Жаркая ночь

Кристи Голд
Жаркая ночь

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме. Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

One Hot Desert Night © 2015 by Kristi Goldberg

«Жаркая ночь» © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

Глава 1

За голову шейха Раяда была назначена награда, руки его были обагрены кровью, и тяжкое бремя тяготило его долгие годы.

Шейх смотрел из окна дворца на горы, нависающие над Бажулом. Боль в боку напоминала ему о недавнем спасении из лап смерти.

– Ты не можешь вернуться к своим обязанностям, пока тебя не вылечат, Раяд.

Таков был приказ короля, его двоюродного брата. Он презирал любые попытки ограничить свой выбор, как и ту жизнь, в которой преданность семье и королевские решения доминировали над личностью. Раяд старался сосредоточиться на открывавшемся пейзаже, чтобы избежать испытующий взгляд Рафика.

– Не понимаю, почему я не могу вернуться немедленно. Я переносил кое-что похуже сломанных ребер, и вполне возможно, это скоро повторится.

– Ты не боишься в следующий раз получить раны, которые так скоро не заживут?

Эти слова заставили Раяда повернуться к Рафику лицом.

– Жизнь преподала мне один урок много лет назад. Что касается моей безопасности, я сознательно подвергаюсь этому риску, чтобы выполнить свой долг перед страной.

Рафик откинулся назад на спинку стула, стоявшего за массивным столом, и провел рукой по своей эспаньолке, казалось не замечая ярости в голосе Раяда.

– Ты подвергаешься огромному риску, кузен, пока продолжаешь бессмысленный поиск убийц, которых ты, возможно, вообще никогда не найдешь.

С трудом сдерживая себя, Раяд оперся руками о край стола и наклонился вперед.

– Я не перестану искать их до тех пор, пока не найду и не накажу тех, кто за это ответственен.

Рафик поднял бровь:

– А если ты не найдешь их?

Раяд выпрямился и сжал руки в кулаки:

– Я умру, но не брошу поиски.

– Именно этого я и боюсь, Раяд. Это случится непременно, если ты не начнешь действовать иначе. Я смирился с тем, что никогда не узнаю обстоятельства смерти моей матери. И также я смирился с тем, что смерть Римы не была моей виной.

– Мои обстоятельства совсем другие, Рафик. Ты говоришь о несчастном случае или намеренном лишении себя жизни. Я говорю об убийстве.

– Ответы на некоторые вопросы мы не узнаем никогда, но жизнь не заканчивается. Тебе следует построить заново свою жизнь, как это сделал я. Ты должен подарить королевскому роду наследника.

– В отличие от тебя и твоих братьев, Рафик, мой долг не велит мне брать жену и иметь детей.

– Я правлю нашей страной, – сказал Рафик. – Заин разработал систему охраны водных ресурсов, которая обеспечит будущее Бажула. Адан командует вооруженными силами. Все мы имеем детей, и наши жены довольны жизнью.

С недавнего приезда Раяда в королевский дворец все признаки указывали на успех, который Раяд производил в обществе многочисленных малолетних племянников и Майсы, беременной жены короля.

– Я одобряю твои достижения на этом поприще, Рафик. Однако меня лично не очень тянет к семейной жизни.

Рафик прищурился, внимательно изучая Раяда взглядом.

– Ты настолько жаждешь мести, что тебя даже не тянет к женщине?

– Я не давал обета безбрачия, однако женщин, с которыми я мог бы завести отношения, на самом деле не много.

– Как давно ты не был с женщиной, Раяд?

Слишком долго, чтобы открыто признаться в этом другому мужчине.

– Я пытался проникнуть в лагерь мятежников последние восемь месяцев, или ты не помнишь, что сам дал мне такое указание?

Рафик нетерпеливо выдохнул:

– Возможно, тебе следует использовать эту возможность и подыскать себе подходящую пару.

Это же предложение Раяд уже слышал от своих родителей, как будто они ждали, что он забудет о боли и чувстве вины. Никто не понимал, что он стремился удовлетворить зов природы, но не жить обычной жизнью.

– Даже если я соглашусь жениться, как предлагаете мне мой отец и ты, в Бажуле сложно встретить подходящую невесту, Рафик. Большинство либо уже замужем, либо слишком молоды.

Рафик нахмурился:

– Ты все усложняешь. Ты можешь свободно поехать в другое место. Я уверен, что твой отец может найти для тебя подходящую партию в Дубае.

Раяд вернулся обратно к окну, откуда заметил у входа официальный бронированный лимузин. Когда водитель обошел вокруг машины и открыл дверцу, из нее вышла стройная женщина с длинными светлыми волосами, блестящими на солнце. Ее одежда была достаточно скромной и не привлекала внимания, однако девушка была грациозна как газель. Когда она сняла солнечные очки и посмотрела вверх, туда, где он стоял, Раяд был сражен ее красотой.

С усилием оторвав взгляд от девушки, он обернулся через плечо и посмотрел на Рафика.

– Ты ожидаешь гостя? Точнее, гостью?

– Верно, – сказал Рафик. – Она останется здесь на неопределенный срок.

Раяд засунул руки в карманы и начал медленно прохаживаться по комнате.

– Она замужем?

Король бросил на него сердитый взгляд.

– Нет, но я предупреждаю тебя, чтобы ты к ней не приближался, Раяд.

Он остановился и повернулся к двоюродному брату, который внезапно стал раздражительным.

– Почему нет? Ты сам хочешь разделить с ней постель?

– Конечно нет, – сказал Рафик. – Если ты помнишь, у меня есть жена.

Раяд не мог удержаться от того, чтобы не съязвить:

– Это правда, но, возможно, ты решил вернуться к древним традициям и создать гарем.

Ядовитый взгляд Рафика показывал, что он не оценил шутку брата.

– Эта женщина – свояченица Адана. Если ты будешь заигрывать с ней, тебе придется отвечать перед ним, твоим главнокомандующим, а еще перед его женой, Пиппой.

Это не остановило Раяда.

– У незнакомки есть имя?

– Санни Макадамс. Она корреспондент-международник, и я сильно сомневаюсь, что она станет заводить с тобой интрижку, если ты на это рассчитываешь. Насколько мне известно, совсем недавно она рассталась со своим парнем.

– Спасибо за совет, брат, – сказал он, направляясь к двери. – Уверяю, что я учту все твои предупреждения.

– Ты поступишь мудро, Раяд, и я предлагаю…

Раяд закрыл за собой дверь до того, как король успел закончить лекцию. Сейчас он намеревался достойно встретить новую гостью королевского дворца.

Ему нравилось охотиться, он жаждал вызова во всех сферах жизни и иногда желал отдыха от своей миссии мщения. Когда он видел цель для завоевания, ему не могли помешать никакие преграды на пути, хотя в его жизни была одна цель, которой он не смог достичь.

Отмахнувшись от прошлых сожалений, Раяд принял решение, что женщина с золотыми волосами достойна попыток узнать ее поближе, пусть и на короткий срок.

Хотя гористая местность должна была захватывать дух и величественный дворец перед ней скорее напоминал сказку, Санни Макадамс не хватило сил, чтобы оценить завораживающий пейзаж. Она искала только утешения, укрытия, чтобы вновь обрести мужество и стать той решительной и смелой женщиной, которой когда-то была.

Несколько месяцев назад она приезжала в эту отдаленную страну на Ближнем Востоке под названием Бажул, чтобы навестить любимую сестру-близняшку Пиппу, которая вышла замуж за настоящего арабского принца. В тот день она была счастлива и довольна своей жизнью, уверена в своей журналистской карьере и вполне довольна обычными отношениями с очень хорошим парнем. Две недели спустя ее иллюзия счастья рассыпалась. Теперь она ощущала только грусть и одиночество.

По неясной причине она чувствовала, что кто-то наблюдает за ней. Хотя, возможно, виной была ее паранойя, которая стремительно развилась после похищения. В последнее время каждый встречный незнакомец казался ей подозрительным – от водителей такси до продавцов круглосуточных магазинов.

Хотя ей не хотелось признаться в этом даже себе, сейчас она нуждалась в обществе семьи, и особенно Пиппы. Очень разные характеры никогда не мешали сестрам чувствовать и понимать эмоциональные потребности друг друга. Так Санни приняла предложение своей сестры остановиться у нее на длительный срок, чтобы прийти в себя.

