Окуляр магии

Кристина Воронова
Окуляр магии

Божена Новицкая слегка увеличила скорость бега, пребывая в глубокой задумчивости, чему не мешала даже начавшаяся одышка. В боку закололо, и девушка была вынуждена через несколько метров значительно убавить скорость.

Собственное тело казалось неприятно влажным, словно упавшее в раковину скользкое мыло, а ухудшившееся самочувствие не улучшало настроение.

Двадцатилетняя девушка пришла к выводу, что занятие бегом – это не самая лучшая её идея за последнее время. Тем более, в сентябре, когда неожиданно вернулось бабье лето, но нити прохлады уже дотрагивались до лица и тела твёрдыми ледяными пальцами.

И это при том, что она отметила большое количество любителей бега. К её изумлению, большинство таких спортсменов и спортсменок оказались молодыми, стройными и привлекательными. На миг ей пригрезилось, что она находится где-нибудь в США, где почти все состоятельные люди бегали с наушниками в ушах, а местные ленивые нищеброды сидели перед телевизорами и жрали фастфуд, отращивая животы и задницы.

– Мда, осталось только заболеть после сегодняшнего забега к лучшей судьбе, – хмыкнув, сказала сама себе стройная девушка и направилась к одному из пластиковых сидений нового стадиона.

В основном на стадионе занимались фанатичные команды футболистов, а также приходили мамаши с детьми, которые устраивали весёлую возню на металлических тренажёрах, мешая заниматься тем, кто действительно запланировал улучшить состояние здоровья и физическую форму.

Некоторые, особенно "одарённые" люди, вообще использовали тренажёры в качестве скамеек. Разве что спиртное не употребляли, восседая на них, так как проход в тренажёрную зону со спиртным запрещался.

Впрочем, Божена считала, что тренажёры из металла на улице – это изощрённые орудия пыток. Летом они раскалялись, а осенью и зимой – отмораживали зад.

Устроившись поудобнее на пластиковом сидении, как жертва инквизиции прошлого на кресле с шипами, девушка уставилась на старый дом, расположенный практически сразу же за новым стадионом. Этот дом они с сестрой всегда называли старым новым домом.

Дело в том, что строительство здания началось практически в день рождения младшей сестры Зои, но до сих пор, за все девятнадцать лет, дом так и не был достроен, несмотря на то, что в этом районе за это время успело "вырасти" множество высоток и несколько торговых центров.

Здание чем-то притягивало и даже пугало пустым взглядом чёрных оконных провалов. Казалось, что дом смотрит на тебя, пристально и слепо, словно мертвец.

Кроме того, Божена слышала, что в этот дом тайком пробираются не только бомжи, но и подростки для самых разных целей, и уже не раз в здании происходили несчастные случаи. До чей-либо гибели ещё не дошло, но девушка была уверена, что это только вопрос времени.

И всё-таки ей безумно хотелось хоть раз посетить это здание, приблизиться к нему, чтобы узнать, наконец, его тёмную тайну.

Чтобы отвлечься от странных и пугающих мыслей, которые нагоняли больше страха, чем созерцание недостроенной высотки, огороженной деревянным забором, исписанным неприличными словами на разных языках и буйно разукрашенным граффити, она достала из кармана куртки мобильный.

– Привет, Зайка, – с улыбкой обратилась она к сестре. Божена почти увидела, как симпатичная блондинка закатывает глаза.

– Не Зайка, а Зойка уже тогда, – с усмешкой ответила сестра.

– Такого слова не существует! – твёрдо произнесла Божена, стараясь не смотреть на пустые окна мёртвого дома, которые, казалось, гипнотизировали её.

– Это будет только наш суржик, – задумчиво ответила жертва искажения родного языка. – Кстати, недавно со скуки прочла в Интернете, что Зоя – это вариант имени Ева. И мой Адам, как и тот, библейский, тоже оказался бабником и сволочью, – она вздохнула.

– Что, Андрей так и не пришёл? – осторожно спросила Божена, зная, насколько непростые отношения у её сестры с парнем.

