Ледяная принцесса

Кристина Воронова
Ледяная принцесса

"Прошлое – как удавка на шее", – Энн Ратлидж, сериал "Дэмиен".

ГЛАВА 1

Принцесса осторожно просочилась из своих покоев, стараясь не потревожить бдительных слуг. Пришлось даже использовать артефакт с наведением сна, чтобы охранники возле её дверей задремали.

Пока она кралась по коридору, то едва не наткнулась на принцессу Валентину. Её телохранительница держала в руке светильник, который окружал светловолосую красавицу бледно-золотистым ореолом.

Рыбкой нырнув в нишу с гобеленом, чтобы та её не заметила, Селена едва не фыркнула, оглядев ночной наряд подруги, балансирующий на грани пристойности: полупрозрачная рубашка с широкими рукавами и облегающие тёмные штаны. Высокий бюст был настолько умело подчёркнут, что даже она загляделась.

– Принцесса, вам стоит быть осторожнее. Я недавно видела вашего жениха, – тихонько произнесла Валентина, дойдя до неё, но даже не глянув в нишу. – Вы же знаете, что принцу Алистеру нужен только повод, чтобы вызвать на дуэль принца Джона. А вы всегда будете таким поводом.

Фыркнув, Селена дождалась, пока стройная фигура покинет коридор, а затем свернула на повороте, чтобы дойти до нужных покоев.

К тому, кого она жаждала всем телом и душой.

– Отстань от моего брата, потаскушка, – услышала она полный ярости голос ненавистного жениха.

Осторожно выглянув, она увидела сжавшуюся в комочек на широком подоконнике возле окна, выходящего в сад, принцессу Этерию и высокого, невероятно красивого блондина во всём белом, стоявшего неподалёку и сверлящего её взглядом, далёким от доброжелательности.

– Думаешь, отрастила себе сиськи больше головы, так можно строить ему глазки? Ремус всё равно тебя не спасёт, – тяжело вздохнув, добавил он. – Так что сколько бюстом не тряси, он твоим не станет.

Девушка с пышными каштановыми волосами, в скромном жёлтом платье, сжалась до размера молекулы. По крайней мере, изо всех сил постаралась стать как можно меньше и незначительнее.

– Я понятно объясняю? Или ты ещё и глухая? В твоих грудях мозгов больше, чем в маленькой головке, – шагнув к ней, он ухватил её за подбородок и приподнял, заставив глянуть в глаза. – Хочешь развязать войну между нашими королевствами? Разорвать мою помолвку с наследницей престола? Этого не будет. Завтра же я подарю королеве Меридии один из наших фамильных артефактов, чтобы избавиться от тебя раз и навсегда. Ты ведь знаешь, что она собирается с тобой сделать, а?

– Пожалуйста, прости меня! – закричала девушка, едва не свалившись с подоконника. Она распростёрлась ниц, подползла к ногам принца, словно послушная собачка. – Я обещаю больше даже не смотреть в сторону Ремуса! У нас с ним никогда ничего не было, я клянусь! Я сделаю всё, что вы мне скажите, выполню любой ваш приказ! – плакала и голосила Этерия, умоляюще глядя на него снизу вверх.

– М, я подумаю. Покажи грудь, – он опустил взгляд в скоромное декольте, которое не могло скрыть распирающую верх платья большую грудь. – Ты глухая? – вкрадчиво уточнил он. – Распускай корсаж и доставай своё богатство.

Одной рукой вытирая льющиеся рекой слёзы, Этерия выполнила требуемое. Селена внезапно ощутила приступ ярости и ревности, так как грудь действительно была огромной. Больше, чем у неё и у всех её подруг-принцесс.

– Хм, неплохо, – Алистер с кривой ухмылкой расстегнул свои штаны.

Селена едва не подпрыгнула от неожиданности. И даже на миг прониклась к Этерии жалостью.

Алистер наколдовал небольшую софу, куда и устроился, за волосы притянув к себе Этерию. А затем, продолжив держать её за волосы крепкой хваткой, буквально нанизал ртом на уже вставший член.

Селена не знала, что ей делать: то ли сбежать, наплевав на то, что жених её увидит, то ли закрыть глаза. Но почему-то она не могла оторвать взгляда, с презрением отметив, что Этерия ухитрялась одновременно реветь в три ручья и неумело делать минет.