Она стояла около машины в ожидании дальнейших указаний и не чувствовала в себе сил самостоятельно открыть дверь и занести свой багаж. Он состоял из одного маленького чемодана, который держал слуга, с ног до головы обернутый в белоснежный муслин. Благодаря работе она научилась путешествовать налегке. Зато сегодня она сменила штаны-хаки и футболку на черные широкие брюки и белую строгую блузку на пуговицах. Так нарядно она уже давно не одевалась.

Когда водитель указал рукой на вход, двое мускулистых охранников открыли тяжелые деревянные двойные двери, пропуская ее в богато украшенный дворец Мехди. Как только она прошла внутрь, ее шаги отдались громким эхом в фойе. Следуя за проводником, несшим ее чемодан, она проходила мимо нескольких золотых статуэток и изящных скульптур.

Слуга остановился перед огромной лестницей, повернулся и поставил чемодан на гладкий каменный пол у ног Санни.

– Пожалуйста, подождите здесь, я позову вашу сестру, – произнес он с сильным восточным акцентом.

– Конечно, – вежливо ответила Санни, хотя не до конца понимала, почему она должна ждать. Она не могла представить, что Пиппа забыла о ее приезде. Правда, учитывая то, что сестра недавно родила шейху сына, она могла задержаться с малышом.

 

Стоя одна в ожидании, она стала рассматривать портреты царской семьи, украшавшие каменные стены, включая теперешнего короля, жесткого и симпатичного Рафика Мехди и его брата Заина. Потом она задержалась на портрете светловолосого Адана, самого молодого из сыновей Мехди, ее нового зятя. Она должна была признать, что Пиппе посчастливилось встретить такого симпатичного принца, а автор картины не поскупился изобразить мельчайшие детали его привлекательной внешности, включая ямочки на щеках.

Санни наклонилась, чтобы прочитать подпись автора картины, и тут же отпрянула в удивлении, узнав почерк сестры. Она посмотрела каждую из картин и убедилась, что все они до единой подписаны именем Пиппы и что портреты выполнены мастерски. Наконец сестра смогла реализовать давнишнюю мечту стать художником. В дополнение к этому она стала еще и принцессой. Изумительно.

– Совсем не плохо, – пробормотала она вслух. – Давно пора тебе было вырваться из дедушкиных тисков.

– Влияние родителей непросто обойти.

Рука Санни автоматически метнулась к горлу, и она резко обернулась в сторону человека, чей мужественный голос ее испугал… и увидела выразительные черные глаза. Все в облике незнакомца указывало на то, что он имел отношение к воинской службе: от коротко подстриженных черных волос до высоких коричневых армейских ботинок. Однако было видно, что он несколько дней не брился. Загар, черная футболка, облегающая широкую грудь, короткие рукава обнажали мышцы, которые ясно говорили о том, что с ним шутки плохи. Он держал себя очень уверенно, а вздернутый подбородок придавал лицу надменное выражение.

Пока незнакомец без стеснения оценивал Санни взглядом, ее журналистский инстинкт лихорадочно заработал, выдавая ему меткие определения: ловкий, загадочный, невероятно сексуальный.

Последняя мысль вызвала у Санни жар, прокатившийся волной по ее лицу и горлу, и ею овладело желание сбежать. Она отказалась повиноваться этому порыву.

Когда она поняла, что молчание затягивается, то протянула ему руку:

– Я Санни Макадамс. А вы?

Он сделал шаг вперед и заключил ее руку в свою огромную ладонь:

– Очень рад познакомиться с вами.

В голове Санни всплыли еще два слова – опытный игрок. Он отпустил ее руку, и Санни непроизвольно скрестила руки на груди, как будто это могло уберечь ее от властной и притягательной ауры незнакомца.

– У вас есть имя или я должна отгадать его?

– Раяд, – ответил он без тени улыбки. Он продолжал пристально смотреть на Санни, будто пытаясь прочитать ее мысли. Она надеялась, что у него ничего не выйдет, потому что у нее было слишком много секретов, которые она никогда не откроет незнакомому человеку.

Санни наклонила голову в сторону и тоже открыто посмотрела на Раяда, показывая, что она вовсе не робеет от его взгляда.

– О, я знаю, вы – неразговорчивый человек, у которого к тому же нет фамилии.

– Ты здесь!

Санни оторвала взгляд от незнакомца и увидела сестру, которая стремительно спускалась по лестнице. Пиппа еще не успела дойти до нижней ступеньки, как Санни заметила, что таинственный Раяд словно растворился в воздухе.

Подойдя, Пиппа, черноволосая голубоглазая красавица, заключила сестру в тесные объятия:

– Я так рада, что ты здесь.

– И я, – сказала она. – Я очень ценю то, что ты пригласила меня остаться здесь на время.

– Оставайся столько, сколько хочешь, – сказала Пиппа, рассматривая лицо Санни. – Ты выглядишь ужасно.

Может быть, поэтому мистер Икс так пялился на нее?

– Спасибо, сестричка. Я не знала, что ты так щедра на комплименты.

Пиппа закатила глаза к позолоченному потолку:

– Я хотела сказать только то, что ты выглядишь измученной. Ужасно ты не будешь выглядеть, даже если постараешься.

О, но именно так и было. Санни очень хорошо знала, что ее светлые волосы отчаянно нуждаются в стрижке, а кожа стала бледной с тех пор, как она перестала проводить время на воздухе.

– Мечтаю поскорее оказаться на солнце, но сначала мне нужно выспаться. Спа-процедуры тоже не будут лишними.

Пиппа улыбнулась:

– Ты оказалась в самом подходящем для этого месте. Точнее, в самом подходящем дворце.

Санни почувствовала, как будто машина времени перенесла ее совсем в другое место, когда она и ее близняшка были беззаботными детьми, даже несмотря на то, что росли без матери.

– Очень смешно, Пипеточка.

Сестра бросила на нее сердитый взгляд:

– Пожалуйста, главное, чтобы муж не слышал, что ты так меня называешь, Саншайн. Он запомнит это прозвище, и тогда я пропала.

– Предлагаю сделать так, – ответила Санни, – ты молчишь про Саншайн, а я забуду про Пипеточку.

– Но тебя же зовут Саншайн.

– Но ты знаешь, что я ненавижу, когда меня так называют.

– Хорошо, договорились. – Пиппа взяла Санни под руку. – Теперь позволь проводить тебя до твоей комнаты. На этот раз я выбрала для тебя апартаменты на первом этаже, которые предназначаются для специальных гостей. Тебе обеспечено полное уединение.

В отличие от прошлого приезда сейчас Санни нуждалась в одиночестве. Она мечтала спрятаться от внешнего мира, по крайней мере, в то время, когда она будет свободна от общения с родственниками сестры.

– Мне нужны только горячая ванна и постель.

– О, обещаю тебе и то, и другое, – сказала Пиппа, ведя сестру по длинному коридору. – И еще у тебя будет свой собственный сад.

– Звучит заманчиво, если только мне не придется за ним ухаживать.

Пройдя по узкому коридору, также украшенному полированным камнем, они остановились перед блестящими деревянными дверьми, и Пиппа распахнула их:

– Проходи, вот покои, достойные принцессы! Или сестры принцессы.

Санни шагнула через порог и была буквально поражена роскошной просторной комнатой с кроватью с резной спинкой, алым сатиновым покрывалом и хорошо сочетающимися с ним золотыми креслами. Она повернулась к Пиппе и улыбнулась:

– Где моя корона?

– Я распоряжусь, чтобы тебе ее прислали, – ответила Пиппа. – Уборная направо, там есть огромная ванная и душевая, если тебе захочется устроить вечеринку с другом.

Но у Санни не было никакого друга. Ей вдруг вспомнился образ Раяда, откровенно сексуального и таинственного. Одновременно она никак не могла отделаться от удушающих воспоминаний о нападении преступника. Она не могла избавиться от мысли, что никогда не будет чувствовать себя нормально, как раньше.

– У тебя есть несколько минут для меня или тебе надо выполнять королевские обязанности и смотреть за малышом?

Пиппа плюхнулась на золотой парчовый диван:

– Конечно есть. Сэм будет спать еще минимум полчаса.

Санни присела рядом:

– Как поживает мой племянник?

Сестра по-матерински улыбнулась:

– Он пухленький, смелый, очень бойкий восьмимесячный малыш. Очень рано начал ползать, а теперь уже крепко держится за мебель, того и гляди, пойдет на своих пухлых ножках.

Санни чувствовала, что Пиппа вот-вот лопнет от гордости.

– Надеюсь, топ-модель не доставляла вам с Аданом никакого беспокойства после усыновления.

– Ни капли. Все в королевстве знают, что Сэм мой сын.

Санни взяла сестру за руку:

– Он твой сын в любом существующем смысле.

– Ты права, – сказала Пиппа. – Но теперь я выполняю не только обязанности матери: недавно меня назначили официальным придворным портретистом. Последние несколько месяцев мне было совсем не просто справляться со всем, но персонал очень мне помогал с Сэмом, как и мой замечательный муж. Я закончила портрет Адана всего два дня назад, надеюсь, успела вовремя.

Санни улыбнулась:

– Я видела твои портреты, они прекрасны. Я очень рада, что ты начала заниматься тем, о чем мечтала много лет.

Пиппа пожала плечами:

– Поверь, если бы я не встретила Адана, то до сих пор занималась бы благотворительностью в компании. Хотя именно эта должность привела меня прямо к будущему мужу.

Санни скрыла за улыбкой неожиданный укол зависти.

– Обо мне достаточно. Как твои дела?

Этого разговора она боялась – ей не хотелось вновь вспоминать детали их разрыва с Кэмероном. Ужасные подробности, которые она переживала заново каждый день и каждую ночь.

– Мне уже намного лучше. Я перестала злиться и стараюсь принять все, как есть.

Санни никогда не сможет простить предательства своего бывшего, ведь он предал ее в тот момент, когда она больше всего в нем нуждалась.

– Ты ни в чем не виновата, – сказала Пиппа, будто прочитав ее мысли. – Он был недостоин тебя. Он даже не смог помочь тебе…

– Он пытался, Пиппа. Я была не в себе. Он чувствовал угрызения совести из-за того, что не пошел за мной в тот день, чтобы вовремя помочь и спасти меня.

– Санни, ты не должна искать для него оправдания. На тебя напали и похитили, такое невозможно забыть за несколько дней. Если бы со мной случилось подобное, уверена, что Адан всегда находился бы рядом.

Санни вдруг задумалась:

– Ты не рассказывала о нападении Адану?

Пиппа покачала головой:

– Нет. Он думает, ты здесь из-за расставания с парнем. У нас нет друг от друга тайн, но я обещала тебе, что ничего не буду говорить.

Санни знала, что в этом отношении может полностью рассчитывать на сестру.

– Спасибо тебе. Организация, в которой я работаю, решила не распространять эту информацию.

Пиппа нахмурилась:

– Почему? Они боятся, что ты подашь на них в суд?

– Нет. Они уважают мою частную жизнь. Они понимают, что, если эта новость обнародуется, я сама стану новостью номер один и это помешает моей дальнейшей работе. – Она вздохнула. – Я пытаюсь себя убедить, что мы знали, на что идем.

Пиппа наклонилась к Санни и обняла ее:

– Я надеюсь, когда ты возобновишь работу, то предпочтешь остаться в Штатах.

Санни решительно отмела эту идею, но не стала ничего говорить сестре.

– Это зависит от того, примут ли они меня обратно на работу после двухмесячного отсутствия.

– Компания просто обожает тебя, Санни. Я уверена, что они примут тебя с распростертыми объятиями. У тебя еще есть квартира в Атланте?

Санни покачала головой:

– Бабушка уговорила меня оставить ее, когда кончился срок аренды.

– Ты можешь поселиться в гостевом доме, поскольку я его полностью освободила.

Ну уж нет.

– С дедушкой и бабушкой я уже достаточно пожила. Если я решу работать только в США, то вернусь обратно в Атланту.

Пиппа снова ее обняла:

– Надеюсь, так и будет. Тогда мне не придется беспокоиться о том, как ты отбиваешься от ядовитых змей в каком-нибудь тропическом лесу.

Санни зевнула.

Пиппа улыбнулась и встала.

– Тебе, похоже, нужно хорошенько выспаться. Можешь спать столько, сколько хочешь.

Если бы это было так просто! Сон не приходил просто по желанию. По крайней мере, сон без кошмаров.

– Звучит заманчиво, но скоро уже вечер и можно будет ложиться.

– Да, но обязательно перед ужином оцени огромную ванную, – добавила Пиппа.

Санни встала и потянулась:

– Кто же присоединится к нам на вечернюю трапезу?

– Все, – сказала Пиппа. – Мой муж, естественно. Заин и Мэдисон и их детки, недавно вернувшиеся из Лос-Анджелеса. Король Рафик и беременная королева Майса. О, и еще двоюродный брат, Раяд Ростам, который приехал два дня назад.

Наконец мистер Икс перестал быть таким загадочным.

– Но его фамилия не Мехди… Почему?

– Его отец и прошлая королева были братом и сестрой, но это все, что я знаю. Я уже целых три дня не разговаривала с мужем из-за того, что он участвует в сверхсекретной подготовке вооруженных сил с участием самолетов, летающих на запредельных скоростях. Но я обязательно представлю тебя вечером Раяду, ты сможешь взять у него интервью.

– Мы уже познакомились, – сказала Санни. – Пока я ждала тебя в фойе. Но он был очень немногословен.

Пиппа лучезарно улыбнулась:

– Он великолепен, правда?

К сожалению, да.

– Я не заметила. Впрочем, и тебе не стоит засматриваться на других мужчин… Ты замужняя женщина.

– Замужняя, но не слепая. И ты тоже.

Сестра знала ее слишком хорошо.

– Да, великолепен. Ты довольна?

Пиппа нахмурилась:

– Возможно, тебе надо познакомиться с ним поближе, пока ты здесь. Насколько мне известно, сейчас у него никого нет.

Санни подняла руки:

– Нет-нет. Я не нуждаюсь в мужчине, если ты об этом думаешь.

– Я думаю, что ты можешь немного развеяться после отношений с этим идиотом, который бросил тебя.

– Слишком мало времени прошло, Пиппа. Кэмерон и я расстались совсем недавно.

 

Ее внутренние раны после плена тоже должны были залечиться. Раны, о которых она еще не рассказывала сестре.

– Ты говорила мне, что у вас с Кэмероном была влюбленность, но ты не чувствовала к нему любви.

Санни и сама часто думала об этом.

Пиппа нежно и сочувственно посмотрела на сестру.

– Возможно, пора тебе приложить усилия, чтобы вернуться к жизни, Санни. Я не предлагаю тебе спать с Раядом. Я думаю, тебе пойдет на пользу общение с ним. Так ты сможешь отвлечься от проблем. Тебе повезло, потому что он остановился в соседней комнате.

Санни показалось это странным и несколько неудобным.

– Разве у него нет собственного дома?

– Думаю, есть, потому что он так же невероятно богат, как и его братья. Но Рафик настоял, чтобы он остался здесь. Сейчас Раяд восстанавливается от раны, полученной в результате какого-то несчастного случая.

Санни удивилась, потому что он показался ей совершенно здоровым.

– И куда же его ранили?

Сестра улыбнулась:

– Не знаю точно. Почему бы тебе не задать этот вопрос ему, если тебя это интересует? Или еще лучше – чтобы он тебе показал?

– Не интересует, – сказала Санни сухо. – Вообще, мне никогда не нравились мускулистые молчаливые мачо.

Пиппа рассмеялась, направляясь к двери:

– Не скромничай, Саншайн. Кроме Кэмерона это единственный тип мужчин, на которых ты обращаешь внимание.

Обидевшись на правду, Санни пошла за сестрой, собираясь продолжить спор.

– Даже не пытайся устраивать мою жизнь, Пипеточка.

Пиппа повернулась лицом к сестре и нахмурилась:

– Ты обещала, что не будешь так называть меня.

– Ты тоже обещала.

– Да, ты права. Никаких прозвищ.

– Ловлю тебя на слове.

– И еще обещаю не играть роль амура, – добавила Пиппа. – Хотя Мэдисон рассказывала мне, что Раяд хороший человек. Теперь тебе есть о чем подумать до ужина.

После того как Пиппа закрыла за собой дверь, Санни уселась на краешек матраса и сняла сандалии. Она уже догадывалась, что Раяд Ростам был военным и что это в общем-то все, что ей следует знать о нем. В то же время она не могла справиться с природной любознательностью. Она представляла, как постепенно будет раскрывать его характер. Ей нужно было узнать о нем больше, конечно, чисто с журналистской точки зрения. Даже если у нее появится физическое влечение к Раяду, этот зрелый мужчина не заинтересуется такой закрытой, испуганной женщиной, в какую она превратилась.

Кто же такой Раяд Ростам? Просто хороший парень? На этот счет у Санни были большие сомнения.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru