снять с себя юбку, оставшись в корсете и панталонах, вторая расстегивала пуговицы лифа. Выражение лица Бейкера было очень довольным. Он проводил руками по округлым формам женщин, избавляя их от излишков одежды.

– Вот ведь, извращенец, – тихо прошептала Джейн.

В это время поток свежего воздуха прорвался через окно, и мужчина посмотрел в сторону Джейн. Девушка резко отпрянула, прижалась к стене и задержала дыхание. «Неужели слышал?»

В комнате послышались тяжелые шаги, от страха в животе Джейн закрутило, дыхание стало прерывистым. Хозяин поместья остановился около окна и, положив на подоконник руки, шумно вдохнул воздух.

– Очень интересно, кофе, изюм, ваниль и фиалки! Как аппетитно пахнет, просто замечательно, так бы и съел! – резко закончил мужчина.

От этих слов волосы на голове Джейн зашевелились. Руки с подоконника исчезли, и девушка начала суетливо обнюхивать рукава. «Как он почувствовал? Может, ткань впитала запахи?» – думала она, не чувствуя перечисленных «ноток».

Из-за козырька крыши появилась голова Эрика. Он махнул ей рукой, показывая, что путь свободен, пора спускаться.

На этот раз Джейн была согласна с другом, пора уходить. Девушка пригнулась, встала на четвереньки, осторожно направившись к краю крыши. Она отползла всего чуть-чуть, и тут ее юбка за что-то зацепилась. Джейн про себя прокляла шершавую черепицу и осторожно отвела руку назад, чтобы выпутаться из плена.

– Вот ты мне и попалась, сладенькая! – пропел голос позади.

И тут началось светопреставление. Джейн буксовала по крыше ногами с ошеломительной скоростью. А цепкие руки тем временем тащили ее за юбку к окну.

«Еще немного, и он поймает меня! У меня только один шанс!» – подумала девушка в тот момент, когда сильная теплая ладонь, приподняла ее как котенка под живот.

Джейн, схватившись за пояс юбки, развязала его и выскользнула из рук мужчины, оставшись в сорочке, из-под которой торчали кружева панталонов. Лягнув захватчика ногой в лицо, девушка почувствовала, что Бейкер отпускает ее. Это был шанс на спасение, и она им воспользовалась.

Спрыгнув вниз, Джейн вместо того чтобы скрыться вместе с Эриком в лесу, побежала по центральной аллее, сверкая белой сорочкой и голыми пятками. Позади нее послышался свист и гомерический хохот. Но ей было не до веселья, шуршание гравия говорило о погоне. Добравшись до выхода из сада, Джейн нырнула в заросли терновника. Колючие ветви обдирали ее кожу, но она не обращала на это никакого внимания.

– Амит! Стой! – услышала она резкий выкрик. На этот раз в голосе читалось раздражение, хозяин поместья не был рад вторжению.

Джейн добралась до дома через лес, и там ее уже ждал Эрик.

– Ну что? – с ходу задал он вопрос.

– Не знаю. Он распутен, однако ничего особенного в этом нет. Дамы были не против! – не обращая внимания на раздражение молодого человека, ответила Джейн.

Эрик побарабанил пальцами по столу. По его мнению, в преступлениях была замешана банда. Ну не мог Бейкер в одиночку организовать похищение девушек посреди белого дня в центре города, кто-то ему помогал.

Джейн ушла наверх переодеваться. А Эрик взял еще одну булочку с изюмом. Ему пора было возвращаться домой. Завтра вечером он отправлялся вместе с семьей в Лондон.

– Джейн, мне надо идти! – крикнул он, поднявшись с лавки. Ступени лестницы заскрипели, девушка облачилась в старое цветочное платье.

– Отлично, ложись сегодня пораньше, завтра ты меня проводишь! – сказала она, горделиво задрав носик и прикрыв ресничками миндалевидные глаза.

– Что! Ты что задумала? – спросил Эрик, немного пригнув голову и подойдя к Джейн сбоку. Девушка села на высокий табурет и посмотрела на друга, который с опаской ждал ее ответа.

– А вот что! Завтра я пойду и наймусь к нему на работу! Так я смогу выяснить, причастен ли он к преступлениям.

Джейн знала, что рано или поздно власти возьмутся за это дело. И ей почему-то очень хотелось, чтобы Бейкер не был замешан в похищениях. Главной целью всей этой авантюры было выявление сути происходящего.

Эрик ошарашенно посмотрел перед собой, а потом с облегчением выдохнул.

– Он не берет на работу дам, да и слуги у него все как один индусы!

– Значит… – девушка задумчиво посмотрела на себя в небольшое зеркальце, висящее на стене, – значит, Джейн станет на время Джоном!

Эрик выпучил глаза, а потом рассмеялся.

– Джоном! – хохотал он, вытирая слезы с глаз. – Джейн, этот фокус тебе не удастся!

Девушка смотрела на друга с раздражением.

– Это еще почему?

Эрик прислонился к столу боком. Он собирался изложить все свои аргументы.

– Ну сама подумай. Да, ты высокая, выше многих мужчин в нашем городе. Но это не поможет тебе замаскироваться. Во-первых, ты не сможешь спрятать свои волосы.

 

Джейн махнула рукой:

– Обрежу!

– У тебя аккуратные ногти и руки, не видевшие грубой работы!

– Ногти отстригу, руки испачкаю.

Эрик привел еще один довод:

– У тебя узкие покатые плечи, да и фигура женская.

– Надену мешковатую одежду!

– Ну хорошо, даже если ты все это сделаешь, ты слышала свой голос? Он высокий мелодичный женский! Хоть бороду нацепи, а голоса тебе не скрыть.

Джейн задумалась. С этим фактом трудно было спорить, даже если она будет искусственно занижать голос, это не поможет. Покрутив головой, она резко щелкнула пальцами!

– Тогда я буду немым слугой!

– Что?!

Девушка облокотилась на стол и улыбнулась, довольная собой.

– Послушай, ты сам говорил мне еще сегодня утром, что все девушки исчезали после встречи с ним. Так?

Эрик молча смотрел на нее.

– Кроме того власти ничего не делают для расследования этих дел, то есть, возможно, они покрывают его. Ты видел? Это была карета с королевским гербом, он явно приближен к престолу.

Джейн немного накручивала обстановку, рассчитывая на то, что друг поддержит ее с большим рвением в том случае, если она займет крайнюю позицию по отношению к мистеру Бейкеру.

– Джейн, а если все не так? Если он тут ни при чем? Тогда мы лезем не в свое дело? Что будет, если он узнает, что ты – женщина?

Джейн скрестила руки на груди и покосилась в бок. Она очень надеялась, что Бейкер не видел ее рыжие волосы, ведь они были заправлены под чепец.

– Не узнает! А теперь иди домой. Утром жди меня на окраине леса.

Эрик нахмурился. Одно дело было воровать яблоки из сада Сэма, и совсем другое – ставить на кон свое благополучие.

– Если он тебя раскроет, скандал будет грандиозным! – предупредил он.

– Не раскроет!

– Ну смотри, там ты будешь одна!

Джейн кивнула головой и принялась за оставленную работу.

Эрик на сей раз пошел по дороге, ведущей к городу через поле. «Зачем? Зачем я ей рассказал про все это! Знал же, что она любит трудные задачи! Ох, идиот!» – думал Эрик, взлохмачивая голову.

Джейн спешила доделать заказы, которые были в состоянии максимальной готовности. Остальную работу приходилось оставлять на неопределенный срок. В час ночи она поняла, что силы ее иссякли. Собрав бумагу и листы, девушка зевнула устало в кулачок и, сняв очки, протерла их тряпочкой.

– Да, завтра я впервые попробую применить свои знания в деле! Я разделаю вас как орех, мистер Бейкер!

Улыбнувшись, Джейн отправилась на второй этаж. Она открыла окно, впустила в маленькую комнату на чердаке свежий воздух. Дощатые полы заскрипели под ее ногами, пламя свечи отбросило тени от предметов, стоящих на столике. Девушка села на узкую кровать и обвела взглядом свою скромную комнату. Кровать когда-то сделал для нее отец, от матери достался темно-коричневый шкаф из дуба. Тут не было шелковых обоев, мебели на тонких изящных резных ножках. И все же она попыталась разнообразить грубую наружность комнаты, разрисовав серые каменные стены цветами, листьями и золотисто-коричневыми птицами. Деревянные полочки, висевшие лестницей напротив кровати, были покрыты белыми салфетками. На них лежали высушенные веточки цветов и трав, гербарий перемежался с небольшими статуэтками, красивыми камешками. Каждая деталь этого нехитрого интерьера была для Джейн маленьким сокровищем.

– Я думаю, мам, ты не одобрила бы того, что я сегодня натворила, да и мои дальнейшие планы слишком рискованны. Терять мне все же нечего.

Джейн сняла платье, повесила его в шкаф и, оставшись в длинной рубахе и панталонах, забралась в постель. Скомкав перед собой одеяло, девушка мгновенно заснула.

В эту ночь ей снилась мама. Обычно это происходило перед какими-то волнительными событиями, например, перед сдачей заказа важному и придирчивому вельможе или перед болезнью. Сон был беспокойным. Мама работала около тумбы, она хмурилась, замешивая тесто на хлеб.

– Мам, я и Эрик кое-что задумали! – говорила Джейн, сидя за столом.

– Ох, Джейн, старый Сэм опять нажалуется отцу! Сколько раз я повторяла тебе, что такие забавы рано или поздно встанут тебе боком!

– Ну, мам! Тут совсем другое! Это важно…

Мать покачала головой, и Джейн поникла, ощущая вину за неоправданные ожидания.

– Мам, ты уж прости, что я такая несуразная, высокая, да и милой я быть не могу. Как посмотришь на сестру Эрика, Рут, вот пример женственности, а я рядом с ней чувствую себя слоном! Никому я не нужна, кроме тебя и отца. Он охраняет меня на земле, а ты на небесах. Так и будет до конца дней моих, аминь.

Сон смазался, теперь Джейн снилось, как она вырывается из цепких рук. Страх морозом пробежал по ее коже, и девушка легла на другой бок, подмяв под себя одеяло. На ее ресницах появились слезы, одна из слезинок стекла по щеке на подушку. Всхлипнув, она прикусила большой палец и провалилась в крепкий сон без сновидений. В нем она нашла тепло и избавление от грусти.

Наутро грустить было некогда, сложив готовые заказы на стол, девушка принялась за дело. Потоптавшись в нерешительности у зеркала, она взяла ножницы и отрезала первый локон. Это было трудно, ее волосы всегда ей нравились. Теперь она избавлялась от них, чтобы помочь человеку, который ее об этом не просил. Пряди падали вниз, образуя рыжий ковер под босыми ногами. Чтобы убрать крутые локоны, Джейн их попросту расчесала. Теперь черты ее лица стали более неопределенными. Следом за волосами в мусорное ведро полетели ногти.

Платье с нежным рисунком было заменено на старые одеяния, принадлежавшие ее рослому отцу. Рубаха была ей велика, она висела на худых плечах девушки, словно бесформенная тряпка. Другие предметы ее наряда также находились в плачевном состоянии. Чулки протерлись на пятках до дыр, а старые кюлоты проела моль. Безрукавный камзол слегка потерся. Однако для Джейн такой образ был уникальной находкой, мешковатые вещи идеально скрывали женский силуэт. Подойдя к зеркалу, девушка оценила свой вид. Вышло очень даже неплохо. Перед ней теперь стоял высокий молодой человек, несколько миловидный, однако юному возрасту свойственна нежность во внешности.

Джейн нацепила круглые очки, чтобы скрыть слишком тонкие брови.

– Теперь осталось главное! Я должна сбить с толку его нос.

Выйдя в сад, Джейн плюхнулась в кучу с навозом. Вывозив в удобрении одежду и руки, она понюхала рукава. «Отлично! Пахнет так, как надо!»

Собрав вещи в небольшую сумку, девушка взяла толстую записную книжку, карандаш и вышла через ворота на заднем дворе.

Эрик уже ждал ее у старого дуба на окраине леса. Он опасливо присматривался к силуэту молодого человека, который неожиданно появился на тропе. Путник держал одну руку на плече, неся в ней сумку. Эрик зашел за дерево, сейчас новые знакомства были ни к чему. Прислонившись к дереву, он ждал, когда парень пройдет.

– Эрик! Выходи!

Брови Эрика сами собой поползли вверх! Он осторожно выглянул из-за дуба и увидел перед собой миловидного юношу с гордой осанкой.

– Ничего себе! Вот это преображение.

– Сойдет?

Девушка покрутилась перед ним так, словно на ней было бальное платье. И эта привычка хорошиться вызывала усмешку у друга.

– Возможно, – с сомнением произнес Эрик, поморщившись от крепкого запаха навоза. – Если будешь молчать и перестанешь кружиться, придерживая камзол. Что с твоими волосами? Они похожи на паклю!

Джейн поправила очки.

– Я их просто расчесала! Идем, ты должен проводить меня до поместья!

– Стой, подожди!

Эрик схватил Джейн за руку и вложил ей в ладонь кошель с деньгами.

– Обещай, что будешь писать! – сказал он, смотря девушке в глаза.

Джейн сжала монеты. Так происходило каждый раз, когда Эрик уезжал. Он писал ей, но она не могла ответить. Каждый лист в письме при пересылке оплачивался отдельно. А у Джейн денег вовсе не водилось. Работай она горничной или хотя бы прачкой, у нее было бы небольшое жалование. Однако ее отец считал, что работы в мастерской для нее более чем достаточно. Заработанные средства он распределял сам. Он же покупал Джейн ткани для шитья, один или два отреза в год. Сам служитель привык жить в аскетизме, того же он требовал от дочери. Именно поэтому девушка совсем не имела денег. Эрик перед каждым отъездом давал ей несколько монет и с нетерпением ждал ее ответа. А Джейн выходила рано утром и брела по дороге в поле, около высокой шарообразной ивы она останавливалась и ждала почтальона мальчишку.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru