Битва при Молодях. Поэма

Константин Александрович Рассомахин
Битва при Молодях. Поэма

«Война, – все шепчутся, – война…»

Готовясь, видимо, к наскоку,

Опять Европы племена,

Как в памятные времена,

С Россией затевают склоку.

К открытой схватке ищут путь,

Но первыми напасть боятся,

Пугают, совестят, паяцы,

И призывают Крым вернуть.

Привычный лай, знакомый хор.

Мы крепко заучили в школе,

Что супостатов с давних пор

Страшит и дразнит наш простор.

Святая Русь глаза всем колет.

Но тем, кто кажет нам кулак,

Кляня славян бранчливым слогом,

Ответ один: вся власть от Бога.

Так было, есть и будет так.

Неподалеку от Москвы

В селе, на карте неприметном,

Надгробье посреди травы

Стоит. Под кровом муравы

Солдаты спят числом несметным,

В одном кургане – русский полк,

Поставивший заслон татарам,

В другом – крымцы и янычары,

Собой усеявшие холм.

Откуда есть пошла война

И скоро ль сдохнет, дьяволица,

Никто не ведает. Полна

Резонов, доблестью ценна,

Глядит на всех императрицей,

Народов и вождей арбитр,

Искусства убивать ценитель.

В войне найдется победитель,

Войну никто не победит.

Четыре сотни лет с лихвой

Тому назад лихая сеча

Свершилась летом под Москвой.

С Девлет Герая татарвой

У казаков случилась встреча.

В то время правил Грозный – царь,

Смирявший вражеские орды,

Богобоязненный, но гордый

И справедливый государь.

Сегодня не в чести Иван

У протестантских менестрелей.

Стоит на нем клеймо: тиран,

Безумец, бесом обуян,

А прежде по-другому пели.

И может ли иное быть?

Национального героя,

Царя, умножившего вдвое

Россию, как не заклеймить!

Чернить врага – прием не нов.

Валашский князь Влад Цепеш Дракул

Пал жертвой в схватке двух миров,

Став кровопийцей для врагов,

А венграм был отцом и братом.

Вампира дерзкого оскал

Теперь в аймаксах люд забавит.

А все – за то, что православье

В краю родном князь укреплял.

Навек Влад Цепеш втоптан в грязь,

И нет возможности отмыться,

Но Грозный – не мадьярский князь,

И Русь жива еще, и связь

С минувшим неразрывно длится.

Пройдут года, растает дым

Намеренного наговора,

Лжецы не избегут позора,

И станет Иоанн святым.

* * *

Девлет Герай летит вперед

На скакуне буланой масти.

Его разбойничий народ

Оку пересекает вброд,

Готовясь Русь порвать на части.

Беспечны, веселы, борзы,

Между собою в мыслях делят

Незавоеванные земли

На ханства храбрые мурзы.

То будет не простой грабеж,

Содеявшийся не однажды.

С послом Ивану выслан нож.

Орда, сто двадцать тысяч рож,

Разгрома всей державы жаждет.

Уверенно держась в седле,

Сжигая степь дотла глазами,

Не позабывший о Казани

Хан крымский грезит о Кремле.

В запрошлый год хан ликовал.

Иван бежал, Москва горела.

Не слабый куш тогда сорвал

Рейтинг@Mail.ru