Книга Бездн

Роман Злотников
Книга Бездн

– Вот такие люди мне и нужны, – сказал Леннар. – Отлично, Кван О. Ты говорил, что у твоего товарища по несчастью…

– Он мне не товарищ!..

– Хорошо, вот у этого торговца есть ишак? Прекрасно. Как тебя зовут? – обратился он к тощему «толстяку».

– Куль, – проблеял тот.

– Куль?

– Ну да… господин.

– Отлично, Куль. А где же твой ишак, из-за которого на тебя обрушилось столько напастей?

– Ходит где-то здесь, скотина. Куда он денется? Мы тут вот уже несколько дней. Не знаем, как отсюда выбираться. Я думал, это ад. В моих родных местах, в Ганахиде, возле города Крейо есть Язва Илдыза, и креарх города за малую провинность повелел загнать меня туда, чтобы меня с моим ишаком сожрали твари Илдыза. Мол, если я пройду через всю Язву и выйду на противоположной стороне, то, мол, пресветлый Ааааму не гневается на меня, а если нет… – И он развел руками.

– Говорят, твой ишак навьючен вином и мясом? У нас тоже есть припасы, но в нашем случае никакая еда не будет лишней.

– Ты совершенно прав, господин, – покорно проговорил торговец Куль и, сунув два пальца в рот, вдруг оглушительно засвистел – так, что его рыжие усы встали торчком!

Леннар захохотал. Уж слишком забавно выглядел Куль и уж совсем не соответствовал разбойничий этот, залихватский свист его потертой, помятой внешности. Но это было, понятно, еще не все. Послышался приближающийся цокот копыт, и между рядами показался искомый ишак. По бокам его раскачивались наполовину опустошенные мешки, затянутые ремнями. Ишак промчался по проходу между памятными машинами со скоростью неплохого скакуна и остановился перед хозяином как вкопанный. Леннар снова засмеялся:

– Серьезная у тебя животина, Куль. Скоростная. А что там, в мешках?

– Вино и мясо, господин. Вино неплохо бы пить подогретым, как принято в моей стране. Да и мясо не мешало бы на огне… но огня не добыть. Только демонский огонь горит высоко над нами, – торговец съежился, ткнув пальцем в сторону высоченных ажурных башен и тянущихся от них проводов, по которым пробегали сполохи огня, – да если бы даже я мог протянуть руку и достать этот огонь, я не посмел бы!..

– Ладно, – решил Леннар, – идите к площадке у лифта, там и перекусим. Ингер и ребята вам покажут, куда идти. Вон туда! А я пока что попробую разобраться кое в чем… Может, и огонь найдем, и много чего еще. Идите, идите, – энергичным жестом показал он.

Оставшись наедине с аппаратом, над которым все еще висело в дымном столбе света его собственное изображение, Леннар попытался максимально сосредоточиться, сжал пальцами виски и, застыв, остановил взгляд на клавиатуре машины. Он непременно должен вспомнить и воспроизвести, как воспользоваться всем этим. В голове всплыли, завертелись слова и словосочетания, которые он пока что не знал к чему применить: «анализатор», «буфер обмена», «диспетчер охранных кодов», «операционная система», «файловое администрирование». Леннар поднял голову и взглянул прямо в зеркальную темную панель, отразившую его лицо. Экран. Да, так это называется.

Он протянул руку и коснулся угловой кнопки, в глубине которой мерцал зеленый датчик.

Экран вспыхнул, залившись голубоватым светом. С невероятной скоростью промелькнули какие-то колонки символов, полыхнула беззвучная вспышка, распавшись на рой бешено крутящихся хищных спиралей; проступило объемное изображение, и глубокий голос произнес короткое приветствие. Леннар встретил взгляд человека, глядящего на него с экрана и казавшегося необыкновенно, невероятно живым, словно отделенным от него тонкой прозрачной перегородкой, не искажавшей ни звуков, ни красок, не скрадывавшей полутонов. Человек был в светлом комбинезоне с двумя нагрудными карманами, волосы перехвачены темной лентой с поблескивающими на ней вертикальными металлическими стержнями; от ленты тянется тонкий черный провод наушника, к виску прикреплен датчик. Но не обратил Леннар на все это внимания, потому что смотрел только на лицо человека.

Это, как легко догадаться, был он сам.

Второй Леннар по ту сторону экрана протянул руку (вдвое большую, чем у оригинала) и произнес несколько слов, которые не успел понять тот же Леннар, пронизавший бездну времен. После этого человек с экрана исчез, и появились несколько столбцов с буквами, цифрами и символами. Леннар прищурил левый глаз… и вдруг без труда понял, что означают эти столбцы и колонки. Он подался ближе к экрану и пробежал пальцами по клавиатуре, не столько преследуя конкретную цель или задавая определенный поиск, но скорее проверяя, может ли он справиться с операционной системой, способен ли работать с информацией и выводить ее на экран в полноформатном режиме.

Ах, как был прав, совершенно прав старший Толкователь Караал, когда говорил о «затемненной» памяти Леннара и о том, что рано или поздно произойдет просветление!

– Схема звездолета… – пробормотал Леннар. – Нужно задать поиск. И еще не мешало бы найти что-нибудь для сносной стряпни. В конце концов, от Ревнителей ушли, мнимых чудовищ Проклятого леса избежали, так что теперь нет никакого смысла помирать с голоду или есть пищу сырой.

На экране возникло объемное изображение того, что многие поколения считали своим единственным и родным миром, посланным им богами и самим Ааааму, чье истинное Имя неназываемо. Звездолета «Арламдор». Настоящее имя этого титанического сооружения леобейской цивилизации было написано тут же, оно высветилось цепочкой древних символов, но Леннар, который уже называл звездолет по-другому, не стал запоминать громоздкое наименование, включавшее в том числе и сложный цифровой код.

Он стал рассматривать общую схему звездолета, трехмерное изображение, медленно вращавшееся на экране. В самом упрощенном виде звездолет представлял собой усеченное эллипсовидное тело, соотношение длины и максимальной ширины (в первой трети корпуса) – примерно три к двум. А если еще проще, он походил на камбалу с обрубленным хвостом и гипертрофированно широкой головой, где сосредоточились все базовые отсеки и посты управления функциональными комплексами и системами безопасности.

Леннар качнул головой и укрупнил схему транспортного отсека на весь экран. Отсек, вертикальная шахта громадных размеров, проходил через все десять уровней звездолета. В данный момент Леннар и его спутники находились в так называемом втором база-накопителе, в просторечии зале памятных машин № 2, примыкавшем к транспортному отсеку четвертого уровня. Четвертый уровень, Верхнее по отношению к Арламдору королевство – это земля Ганахиды, где правит король Ормазд II, припомнил Леннар.

Они находились в носу корабля. Доступ к Центральному посту можно было получить, только пройдя через медицинский отсек, уточнил Леннар, сверившись с трехмерной схемой. Уточнив маршрут и коды доступа (счастье, что он удачно прошел идентификацию, следовательно, в самом деле являлся полноправным членом экипажа!), Леннар запросил аналитический отчет о состоянии систем и, получив серию ответов, нахмурился.

Слишком много информации, которая даже в предельно структурированном и унифицированном виде была сложна для восприятия. Конечно, могло ли быть иначе!.. Ведь она выдавалась по умолчанию в расчете на подключение сразу нескольких десятков разносторонне ориентированных по специализациям человеческих интеллектов, аналитиков, каждый из которых был узким специалистом в своей области. Леннар вздохнул и отвернулся от экрана, по которому зелеными и красными потоками бежали столбцы, таблицы, общие и локализованные схемы; нет смысла пытаться сразу впитать эту информацию. Нужно время! Есть ли оно?..

Собственно, там, где прошли жизни нескольких десятков поколений, пройдет и его, Леннара, жизнь – потому что на то, чтобы хотя бы приблизиться к оптимизации деятельности систем корабля, потребуется целая жизнь. И не его одного, Леннара, – многих людей, обученных, компетентных, энергичных. С мощным интеллектом.