– Нет, даже и не позвонил, только написал СМС, что не любит больниц, – с грустью ответила девушка.

– Жаль, – отозвалась она, не зная, что ещё можно сказать в такой щекотливой ситуации. – А как ты сама? Врачи не слишком достали?

– Это же платная клиника, хотя тут тоже идиотов хватает, – она тяжело вздохнула. – Главное, что у меня тут нетбук и мобилка, а также ты меня часто навещаешь. Так что мне не скучно.

– Это намёк? – поинтересовалась Божена.

– Да нет, я ещё не успела слишком сильно по тебе соскучиться. По крайней мере, не до такой степени, чтобы умолять тебя приехать. У тебя-то как дела?

– Пыталась бегать, – мрачно сообщила Божена. – Не получилось. Наверное, это не моё. Жаль, а костюмчик спортивный на мне просто обалденно сидит. Наверное, если бы за мной игриво бегал какой-нибудь красавчик, делая вид, что хочет поймать, дело бы спорилось.

Они рассмеялись.

– Попробуй заняться плаванием, – деланно-серьёзным тоном с оттенком смеха предложила Зоя. – Уверена, парни оценят твоё появление в купальнике. И они точно попытаются тебя догнать!

– Ага, и все дружно утонут. И меня сразу же выгонят, – не менее серьёзно отозвалась Божена. – Ладно, пошла-ка я к тебе домой, приму душ и буду нагло жрать твои печеньки.

– Вперёд, – Зоя, судя по звуку, широко зевнула. – Я тоже попробую поспать. В отдельной палате это проще, но всё равно постоянно какие-то звуки слышатся.

– Ну да. Речка движется – и не движется, звуки слышатся – и не слышатся, – съязвила Божена, поднимаясь с нагретого её телом сидения. Ей на миг показалось, что недостроенный дом нахмурил брови – образно выражаясь, конечно.

Девушка спрятала мобильный в чехол, а затем запихнула его в карман, стараясь не зацикливаться на неприятной мысли, что жуткая постройка выразила ей неодобрение. В последние годы ей казалось, что она вот-вот рехнётся. С такими-то родными! Точнее, с такой-то младшей сестрой!

То, что Зоя будущая ведьма, Божена знала практически с самого детства. Точнее, с восьми лет, когда отец наконец-то доверил ей тайну, рассказав о том, что младшая сестричка от не слишком любимой мачехи вырастет особенной. Не такой, как она. Правда, в подробности он не вдавался. Да и никто другой не выдал ей инструкцию на тему различий между ней и сестрой.

Впрочем, Божена сначала над этим вообще мало задумывалась, потому что и так считала Зою особенной. Во-первых, та была её сестрой только по отцу, во-вторых, мачеха ей не слишком нравилась, их отношения были натянутыми. Гораздо большую заботу о маленькой девочке проявляла старшая сестра матери по имени Марина.

Можно даже сказать, что с восьми лет, когда она узнала правду о том, что через год после её рождения родная мать быстренько ушла из семьи, выскочила замуж за американца и со скоростью летящей пули покинула страну, именно тётя Марина стала её самым близким человеком, надёжным покровителем и спонсором.

Когда она была маленькой, то инстинктивно чувствовала, что Елена не являлась её матерью, но считала, что её родная мать умерла. Впрочем, несмотря на то, что Елена всегда ставила свою дочь на первое место, бить, морить голодом или обижать Божену она и не думала, так что до сих пор у них сохранялся вооружённый нейтралитет, не переходящий в открытые военные действия.

Божена радовалась про себя, что Елена, словно истинная Снежная Королева, выражала свои негативные эмоции холодным молчанием и игнорированием, а не обычной "крестьянской" руганью и мордобоем. По крайней мере, благодаря идеальному воспитанию мачехи, она сама не была похожа на традиционную падчерицу со сломанной судьбой и с испорченными нервами.

Отец не слишком сильно препятствовал желанию Марины Николаевны забрать девочку к себе. Это даже показалось ему неплохим вариантом из-за традиционно злой мачехи и одновременно любимой второй жены. Ссориться с красивой женой ему не хотелось, к тому же, Зою, родившуюся через девять месяцев после медового месяца, он тоже очень любил.

Так и получилось, что Божена переехала в коттеджный городок, в котором стала обладательницей двух обширных комнат на втором этаже дома и наслаждалась приятным интерьером мансарды, где было всё, что ей требовалось: стильная новая мебель из натурального дерева, компьютер, телевизор, полный шкаф красивой одежды и другие приятные мелочи, которые предоставила ей отнюдь не бедная тётя.

Впрочем, отец и мачеха тоже зарабатывали неплохо, поэтому ревности на этой почве никто из них не испытывал. В их семье буквально поселилась гармония. Всем было хорошо.

А потом произошло то, чего никто не ожидал: Божена очень сдружилась с Зоей, а та безумно её полюбила. Каждый раз, когда она болела, то в первую очередь хотела, чтобы за ней присматривала именно старшая сестра. В эти дни и даже ночи Божена приезжала в их квартиру и оставалась там, пока сестра не выздоровеет. Тётя в такие дни либо забирала её на машине, чтобы отвезти в школу, либо давала достаточно денег на такси или маршрутку.

И сейчас, когда Зоя серьёзно простудилась, подхватив тяжёлую форму гриппа – какой-то очередной мутировавший штамм – Божена буквально примчалась к ней. Но родители на этот раз оказались неумолимы и отправили дочь в больницу. Кроме того, отец не желал, чтобы и Божена заразилась, так как не переставал любить старшую дочь.

Мачеха с красивым именем Елена – и почти такая же прекрасная, как и её тёзка из греческой мифологии, уничтожившая Трою с помощью роскошного бюста и прекрасных глаз – согласилась, чтобы Божена пока пожила у них в квартире. Им это было удобно, так как они вдвоём отправились отдыхать в Египет, а оставлять квартиру пустой не горели желанием.

Кроме того, от квартиры до больницы можно было гораздо быстрее доехать, чем от коттеджного городка.

Таким образом, последние три дня Божена присматривала за квартирой и заодно навещала сестру как можно чаще.

В четырёхкомнатной квартире была гостевая комната, которая, когда она останавливалась у них, становилась её собственной. Зоя предлагала им жить вместе, причём, ей очень хотелось, чтобы это продолжалось не днями и неделями, а гораздо дольше, но Божена ценила и свою, и чужую свободу.

 

Закрыв за собой бронированную дверь, девушка направилась в гостевую комнату, которую тоже считала почти своей. Однако свои две комнаты в симпатичном частном доме она любила гораздо больше, так как там она могла чувствовать себя гораздо свободнее.

Всё-таки в этой квартире, несмотря на то, что её принимала почти вся семья, она не ощущала себя полностью раскованной. Даже когда мачехи не было дома, ей всё равно чудился холодный взгляд прекрасных серых глаз моложавой Елены, когда она прикасалась к какой-либо вещи.

Нашарив ногами тапочки, Божена направилась в ванную комнату. Зеркальный шкафчик продемонстрировал взмыленный вид и усталость в тёмно-серых глазах. Девушка вздохнула, пригладив волосы, выбившиеся из хвоста. Красные щёки и почему-то ярко-алый нос, а также капли пота на лбу и прилипшие к щекам влажные пряди, ярко демонстрировали, что спортсменка из неё совершенно никудышная.

Вздохнув, она полезла под душ, затолкав спортивный костюм в корзину для грязного белья.

Сначала горячий, а потом прохладный душ поднял настроение и улучшил самочувствие. Божена даже нашла в себе новые силы, чтобы, завернувшись в халат и шаркая усталыми ногами по полу, отправиться на кухню и приготовить чай. Есть совершенно не хотелось, поэтому она взяла с собой чашку и направилась в условно свою комнату.

***

Красивая и почти новая мебель в бело-золотистых тонах создавала расслабляющую обстановку, хотя было в ней и нечто официальное, словно бы комнату обставляли напоказ, чтобы поразить гостей. Золотисто-коричневые лёгкие шторы закрывали пластиковое окно, а красно-коричневые обои оттеняли диван бело-золотистого оттенка. На стене висела репродукция картины Джона Эверетта Милле "Офелия", а на изящном столике тёмного дерева имелся раскрытый ноутбук. На прикроватной тумбочке находилась рамка с фотографией, которую Божена любила больше остальных.

На первом плане была она сама, а за плечи её обнимала Зоя. Обе они были в экстравагантных нарядах в готическом стиле, которые сами придумали на очередной Хэллоуин.

Насколько Божена помнила, им тогда было лет четырнадцать-пятнадцать. Кроме необычного наряда, девочки решили поменять и причёску, нацепив парики. Причём, на ней самой красовался парик с голубыми кудряшками – а-ля Мальвина, а Зоя нацепила парик с двумя пушистыми розовыми хвостиками.

Время от времени цвет их волос менялся, и тогда Зоя щеголяла голубыми кудряшками, а она – кокетливыми розовыми хвостами.

Это и была магия.

Однако те, кто оказывался допущен в эту комнату, но не в тайну Зои, если и замечали подобные изменения, то приписывали их каким-то современным технологиям и часто даже лишний раз не интересовались изменением волос двух экстравагантных подростков.

Усевшись за компьютер, но глядя словно бы сквозь экран, Божена вспоминала, сколько лет ей потребовалось, чтобы привыкнуть к тому, что её сестра – самая настоящая колдунья.

И что она теперь ходит в университет магии, расположенный в красивом новом здании, в окружении парка с прекрасными тенистыми аллеями из лип и тополей с клумбами необычных форм, стриженными изгородями и фонтанами с обнажёнными скульптурами, изображающими древнегреческих богов. Зоя часто делала фотографии парка, так как эта территория, в отличие от внутренних залов университета, не была закрыта для посторонних. Да и сама Божена пару раз не удержалась и проводила сестру до высоких кованных ворот.

Казалось бы, ничего необычного на первый взгляд. Только табличка из белого мрамора с золотыми буквами была видна только тем, кто либо сам был магом, либо получал на это разрешение от своих родных. На табличке как-то обыденно выделялась надпись: "Университет высшей магии для волшебников и ведьм".

Ей самой казалось, что она окончательно поверила в магический дар сестры, только когда увидела эту надпись. Божена ещё тогда решила, что вряд ли бы кто-то прицепил на стену здания тяжёлую даже на вид мраморную плиту с золотыми буквами, чтобы над ней подшутить.

Сестра, явно понимая её чувства, сама время от времени просила встречать её возле университета после пар, чтобы дать возможность хоть таким образом прикоснуться к эфемерному, но такому притягательному миру магии.

Конечно, внутрь ей нельзя было зайти (в само здание из обычных людей, насколько она знала, имел доступ только их отец, который в своё время благодаря волшебному дару дочери устроился вахтёром в магический университет, получая на этой работе столько денег, что смог приобрести по машине для всех членов семьи, кроме Божены, которая отказалась от авто из-за того, что панически боялась сесть за руль).

Отец ничего не рассказывал о своей работе, Божена догадывалась, что причиной этому была не его какая-то особенная порядочность, а элементарная защитная магия – если, конечно, волшебство вообще можно было назвать элементарным.

Ожидая сестру, она прохаживалась вокруг университета, стараясь увидеть хоть что-нибудь в окнах, но замечала только скучные цветы в кадках и обычную, на первый взгляд ничем не примечательную молодёжь. Ещё ей чудились странные тени, которые внушали страх, но она старалась уговорить себя, что ей просто показалось. Кроме того, стёкла были довольно мутными, поэтому сквозь них мало что можно было увидеть, даже если стоять, прислонившись к ним вплотную.

Сообразив, что в таком состоянии в Интернете делать нечего – как и в пьяном – она отправилась на диван в компании с чашкой любимого зелёного чая.

Она сама училась заочно, и её месяц напряжённой сдачи зачётов и экзаменов уже завершился в этом полугодии, поэтому можно было расслабиться и ничего не делать. Это было приятно, но немного скучно, поэтому девушка и подумывала о том, чтобы заняться спортом.

Божена даже немного задремала, а её мысли вновь и вновь возвращались к волшебному университету. Она размышляла о том, как бы она себя чувствовала, если бы тоже была магом. Однако Елена с непередаваемым ехидством и злорадством доказывала ей, что магический дар Зое достался от неё, хотя она потеряла свои способности, а из-за чего это случилось, женщина никогда не говорила.

"Мой дар уснул, а твой отец не волшебник, хоть я его и люблю", – как-то сказала она ей. – Тебе же неоткуда получить магию, поэтому смирись с тем, что Зоя всегда будет круче тебя".

Божена скривилась, подумав о том, сколько раз Елена пыталась ей доказать, что Зоя, несмотря на то, что младше по возрасту, превосходит её во всём. И это касалось и успехов в учёбе, и внешности, и черт характера.

Несколько раз она случайно подслушала разговоры мачехи с дочерью, которой та яростно доказывала, что сестра – это конкурентка, а не близкий человек.

"Радуйся, что тётя завещала ей коттедж, а то иначе она бы требовала свою часть нашей квартиры, – как-то раз сказала Елена. – А потом бы привела сюда своего мужа, нарожала детей, чтобы мы её точно не смогли выгнать".

Божена была благодарна мачехе хотя бы за то, что та не говорила ей подобных гадостей в лицо, но понимала, что дело тут не в излишней воспитанности её "второй мамы", а в том, что она действительно не посягала ни на квартиру, ни на машины. Ей было достаточно коттеджа тёти, которая давно написала завещание в её пользу.

Иногда, когда на неё накатывала депрессия, девушка в красках представляла себе, как бы она отнеслась к внезапно появившемуся родственнику, если бы тётя Марина решила обзавестись собственным ребёнком. И осознавала, что отнюдь не обрадовалась бы, а боялась очутиться на улице.

"Мда уж, у нас не та страна, где можно свободно уйти из дома в восемнадцать лет и сразу же обзавестись собственным жильём", – с грустью подумалось ей. – Наверное, в Америке родители правильно поступают, когда отправляют подростка пинком под зад в большой мир, стоит ему только закончить школу. Но в нашей стране мало свободного жилья, точнее, почти нет таких работ, благодаря которым это жильё можно купить, да и ипотека на долгие годы меня не прельщает".

Ещё Божена неожиданно задумалась о том, почему сестра ни разу не оставалась ночевать в её с тётей частном доме, даже когда родственница отправлялась на отдых за границу или в очередную командировку, которую, как владелица фирмы, назначала сама себе.

Девушка прикинула, что в её двух комнатах, куда тётя даже лишний раз не заходила, можно было разместить ещё трёх человек, причём, каждому бы нашлось достаточно места, чтобы не чувствовать себя обитателем шкафа или кладовки.

– Сплошные загадки, – проворчала она, засыпая.

Проснувшись через полчаса и почувствовав себя немного отдохнувшей, она решила навестить сестру. По дороге отправилась в супермаркет, где выбрала побольше бананов, апельсинов и лимонов – столько, сколько могла унести. Сестра, к всеобщему изумлению, обожала поедать сырые лимоны, отчего у многих случался нервный тик при виде подобного извращения. Выбрав ещё парочку творожных десертов, девушка направилась в частную клинику, решив сесть в маршрутку, которая останавливалась неподалёку от их дома, возле дороги.

В маршрутке она неожиданно ощутила сильнейшую боль в области груди. Божена с трудом удержалась, чтобы не закричать. Кулёк с покупками вывалился из рук. Молодой парень, на ноги которого он и свалился, хотел уже высказать своё мнение об этом знаменательном событии, но увидев выражение её лица, осёкся.

Он освободил ей место, а затем поднял кулёк и вручил ей, бережно положив его на колени.

– Девушка, может быть, вам нужна помощь? – тихо спросил он, наклонившись над ней.

– Нет, но всё равно спасибо, – Божена почувствовала себя значительно лучше, про себя подумав, что лучше бы ей стало плохо прямо в больнице, по крайней мере, не пришлось бы далеко бежать. И хорошо, что при ней были и наличные деньги, и кредитки, иначе, как она понимала, ей бы не оказали помощь, даже подыхай она на глазах врачей и медсестёр.

Хотя молодые парни иногда спешили ей помочь, просто потому, что она была хорошенькой, с прицелом на дальнейшее развитие отношений.

В хорошо освещённый холл больницы она вошла, глубоко задумавшись. Божена вспомнила, что впервые почувствовала похожие симптомы, когда поджидала сестру возле её университета полмесяца назад.

Напрягая память, она вспомнила то странное ощущение, которое охватило её тогда. Сначала ей долгое время казалось, что на неё кто-то пялится, но она так и не поняла, кто это был, так как тогда на улице кроме неё почти никого не было, а те, кто был, занимались своими делами или также, как и она, поджидали близких. А потом, когда беспокойство стало почти таким же непереносимым, как и щекотка, у неё прихватило сердце. Но тогда это было не так болезненно.

– Послушай, Зоя, – заговорила она, входя в палату без стука. Сестра лежала на кровати с усталым и явно раздражённым видом. На тумбочке Божена заметила пустой пластиковый стаканчик и догадалась, что зашла как раз после очередной раздачи лекарств, которые Зоя не переносила на дух, но послушно принимала. – Ты не знаешь, кто-то из твоих "коллег по учёбе" мог меня проклясть? Или проделать ещё что-то нехорошее?

***

– Что случилось? – настороженно спросила сестра, медленно садясь на кровати и широко распахивая глаза.

– Да так, – Божена криво усмехнулась, положив кулёк на пол, а сумку на второй стул, ощущая накатывающуюся беспомощность. – Появились у меня странные подозрения насчёт магического проклятия, – с пафосом и иронией, маскирующей страх, заявила девушка. – И я боюсь случайно помереть от этого.

– Рассказывай, – потребовала Зоя, сразу же собравшись и преодолев даже болезненную слабость.

Божена кратко пересказала свои подозрения, снабдив подробными описаниями собственных ощущений.

– Я так и знала, что нельзя было таскать тебя к университету, – покачав головой, выдавила Зоя. Расстроенный вид младшей сестры моментально насторожил Божену, она ощутила, как липкий страх распространяется по телу. Если бы она не сидела, то могла бы упасть на пол.

– Хм, может быть, тебе хотелось просто убрать меня чужими руками? А вдруг кто избавит от надоедливой старшей сестры? – язвительно предположила Божена.

– Ну да, конечно. Ты мне дороже наследства, так и знай!

– Знаю, – вздохнула Божена. – Извини, что язвлю, я просто нервничаю очень. Не слишком приятно, когда у тебя неожиданно прихватывает сердце, и при этом ты ещё не можешь нормально дышать. Особенно жутко становится при мысли, что тебя заколдовали, а ты ничего не можешь при этом сделать. Хотя даже странно, что я сразу на чары подумала, а не на обычную болезнь, – глубокомысленно произнесла девушка. – Вот в чём фишка общения с колдунами! Сразу все проблемы и неурядицы, а также болезни, объяснять злобным колдунством. А всех подозрительных личностей срочно тащить на костёр – вдруг полегчает.

 

Сдвинув брови, Зоя глубоко задумалась.

– Мне кажется, в тебе говорит интуиция, – выдала она. – Наверное, ты научилась как-то чувствовать чары, не знаю. Тем более, чтобы тебе не наговаривала моя дражайшая матушка, – девушка скривилась, – наш отец не просто так работает в университете магии! На самом деле существуют люди, вроде бы обычные, которые обладают особой чувствительностью к магии. Как… экстрасенсы, что ли. Нет, глупость ляпнула, – мотнула она головой. – В общем, в них имеются спящие гены, которые могут и активироваться. Так что, возможно, я родилась волшебницей не только потому, что у меня мать была ведьмой.

– Это только твоя теория? – уточнила Божена, внимательно слушая её. – А мне почему ты это никогда не рассказывала?

Зоя сникла.

– Понимаешь, во многие вещи обычных людей посвящать нельзя. Инстинкт самосохранения, сама понимаешь. И есть сильные колдуны и ведьмы, которые пристально следят за каждым волшебником, чтобы тот не наделал глупостей. И не проговорился. Сейчас уже не такой тотальный контроль, не средневековье часом, но всё же фанатиков и безумцев хватало во все времена. Большинство людей, конечно, в магию ни за что не поверит, разве что максимум в этих самых экстрасенсов и всяких гадалок и целителей. Да и большинство и их считают жуликами. Но нужно сохранять осторожность. Чудо, что тебе вообще разрешили хоть что-то рассказать.

– Понятно, значит, мне позволили лишь заглянуть в манящую даль, полную полуголых эльфов, сексапильных вампиров и прочей нечисти, – грустно отозвалась Божена. – А я удивлялась, с чего бы Елена оказалась такой доброй. Хотя нет, великодушной она точно никогда не была.

– Так что, даже то, что ты не ведьма, не означает, что в тебе совсем нет ничего особенного, – быстро добавила Зоя, чтобы замять щекотливую тему. – Полагаю, ты действительно способна ощущать магию! И, понимаешь, у нас сейчас, на втором году учёбы, готовятся длительные проекты для сдачи курсовой, – медленно произнесла она. – И некоторые проекты не вполне безопасны, а также включают в себя участие людей. Не важно, хотят они этого или же нет. Улавливаешь, к чему я клоню?

– То есть, ты считаешь, что кто-то меня проклял, чтобы потом удачно выпуститься и получить диплом?! – Божена готова была кого-нибудь убить, но так как рядом находилась любимая сестра, придержала кровожадные намерения. – Это, конечно, очень мило, а меня спросить что, религия не позволяла? – ехидно и зло поинтересовалась она. – Или я похожа на лабораторную белую мышь с красными глазами?

Вскочив со стула, Божена заметалась по палате, натыкаясь на всё, что только оказывалось у неё на пути.

– Успокойся, пожалуйста, я постараюсь тебе помочь, – взволнованно воскликнула Зоя, вскочила с постели, поймала её в объятия и усадила рядом на больничную кровать. – Извини, я не хотела, чтобы кто-то из наших причинил тебе вред! – быстро заговорила она, глотая окончания слов. – Обычно волшебники редко когда вредят людям, так как это слишком опасно. Это студентам иногда разрешается проводить определённые… опыты. И да, как обычно, в любом обществе, бывают самые разные нюансы. Традиционно запрещается вредить людям масштабно. Хотя почти любой волшебник может грамотно затесаться в каком-то из безобразий, которые люди и без магов творят друг над другом.

– У вас что, какой-то надзор есть? – поинтересовалась Божена. Не то, чтобы в данный момент её это слишком сильно интересовало, но хотелось хоть ненадолго отвлечься от ужаса, поглощающего душу.

– Не то, чтобы надзор или надсмотрщики, – Зоя замялась, отводя взгляд. – Они тоже существуют, конечно, – поспешно добавила девушка. – А также магия способна сама наказать, и никто точно не знает, когда её терпение дойдёт до последней черты. Если можно так выразиться. А магические откаты – это не шутки, вся семья может лишиться волшебных сил. Кстати, так и произошло с даром моей матери. Я хотела тебе раньше рассказать, но ты же знаешь мою маму, – со вздохом протянула она. – Если честно, мечтаю как можно скорее закончить университет, найти достойную работу и самой купить себе квартиру или дом.

– Ты же понимаешь, насколько фантастически это звучит? Или хочешь оказаться рабой ипотеки? – насмешливо поинтересовалась Божена. В глубине души она была уверена, что сестричка что-нибудь да придумает. И всё-таки ей не хотелось верить, что какой-нибудь маг-подросток решился её убить просто ради написания курсовой. Это даже звучало слишком дико. Она допускала, что многие могли бы заплатить кому-то, чтобы тот написал за них курсовую, но вот пойти на осознанное убийство… Нет, такое не лезло в голову.

– Так я же собираюсь работать на какую-нибудь магическую фирму, – отмахнулась Зоя. – А там платят очень даже волшебно. И вообще, не отвлекайся. Если тебя действительно прокляли, эту проблему следует решить как можно скорее, иначе будет очень плохо. И поздно.

– А ты разве не можешь сама почувствовать проклятие каким-то магическим образом? – с надеждой спросила Божена. – А потом придумать, как от него избавиться? Ты же волшебница!

– Во-первых, я ещё не закончила обучение, – отозвалась та с некоторым раздражением. – А во-вторых, это всё не так-то просто. Я ведь светлая волшебница, а проклятия относят к тёмной магии. Я доступно объясняю?

– Так на кой… то есть, зачем вы вообще нужны, светлые маги, если ничего не можете противопоставить тёмным?! – вырвалось у Божены.

– А мы нужны сами себе, а не кому-то ещё! – воинственно отозвалась Зоя. – Кроме того, я никогда и не говорила, что являюсь супер-сильным магом! Сейчас я вообще-то только и могу, что швыряться сгустками пламени.

– Они называются файерболлы, – поучительным тоном заметила Божена. – Все маги должны об этом знать!

– Огонь – и в Африке огонь, – усмехнулась Зоя. – Я сознательно развивала самозащиту. Ещё у меня и слабенький Щит имеется. Всё-таки в любом городе может быть небезопасно, особенно, если ты хорошенькая и молоденькая блондиночка, а вокруг одни сплошь бандиты-шовинисты, которые при любом раскладе скажут, что ты сама нарвалась.

– У меня для этой цели имеется шокер и газовый балончик, – автоматически отозвалась Божена, думая о другом. – Так что, ты действительно ничем не можешь мне помочь?!

– Извини, – прошептала Зоя, явно с трудом сдерживая слёзы. – Я не умею определять проклятия и бороться с ними. В университете за нами учителя следят, чтобы мы друг друга случайно или специально не прибили. Да и на аудиториях мощная защита навешана. У каждого из нас своя специализация. Тем более, дар, у таких, как я, является нестабильным. Думаешь, почему я постоянно болею? Не потому, что я спортом не занимаюсь, а потому что магия негативно влияет на моё тело. Но я просто не могу не колдовать. И страдаю по этой причине. Но магия того стоит, – быстро добавила она, заметив сострадание во взгляде старшей сестры. – Ладно, сидеть и хныкать нет никакого смысла, – снова заговорила она деловым тоном. – И у меня есть одна задумка, – девушка слегка прикусила нижнюю губу, погружаясь в задумчивость. – Если, конечно, этот засранец захочет нам помочь, – вздохнула блондинка. – Он слишком далёк от самого понятия джентльмен.

– А кто к нему близок? – невесело усмехнулась Божена. – Твой Андрей, что ли?

– Давай не будем о моём парне, – сдвинула брови Зоя. – Я знаю, что он тебе не нравится. И это даже хорошо. Представляешь, какая была бы между нами война, если бы нам нравились одни и те же мужчины? И больше не отвлекай меня, ладно? – сказав это, она потянулась за мобилкой, лежащей рядом на тумбочке. – Привет. Послушай, Влад, мне нужна твоя помощь, – заговорила она спустя пару секунд. – Это Зоя из параллельной группы. Да-да, из светлых магов. Почему ты должен мне помогать? Нет, ты мне, конечно, ничего не должен, но я предлагаю тебе возможность воплотить в реальность твой проект для курсовой. Тебе ведь нужен обычный человек для твоих опытов? – она краем глаза глянула на Божену и едва не наткнулась на кулак. Отмахнувшись от её руки, словно от надоедливой мухи, она поудобнее перехватила телефон, прижимая его к уху. – Мою сестру прокляла какая-то какашка из наших, точнее, скорее всего, из ваших. Мы на парах ужасные проклятия не рассматриваем, в отличие от тёмных магов. Так что твой защитный артефакт придётся кстати, а ты сможешь проверить его воздействие и записать результаты. И написать курсач. Как тебе такой натуральный обмен?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru