Нэнси Дрю и таинственные незнакомцы

Кэролайн Кин
Нэнси Дрю и таинственные незнакомцы

Carolyn Keene

STRANGERS ON A TRAIN


NANCY DREW, NANCY DREW DIARIES,

and colophons are registered trademarks of Simon & Schuster, Inc.



Published by arrangement with Aladdin, An imprint of Simon & Schuster Children’s Publishing Division и литературного агентства Andrew Nurnberg.


All rights reserved. No part of this book may be reproduced or transmitted in any form or by any means, electronic or mechanical, including photocopying, recording or by any information storage and retrieval system, without permission in writing from the Publisher.



© Carolyn Keene

© STRANGERS ON A TRAIN

© Перевод, Пудов А. В., 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019


ДОРОГОЙ ДНЕВНИК!

Как это могло произойти? Как кто-то узнал, что я детектив, работающий под прикрытием?

Бесс, Джордж и я выдавали себя за победителей конкурса, за пассажиров лайнера «Звезда Арктики», и я думала, что в значительной степени разгадала тайну этого удивительного путешествия.

Но теперь мне кажется, что я становлюсь мишенью. Сначала куда-то исчез мой багаж, а когда мы ехали в Денали, я порезалась неизвестно откуда взявшимися на сиденье осколками разбитого стекла.

Я всегда стараюсь контролировать каждый свой шаг…

Но здесь это мне совсем не помогает.

Глава первая
Выход на берег

– Нэнси! Сюда!

Я поспешила вниз на посадку и увидела, что Бекка Райт машет мне и бросается навстречу. Атриум круизного лайнера был безлюдным, за исключением нас двоих, как она и предсказывала. Почти все собрались на борту «Звезды Арктики» вдоль открытых палуб, чтобы наблюдать за пыхтящим кораблем в живописном порту Скагуэй, штата Аляска.

– У меня мало времени, – сказала я Бекке. – Алан думает, что я в дамской комнате. Он хочет сфотографировать всех нас у перил, когда мы причалим.

– У меня тоже мало времени. – Бекка проверила свои часы. Она занимала должность заместителя директора круизной компании, и поэтому всегда была занята. – Я должна прямо сейчас готовиться к высадке, но только что узнала кое-что важное и подумала, что ты тоже захочешь узнать об этом. Полиция поймала грабителя!

Я ахнула, вспоминая события вчерашнего дня. Пока наш корабль стоял у пристани города Кетчикан, кто-то ограбил ювелирный магазин на борту «Звезды Арктики».

– Неужели они уже кого-то поймали? Это потрясающе! – воскликнула я. – И кто это был?

– Парень по имени Трой Андерсон, – ответила Бекка, наклоняясь, чтобы собрать с ковра остатки пуха. – Я думаю, он хорошо известен местным властям как мелкий вор и вообще нарушитель спокойствия. Они поймали его в Джуно, он пытался сдать в скупку украденное.

Я кивнула, в знак одобрения. Однако это был не тот ответ, которого я ждала.

– Значит, он не был пассажиром или членом экипажа «Звезды Арктики»?

Бекка поворошила рукой свои темные кудряшки.

– Именно! И это очень странно. Я понятия не имею, как он оказался на борту. – Она слабо улыбнулась. – Я рада, что ты здесь, Нэнси. Надеюсь, ты в настроении разгадать еще одну тайну?

«Звезда Арктики» стала флагманом новых суперзвездных круизов, и это был ее первый рейс. Но все пошло не так с самого начала и даже еще раньше. Вот почему Бекка позвонила мне. Мы знакомы много лет, и она знала, что для меня нет ничего лучше, чем расследование сложных дел. Для конспирации я пригласила на лайнер двух своих лучших подруг, Бесс Марвин и Джордж Фейн.

Бекку беспокоили возможные попытки саботажа на новом корабле. И она оказалась права. Всего через несколько дней круиза я поймала диверсантов, Винса и Лейси. Они работали на конкурирующую круизную компанию и пытались убрать этот лайнер из бизнеса.

И вот затем, когда Винс и Лейси уже были под стражей произошло ограбление ювелирного магазина.

– Думаешь, у этого Андерсона был сообщник на корабле? – спросила я у Бекки. – Если так, может быть, этот человек также отвечает и за некоторые другие настораживающие вещи.

Бекка закусила губу и выглядела встревоженной.

– Думаю, нет. Я действительно надеялась, что все проблемы будут позади после того, как мы арестовали Винса и Лейси.

Я поняла, что она имела в виду, и пыталась убедить себя в том же. Но оставалось несколько неразрешенных вопросов, которые я пыталась принять за отвлекающий маневр, невезение или совпадение и все.

Какие вопросы? Ну, например, записка с угрозами, которую я нашла в чемодане в первый день путешествия. Винс и Лейси утверждали, что ничего об этом не знают. Они также отрицали свою причастность к большинству событий, произошедших до отплытия корабля, и утверждали, что ничего не знают о фальшивом лосином роге с поля для мини-гольфа, пролетевшем всего в нескольких сантиметрах от меня. Они также оказались не в курсе гневного спора, который я услышала из кухни корабля, закончившегося словами, звучащими как угроза: «Брось это, Джон! Или я сделаю так, что ты никогда не доберешься до Анкориджа». И они настаивали, что ни один из них не был тем человеком, кто столкнул меня с дорожки в Кетчикане, отправив «поплавать» в ледяную воду.

Я вздрогнула, вспоминая этот список. Не нужно быть опытным детективом, чтобы понять, что самые серьезные из этих инцидентов были направлены на вашу покорную слугу.

– Мы должны признать, что дело совсем еще не закончено, – сказала я Бекке. – Если грабитель имеет сообщника на этом корабле, он или она могут попытаться снова создать новые проблемы. Итак, нам придеться держать ухо востро и искать улики.

– Ты думаешь… – начала Бекка.

В этот момент я услышала скрип лестницы.

Я обернулась и увидела Алана, стоящего на верхней ступеньке, он смотрел на нас со странным выражением лица.

– Алан! – выпалила я, отрезав сразу все комментарии Бекки. – Я и не слышала, как ты подошел.

Столь же неожиданно Алан Томас появился и в день нашего с ним знакомства. Неужели это действительно произошло всего лишь несколько недель назад? Как сейчас помню, я обедала с Бесс и Джордж в одном из наших любимых кафе возле университета Ривер-Хайтс, внезапно рядом с нашим столиком появился Алан, которому, по всей видимости, очень нравилась Бесс.

Бесс нравилась многим, но почему-то именно Алану она впервые сказала «да». Как мне объяснила Бесс, она согласилась встречаться с ним потому что увидела в нем что-то необычное. Он действительно был другим. Он был общительный, жизнерадостный и немного нервный. Ботаник – так любила называть его Джордж. Я думаю, именно это качество Алана и повлияло на Бесс.

Потом мне позвонила Бекка: умоляя меня и моих друзей помочь в деле с круизным лайнером. Для Алана мы придумали легенду, чтобы он не догадался об истинной причине нашего отъезда. Мы сказали ему, что выиграли круиз в конкурсе. Когда Алан узнал, что мы остановимся в роскошном люксе с четырьмя спальнями, он просто умолял взять его с собой. Он учился на эколога в университете, и эта поездка должна была дать ему фору для исследовательского проекта. Да, это было полезно для него, но это усложняло нашу ситуацию. Ведь мы покля-лись Бекке в том, что никому не расскажем почему на самом деле оказались на борту «Звезды Арктики». Даже Алану.

– Нэнси! Я искал тебя повсюду! – воскликнул Алан, бросаясь ко мне. – Почему ты здесь? Ты заблудилась по дороге в ванную? Ты пропускаешь очаровательные виды!

– Нет, я просто болтала с Беккой, вот и все.

Я заставила себя улыбнуться, но в то же время внимательно изучала лицо Алана. Подслушивал ли он о чем мы разговаривали с Беккой? Его серые глаза выглядели как всегда простодушно или… только казались такими? Но то, как они вглядывались в меня, наводило на мысль, что он услышал наш разговор, когда поднимался сюда по лестнице…

Я отбросила эту мысль так же быстро, как она и пришла, потому что Алан был словно открытая книга. Как я уже сказала, он заявил о своем обожании Бесс, когда они впервые встретились. На самом деле казалось, что он всегда говорит почти каждую мысль, какая приходит ему в голову. Поэтому если бы он слышал что-нибудь важное, то я бы это знала.

– Нам действительно лучше вернуться туда, – сказала я ему, улыбаясь. – Иначе я не увижу прекрасные виды с борта лайнера.

* * *

– Улыбнись и скажи «Аляска»! – запел Алан.

Бесс хихикнула, отбрасывая назад свои светлые волосы, когда морской бриз хлестнул ее по лицу.

– Ни за что, – сказала она. – Если я скажу это, мое лицо будет выглядеть смешно. Я буду придерживаться традиции. – Она приняла позу, прислонившись к блестящим медным перилам, а берег Скагуэя остался сзади… – Сыр!

Алан сделал снимок.

– Великолепно! – воскликнул он, спеша к Бесс, чтобы показать экран своего цифрового фотоаппарата.

Джордж закатила глаза:

– Мы так и будем стоять фотографироваться здесь весь день или соберемся все-таки покинуть корабль и что-нибудь сделать? – проворчала она.

Я схватила ее за руку и оттащила в сторону, уворачиваясь от немногих взволнованных пассажиров, которые спешили к трапу, ведущему к причалу.

– Оставь Алана на секунду одного, – тихо сказала я. – Умираю, как хочу рассказать вам о том, что Бекка поведала мне.

– Что? – немедленно заинтересовалась Джордж.

Бросив быстрый взгляд на Алана и убедившись, что он находится на достаточном расстоянии, чтобы не услышать нас, она продолжила:

– Это насчет Винса и Лейси? Они наконец-то признались, что оставили эту мерзкую записку в твоем багаже?

 

Это было еще одно необъяснимое происшествие в начале круиза. В записке было сказано: «Надеюсь, ты исчезнешь так же, как и твой чемодан. И в отличии от него никогда не найдешься!»

– Нет, но копы поймали похитителя драгоценностей. – Я быстро рассказала ей все подробности, а когда закончила, Джордж тихо присвистнула.

– Значит, этот парень был не с корабля? Это очень странно.

– Я знаю. Он не мог пройти через охрану в одиночку. – Я взглянула на выходной пункт, расположенный возле трапа. Несколько членов экипажа, одетых в накрахмаленную темно-синюю с серебром униформу лайнера, прогоняли через сканер судовые удостоверения, пока пассажиры высаживались на берег на дневную остановку. Хотя вокруг выхода царил хаос и десятки взволнованных пассажиров разговаривали и смеялись, с нетерпением ожидая начала рабочего дня в Скагуэе, персонал корабля поддерживал идеальный порядок, направляя каждого человека через сканер, прежде чем проводить его или ее вниз по сходням. Наблюдая за хорошо организованной процедурой, казалось невозможным, чтобы кто-то мог подняться на борт незамеченным.

– Так кто же помог вору проникнуть на борт? – задумалась Джордж. – У него должен быть сообщник! Член экипажа или, может быть, другой пассажир?

Вместо ответа я громко откашлялась.

– Есть хорошие снимки? – спросила я Алана, шедшего за нами с Бесс по пятам.

– Конечно, – подмигнул Алан. – Легко получить хорошие снимки, когда рядом с тобой такая красивая модель.

Джордж ухмыльнулась. У нее не так много терпения для романтических разговоров. Особенно когда они исходят от Алана.

– Предлагаю закончить фотографироваться, сойти на берег и повеселиться, – сказала она.

– Кстати, о веселье, – промолвила Бесс, когда мы плутали в поисках выхода. – Какие планы на сегодня?

– Вас, девочки, не было вчера за обедом, когда пришел Скотт, так что я записал нас на несколько экскурсий, – сообщил Алан.

Он огляделся:

– Кстати, а где Скотт? Он сказал, что я должен проверить с ним точное расписание.

– Не вижу его. – Я просмотрела зону выхода, в которой с каждой секундой становилось все теснее. Только что вошли полдюжины пассажиров. Я заметила несколько знакомых лиц, но нигде не видела худощавой, загорелой фигуры Скотта, специалиста по береговым экскурсиям.

Статная блондинка в форме «Звезды Арктики» обратила внимание на то, что я оглядываюсь, и шагнула ко мне.

– Могу я помочь вам, мисс Дрю? – спросила она с оттенком восточноевропейского акцента.

– О, привет, Татьяна! – Я улыбнулась ей, хотя и не смогла сдержать вспышку беспокойства. Татьяна работала на Бекку, и она практически поймала нас на обсуждении нашего дела пару раз. – Мы ищем Скотта, чтобы узнать о сегодняшних поездках.

– Он уже на берегу, – ответила Татьяна. – Вы сможете найти его на причале, как только высадитесь.

– Хорошо, спасибо, – поблагодарила ее Бесс с улыбкой. – Пойдемте, ребята. Нам лучше встать в очередь.

Мы пересекли вестибюль.

– Смотрите, это же трио БЭК, – Алан кивнул в сторону трех седовласых женщин на задней линии. Бэбс, Элис и Кэрол были опытными путешественницами на круизных кораблях. Обычно мы сидим вместе с ними за обеденным столом.

– И Тобиас, – добавила Джордж, со значительно меньшим энтузиазмом.

Я не смогла сдержать легкую гримасу, когда увидела восьмилетнего мальчика. Он тянулся к материнской руке, пока женщина и ее муж болтали с этими тремя пожилыми женщинами.

– Похоже, Кэрол простила его за то, что он напугал ее до полусмерти своим домашним тарантулом, – прошептала Бесс с ухмылкой.

– Думаю, да. – Я не боюсь пауков, но все равно, вспомнив об этом случае, я слегка вздрогнула. – И как это Тобиас протащил своего тарантула на корабль?

Мы вспомнили ужасный случай с этим пауком. Винс и Лейси украли Хейзел (так зовут тарантула) у Тобиаса и посадили его на шведский стол. Многие тогда испугались до полусмерти.

Мы замолчали, так как к этому времени достигли трио БЭК, и родители Тобиаса весело приветствовали нас, однако сам Тобиас даже не посмотрел в нашу сторону. Это было типично. Ребенок с самого начала ясно дал понять, что не хочет участвовать в круизе, и его отношение к происходящему менялось от угрюмого до откровенно неприязненного.

– Молодые люди, есть ли у вас какие-то интересные мероприятия на берегу, запланированные на сегодня? – спросила Элис.

– Об этом спросите у нашего личного планировщика мероприятий. – Джордж бросила взгляд на Алана.

Алан улыбнулся и играючи поклонился, словно говоря: «К вашим услугам».

– Поедете на ландшафтном поезде через горы? – спросила мать Тобиаса. – Мы с большим нетерпением ждем этого, не так ли, Тобиас?

– Конечно. – Тобиас пожал плечами, выглядя при этом не очень восторженным. – Эй, смотрите, сюда идет Хиро. Он, наверное, хочет, чтобы я поехал с ним в очередное скучное турне.

Хиро – координатор молодежных мероприятий, приятный молодой человек в темно-синих шортах и серебристом поло, направлялся к нам. Он заметил Тобиаса и махнул ему.

– Привет, Тобиас! Хорошенько повеселись на берегу! – крикнул он. – Увидимся сегодня вечером в кино, хорошо?

– Хорошо, хорошо. – Тобиас снова пожал плечами, не проявляя особого энтузиазма, и посмотрел на очередь перед нами. – Когда мы сойдем с этого дурацкого корабля?

– Терпение, Тобиас, – сказала его мать. – Мы должны ждать нашей очереди.

К счастью, это не заняло много времени. Через несколько минут мы все вместе уже спускались по длинному трапу.

Бесс заслонила глаза от яркого утреннего солнца.

– Вау! Это место выглядит довольно круто.

– О, здесь должно быть замечательно, – заверила ее Кэрол. – Скагуэй был важным местом во время Золотой лихорадки[1] Клондайка в конце 1800-х. Главная улица должна выглядеть как открытка из того времени. Я не могу дождаться, чтобы увидеть этот шедевр!

– Звучит забавно, да, сынок? – Отец Тобиаса похлопал ладонью по спине мальчика. – Что ж, желаю всем хорошего дня. Увидимся на…

– Сэр! Прошу прощения, сэр!

Мы все обернулись. Молодой человек в опрятной темно-синей с серебром униформе бежал по трапу, извиняясь и протискиваясь между другими пассажирами. Его я уже где-то видела, и когда он подошел ближе, поняла, что это один из официантов главной столовой корабля.

Он остановился перед отцом Тобиаса.

– Я так рад, что успел к вам, – произнес он, неровно дыша и поднимая фотоаппарат. – Фотоаппарат. Вы оставили его в кафе после завтрака. Уверен, он вам сегодня пригодится.

Глаза отца Тобиаса расширились от удивления:

– Я даже не заметил! – воскликнул он, беря фотоаппарат. – Спасибо вам большое, молодой человек! Вы правы, я уверен, что мне захочется сделать сегодня много фотографий. – Он выудил пару купюр из своего кармана. – Спасибо, что нашли.

– Благодарю вас, сэр. – Официант слегка покраснел, замявшись, но положил деньги в карман. Он оглядел всех нас. – Надеюсь, вам всем понравится день в Скагуэе.

Когда официант повернулся к трапу, еще один человек заспешил вниз:

– Санчес! Вот ты где! – Рявкнул незнакомец, схватив официанта за руку. – Пошли со мной сейчас же!

Мои друзья уже двигались по причалу, болтая с трио БЭК. Но что-то в поведении второго мужчины насторожило меня. Я сделала шаг вслед за ним, когда он потащил официанта в тихое место за мусорным баком.

– Что случилось, босс? – смущенно и немного напуганно поинтересовался официант.

Неудивительно, что лицо второго выглядело бледным. Было очевидно, что он пытался держать себя в руках, но у него не очень-то это получалось.

– Ты уволен, вот что!

Глава вторая
Странное увольнение

– Что?! – побледнел официант. – Почему?! Что я такого сделал, босс?

– Ты знаешь, что ты сделал! Ты просто подумал, что мы никогда об этом не узнаем… – Босс уставился на него.

Я поморщилась, чувствуя жалость к официанту. Он начал протестовать, выглядя смущенным и испуганным, его босс что-то ответил. Их голоса были слишком тихими, чтобы я могла услышать то, о чем они говорили. Я огляделась в поисках друзей, гадая, заметили ли они, что происходит.

Вместо них я увидела спешащего навстречу грузного мужчину с длинными усами. Я не знала его имени, но видела его несколько раз на корабле. Я предположила, что это еще один пассажир, поскольку он всегда носил гавайскую рубашку и шорты, а не синюю форму «Звезды Арктики». Однако, казалось, он проводил слишком много времени, болтая с персоналом.

Он уверенно шел к официанту и его боссу:

– Что здесь происходит?! – воскликнул он, бросаясь к ним. – Какие проблемы?

Босс отпустил руку молодого человека:

– Не стоит беспокоиться, сэр, – спокойно произнес он, хотя его брови все еще были нахмурены от гнева. – Пожалуйста, наслаждайтесь днем в Скагуэй.

Мистер Гавайская Рубашка проигнорировал его, вглядываясь в тревожное лицо официанта:

– Ты в порядке, сынок? – спросил он. – Если есть какие-то проблемы, ты должен рассказать об этом.

Лицо официанта побагровело. Он перевел взгляд с босса на своего собеседника.

– Ничего, – пробормотал он, опустив глаза.

– Правильно, – вставил его босс. – Спасибо за заботу, сэр, а теперь прошу нас извинить.

Наверное, потому, что я наблюдала, как все это происходит, официант повернулся и встретился со мной взглядом. Затем развернулся назад к боссу.

– Послушайте, это неправда! – внезапно сказал он, сжимая кулаки. – Я ничего не знаю ни о каких запрещенных наркотиках! Тот, кто сказал, что нашел их в моем шкафчике, лжет!

– Наркотики?! – рявкнул мистер Гавайская Рубашка. – Что все это значит?!

Их разговор на повышенных тонах на оживленном причале Скагуэя уже привлек внимание пассажиров. Некоторые, высаживавшиеся поблизости, смотрели на нас, и мгновение спустя я увидела высокую широкоплечую фигуру капитана «Звезды Арктики». Теперь и он шагал в нашем направлении.

– Что здесь происходит? – спросил, нахмурившись, капитан Питерсон, переводя взгляд с краснолицего официанта на мистера Гавайскую Рубашку. – Ладно, не будем здесь ничего обсуждать. Давайте вернемся на корабль. – Он схватил босса за локоть и официанта за плечо, направляя обоих мужчин к трапу.

– Подождите! – мистер Гавайская Рубашка поспешил за ними, но был отрезан большой группой смеющихся рыжеволосых детей, шедших с семейной встречи. Когда он обошел их, капитан и двое служащих уже исчезли на корабле.

Я догнала его у подножия трапа.

– Что все это значит? – спросила я, стараясь изо всех сил, чтобы мой тон казался дружелюбным и небрежно-любопытным. Я протянула руку. – Кстати, я – Нэнси. Нэнси Дрю. Мы виделись с вами на корабле, помните?

– Да, конечно. – Мужчина посмотрел на меня и пожал мою руку, хотя выглядел достаточно отвлеченным. – Приятно познакомиться. Фред Смит.

– Как вы думаете, что происходило с этими двумя? – спросила я. – Вы можете поверить, что парень уволил официанта на глазах у всех? С ума сойти, да?

– Полагаю, все как обычно… Извините меня… – Фред вытащил из кармана мобильный телефон, нажал кнопку и, приложив аппарат к уху, отвернулся и исчез в толпе.

Это было слишком. Я огляделась в поисках своих друзей. Они стояли в нескольких метрах от причала, окружив Скотта, специалиста по береговым экскурсиям.

– Куда ты пропала? – спросила Джордж, когда я присоединилась к ним.

– Никуда. Помнишь того симпатичного официанта с ямочками на щеках, который убирал пролитый напиток Корал прошлой ночью? – спросила я. – Думаю, его только что уволили.

Скотт взглянул на меня:

– Ты говоришь о Санчесе? – спросил он. – Да, только что слышал об этом. Что-то о поиске наркотиков в его шкафчике.

– На самом деле? Ух ты, да он сумасшедший, – прокомментировал Алан.

Скотт пожал плечами:

– Такое бывает. Просто неудачный отбор персонала на лайнер. – Он слегка поморщился. – Некоторые из моих коллег совсем не понимают, что делают, как Санчес, например. – Он откашлялся и снова изобразил на лице приятную улыбку, как будто понял, что сказал слишком много. – В любом случае, я надеюсь, что вы не позволите этому инциденту испортить этот день в Скагуэе.

– Не беспокойся об этом, – Джордж взглянула в сторону главной улицы города, вдоль которой тянулись старинные здания.

– Да, это место выглядит довольно круто. Теперь насчет поездки на поезде…

 

Остальные вернулись к обсуждению дневных мероприятий. Но я слушала вполуха. Может ли инцидент, свидетелем которого я стала, иметь какое-то отношение к нашему делу? Этот человек, мистер Гавайская Рубашка, он же Фред Смит, был одним из подозреваемых в прошлый раз. Странно, но он всегда оказывался поблизости, когда случались неприятности. Нужно ли его имя возвращать в список подозреваемых? Ведь Скотт чуть было не сказал, что у парня сомнительное прошлое.

Я нервно покусывала губы, пытаясь понять, как все улики могут сочетаться друг с другом. Мне хотелось расспросить Скотта об официанте, поскольку он, похоже, знал его. Но я не могла это сделать сейчас, когда Алан стоял рядом. Я не хотела, чтобы он догадался о моих делах на лайнере.

Если подумать, я не была уверена, что хочу вызвать подозрения у Скотта своими распросами. Бекка и капитан Питерсон по-прежнему были единственными людьми на корабле, кто знал об истинной причине пребывания меня и моих друзей на «Звезде Арктики». И я хочу, чтобы все так и оставалось. Хотя один раз я уже была близка к тому, чтобы сказать правду Скотту в Кетчикане. Тогда я видела, как он улизнул с туристического шоу, чтобы встретиться с парнем, у которого был большой шрам на лице. Это заставило меня заподозрить неладное и проследить за ним через весь город, но он поймал меня за преследованием, как раз в тот момент, когда встречался с каким-то мужчиной и передавал тому пачку денег. Тогда он объяснил мне, что расплачивается по карточным долгам. И еще сказал, что если капитан узнает о них, у него будут большие неприятности.

Я вздохнула, потирая лицо и подавляя зевок. Прошлой ночью, я не выспалась и это не давало мне сосредоточиться. Кроме того, я мало что могла сделать сейчас, чтобы узнать больше об увольнении Санчеса. Думаю, я просто спрошу Бекку об этом позже.


– Улыбнись! – запел Алан, делая еще одну фотографию.

Я заставила себя улыбнуться. Бесс, Джордж и я позировали перед большим черно-красным вагоном, выставленным на обозрение в небольшом парке. Вывеска гласила, что это роторная снегоочистительная машина, построенная в далеком 1899 году для очистки Аляски от снега.

После того как Алан сделал еще пару снимков, Бесс посмотрела на часы:

– Эй, кто-нибудь помнит, в какое время нам нужно быть на станции? – спросила она. – Двенадцать или двенадцать тридцать?

Джордж странно посмотрела на нее. Неудивительно. У Бесс память, как у слона. Она редко забывает имена и лица.

Но Алан опустил фотоаппарат:

– Не знаю, – ответил он. – Может, нам лучше перепроверить?

– Спасибо, солнышко. – Бесс наклонила голову и улыбнулась. – Мы будем ждать тебя здесь, пока ты сбегаешь и уточнишь.

Алан кивнул:

– Хорошо, я сейчас вернусь.

Когда он ушел, Бесс повернулась ко мне.

– Итак, Нэнси, – быстро сказала она. – Ты словно в тумане уже целый час. О чем думаешь?

Я слабо улыбнулась:

– Это так очевидно?

– О, да. – Джордж прислонилась к вывеске снегоочистителя, наблюдая за Тобиасом и его матерью, позировавшими для отца семейства.

– Так, выкладывай…

Я огляделась, убеждаясь, что никого рядом нет и никто нас не услышит.

Площадь была переполнена посетителями, в основном пассажирами с нашего корабля и с двух других, в настоящее время пришвартованных в Скагуэе. Мои мысли не переставали крутиться вокруг инцидента на причале. Это что-то значит в нашем деле? Пока же мне не удалось это понять.

– Я думала об этом официанте, – сказала я подругам. – Он, вероятно, не связан с делом, но этого никогда точно не знаешь, верно?

– Думаю, да. – Бесс смотрела с сомнением.

– Как это может быть связано с нашим делом? – спросила Джордж с еще большим сомнением.

Я нахмурилась:

– Я не знаю. Но хочу убедиться, что мы не упустим ни одной зацепки, или… – Я оборвала себя зевком.

– Прости, мы тебе не мешаем? – ухмыльнувшись, спросила Джордж.

Я чуть не огрызнулась на нее, но проглотила этот комментарий и не стала возражать.

– Извините. Я очень устала. Помните мою сегодняшнюю утреннюю перепутанную побудку?

Дело в том, что в номере, где мы остановились, был свой дворецкий – энергичный, общительный молодой человек по имени Макс. Одной из его обязанностей было ежедневное пробуждение нас, и в то утро он вошел в мою комнату ровно в пять утра.

– Я знаю, что просила разбудить меня в семь тридцать, – пробормотала я, подавляя очередной зевок.

– Как бы то ни было, все совершают ошибки. – Джордж пожала плечами. – Макс сказал, что это была путаница или что-то вроде того, верно? И он извинялся как сумасшедший все утро.

Бесс кивнула:

– Я не знаю, почему ты просто не пошла спать дальше, Нэнси.

– Я пыталась, но твой парень так громко храпел по соседству, что я уже не смогла заснуть.

– Так вот почему ты сегодня такая капризная, – пробормотала Джордж.

Я бросила на нее сердитый взгляд:

– А я до сих пор не могу поверить, что ты вчера за завтраком уронила мой рогалик на пол.

Джордж запротестовала:

– Я же сказала, что это не моя вина. Алан толкнул меня!

– Да, да, – вставила Бесс. – У тебя всегда виноват Алан, не так ли, Джордж?

– Тсс, – сказала я, заметив Алана, спешащего к нам. – Давайте сменим тему…

На этом все личные разговоры закончились. Мы бродили по городу, осматривали достопримечательности и делали покупки – сувениры и закуски, – пока не пришло время направляться на железнодорожную станцию для посадки на поезд. Там начиналась ландшафная экскурсия.

– Вау, это круто! – воскликнула, оглядываясь, Бесс, когда мы вошли в вагон, обставленный внутри под старину. – Это как шаг назад во времени.

Я кивнула, хотя и не обратила внимания на дизайн. Неподалеку я заметила пару наших попутчиков со «Звезды Арктики». Одной из них была молодая блогер-путешественница Венди Вебстер. Одетая в клетчатую юбку, майку и длинный шарф, она выделялась из толпы. Венди оторвала взгляд от ноутбука и заметила нас.

– Привет, ребята! – воскликнула девушка, демонстрируя свои огромные в черной оправе очки, и помахала нам рукой. – Эпичное место, не так ли?

– Конечно, если ты так это называешь, – сказала Джордж. – Совершенно эпичное.

Услышав смех с другого конца вагона, я посмотрела в ту сторону. Хиро сидел, окруженный полдюжиной ребят со «Звезды Арктики», но, как я заметила, Тобиаса среди них не было.

– Чур, я у окна! – Джордж протиснулась мимо меня и плюхнулась на сиденье. Я села рядом с ней, а Бесс и Алан сели напротив.

Вскоре поезд уже сворачивал в горы. Пейзаж был настолько красивым, что я даже на какое-то время забыла о своем недосыпе. Поезд неспешно шел по рельсам, поднимаясь по крутым склонам и пересекая ржавые железные мосты. Из окон открывался потрясающий вид на предгорья, покрытые густыми вечнозелеными лесами, на реки, прорезающие горные перевалы, и на далекие вершины, все еще покрытые снегом, несмотря на лето.

В конце концов мой разум начал блуждать. Я посмотрела на Венди, которая фотографировала пейзажи, постоянно восхищаясь вместе со всеми. А ведь недавно она была одной из первых подозреваемых. В то время для этого были основания. Мы подумали, что она, возможно, набирает читателей для своего блога, искусственно создавая опасные ситуации, чтобы потом написать о них.

А теперь? Остается ли она среди подозреваемых? Допустим, вот только что она выиграет, если протащит на борт похитителя драгоценностей? Наверное, деньги. Все любят деньги, верно? Но если следовать этой логике, каждый может быть подозреваемым.

Я покачала головой, которая была как в тумане.

– Сейчас вернусь, – сказала я Джордж. Хочу подышать свежим воздухом.

– Угу, – был ее ответ. Она, как завороженная, смотрела на маленький экран своей камеры и даже не обернулась, когда я встала.

Я шла по проходу, покачиваясь из стороны в сторону в такт движению поезда. Дверь в конце вагона вела на маленькую открытую площадку, находящуюся между нашим и следующим вагоном. Я вышла и глубоко вдохнула прохладный, чистый горный воздух. Площадка была в моем распоряжении, поэтому я подошла к перилам и выглянула наружу. Вид был жутковатый. Поезд прижимался к склону горы на таком узком уступе, что я не видела его края, когда смотрела вниз. Обычно я не боюсь высоты, но у меня перехватило дыхание, когда я увидел головокружительный спуск в долину далеко-далеко внизу.

Внезапно дверь соседнего вагона распахнулась, и кто-то вышел на площадку. Это был Скотт, тот самый парень с береговых экскурсий. Он прижимал сотовый телефон к уху:

– …и тебе лучше придумать, как все исправить до того, как я доберусь до Анкориджа, – прошипел он в трубку, его голос буквально кипел от ярости. – Потому что если этого не сделаешь ты, это сделаю я!

Он резко оборвал себя, заметив, что я стою и смотрю на него. Выключив телефон, он уставился на меня. Все его лицо еще было искажено гневом, что делало этого человека совершенно неузнаваемым.

Он шагнул ко мне. На всякий случай я крепко вцепилась в перила позади себя – единственное, что отделяло меня от падения, длиной в шестьдесят метров навстречу верной смерти.

– Ты! – зарычал Скотт. – Что ты здесь делаешь?!

1Золотая лихорадка – неорганизованная массовая добыча золота на Аляске и в Канаде в конце XIX века. (Здесь и далее – прим. ред.)
Рейтинг@Mail.ru