Откуда взяться им в этом диком мире, где задушена всякая новая мысль, всякое свежее веяние? Где, как спичка в перенасыщенном углекислотой спертом воздухе, гаснет любое естественное намерение совершенствовать уклад жизни? Леннар сделал резкое рассекающее движение ребром ладони и пробормотал:

– Так! Не ныть! Что же ты хотел?.. Хорошо быть малодушной сволочью. Думаю, предложи я свои услуги Ревнителям, меня охотно взяли бы. Да хоть на место этого Моолнара. А вот, к несчастью, занесло меня… Ладно! Отойдем от глобальных задач. Как тут насчет кухонного оборудования? Поиск… та-а-ак! Тут поблизости имеется вспомогательный пищевой отсек № 1265, литера К. Грубо говоря, самое близкое место, где можно перекусить… Вот это уже лучше. Где? Вход… Дверь между пятнадцатым и шестнадцатым аппаратами, что у стены. Микроволновые камеры для приготовления пищи. Гм… Загружаем инструкцию по применению. Так… так… так! Ясно. Можно идти туда, разогревать еду и есть. Что там еще имеется? Пищевые автоматы, питательные смеси неограниченного срока хранения? Очень хорошо! Все, все, все! – экспансивно воскликнул Леннар, отворачиваясь от аналитико-информационной машины и глядя в проход между рядами таких же разумных аппаратов, туда, где у лифтовой площадки торчали фигуры его спутников. Они крутили головами и время от времени поглядывали на своего «божественного» предводителя.

Вскоре вся братия уписывала за обе щеки разогретое мясо, взятое у торговца Куля. Леннар просто положил его в микроволновую камеру, и через несколько мгновений оно было готово к употреблению.

– Налетайте! – пригласил он.

Некоторое время тишина не нарушалась ничем, кроме громкого, энергичного чавканья. Общий порыв чревоугодия оказался весьма завлекателен. Манерами никто себя не стеснял, даже Инара. Леннар однако же ел скромнее всех, подумав, что не стоит злоупотреблять кулевским мясом. Мало ли…

– А где ты так здорово научился драться? – спросил его Кван О, с аппетитом разжевывая кусок мяса. – Я сам неплохо машу секирой и на кулаках горазд, но такого, как ты, давно не приходилось… Лихо ты меня огрел. Кто учил-то, а?

 

Бреник открыл было рот, чтобы возразить против такого панибратского отношения к божеству (после того как Леннар чудесным образом подогрел мясо, поместив его в чудодейственный ящик, он только укрепился в своем мнении), но он не успел ничего сказать. Потому что заговорил Ингер. Этот уже прилично выпил вина и потому держался заметно раскованнее, чем до трапезы. Он сказал, подозрительно поглядывая на человека со Дна миров:

– А ты еще не видел, воин-наку, как он колошматил Ревнителей. Это ж вообще не бывает такого! Тебя-то он еще несильно приложил.

– Несильно, – проворчал Кван О, – до сих пор шею повернуть больно, а в башке гудит, как в пустом медном котле, куда забыли налить похлебку. Ничего себе – несильно… Так где драться учили?

– Было дело… – задумчиво протянул Леннар.

После работы с памятной машиной он был погружен в себя и мало прислушивался к тому, что говорят и делают его спутники. Собственно, кое-какие догадки о том, где он мог научиться так драться, у него имелись. Леннару удалось установить для себя, что в свое время он входил в так называемую Гвардию Разума, кажется, являлся одним из руководителей ее. Гвардией Разума называлось особое подразделение, укомплектованное прошедшими серьезный отбор молодыми людьми из числа строителей и членов экипажа звездолетов проекта «Врата в бездну». Психофизические данные, координация и мышечная моторика этих людей были исключительными, кроме того, они прошли подготовку по эксклюзивным методикам и, в качестве последнего штриха, были геномодифицированы. Участники проекта, в отличие от ханжей из числа религиозных фантиков «чистоты», не стеснялись пользоваться всеми достижениями могучей цивилизации Леобеи.

Конечно же Леннар не стал объяснять все это Квану О и прочим: для него самого оставалась бездна неясностей, неточностей, темных мест. Но они, как «затемненная» еще недавно память его, должны проясниться, непременно должны!..

Леннар поднял нож с нанизанным на него куском мяса и выговорил отчетливо, внятно, сопровождая свои слова скупой, но выразительной мимикой:

– Буду краток. Говорю один раз и не повторяю. Все вы должны усвоить три истины.

Во-первых. Я не Бог! Просто я современник той цивилизации, что создала этот мир, где мы сейчас находимся и который является для всех вас родиной. Это понятно? Как мне удалось прожить такую пропасть времени, я пока и сам не знаю, есть предположения, но пока что не время их озвучивать. Дальше…

Во-вторых. Мир этот – огромный звездолет, назовем его условно «Арламдор», по наименованию королевства вашего доброго монарха Барлара Восьмого.[1] Звездолет огромных размеров, называть которые вам бессмысленно, потому что вы все равно не сумеете оценить масштабов – пока не сумеете. Он состоит из восьми уровней, один над другим, каждый из которых имеет на своей территории отдельное государственное образование. Главное сообщение между уровнями – транспортный отсек в головной части корабля, но ваши современники – хорошо, наши современники! – им не пользуются, потому что вследствие аварии подступы к транспортному отсеку заблокированы смещенными силовыми полями. И потому считаются табуированным, проще говоря, проклятым местом. Значит, между уровнями существуют другие переходы, и координаты их я еще выясню.

В-третьих. Вся система Верхних и Нижних земель, жилые отсеки, контролируется Храмом Благолепия. Возможно, жрецы имеют какую-то фрагментарную информацию об истинном происхождении этого мира. В частности, на это может указывать их поведение в отношении меня. Аутодафе на площади Гнева, как заметил Бреник, просто так не назначают. Впрочем, помимо жилых пространств имеются технические и служебные помещения. Имеется Центральный пост, где сосредоточены рычаги управления всеми системами корабля.

Все понятно? Не все? А, ничего не поняли? Так я и думал. Ну ладно. Ничего. Еще многое предстоит понять даже мне самому, так что от вас я ничего пока что не требую… Кроме беспрекословного повиновения.

Глава 4

– Даже мне самому, Энтолинера, – проговорил Леннар. – Да, мне удалось раскрыть тайну Проклятого леса, которая оказалась не такой уж и зловещей. И много других тайн. Но главное, как мне кажется, еще впереди.

Они уже въехали в Проклятый лес. Нет, не потребовалось преодолевать овраг, да и не прошел бы здесь тяжелогруженый фургон, застрял бы со всеми припасами, с оружием и пищей. Леннар предложил другой въезд в этот лес, ставший притчей во языцех всего королевства Энтолинеры. Он знал, что говорил: от опушки в глубь леса вело даже нечто вроде дороги, с ухабами, с ямами, заросшей сорной травой и – по обочинам – колючим кустарником, но все-таки – дороги. Что в условиях Проклятого леса следовало приравнять к центральному проспекту арламдорской столицы.

Благородный тун Томиан, виновник стольких несчастий, к тому времени уже очухался и теперь отравлял жизнь всем находящимся в фургоне своим бубнежем.

– Едем к Илдызу в пасть… был же знак, что не надо… встретили того жреца… и черный амулет, который… во имя Катте-Нури и пресветлого Ааааму, нужно отказаться от…

Только когда Леннар пообещал врезать ему по башке ножнами, тун Томиан несколько угомонился. После того как Леннар достал его из зарослей репейника, бравый гвардеец проникся к тому некоторым почтением. Скакавший впереди с четырьмя уцелевшими гвардейцами (пятым, как понятно, и был тун Томиан) альд Каллиера то и дело вертел головой и раздувал ноздри. Леннар, поднаторевший в бесхитростной риторике подчиненного альду Каллиере воинского элитного подразделения, без труда читал на его лице и по губам проклятия, сводящиеся все к тому же: дескать, нас тащат в самую пасть Илдыза и всех его демонов!.. И далее: сколь же доверчива королева, наивна, как все женщины, что согласилась на путешествие в сопровождении самого знаменитого возмутителя спокойствия в Арламдоре и смежных землях!

Лес вдруг кончился. Оборвался, словно круча. Всадники выехали на широкую поляну. Поляна как поляна. Ветви деревьев, застенчиво заслоняющие ближние подступы к ней. Зеленая трава, засевшие в траве скромные желтые цветы, стрекот кузнечиков в подступающей ночи. От остывающей земли поднимается тонкий травяной аромат. Альд Каллиера, который, верно, куда больше готовился встретить в глубине леса народное ополчение демонов, зубастых, клыкастых и когтистых, в общем, существ малоприятных и не располагающих к романтическим грезам, – крайне удивился. Он крутился на осле туда сюда, приминая нетронутую траву, потом выхватил саблю и принялся рассекать ею густеющие сумерки.

Леннар некоторое время наблюдал за беллонским аэргом, потом произнес:

– Ну, благородный альд, я могу понять ваш боевой задор, но воевать тут, поверьте уж мне, не с кем. Нам следует пересечь поляну. Видите, там, у противоположного ее края, начинает клубиться туман? Нам туда. Там вход.

– Вход куда?! – крикнул альд, в котором в этот момент как никогда сильно всколыхнулись многочисленные суеверия, которые обильно порождали туманные земли Беллоны.

Леннар ответил:

– Обитатели здешних окрестностей называют это чертогом Илдыза. Довольно поэтичное наименование. У меня есть подозрение, что кто-то все-таки сумел выбраться оттуда, а то как вообще возникли эти легенды? Впрочем, я могу ошибаться. Так или иначе, нам воо-о-он туда.

…Леннар не ошибался по меньшей мере в одном: по ту сторону поляны, там, где еще недавно виднелись кроны деревьев, клубился, разрастаясь и набухая, густой, ноздреватый, синевато-бурый туман. Он поднимался, словно тесто на опаре, подминал под себя и зеленую нежность предночной травы, и темные тени деревьев, и шорох листьев, и величавый взлет стволов… Туман достиг почти что середины поляны, прежде чем альд Каллиера решил как-то отреагировать на сообщенную Леннаром новость.

Он взмахнул рукой и, пришпорив осла, поскакал по направлению к темным, тяжело припадавшим к земле хлопьям тумана.

Леннар выпрыгнул из фургона и, присев на корточки, гневно стукнул кулаком по земле.

– Стой! – крикнул он не в меру прыткому беллонцу. – Да стойте же, демоны вас забери! Я же просил, чтобы все слушали меня!.. Кто против, может посоветоваться вот… хотя бы с туном Томианом, что ли!

– Подожди, альд! – крикнула и королева, и в ее голосе послышалось явное беспокойство. Энтолинера уже имела возможность убедиться, что предостережения ее странного провожатого – не пустые слова. – Подожди, я приказываю тебе!

Альд остановился. Четверо его соотечественников-гвардейцев немедленно последовали его примеру. Рев замученных ослов, остановленных на полном ходу, огласил тихую поляну. Леннар проговорил, ровно улыбаясь (но было что-то такое в его улыбке, обрадовавшее Энтолинеру, что она заставила своих сопровождающих подчиниться этому человеку):

– Видите ли, уважаемые. Не надо торопиться. Я должен уведомить своих людей, что мы на месте. Нужно, чтобы они отключили защиту.

– Защиту? – встрял в разговор Барлар.

– Именно так, – подтвердил Леннар.

Конечно, он не стал распространяться о сути поставленной защиты. Собственно, можно было это сделать: в самом скором времени он собирался поведать Энтолинере и ее сопровождающим о куда более сложных вещах, плохо укладывающихся в голове жителей Арламдора или не укладывающихся вовсе. Для того чтобы никто любопытный не попал случайно к входу, указанному Леннаром, по полупериметру искомой поляны (с той стороны) были установлены довольно простые инфразвуковые излучатели.

Даже не смыслящему в технике человеку с Леобеи известно, что инфразвук, или низкочастотные звуковые волны, оказывает воздействие на мозговые центры, ведающие эмоциями. В частности, на те, что ведают страхом. Выставленные Леннаром характеристики испускаемых излучателями инфразву-ковых волн позволяли добиться действенных результатов: каждого, кто попадал в поле воздействия излучателей, охватывал непреодолимый, жуткий страх, заставлявший бежать прочь без оглядки. Собственно, тот же характер воздействия на человеческий мозг наблюдался и в Проклятом лесу, где (при известном уже нам смещении силовых полей) тоже имелись проникающие инфразвуковые излучения. Под их воздействием человеку впечатлительному и обладающему живым воображением могли явиться кошмары такие зримые, выпуклые и реальные, что он легко мог принять их за действительность. Вне всякого сомнения, тот сошедший с ума от страха человек, описанный послушником Бреником при побеге из деревни Куттака, попал под воздействие именно такого источника излучения, и его рассудок просто не выдержал испытания.

Леннар выждал несколько мгновений, не отрывая взгляда от рыхлых клочьев тумана, в котором вдруг проскочило несколько длинных электрических разрядов; потом запрыгнул в фургон и проговорил:

– Можно ехать. Защита отключена.

Фургон тронулся. Альд Каллиера несколько раз проскакал вокруг него, стегая своего доблестного осла-скакуна, а потом, словно выпущенный из пращи камень, ринулся в чрево тумана. Энтолинера сказала обеспокоенно:

– Как бы он в этом тумане не напоролся на ветви деревьев или, того хуже, не врезался в ствол какого-нибудь старого дуба.

– Успокойтесь, моя королева, – с добродушной иронией заметил Леннар, – если благородный альд хочет сломать себе шею, то там у него точно ничего не выйдет. Никаких деревьев за этим туманом просто нет.

– Как – нет? Я же сама видела!

– Да вот так – нет. Это голографический мираж. На самом деле там вход. Я же говорил. Вход в переходной тоннель. Там нам придется расстаться и с фургоном, и с ослами, они пока что не потребуются. Дальше я берусь доставить вас на место собственными силами. – Леннар глубоко вздохнул и добавил: – И, я думаю, это место понравится вам.

– Да уж нисколько не сомневаюсь, – немедленно подал голос неисправимый тун Томиан. Его могучий организм уже справился с недавней встряской и жаждал новых приключений. – Не иначе как покажете нам демонские бездны самого Илдыза. Кстати, а эти… демоны бабского пола… демонессы… они н-ничего? Не пучеглазые, не кривоногие?.. А сиськи у них как – ничего?

– Тун Томиан! – негодующе воскликнула королева.

– Вы, тун, чрезвычайно любознательный человек, а я таких люблю, – откликнулся Леннар. – Не знаю, как там насчет демонесс, особенно кривоногих и пучеглазых, с грудью или без, это все зависит от количества выпитого, а вот бездну вы в самом деле увидеть сможете. Да! Об этом предупреждаю заранее. Вставайте, тун Томиан, дальше – своими ножками.

 

Он произносил эти слова в тот момент, когда прямо перед мордами рослых ослов, тянущих фургон, выросло небольшое строение-башенка в виде усеченной пирамиды, высотой приблизительно в два человеческих роста. Всю фронтальную плоскость башенки занимали простые металлические ворота на петлях.

Королева Энтолинера, уже настроившая себя на мгновенную встречу с необычным, экстраординарным, подняла брови: примерно такие же воротца имелись у каждой из бесчисленных кладовых в монаршем дворце.

Обе створки ворот распахнулись, и в полусферическом проеме показался высокий костистый человек в темной накидке, с совершенно безволосой головой и неприятно острыми чертами лица, с глубоко посаженными глазами. За его спиной прорисовались контуры какого-то цельнометаллического сооружения с откинутой на петлях крышкой просторного люка. Сооружение заполняло собой весь узкий тоннель.

Человек в темной накидке кивнул.

Увидевший его альд Каллиера тотчас же схватился за эфес сабли. Кому-кому, а его светлости приходилось иметь дело с разбойниками из Эларкура, этими проклятыми головорезами из племени наку! Конечно же привратник (или кто он там был) увидел это более чем явное движение Каллиеры, но ни один мускул не дрогнул на его спокойном лице.

– Здравствуй, Леннар. С возвращением, – сказал он глуховатым, глубокого тембра голосом. – Приветствую всех. Оружие оставьте здесь. И все крупные металлические вещи – тоже.

– Почему? – взъершился альд Каллиера.

Леннар хотел ответить, что в лифтовой шахте (именно здесь они сейчас находились) используются магнитные гасители инерции, и потому тех, кто имеет на себе крупные металлические предметы, может просто искалечить, бросив о стену и даже о потолок. Но он обошелся куда меньшим количеством слов, сказав:

– Потому что я просил вас слушать меня во всем. Так что повинуйтесь, почтенный. Или оставайтесь в лесу, если не желаете принимать наших правил.

– Оставить с вами Энтоли… королеву?! – образцово-показательно возмутился Каллиера. – Я ее сопровождаю, и я буду с нею до конца.

– До конца? Да мы уже почти пришли. Остаток нашего пути будет совсем кратковременным. Прошу вас, господа. Кван О, помогите ее величеству войти в люк. Вот так. Теперь вы, господа гвардейцы. Позвольте, я помогу вам, тун Томиан, а то вы волочите ногу. Даже не думайте отказываться от моей помощи!..

Наконец Леннар, воин-наку Кван О, королева Энтолинера и шестеро ее офицеров оказались внутри. Последним прошмыгнул воришка Барлар, и Кван О сильной рукой закрыл люк и до отказа повернул массивный винт посередине его.

– Госпожа королева, господа аэрги, – проговорил Леннар, и по тому, как еле заметно дрогнул его голос, можно было догадаться, что именно с этого момента (а вовсе не со вступления в пресловутый Проклятый лес) начинается то самое загадочное, непостижимое… Словом, то, ради чего и было предпринято путешествие королевы из уютного дворца в Ланкарнаке в – неизвестность, по сути. Леннар продолжал: – До сих пор вы должны были верить мне только на слово. Теперь мы вступаем на территорию, где каждый шаг, каждый поступок я могу подтверждать и доказывать на наглядных примерах. Так вот, в данный момент мы находимся в лифтовой шахте, внутри автономного лифтового отсека, или турболифта, который передвигается по данным шахтам в любом направлении. Скажу только, что спустя ничтожно малое время мы можем оказаться практически в любой точке нашего мира. На любом уровне, в любом государстве, где имеются выходы. Собственно, при помощи этих транспортных шахт, которые пронизывают этот мир, как кровеносная система, я и мои люди и оказываемся в Арламдоре и в Верхних и Нижних королевствах беспрепятственно и незаметно. Точно так же и исчезаем.

– Да ну!.. – бесцеремонно влез Барлар, окидывая взглядом стены лифтовой камеры, вполне способной вместить не менее тридцати человек. – Что, вот эта штука… тубро… турболифт… может закинуть нас куда угодно… ну… хоть в Эларкур, к этим бешеным наку, в чьи земли мало кто проникал и уж точно почти никто живым обратно не приползал?.. А?

Тут он взглянул на Квана О и прикусил язык. Воины-наку больше всего не любили болтунов и в случае чего могли зарезать за одно неосторожное слово. В крайнем случае – ограничивались вырыванием языка и сопутствующим выкалыванием глаз.

Но Кван О, как убедился Барлар в самом скором времени, был особенный наку. Он обозначил на лице сухую улыбку, отчего в уголках рта проступили глубокие морщины, и отозвался:

– Я тоже не верил. Я был точно так же неразумен и глуп, как вот ты сейчас, и потому…

– Почему это я неразумен и глуп? – обиделся Барлар и незаметно пнул пяткой стену лифтовой камеры.

– …потому бросился на своего учителя с секирой. Но мне вправили мозги на то место, где им и положено находиться, – продолжал наку, не слыша Барлара, – собственно, если ты позволишь, Леннар, я покажу им, как можно переместиться в земли Эларкура. Кто-нибудь из вас бывал там?

– Я, – глухо ответил альд Каллиера. – И я никогда не забуду ни этого путешествия, ни этой земли, ни твоих соплеменников, наку. Для вас нет ничего святого… вы не верите в богов…

Альд Каллиера не стал говорить, что стихийная вольница наку чем-то напомнила ему нравы собственных соплеменников, тоже не желающих признавать власти Храма и не принимающих несвободы…

– Продемонстрируй им, Кван О, – с легкой улыбкой отозвался Леннар. – Прежде посмотри на навигационную схему… какие точки выхода свободны? Точками выхода, – пояснил он, глядя на Энтолинеру, – мы называем те места, в которых тоннели лифтовых шахт выходят на поверхность уровня, то есть государства.

– В Эларкуре исправны и свободны две точки выхода, одна близ Желтых болот, вторая у поселения Серых ведьм, – доложил Кван О, сверившись с мерцающим экраном навигатора и отмечая два зеленых кружка с тянущимися от них цифрами точных координат каждого.

Ох как вытянул шею Барлар, буквально пожирая глазами экран навигатора!

Тун Томиан же равнодушно взглянул на мерцающее чудо, махнул рукой и сказал:

– Ерунда, таких амулетов не бывает.

И, привалившись спиной к стене, задремал. Леннар быстро переглянулся с Кваном О, и тот, поманипулировав рычажком на пульте навигатора, вдавил панельку пуска.

Мягкого толчка, начисто съеденного магнитными гасителями инерции, не почувствовал почти никто. Энтолинера ощутила легкое, даже приятное головокружение, как от глотка хорошего вина.

– Приехали, – произнес Леннар. – Выгляните наружу, альд. Удостоверьтесь, точно ли это Эларкур, или же мы пытаемся ввести вас в заблуждение.

Каллиера вскинул остриженную голову и, нахмурив брови, произнес густо и медленно:

– Что это – шутка? Мы… вот за это время, недостаточное и для того, чтобы обежать вокруг сарая… вот за это время мы – в… там, где…

– Благоволите, альд, взглянуть, – перебил его Леннар и, до отказа выкрутив крепежный винт люка, откинул крышку. – Надеюсь, вы узнаете характерный эларкурский ландшафт? Мне тоже кажется, что его ни с каким иным не спутаешь.

Благородный альд Каллиера, бормоча ругательства, полез в образовавшийся проем. Он сделал шаг и другой и почти что неожиданно для себя оказался на опасном склоне, круто обрывавшемся. Несколько комков глинистой земли вырвались из-под сапог начальника королевской гвардии и сорвались вниз…

Там, в двух анниях под ногами альда, вяло вытягивала свое грязновато-зеленое тело болотистая топь. Заросли однообразных низкорослых деревец, затопленных водой, лепились к обрыву, их коричневатые мелкие листочки походили на расплюснутые хвоинки. Альд Каллиера поднял голову. Повсюду, насколько хватало взгляда, тянулась сумрачная линия болот, то и дело ломающаяся контурами неровных, обрывистых холмов. На одном из таких холмов и стоял сейчас альд Каллиера.

Он еще раз окинул взглядом болота и холмы, поросшие влажным мхом и кустами, усыпанными известными альду иссиня-черными ягодами. Их называют «глазами предков», всколыхнулось в голове Каллиеры. Глава королевской гвардии прищурился. Там, где с холмов осыпалась земля, обнажая корни низкорослых деревьев и кустарников, росших на склонах, – почва была характерного красновато-желтого цвета, с прожилками ярко-желтой и оранжевой, почти апельсинового цвета глиной. Да!.. Именно за этот цвет глинистых почв это место и получило свое зловещее название.

1На тот момент, к которому относятся описываемые события, королева Энтолинера еще не взошла на трон, а правил ее любезный папаша, король Барлар.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru