В плену любви

Кристина Амарант
В плену любви

ГЛАВА 1. Больше, чем дружба

Утром вставать не хотелось. На душе было как-то тяжело и мутно. Я не чувствовала торжества по поводу победы над демоном, не было сил и желания что-то делать. Меня словно завернули в плотный кокон апатии. Еле нашла в себе силы, чтобы спуститься в столовую и позавтракать. Будь моя воля, я бы провела весь день в постели, читая любовные романы, но тогда горничная сообщит о моем нездоровье в службу безопасности, а та пришлет лейб-медика. Не хочу!

События прошлого дня, да и всей этой безумной недели казались сном – чувственным и немного сюрреалистичным. Нет, я не жалела о том, что освободилась от ди Небироса. Но вдруг что-то случилось, пока он лежал обездвиженный? Что если два отравления ядом амфисбены за неполный час опасны для здоровья?

Надо было остаться. Убедиться, что с ним все в порядке. Просто…

Просто мне было неловко и стыдно. До сих пор неловко и стыдно. И совершенно непонятно, как теперь вести себя с Дэмианом, когда снова встречу его в академии. Не замечать? Или общаться по-дружески, как ни в чем не бывало?

Лучше бы, конечно, совсем с ним не встречаться, но у нас слишком много общих лекций…

С этими тяжелыми мыслями я цедила кофе и тщетно пыталась взбодриться, пока не завибрировал магофон. “Приходи, моя королева. Есть новости” – прочла я на экране сообщение от Вика.

Меня как будто тряхнуло магическим разрядом. Почему-то мелькнула мысль, что новости могут относиться к Дэмиану, и апатия исчезла в один момент, как ни бывало.

“Буду через час”, – ответила я, спешно запихала в себя завтрак и побежала одеваться.

Через сорок пять минут я уже стояла у двери в квартиру вампира, терзая кнопку звонка.

– Входи, моя королева. Кофе?

– Потом, – отмахнулась я, еле сдерживая нетерпение. – Что за новости?

– По твоему запросу. Я нанял лучшее детективное агентство, и уже есть результаты. Сейчас принесу, – с этими словами он исчез в глубине квартиры.

По какому запросу? Ах да!

Облегчение сопровождалось легким привкусом предвкушения. Я уже свободна, так нужно ли мне знать грязные тайны ди Небироса?

Нужно! Потому что этот негодяй умудрился пробраться в мою голову и вывернул наизнанку все, во что я верила. Заставил усомниться во всем, даже в себе. Особенно в себе.

Мне необходимо убедиться, что он мерзавец и насильник. Может тогда я смогу перестать думать о нем…

– Вот! Все, что успели собрать за сутки, – с этими словами вампир вручил мне кожаную папку. На его лице сияла такая гордость, будто внутри прятался по меньшей мере контрольный пакет акций крупного завода. Я рефлекторно стиснула кожу так, что пальцы побелели. – Почитай, очень познавательно. У этого парня не биография, а сюжет для приключенческого романа. Правда, боюсь, компромата пока нет. Но мои люди работают…

– Не надо. Я уже решила проблему.

– Точно решила? – с подозрением переспросил Вик. Кажется, он мне не поверил. Наверное, вид у меня был недостаточно торжествующий.

– Да. Если теперь ди Небирос начнет приставать или нападет на тебя, я могу с чистой совестью обратиться в полицию.

От мыслей о Дэмиане настроение снова испортилось. Почему меня не оставляет ощущение, что с демоном я совершила ошибку? И когда именно я ее совершила?

Вик помялся, словно не решаясь задать вопрос.

– Он тебя шантажировал? – спросил он, наконец. – Или просто что-то обещал?

– Первое.

– И… чем именно?

– Не хочу рассказывать.

Ни рассказывать, ни даже вспоминать, этого психа, его безумное жилище и свои дикие желания. Я уже выяснила, что подчинение – это не для меня и закрыла эту страницу, хватит! И папку сейчас верну Вику, раз в ней все равно нет компромата. Мне не нужны подробности чужой биографии.

Но вместо этого я вцепилась в бумаги еще сильнее и прижала к груди.

– Спасибо за помощь, Вик. Я пойду.

Не терпелось открыть ее и погрузиться в перепитии чужой жизни. Только вежливость удерживала от того, чтобы сделать это прямо здесь.

Лицо друга вытянулось.

– Как, уже? – он встал на проходе и умильно заглянул в глаза. Вроде и сверху вниз – Вик все же меня выше, да меня почти кто угодно выше. А такое ощущение, что снизу вверх. Примерно так смотрят котики, когда выпрашивают еду. – Пожалуйста, не уходи, моя королева! Я так редко тебя вижу.

– Я тоже соскучилась, но… не сейчас.

– Последние две недели я просто ужасно себя вел…

Намек читался слишком явно и от блудливого порочного огонька в его глазах стало неловко.

Кажется, Дэмиан что-то сделал со мной. От мыслей об игровой комнате слегка воротило и брать в руки плеть совершенно не хотелось.Смогу ли я когда-нибудь еще получить удовольствие от верхней роли?

– Вик, извини… у меня действительно сейчас совсем нет настроения…

– Ну тогда просто выпей кофе и расскажи, что случилось. Я твой друг, ты же знаешь. Все пойму и не стану осуждать, даже если окажется, что ты замешана в заговоре или душишь щеночков по ночам.

Я невесело рассмеялась.

– Спасибо, малыш. Я ценю это, правда. Может, в другой раз.

Папка жгла руки. Словно требовала ее прочесть.

– Ты никогда ничего не рассказываешь, – умильная гримаса котика сползла с лица вампира, голос перестал быть легкомысленным и веселым. Теперь на меня смотрел красивый молодой мужчина, и в глазах его читалась боль. – Всегда одна, всегда сама по себе, не пускаешь в свою жизнь даже лучших друзей. Сколько еще я должен доказывать, что мне можно доверять?

Что это с ним?

– Вик, я не понимаю…

– Я тоже не понимаю, – перебил он меня, неожиданно жестко. – Риана, мы знакомы пять лет. За эти годы я делал все возможное, чтобы пробиться через стену, которую ты выстроила. А ты… – тут он задохнулся. – Ты даже не разрешила звонить себе.

– Я просто не люблю внезапных звонков… – напор Вика огорошил. О чем это он, какая стена?

– Риана, – вампир шагнул ближе, и в его глазах я увидела знакомый огонек. Ровно так же смотрел на меня Дэмиан – жадно, словно выискивая что-то. – Пожалуйста, доверься мне. Я могу тебе помочь.

Его напор ошарашил. Это не мой Вик – ласковый и ведомый мальчик, который никогда ничего не требует. Это какой-то незнакомец с голодным взглядом. Я попятилась.

– Мне не нужна помощь…

– Нужна, – почти выкрикнул он. – Я знаю, что тебе плохо! Что в твоей жизни было какое-то дерьмо. Пожалуйста, – он вдруг подался вперед и обнял меня, отчего я почти запаниковала. – Доверься мне. Я дам тебе все. Все мои деньги, связи моей семьи к твоим услугам, моя королева. Я хочу быть частью твоей жизни, – с яростной мольбой почти простонал он.

От его объятий я не почувствовала привычной теплоты в душе. Появилось странное ощущение, словно я провалилась в зазеркалье и это не милый безопасный Вик, а его двойник.

Все носят маски. Люди и нелюди прячут под ним своих темных тварей.

Так, хватат психовать! Это же Вик, тот мальчик, который был со мной с первых дней учебы. Все началось с того, что его пытались обидеть старшекурсники, а я заступилась… И всегда с того дня считала себя старшей. Более сильной, умной, решительной. Вик слабее, поэтому безопасен. Поэтому я подпустила его куда ближе, чем даже Ингрид.

Оказывается, за прошедшие пять лет мальчик вырос. Оказывается, он все эти годы ждал от меня знака…

Меня смущает это жадное желание, что я читаю сейчас в его глаза, слышу за сказанными словами о дружбе и доверии, потому что мне нечего дать ему в ответ. Я невеста принца Хестора, а Вик всегда был для меня просто другом. Самым лучшим, самым близким, но другом. Богиня, я даже не знаю, как общаться с этим новым, незнакомым Виком!

“Вик, прости. Я думала, что наши отношения – взаимовыгодный союз, не больше. Ты был для меня другом, научил не бояться мужчин и показал, что близость тоже может быть приятной. Мой долг перед тобой огромен… Но я никогда не смогу ответить на твои чувства” – пыталась сказать ему, а получилось только короткое и растерянное: “Прости…”

Захотелось расплакаться от того, как все несправедливо. А еще от ужасающего подозрения, что я вот-вот потеряю его, уже потеряла. Даже если мы сделаем вид, что этого разговора не было, прежней легкости не вернуть.

Вампир заглянул в мои глаза и вдруг отпрянул. Лицо его стало растерянным и чуточку обиженным, словно я его ударила.

– Риана, ты… Вот дерьмо…

– Кажется, мы оба немного переволновались, – я криво улыбнулась, отчаянно пытаясь сделать вид, что ничего не случилось, а мысленно умоляла: “Ну же! Подыграй мне!” – Давай как-нибудь после занятий сходим в кафе и там поговорим.

Когда я придумаю, что тебе сказать.

Вампир поник.

– Да… конечно.

Он все понял. И согласился сделать вид, что ничего не было. Только это уже не поможет. Память никуда не денется.

– А сейчас, извини, но мне надо бежать, – добавила я, пряча взгляд.

И отпихнув его в сторону вылетела из комнаты, все еще сжимая в руках кожаную папку.

ГЛАВА 2. Информация – это сила

Дом Вика я покидала так поспешно, что это походило на бегство. Моя машина так и стояла на парковке у академии, а брать такси до дома я не стала. Нужно было пройтись и успокоиться.

Какая муха укусила Вика? И как теперь общаться с ним?

Никак. Потому что держать влюбленного парня рядом для своего удобства и комфорта – подло. Я всхлипнула. Так нечестно! Это мой Вик, не хочу его терять!

Но уже потеряла…

Широкая улица уперлась в перекресток. Я дождалась зеленого сигнала и шагнула на дорогу. От слез перед глазами все расплывалось, приходилось часто моргать.

Испуганный крик и визг тормозов вырвал из состояния апатии. Я рефлекторно вскинула щит-пузырь, такой же, какой поднял Дэмиан, когда увидел хтонических тварей и прыгнула вперед. По периметру щита вспыхнула радуга, ладони слегка закололо, словно от несильных магических разрядов. За спиной пролетел грузовик, обдав меня горячим воздухом, запахом ржавого железа и озона. И врезался в пересекавшую перекресток легковушку.

 

Скрип, грохот. Смятая конструкция из металла кувыркаясь пролетела по дороге, ударилась об угол дома и вспыхнула.

Застыв на переходе, я смотрела на горящие машины широко распахнутыми глазами. Сведенные пальцы все так же держали щит-пузырь, а разум пытался и не мог осознать, что замешкайся я немного и мое тело стало бы прослойкой между двумя изувеченными кусками металла.

Где-то далеко взревела пожарная сирена, спешно тормозили автомобили. Люди и нелюди высыпали из них и вставали, чтобы лучше рассмотреть аварию. Кто-то вынул магофан, чтобы сделать снимки.

Я глядела на все это, чувствуя себя персонажем нелепого боевика с погонями взрывами. Все казалось ненастоящим, слишком нарочитым. Щит замерцал, а ладони снова закололо, как бывает, когда защиту атакуют узконаправленными чарами. Это привело меня в чувство. Я заозиралась, пытаясь понять, кто так настойчиво ломится, но люди и нелюди вокруг были заняты аварией. Мгновенно запрудившая улицы пробка протянулась сколько видно глазу. Водители выходили из машин, чтобы рассмотреть пожар поближе. Где-то вдалеке взвыла сирена.

Да и покалывание почти сразу прекратилось, так резко, что оставалось только гадать было оно на самом деле или я все надумала от нервов. Выругав себя за мнительность, я опустила щит. Несмотря на болезненное любопытство заставила себя пройти мимо горящих машин – не хватало еще глазеть на чужую трагедию, как на развлечение.

Хорошо, что мне удалось отделаться от круглосуточной слежки СБ еще два года назад. Представляю какой вой подняли бы люди майора Рейгера после этого происшествия.

Или наоборот – нехорошо?

***

– Идиоты! Я сказал “похитить”, а не убить! Что может быть проще: девчонка гуляет по улице одна, без охраны. Оглушить, втолкнуть в машину и увести!

– Простите, сэр. Мы не можем быть до конца уверены, что за девушкой не следят, поэтому была необходима проверка.

– И что она дала?

– Если бы объект пасла охрана, в ситуации непосредственной угрозы жизни она бы выдала себя. Теперь мы можем быть уверены, что на девушке только следящие маяки.

– А еще взбудоражили всю службу безопасности. Если даже за ней не следили раньше, то теперь будут.

– Вероятность такого исхода не более пятнадцати процентов и только если девушка посчитает происшествие подозрительным и расскажет об аварии службе безопасности. По прогнозам аналитиков, она спишет все на несчастный случай и будет молчать.

– Ладно, а зачем было нужно ее прощупывать?

– Необходимо было выяснить не наложены ли на объект чары, которые активизируются в случае непосредственной угрозы для жизни.

– Выяснили?

– Да, сэр. Их нет. Только сигнальный маяк.

– Подозрительно. Скоро прибывает иравийское посольство, Луций должен был подстраховаться.

– И все же их нет, сэр. С учетом собранной информации мы полностью готовы к захвату объекта.

– Захват разрешаю, но чтобы без шума. Нужно, чтобы она просто исчезла, лучше если прямо на улице.

– Мы планировали провести операцию в академии.

– Нежелательно, там наше оборудование.

– Оборудование перевезено на базу.

– Тогда действуйте по обстоятельствам. У вас три недели до полного сбора всех ингредиентов.

***

Авария вытеснила горькие мысли о Вике. Я вдруг поняла какими эгоистичными и ничтожными были мои терзания на фоне возможной смерти или увечья.

Виновата ли я перед вампиром? Не получилось ли, что я невольно все эти годы дарила ему надежду?

Нет. Ни мыслями, ни действиями я никогда не обещала Вику большего, чем могла дать. И никогда не скрывала, что моя судьба – династический брак.

Но поговорить с ним начистоту все же необходимо. На следующей неделе, после занятий.

Придя к этому выводу, я повеселела. И вспомнила о лежащей в сумке папке.

День шел к полудню, есть хотелось все сильнее, поэтому я устроилась со своей добычей в кафе, заказала кофе с чизкейком и нырнула в чтение, как в омут.

История Дэмиана ди Небироса оказалась похожей на остросюжетный роман – захватывающий и пугающий. До двадцати шести лет – баловень судьбы, будущий наследник многомиллионного состояния оружейного барона Андроса ди Небироса. Богатый избалованный мальчишка, один из тех, про которых говорят “родился с серебряной ложкой во рту”. В его случае ложка была даже не серебряной – золотой.

И вдруг резко – лишение статуса наследника, а сразу вслед за этим суд по обвинению в попытке насилия над анхелос и каторга.

Да, не изнасилование, лишь попытка. Я отложила документы в сторону и задумалась.

Ненавижу насильников. Мне кажется, это преступление даже хуже убийства, оно что уничтожает душу, растаптывает личность. И будь обвинение однозначным, я бы возненавидела Дэмиана, потому что не верю, что насильник может раскаяться и измениться.

Но… по свидетельствам очевидцев картина получалась, мягко скажем, странной. Нелогичной. Никто в здравом уме не станет насиловать женщину на глазах у всего высшего света. Тот факт, что сама жертва отказалась выступать на стороне обвинения тоже говорил – не все так гладко. Мой взгляд замер на имени потерпевшей.

Таисия Блэквуд. Это не она ли стала женой Армеллина ди Небироса, незаконнорожденного брата Дэмиана?

Краткий поиск по архивам подсказал, что да – она. И дело стало еще более запутанным, неоднозначным.

Итак, у нас есть два брата – Дэмиан и Армеллин. Первый – наследник, баловень судьбы. Второй – бастард и сын рабыни. Никто не знает причину, по которой отец решил сменить наследника, но почти сразу после этого Дэмиана обвиняют в попытке насилия и окончательно убирают с доски.

Подозрительно? Очень. Мне ли не знать какие интриги плетутся в высших кругах, на какие махинации и преступления идут демоны, чтобы заставить родственников написать завещание в свою пользу?

И невеста Армеллина отказалась свидетельствовать в суде. Не потому ли, что нам, анхелос, слишком тяжело лгать, обвиняя невиновных?

Я помотала головой и глотнула кофе, не чувствуя вкуса. Так, стоп, Риана! Ты просто хочешь его оправдать! Хочешь, чтобы он оказался жертвой подлости и судебной ошибки. Не спеши, сначала дочитай.

Я снова нырнула в бумаги.

Суд приговорил Дэмиана к десяти годам каторги, но сперва…

“Решением суда округа Нью-Эбор Дэмиан ди Небирос был направлен в Нью-Эборскую психиатрическую лечебницу для прохождения принудительного лечения от зависимости”.

Я поперхнулась кофе и закашлялась, неверяще, разглядывая бумагу. Это же… не может быть, чтобы это была та самая лечебница!

Оказалось – да, та самая. Ди Небирос провел в ней два месяца, после чего случился скандал с расследованием Эстерманна. Независимая комиссия признала Дэмиана вменяемым, а методы, которыми его лечили, незаконными. И демон отправился на каторгу.

Я охватила себя руками за плечи. Меня трясло.

“Похожую методику до сих пор используют в клиниках принудительной реабилитации от зависимости” – сказал Дэмиан, когда показывал мне пыточные в своем доме. А я… я даже не поняла, что он имел в виду.

Но почему?! Почему он выкупил это жуткое место, почему живет там, почему не стал ремонтировать помещения, в которых его пытали и медленно сводили с ума? Кто настоял на лечении от зависимости, не тот ли самый Армеллин ди Небирос – ловкий бастард, который так умело избавился от старшего брата?

Я напряглась и вспомнила его. Нас представили в прошлом году на приеме по случаю дня рождения императора. Темноволосый, высокий и худощавый, с безупречными манерами, демон ничем не походил на своего брата-бунтаря. Если Дэмиан напоминал огонь, живое и яростное пламя, то его родственник был снежной глыбой. Настоящий айсберг – отстраненный и немного высокомерный. Узкие квадратные очки в тонкой оправе казались щитом, ограждающим Армеллина от мира. Лед в фиалковых глазах таял только когда демон смотрел на свою жену – изящную маленькую блондинку.

Мог ли такой как он подставить родного брата? Упечь его в психушку для того, чтобы сломить его волю, свести с ума?

Не знаю. Он демон, а от демонов можно всего ожидать.

Я заказала еще кофе и с болезненной жадностью вцепилась в оставшиеся листы.

Дэмиан не захотел отбывать десять лет на каменоломнях. Его прошение о переводе в штрафотряд было удовлетворено, и демон отправился на север. Туда, где уже много веков хтонические твари из бездны приходят в наш мир через портал. Смертность среди каторжников была колоссальной, не зря один год в ловчем отряде шел за три на обычной каторге. Я содрогнулась, представив себе бесконечную тьму и пронизывающий холод полярной ночи, ежедневные изматывающие бои.

Но когда срок закончился, и демон оказался на свободе, он не сделал попытки уехать. Не вернулся в столицу, где его никто не ждал. Дэмиан остался на севере и создал собственный энергетический бизнес. “Соул-пром” – пока небольшая, но агрессивная компания, которая нахально влезла на один из самых сложных рынков страны, сумев потеснить уже закрепившихся игроков. Кто из моих сокурсников, этих обеспеченных мальчиков и девочек из приличных семей мог похвастаться подобным?

К горлу почему-то подкатила горечь, я сглотнула ее и отодвинула бумаги в сторону. Взгляд безразлично скользнул по заказанному чизкейку, сейчас даже мысль о еде вызывала тошноту.

Умение анхелос сочувствовать – мое проклятье. Я слишком ярко представила себе каково это – быть преданным близкими людьми, вырванным из уютной сытой жизни. Каково оказаться на самом дне, но не сдаться, упрямо ползти вверх, вставать снова и снова после каждого удара. И в душе зародилось невольное уважение перед Дэмианом. Его силой, стойкостью, упрямством. Испытания не гнули его, а словно делали сильнее.

А я… я ведь обвинила его в изнасиловании! Совсем как та девица, Таисия.

Богиня, что же он должен обо мне думать?!

ГЛАВА 3. Держи себя в руках

Выходные показались невыносимо длинными и сонными. А вот в понедельник я вскочила еще до звонка будильника. И почти два часа выбирала наряд.

Почему-то важно было выглядеть сегодня неотразимой. Чтобы никто из парней глаз не смог отвести. Я хваталась то за одно, то за другое платье, каждый раз рисовала под него макияж, укладывала волосы, чтобы в последний момент передумать. Хотелось быть одновременно яркой, загадочной, роковой, особенной. И чтобы при этом ни в коем случае не казалось, что я специально для кого-то наряжалась.

В итоге взглянув после очередного платья на часы, я поняла, что если задержусь еще хоть на пять минут, то безнадежно опоздаю. Спешно нырнула в ярко-алое платье в крупный белый горох и побежала прямо так, без косметики.

На лекцию я успела, но в самой аудитории поджидал неприятный сюрприз. Рядом с Дэмианом, горделиво выдвинув внушительный бюст, сидела ундина с параллельного потока. Она поглаживала демона по плечу и что-то шептала ему на ухо с ласковой улыбкой.

Я остановилась резко, словно на стену налетела. При виде чужой девицы на моем месте в душе начал разгораться огонек обиды.

– Адептка ди Нише? – ироничный голос профессора Равендорфа не дал мне проникнуться сполна этим чувством. – Очень мило, что вы пришли на мою лекцию. Но думаю сидя вам будет удобнее слушать.

Теперь оба потока пялились на меня. Я сердито фыркнула и поднялась на верхний ряд, к Ингрид и Вику. Подумаешь, место заняли. Не очень-то и хотелось сидеть рядом с этим рыжим наказанием…

Равендорф начал лекцию, я старательно записывала за профессором тезисы, а взгляд сам собой возвращался к сладкой парочке на втором ряду. Девица сидела слишком близко к Дэмиану, чуть ли не прижималась. А когда она тянулась, чтобы взять карандаш, то ее выдающаяся грудь каждый раз словно случайно касалась его плеча. От этого зрелища у меня прямо в глазах темнело от злости. Хотелось вытащить ундину за зеленые космы из-за стола и объяснить ей, чтобы не лезла, не смела…

Мамочки, это что же – я ревную?

Я застыла над тетрадкой с глупым видом. Что, я действительно ревную ди Небироса? Этого наглого, ужасного, невыносимого типа, от которого еще три дня назад мечтала избавиться?

Ну приплыли!

***

Риана была сегодня ослепительна.

Ослепительна и бесконечно далека, как солнце в небесах. Вик усмехнулся банальности пришедшего на ум образа. И скрипнул зубами, проследив за взглядом принцессы.

Виктор д’Элломе отнюдь не был наивным дурачком, хоть и любил косить под него. Холодок со стороны девушки он почувствовал сразу. Нет, Риана и раньше не вспыхивала жарко от его прикосновений, не смотрела на него, как на самого-самого, не ловила каждое слово. Но Вик всегда знал, что является для нее кем-то особенным. Единственным мужчиной, которого Риана подпускает к себе. Он один смог пробиться сквозь колючую стену недоверия и отторжения, что принцесса выстроила вокруг себя.

 

Когда-то вампир сделал это из чистого эгоизма. Просто захотел увидеть ее своей госпожой и приручил. Случайно оброненными фразами, намеками подвел к желанию попробовать. Бережно и терпеливо ввел в мир доминирования и подчинения, боли и чувственных удовольствий. И тем самым заткнул рты всем родственникам, которые возмущались его странными для вампира вкусами.

“Позор! – орал дед, брызгая слюной. – Ты вампир, сын высшей расы, встаешь на колени перед какой-то человеческой девкой!”

Нет, бесить старика было даже по-своему приятно, но когда дело дошло до изгнания из рода и лишения наследства, Вик заволновался. И нашел прекрасное изящное решение проблемы.

Вампиры ниже демонов, они их вассалы и преданные слуги. А кто из демонов может быть выше дочери императора? Не прикопаешься, не упрекнешь и не отлучишь от семьи – повод не тот. Дед злился, скрипел зубами, но признавал их связь. Тем более что за рамки внешней пристойности внук и демоница не выходили, о специфике своих отношений на каждом углу не кричали.

То есть: Вик, может, и не против походить в ошейнике на поводке. Собственных порочных наклонностей вампир не стеснялся, даже слегка бравировал. Но Риана вряд ли согласится его выгулять, слишком напрягается от чужого внимания. А с некоторых пор ее желания стали важны. Куда важнее, его собственных.

Он помнил, как впервые увидел ее в академии. Отстраненную и высокомерную – обычная стерва. Потребовалось совсем немного времени, чтобы понять – это лишь маска. Настоящая Риана теплая, просто неприлично совестливая для демоницы и бесконечно одинокая пробуждала в циничном вампире нежность, желание обнять ее, защитить. Она казалась ему статуэткой из тонкого стекла – изящной, твердой и очень хрупкой. Чуть сожми в руках – раздавишь.

И да – в ее жизни определенно было какое-то дерьмо. Примерно того же сорта, что когда-то пришлось сожрать Вику. Вот только он сумел найти прелесть в этом вкусе, полюбил боль, научился возбуждаться от подчинения и унижений. А она просто замкнулась, оградившись от всего мира колючим терновником, за которым прятался страх перед мужчинами.

Потребовался почти год, чтобы выманить ее из-за этой стены хотя бы ненадолго. И если сначала Вик делал это из азарта и желания заткнуть ханжам рты, то очень скоро это стало вторичным.

Он знал, что однажды потеряет ее, принцессы не выбирают спутников жизни. Но никогда не думал, что его сокровище похитит наглый отщепенец. Просто ворвется и украдет, присвоит все то, чего Вик добивался годами.

Да, сейчас между ними кошка пробежала, но это временно. Рыжий не дурак, он так просто Риану не отпустит. Принцесса пыхтит от злости, глядя на него и Милану, и не замечает того что отлично видно Вику: ди Небирос, поощряя грубоватые заигрывания ундины, нет-нет, да обернется на Риану. И чем дальше, тем более довольной становится его улыбка.

Нельзя было отдавать ей те бумаги! Даже лучшие из женщин слишком падки на плохих парней с тяжелой судьбой. Идиот, нет бы сначала кое-что подправить, убрать парочку слишком обеляющих ди Небироса свидетельств, иначе расставить акценты. Чтобы обвинение в насилии выглядело более правдоподобным.

Но тогда Вик еще не понимал всей глубины проблемы. Понял позже, когда она влетела в его дом, когда жадно прижимала папку к груди с таким видом, словно не расстанется с ней ни за какие деньги.

И он, чувствуя, что теряет свою девочку, уже почти потерял, сорвался. Позволил себе лишнего, вышел за пределы раз и навсегда очерченных для друзей границ. И этим самым окончательно оттолкнул. Можно сказать, сам пихнул в руки к ди Небиросу, идиот!

Ладно, что сделано, то сделано. Но если демон ждет, что Вик так просто сдастся, он очень сильно ошибается.

***

Первым импульсом Дэмиана было лететь за принцессой. Поймать, схватить, вернуть… Дурочка, она же не понимает в какой опасности находится!

А все почему? Потому что кое-кто промолчал там, где нельзя было молчать. Побоялся, что Риана в окружении особистов станет недоступной для него. Не хотел прекращать чувственную игру в шантажиста и жертву.

Эгоизм? Да, в чистом виде. Но Риана не должна расплачиваться за него.

Нет, Дэмиан не стал ее догонять в тот вечер, потому что понял – бесполезно. То, что сам демон считал игрой, принцесса воспринимала, как безысходную реальность, в которой он был шантажистом и мерзавцем.

Вот дерьмо, ну какого хрена?! Почему в любых его словах и действиях она ищет подлость, почему не видит, как он старается, из кожи лезет, чтобы ей понравиться, не понимает, как важна для него!

Упертая маленькая дурочка.

Дэмиан мысленно отвесил себе затрещину, приказывая отставить бессмысленные сожаления и обиды. И сел составлять план. Он уже решил, что ему нужна именно эта женщина, и он не отступится. Один подход не сработал, попробуем другой.

На выходных демон смотался к дому принцессы, изучил висящие на нем защитные чары и признал, что безопасники свое дело знают. Плетение сложное, с кучей ловушек – даже профессиональный взломщик не сможет вскрыть за короткое время, а любые длительные манипуляции привлекут внимание мага, на которого запитаны чары.

Если Риану похитят, то сделают это не из дома.

Выходные тянулись невыносимо медленно, демон наворачивал круги по особняку и считал минуты. И даже пьянка с Раумом, который все-таки нашел время, чтобы выбраться к нему в гости, не прогнала тоски, хоть и подкинула одну любопытную идею.

– Ты как хочешь, кузен, а я бы устроил тут что-нибудь вроде аттракциона. Оформил все поужаснее, натащил бы экспонатов, восковых фигур, навел бы иллюзии. Получится отличное шоу ужасов.

– А мне где жить? – криво ухмыльнулся Дэмиан, опрокидывая уже десятый шот.

– Купи что-нибудь менее вызывающее. У тебя же есть деньги.

– Свободных активов – нет, – признал демон, с отвращением поглядывая на бутылку. От вкуса виски уже подташнивало, а голова оставалась до обидного ясной. – Я все вложил в развитие бизнеса. Можно сказать, пошел ва-банк. Через год, если не прогорю, получу вдвое больше.

– Поставил все на зеро и свалил в столицу учиться? – Раум посмотрел на него, как на идиота. – И кто занимается твоим бизнесом, пока ты тут играешь в студента?

– Младший партнер – Маккензи. Ты вроде его знаешь. Нет, понимаю, как это смотрится со стороны, но я все наладил перед отъездом, работало как часы. Кроме того, предполагалось, что здесь я выйду на новые рынки сбыта… – демон вспомнил чем занимался последнюю неделю, осекся и замолчал.

Дерьмо, из-за этой девчонки он забыл обо всем на свете. Словно действительно вернулся в свои двадцать, когда самой сложной проблемой было развести районную королеву красоты на секс.

Но поданая Раумом идея неожиданно зацепила. Пустые процедурные и палаты уже не развлекали, шутка с покупкой своей бывшей темницы начала казаться слишком черной. Особняк не лишен некоторого шарма, но это не тот дом, в который хочется привести любимую и растить детей.

В академию Дэмиан отправлялся с твердым намерением рассказать Риане все. Главное добиться, чтобы принцесса согласилась его выслушать. Он не отрывал взгляда от двери, пытаясь не пропустить ее появления. И сисястую ундину, которая плюхнулась на место Рианы, заметил только когда она улыбнулась густо напомаженным ртом и проворковала:

– Не возражаешь, если я сяду здесь, красавчик?

Нет, в принципе ундина была ничего. Пятый номер, сочная задница, губы как у золотой рыбки. Еще до каторги Дэмиан выделял как раз таких фигуристых девиц. С ними все было просто и понятно.

Но с возрастом он стал то ли слишком разборчив, то ли просто брезглив.

Он уже открыл рот, чтобы послать ее, когда в аудиторию влетела Риана. Увидев ундину, девушка резко остановилась и до Дэмиана докатилась волна такой жгучей ревности и возмущения, что он аж поперхнулся.

Принцесса ревнует его? Ого, вот это номер!

Дэмиан расплылся в счастливой улыбке. Он знал, что небезразличен ей.

– Не возражаю, сладенькая, – заверил он, демонстративно заглядывая ундине в декольте, благо там было на что посмотреть.

Всю лекцию демон ловил колючие отзвуки чужой ревности с верхних рядов и улыбался, как идиот.

***

Вик дождался конца лекции, не сводя взгляда с соперника. Чуть было не зашипел, услышав, как Ингрид возмущается Миланой, которая буквально повисла на ди Небиросе. Не могла промолчать, стерва. Принцесса и так ревнует, а эта тупая дурища только подзуживает ее.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru