Кровавая чаша

Конрад Непрощенный
Кровавая чаша

Северянин выпил и передал чашу фаротарцу. Бьёрн был в очереди последним. От страха от первой смерти он не только двигаться не мог, даже пошевелиться. Для него самого оставалось загадкой как он ещё дышал. Северянин опасливо огляделся, но ничего не происходило. Тогда выпил фаротарец и передал Бьёрну. И в этот самый момент северянин страшно заорал, заревел. Кожа с него начала слазить, а кости выгибаться под немыслимыми углами. Через несколько мгновений воя, боли и страданий на месте северянина стоял огромный серый волк в холке вровень с лицом парня. Бьёрн машинально, не отдавая себе отчета в происходящем, сделал несколько глотков, опустошил чашу. И только когда от отдавал пустую чашу Гуннару, он понял что произошло.

– А ты, парень, – Данте смотрел прямо на Бьёрна, – смотрю с ледяным сердцем. В твоих жилах течет ледяная кровь севера.

– Угу, – только и смог выдавить из себя парень. Он хотел сказать ярлу, что ему на самом деле ему очень страшно, что он не хочет умирать. Но этот самый страх парализовал его тело, на лицо словно надели личину безразличия.

– Что делать с этим? – Гуннар кивнул на волка и потянул секиру из-за спины.

– Выпустите, – сказал Данте и его воины расступились. Волк рванул с места и скрылся в ночной тьме. – Видимо, на сегодня со Всеотца хватит. Он выбрал своих воинов.

Данте и фаротарец стояли в зале под одобрительный гул сотен воинов, ныне их братьев. Они не знали, что впереди их ждет первое превращение, долгие войны и походы. Но они выжили и это было самым важным.

Как-то раз у Бьёрна был разговор с Данте. Юноша сказал, что это не его самообладание было причиной его спокойствия, а животный страх. Данте сказал, что знал это. Но кому какая разница, что было тому причиной. Бьёрн сохранил спокойствие, а это самое важное. Но это будет не скоро. Сейчас же он и ещё один воин, который станет в будущем его лучшем другом, стояли в зале Истории.

Рейтинг@Mail.ru