В результате, облапав её груди, Алистер кончил в ложбинку между ними.

– Ты жалкая и неумелая шлюха! – припечатал он девушку, застёгивая штаны. – И я даже не стану тебя трахать, так как всё-таки уважаю брата, который расстроится, если я собью тебе целку.

– Так вы меня спасёте? – с надеждой спросила Этерия, вытирая губы и боясь встать с колен.

– Конечно же, нет! В этом дворце всем заправляет королева Меридия. А я только жених её старшей дочери. Ты же знаешь, что в этом царстве никто не ценит мужчин… И пленных принцесс.

Пока Алистер приходил в себя, а Этерия громко плакала, едва не вопила, Селена осторожно прокралась в комнату любимого.

Джон уже ждал её и тут же кинулся целовать и обнимать. Селена внезапно осознала, что совершенно мокрая, когда его ладонь нетерпеливо пролезла в её трусики.

– О, так ты мечтала обо мне, детка? – похотливо улыбнулся ей синеглазый брюнет. Он нетерпеливо избавил её от платья, усадил на стол и сразу же развёл ей ноги. – Тогда давай без прилюдий, я сегодня весь день фантазировал о тебе, так что у меня уже стоит.

Обычно Селена предпочитала нежные ласки, но сегодня даже не стала дёргаться, когда он впился ей в губы страстным поцелуем, трахая её рот своим языком, а затем грубо вошёл и сразу же взял бешеный темп.

– Да, такой ты мне нравишься, – бормотал он, лапая её грудь. – Когда не кривляешься и не строишь из себя ледяную принцесску. Когда я могу тебя отметь так, как хочу.

Она обвила его ногами, ощущая одновременно вспышку стыда и гнева, и сильнейшее удовольствие, волнами расходящееся по телу от места, где их интимные части тела соединялись.

Испытав сильнейший оргазм, Селена… проснулась.

Буквально подпрыгнула на кровати, ощущая, какая она влажная, как заполошно бьётся сердце. Она нашарила рукой выключатель, чтобы в который раз убедиться, что никакая она не принцесса из другого мира, а самая обычная девушка, одиноко живущая в квартире, подаренной родителями.

Селена бежала по парку, стараясь двигаться как можно быстрее, выжимая всё, что только можно, из своего спортивного, стройного тела. Наушники выпали из ушей, свежий весенний воздух будто разрезал лёгкие при каждом вдохе, а кровь бросилась в лицо.

И она молилась только о том, чтобы не споткнуться и не упасть, как жертва из дешёвого ужастика.

Перед внутренним взором всё ещё стояла картина, как высокий и крепкий парень со светлыми, будто серебристыми волосами, сверкающими на солнце, словно снег, удерживает за руки хрупкую светловолосую девушку с растрепавшимися во время напрасного сопротивления волосами. Светлая сумочка девушки валялась, втоптанная в грязь газона, а короткая юбочка немилосердно задралась, демонстрируя полупрозрачные трусики.

И девушка почему-то не кричала, или она сама была в таком шоке, что ничего не слышала. У неё бывало так, когда ей казалось, что она в толще воды в глубинах океана, где можно отрешиться от всего земного, в том числе и от изрядно раздражающих звуков.

Она бежала по дорожке, ускоряясь, едва увернувшись от парня на велосипеде, когда случайно забежала на часть дороги для велосипедистов и прочих гонщиков на колёсах и иной современной хрени.

В поясной сумке прозвучала мелодия смартфона, которая каким-то странным образом менялась, хотя она никогда её специально не устанавливала на звонок. Впрочем, когда у тебя много друзей, которым ты доверяешь рыться в своём телефоне и тыкать по самым разным кнопочкам… Стоит ожидать всякого-разного. На этот раз прозвучала мелодия из когда-то любимого ею сериала "Твин Пикс". Впрочем, недавно вышли новые серии… Как и обещал странноватый режиссёр – спустя двадцать пять лет.

Обнаружив, что вокруг начали появляться другие спортсмены, а также вездесущие мамочки с колясками, Селена достала смартфон и приложила его к уху. Она не пользовалась гарнитурой, хотя и понимала, что так было бы удобнее одновременно бежать и говорить.

Друзья беззлобно насмешничали, что в современной технике она понимает столько, сколько старики в доме престарелых, которым за сто лет.

– Селена, твою в бога душу мать, ты почему не отвечаешь?! – зычном голосом буквально прорычала Аруна, её давняя подруга ещё со школы. Красивая, сильная, женственная, но абсолютная любительница слабого пола. Селена только порадовалась, когда Аруна нашла себе девушку, так как подозревала, что нравится той куда больше, чем просто подруга. Впрочем, эту тему они никогда не поднимали во избежание осложнений в и так непростых отношениях.

А ещё у коротко стриженной сероглазой блондинки была потрясающая интуиция. И она каким-то шестым чувством всегда чувствовала, когда ей грозит опасность или даже просто настроение портилось или накатывала очередная депрессия.

– Да так, убегала от одного типа… Понимаешь, он на девушку напал! И я не знаю, что мне делать! – Селена с трудом сдерживалась, чтобы не орать на весь парк.

– Сбрось координаты, я попрошу знакомого полицейского проверить эту территорию, – сухим, отрывистым, полным множества эмоций голосом отозвалась Аруна.

– Это парк возле моих апартаментов, – отрывистым тоном произнесла она, вытирая пот со лба, накопившийся под повязкой. – Возле старого дуба, помнишь, ты там курила неделю назад, когда мы обсуждали новую пассию твоего знакомого в татуировках.

– Поняла, а тебе помощь не требуется?

– За мной, вроде бы, никто не гонится, – она развернулась и застыла, всматриваясь вдаль. – Нет, никого подозрительного не вижу.

– Когда увидишь, может быть поздно, – невпопад съязвила подруга. – Тебя уже могут затолкать в машину – и привет, тот свет!

– Перестань меня пугать, мне и так не по себе! – возмущённо воскликнула Селена, откидывая назад пряди волос, вылезшие из туго затянутого хвоста. – И вообще, что значит проверить территорию? По-твоему, у меня глюки были, что ли?! – запоздало возмутилась она.

– Я этого не говорила, – уже спокойно и жёстко, как обычно, оборвала её Аруна. – Жди меня на территории своих апартаментов, они же у вас охраняются, и там есть камеры?

 

– Две: одна на выходе, другая возле лифта. Кстати, помнишь, у нас год назад пропала жилица. Камера зафиксировала, как она вошла, а потом возле лифта. И всё, с концами.

– Ну, скорее всего, она куда-то уехала в багажнике или по частям, – равнодушно ответила подруга.

– Ну, спасибо!

– Пожалуйста. Или же можешь поверить в инопланетян и другие миры, которые крадут земных женщин. Я сейчас тоже свободна и скоро заеду за тобой. Кстати, тебе на работу не надо?

– Я сейчас не работаю. С предыдущей работы меня неожиданно уволили, а новую я ещё не получила, – отозвалась Селена. – А теперь вообще настроения нет бегать по собеседованиям. Однако, я хотела на парочку съёмок сегодня попасть, вдруг бы в рекламу взяли… Или хотя бы в массовку. Хотя не знаю, смогу ли я сниматься. Руки дрожат, ноги еле держат.

– Я заберу тебя к нам, – тоном, не терпящим возражений, заявила Аруна. – Мы с Маори за тобой присмотрим.

– Ты считаешь, что я сама за собой присмотреть не способна? – начала заводиться Селена.

– Я думаю, что ты только что испытала ужасный стресс, – необычайно мягким тоном произнесла Аруна. – И тебе не нужно оставаться одной и думать о всяком-разном.

– Спасибо тебе, – искренне произнесла Селена, досадуя, что сорвалась на подруге. – Извини, я сегодня утром какая-то неадекватная. Сама понимаешь, есть повод, – с истеричным смешком добавила она. – О, Боже, надеюсь, та девушка хотя бы жива!

– Если будут новости от моего знакомого копа, я тебе сообщу.

– А почему он, кстати, исполняет твои хотелки?

– Много будет знать, скоро состаришься, – резко отозвалась Аруна. – Не нужно тебе знать таких вещей. Это опасно.

– Понятно, значит, кто-то в вашем баре снова напился до невменяемости и наболтал лишнего, – понимающе ответила Селена. – Я молчу, как рыба во льду.

Она успела вернуться домой, быстренько принять душ, чтобы смыть с себя запах пота, принять успокоительное, чтобы избавиться от начавшейся дрожи в руках, а также переодеться, когда раздался звонок домофона.

Спустившись вниз, Селена кинулась в объятия подруги, ощущая, как дрожит всё тело, а не только руки, а ноги подкашиваются. Обнимая высокую, коротко стриженную девушку в чёрных рваных джинсах, футболке с непристойной надписью и в чёрной кожаной куртке, она закрыла глаза и увидела оранжевые пятна под веками.

– Тш, не падай в обморок, а то кто-то подумает, что это я тебя чем-то обидела, – Селена сильно ущипнула её за задницу.

– Ой, больно же! – Селена трепыхнулась в её руках.

– Сможешь сесть на мотоцикл?

– Да не вопрос, – её шатнуло, так что Аруна вновь подхватила её, с лёгкостью удерживая хрупкое тело.

– Ты словно птичка. Неужели на какую-то диету села? Слушай, ты – красавица, но почему ты так сильно похудела? Нет, тебе идёт, и черты лица даже стали интереснее… Но с тобой всё в порядке? – Аруна отодвинулась, разглядывая её, удерживая двумя руками за плечи.

Блондинка отвела взгляд:

– Ничего такого. Мне просто снятся кошмары. И я плохо сплю.

– Может, у тебя с деньгами проблемы, раз ты не работаешь? Почему сразу мне не сказала?! – Аруна принялась её трясти.

– Да есть у меня деньги. Родители прислали, хотя я и просила их этого не делать, – вымученно улыбнулась она. – Да и квартиру мне купили, так что я только оплачиваю коммунальные счета. Спасибо, что заботишься обо мне, – она погладила её по плечу. – И не беспокойся, я как-нибудь не свалюсь с твоего мотоцикла.

Они вышли на стоянку, Аруна вручила ей шлем голубого цвета, и сама, натянув серебристый шлем, лихо оседлала своего "железного коня". Селена кое-как взгромоздилась сзади, напоминая саму себе мешок с картошкой, и крепко ухватилась за талию подруги, вцепившись в пояс.

Закрыв глаза, прижавшись к гибкой фигуре всем телом, Селена ещё раз напомнила себе, что Аруна ни разу не попадала в автокатастрофы. А учитывая, с какой скоростью та ездила, первая же катастрофа точно закончилась бы летально.

ГЛАВА 2

Ей казалось, что их несёт ураган, что ветер послушен каждому движению Аруны, как и земля. Что другие машины, мотоциклы, как и все повороты дороги, подчиняются воле сильной и гибкой молодой женщины. Словно та была какой-то богиней, контролирующей дороги и ветер.

Во время бездумной езды она почти впала в транс, стараясь стать частью тела подруги, чтобы ветер не посчитал её угрозой или помехой и не сдул с мотоцикла, словно пушинку. Последнее время она так сильно похудела, что не удивилась бы подобному исходу. Хотя, слава всем богам, пока что не выглядела узницей концлагеря. И сохранила высокую грудь третьего размера, над которой всегда тряслась, как старик и старуха из сказки над золотыми яйцами волшебной курицы.

А ещё ей казалось, что собственные волосы, вырывавшиеся из плена резинки и заколок, пытались улететь куда-то высоко, чтобы затем парить в космосе золотистыми нитями, будто когда-то потерянные солнечные лучи.

Несмотря на то, что она всегда очень боялась высоких скоростей, хотя и безгранично доверяла мастерству Аруны, Селена странным образом чуть не заснула и едва-едва не разжала руки.

Наконец они приехали.

Аруна слезла сама и помогла ей спустить ноги на твёрдую землю, которая почему-то пружинила, будто пытаясь избежать соприкосновения к её ступням.

– Тебе всё ещё нехорошо? – уточнила Аруна, хотя и так всё прекрасно видела. Она поддерживала её за талию, помогая передвигаться.

– А ты думала, что во время бешеной езды мне станет лучше? – хмыкнула Селена.

– Да, это была не самая здравая из моих идей, – тихо хмыкнула Аруна, приобнимая её. – Надо было вызвать такси.

– Такси? Фи, как скучно! – сморщила носик Селена. – Да и во время езды на высоких скоростях, по крайней мере, в голову не лезут дурные мысли.

– Вот об этом мы тоже поговорим, – сурово сдвинув светлые брови, сказала Аруна.

– Я не против, – пожала плечами Селена. – Если твоя девушка меня не прибьёт, увидев, как ты меня обнимаешь.

– Маори не ревнивая, – отозвалась Аруна.

– И это хорошо, иначе тебе было бы несдобровать, – усмехнулась Селена. – Учитывая, что ты не умеешь держать руки при себе при виде любой симпатичной девушки.

– Ну, не любой, а только очень красивой, – хмыкнула Аруна. – Ты лучше давай, ногами перебирай. Иначе мне придётся взять тебя на руки и перенести через порог. И Маори вряд ли это одобрит. Учитывая, что я даже для неё подобного ещё не делала.

– Привет, болезная, – махнула ей рукой Маори, увидев их из окна.

– Привет, русалочка, – слабо улыбнулась Селена. Когда они поднялись по винтовой лестнице на второй этаж, она снова невольно задумалась о том, как они справляются с тем, что на первом этаже находится бар… В общем, этот бар им и принадлежал. Но музыка и шум проникали даже сквозь звукоизолирующие материалы. Она, всегда любящая тишину и одиночество, считала, что сошла бы с ума уже на вторую ночь.

– Хочешь чаю? – гостеприимно предложила Маори, когда они вошли в комнату, сняв обувь и надев пушистые розовые тапочки. Селена внезапно ощутила, что часть напряжения, сковывающее её до сих пор, словно туго затянутый корсет, лопается с почти слышимым треском.

– Да, пожалуй. Только обещай туда не плевать, – с ноткой язвительности добавила она их дежурную шутку.

Девушка хитро усмехнулась, перехватила её из рук Арунты и потщила на кухню:

– Вот сама и проследишь!

– Хорошо, – Селене не хотелось ничего говорить, даже смотреть по сторонам было слишком тяжело, словно на веки положили по монете, как умершему пирату.

Но ей всегда нравилось любоваться Маори. Наполовину японка, наполовину англичанка она отличалась удивительной, утончённой красотой. Больше всего в её внешности привлекали большие, слегка зауженные к вискам зелёные глаза. Долгое время Селена вообще считала, что любовница лучшей подруги носит цветные линзы.

Впрочем, ей самой, как обладательнице ярко-фиолетовой радужки, было несложно поверить в то, что и у других людей могут быть яркие глаза.

Да и одевалась утончённая красавица всегда ярко и необычно. И сейчас красовалась в чёрном шёлковом корсете, пышной серебристо-чёрной юбке, в изящных тапочках, больше похожих на стильные туфли. И покачивала висячими серьгами, напоминающими о пышных хвостах павлинов. Смугловатая кожа и длинные чёрные ресницы придавали ей нечто восточное, вызывая в памяти сказки Шахразады.

– Знаешь, ты очень красивая! – внезапно вырвалось у неё, когда изящные руки с салатовым маникюром поставили перед ней большую белую чашку безо всяких узоров.

– Ты тоже, – улыбнулась девушка краешками губ. – И мастерски притворяешься глупенькой. Поэтому всегда будешь пользоваться успехом у мужчин. Они не любят женщин, которые их превосходят, – задумчиво добавила Маори, откидывая назад волосы, выкрашенные в аквамариновый цвет. – Хотя для умной женщины всегда есть вариант найти мужчину, непробиваемого в своей гордыне. Такая личность всегда будет оценивать женщину ниже себя, какими бы достоинствами та не обладала.

– Тебя же не интересуют мужчины? – склонив голову набок, лукаво уточнила Селена, расслабленно откидываясь на голубеньком диванчике и касаясь чашки кончиками пальцев, проверяя, не слишком ли та горячая.

– А разве Аруна не мужчина в теле очаровательной женщины? – улыбнулась Маори, садясь рядом с ней с другой чашкой и пододвигая поближе к гостье тарелку с шоколадным печеньем. – Поверь, в постели с ней я ни в чём не испытываю недостатка!

– Даже не хочу об этом слышать! – фыркнула Селена, ощущая, как ещё несколько камней рухнуло с сердца.

– Почему нет? – девушка слегка коснулась кончиками пальцев её руки. – Ты же одна, без пары, так что будет о чём грезить в одинокой и холодной постели. Кстати, мне до сих пор хочется нарисовать тебя обнажённой, – мечтательно протянула она. – Я изображу твоё роскошное тело на королевском ложе, под утренними лучами солнца, которые подсветят твою великолепную гриву волос. А истинным украшением моей новой картины будут…

– Мои груди, да? – невольно рассмеялась Селена, осторожно отпивая глоток зелёного чая с мятой.

– Нет, твои глаза, – склонилась к ней Маори, разглядывая её лицо, словно нечто прекрасное. Как удивительную картину.

– Спасибо, – неловко улыбнулась Селена. – Знаешь, я бы разделась перед тобой, ты же художница, да ещё и талантливая… Но я не хочу, чтобы, во-первых, ты на меня набросилась. И, во-вторых, чтобы прискакала Аруна и тоже на меня накинулась!

Откинувшись назад, Маори заразительно рассмеялась. Вскоре Селена тоже хмыкнула, а затем обстоятельно принялась за чай с печеньками.

– Привет, что обсуждаете? И где мой чай? – Аруна подкралась к любимой, уселась рядом, легко поцеловала её в губы.

– Мою грудь, – хихикнула Селена. – Точнее, мои глаза. Для мужчин, как мне кажется, эти два понятия какие-то одинаковые.

– А чай, дорогая, ты в состоянии себе и сама налить, – потянувшись всем телом, чтобы привлечь внимание к груди, приподнятой корсетом, томно произнесла зеленоволосая.

– Хорошо, милая, – послушно склонив голову, Аруна бросила на Селену лукавый взгляд и быстро коснулась губами сначала одной, а потом другой груди любовницы. А затем быстро вскочила и кинулась к электрическом чайнику.

– Скоро вы вообще перестанете меня замечать и однажды займётесь любовью прямо на моих глазах, – проворчала Селена, закатывая глаза.

– Вот кстати об этом! Точнее, не только об этом, – со смешком произнесла Аруна, наливая себе чаю в высокую синюю чашку с изображением луны и садясь рядом с Маори. – Предлагаю тебе некоторое время пожить у нас. Особенно, если ты собираешься давать показания, – она побарабанила пальцами по столешнице. – В связи с тем происшествием, свидетельницей которого ты стала.

– Конечно, собираюсь! – воскликнула Селена, всплёскивая руками, только чудом не задев чашку. – Кстати, ты что-нибудь узнала об этом?

– Сейчас позвоню Тому, – серьёзно кивнула Аруна. – Только выпью чаю. Полагаю, из-за того, что я немного задержусь, ничего страшного не случится.

Селена уже с трудом допила чай, едва не подавившись печеньем, когда непрошеные воспоминания яркими картинками вновь предстали перед внутренним взором. Её руки задрожали, и она всё-таки уронила чашку, разлив остатки чая по столу.

Аруна тем временем схватила смартфон и умчалась звонить своему знакомому полицейскому, с которым у неё были какие-то загадочные делишки, о которых Селена старалась не думать.

Вернулась она где-то через полчаса.

– Никаких изнасилованных девушек обнаружено не было, – отрапортовала Аруна, вернувшись в кухню. – Точнее, свидетели видели, что какая-то девушка бежала по парку в одном нижнем белье, держа сумочку и юбку в руках, с вытаращенными глазами, но она не пошла в полицию, только забежала в туалет, а затем вышла уже в нормальном виде. В ближайшее отделение так точно. Конечно, прошло слишком мало времени, но мой тебе совет: не суйся со своими показаниями, если та девушка не пойдёт писать заявление, – твёрдо заявила Аруна, глядя прямо в глаза Селене. – Инициатива наказуема, слышала о таком?

 

– То есть, я должна сидеть и молчать? Притворяться, что ничего не произошло?! – ударив кулаками по столу, закричала она.

– Да, именно этим ты и должна заняться в ближайшее время. Сидеть на попе ровно и молчать в тряпочку. Разумеется, всё, что ты вспомнишь, я передам Тому. Если вдруг что, то он будет готов. Полагаю, ему не повредит повышение или, как минимум, раскрытое дело.

– Самое ужасное, что свидетель из меня никакой, – с горечью отозвалась Селена, глядя в одну точку. По ещё щекам потекли слёзы. – Я почти ничего не помню! Я не узнаю их лиц. Я помню только этот всплеск серебра в его волосах…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru