Дети нового сознания. Материалы Международной научно-общественной конференции. 2006

Коллектив авторов
Дети нового сознания. Материалы Международной научно-общественной конференции. 2006

И.А.Грызлова,
педагог Московского городского Дворца детского (юношеского) творчества, Москва
Современные дети, какие они? Из опыта работы с детьми во Дворце Детского Творчества

Новые дети приходят в мир. Они отличаются от детей прошлых поколений. Особенно это замечают бабушки, одна из которых говорила мне про своего правнука: «Вырастила 5 детей, 9 внуков, а такого ребенка встречаю впервые». Действительно, приходят новые дети. И поэтому сейчас очень важно обращать внимание на таких детей и помогать им, оберегать их. Это наша задача.

Чем же отличаются современные дети от своих сверстников прошлых лет?

Одна из отличительных черт – уверенность в том, что они имеют право на свободу выбора, свободную деятельность, имеют право на принятие самостоятельных решений. Эта уверенность относится не только к детям, активно выражающим свое мнение, но и к ребятам спокойным, молчаливым. Сейчас практически нельзя заставить ребенка делать то, что ему не интересно и не нужно.

Во Дворце творчества на Воробьевых горах для детей в рамках системы дополнительного образования созданы и работают разные кружки. 20–30 лет назад в них занималось очень много детей. Им все было интересно, они задавали вопрос «почему?» и хотели получить ответ. Сейчас в кружках детей значительно меньше, и вопрос они задают другой – «зачем?» Зачем нужен тот или иной кружок, та или иная информация? И если ответа нет, то дети в кружок не пойдут. Я работаю в отделе «Астрономия и Космонавтика». Астрономия – наука, которая не сулит детям обеспеченного будущего. Это непрестижно и с точки зрения родителей не так необходимо, как, например, английский язык. Но все-таки дети приходят. И уже это делает их в какой-то мере необычными детьми. Я считаю, что большинство таких детей можно назвать новыми.

В нашем кружке занимаются дети 7–8 лет. Это в основном мальчики, часто активно-агрессивные и одновременно способные и доброжелательные. Как совместить агрессивность и доброжелательность? Очень трудно, особенно самому ребенку. Например, Женя очень энергичен и упрям. Мама говорит, что в детском саду его называли «несадовским» ребенком, а школьные учителя считают, что он не должен учиться вместе с другими детьми, так как очень агрессивен. На занятиях Женя легко схватывает материал, творческие работы выполняет быстрее всех, никогда не сидит без дела. А если видит, с его точки зрения, несправедливость, тут же начинает драться, да с таким напором, что понимаешь позицию учителей. И при этом именно он приносит на каждое занятие что-нибудь интересное, чтобы поделиться с другими. Он единственный на первое занятие второго года обучения принес всем детям подарки (светящиеся звездочки) и с радостью вручил их каждому. Не забывает и меня.

– Когда у Вас день рождения?

– Летом.

– Жалко, но я Вам все равно сейчас подарю.

И дарит красивый рисунок. И еще он с радостью готов помочь во всем, даже в уборке класса. Обычный Женя ребенок или нет? Трудно сказать. Но его нельзя сделать счастливым насильно. Он имеет свое мнение и отстаивает его с кулаками. А доброе сердце позволяет ему делать подарки и радоваться этому.

Итак, с одной стороны – доброжелательность и даже альтруизм, с другой – агрессивность и непримиримость. Я думаю, эти черты детей проявляются благодаря времени, в которое мы живем. Переходная эпоха от эгоизма и самости к альтруизму и самоотверженности влияет на поведение и характеры детей. Поэтому они так часто протестуют против устоявшегося мира, против правил, навязываемых взрослыми. Это борьба со всем старым, отжившим. Ведь чтобы появилось что-то новое, старое должно быть разрушено. Но все же они – просто дети. И, несмотря на свою агрессивность, нуждаются в защите. Наша любовь может им помочь. Если ребенок чувствует неподдельный интерес к себе, к тому, что он делает, то агрессивность его пропадает. Если к ребенку относиться с уважением, как к равному, то и он чувствует ответственность за свои поступки и готов на добрые дела.

Большинство детей, приходящих в кружок, способные, интересные ребята. Но мы знаем, что, повзрослев, талантливые дети часто перестают выделяться среди сверстников. И способствуют этому родители. Даже столь безобидным, на первый взгляд, окриком: «Стой, туда нельзя!», повторяемым достаточно часто, можно добиться того, что ребенок вырастет недостаточно смелым человеком и, несмотря на свои способности, не сможет познавать мир в полной мере, делать открытия, потому что для этого нужно бесстрашие. Поэтому родителям необходимо постоянно напоминать об уважительном отношении к детям, объяснять, что проблемы, которые возникают в связи с необычным поведением детей, разрешимы, только надо внимательнее к ним отнестись.

Также очень важно помочь талантливым, способным детям в реализации их талантов. Необходимо, чтобы эти таланты были востребованы обществом. Тогда из талантливых детей вырастут талантливые люди. Но таланту, проявившемуся, например, в живописи, в музыке, в науке, помощь оказать несложно. Таланту во вненаучном познании мира помочь труднее, труднее помочь именно с реализацией такого таланта. А ведь детей, у которых в равной мере развиты логические и интуитивные способности, становится все больше. Вот, например, Настенька. С раннего детства она много мечтала, фантазировала. Она рассказывала о планетах, где живут только цветы, и эти цветы разговаривают друг с другом, меняя свою окраску, которая больше похожа на радугу, потому что светится. Есть другие планеты, говорила Настя, на которых нет тени, поэтому люди там прозрачные и светящиеся, легко летают. Интересно, что книг по астрономии в доме не было, но планеты каким-то образом возникли в ее воображении. Она собирала камешки и разговаривала с ними, камни «рассказывали» ей разные истории и «помогали» путешествовать по разным планетам. Разговаривала она и с цветами, для нее все было живым и могло разговаривать. В 7 лет ее отдали в художественную школу, где одним из домашних заданий было нарисовать себя. Очень интересный рисунок получился: девочка в красивом платье, украшенном цветами и узорами. Настя ничего не знала об энергетических центрах, но этими узорами обозначила именно их. Объясняла так:

– В центре, там, где сердце, – солнышко.

– А что на голове?

– Это как светлый фонтанчик.

– Он у всех есть?

– Нет, у некоторых людей там темно.

– А это что за лучик? (Луч шел от солнышка к звезде.)

– А это я со звездочкой разговариваю.

И действительно, Настя разговаривала со звездой, которую она видела в окно. Этой звездой, как выяснилось, была Венера.

Так, как Настя нарисовала себя, она видела и других людей, но никому этого не рассказывала. Среди сверстников вела себя немного отстраненно, но доброжелательно. Часто болела «температурой», как говорила мама (т. е. температура поднималась без видимой причины). Например, когда Настя случайно увидела отрывок из фильма «Терминатор», то температура сразу поднялась и держалась три дня.

Конечно, таким утонченным детям непросто жить в нашем агрессивном мире, наполненном часто ужасной информацией. Но они пришли именно сейчас, и их надо защищать. Необходимо бережное, чуткое отношение, которое поможет им раскрыть себя. Ведь, с одной стороны, важно не проявлять к таким детям излишнего внимания, чтобы не происходило навязывания своего «взрослого» виˊдения и понимания того, о чем говорят дети. А с другой – необходимо направить их способности в творческое русло, дать возможность рисовать, заниматься музыкой, наукой. Настя, подрастая, стала не только рисовать, но и писать сказки, в которых отчасти отражались ее детские мечты и фантазии. И хочется пожелать, чтобы ее удивительный внутренний мир продолжал раскрываться и радовать людей.

Новые дети. Они знают, для чего пришли в этот мир. Они могут даже формулировать свои задачи. Например, на занятиях в результате общения с 7–8-летними ребятами я узнала, что овладение психической энергией – одна из задач подрастающего поколения. Эти дети говорят о том, что нужно перестать убивать Землю, выкачивать из нее газ и нефть. Необходимо искать другие источники энергии.

– Откуда можно взять энергию?

– Из смеха!

– Ну да, из радости.

После этого началось настоящее веселье, потому что стали представлять, как это здорово: из смеха взять энергию – и машина сама поедет!

– Но ведь нужна очень сильная мысль, надо не просто подумать, а очень сильно подумать.

– А для того, чтобы сдвинуть гору, нужны сердце, глаза и голова.

– А для чего глаза?

– Чтобы видеть, куда двигать.

– А мне кажется, что раньше люди меньше знали, но больше могли сделать, они уже умели двигать горы. Только не понятно, когда это было. Ведь тогда был каменный век.

– Если к нам прилетит инопланетянин, чтобы помочь, то ему на Земле будет очень плохо. Потому что ему сразу что-нибудь плохое сделают, например, в тюрьму посадят или отправят на опыты.

– И поэтому они невидимые. Они невидимо помогают людям. А ученый, когда что-нибудь открывает, может их чувствовать и сделать открытие. Они так помогают.

– Я хочу стать ученым, придумать космический корабль без топлива и пересечь всю Галактику.

Вот такой разговор произошел на занятии, я потом его записала. Хотелось бы подчеркнуть: то, о чем говорили ребята, не было темой занятия. Видимо, возникла потребность поговорить об этом. Дети говорили сами, без наводящих вопросов.

Вот что сказал Денис (8 лет):

– Вот мы – Боги. Над нами другие Боги, и мы внутри них. Над ними – еще Боги, а над всеми Богами – один Бог, и это – Космос.

Через некоторое время он подытожил:

– Так как мы часть Бога, то мы можем Ему помочь.

– Так как мы часть Бога, то Он нас понимает сразу, как только мы о Нем подумаем.

Ощущение себя частью Вселенной – удивительное чувство, и оно близко детям. Только об этом им надо вспомнить. Они знают, что Вселенная – единое целое, где все взаимосвязано, где мы можем помочь Богу, а Бог знает наши мысли, и это радостно, потому что мысли хорошие. Денис, судя по его высказываниям, знает, как выстраивать отношения и с нашим, и с Высшим Миром. С этим знанием он пришел. Таким детям нужно помочь проявить себя в творчестве. Для этого необходима обстановка любви и понимания в семье, в школе, в государстве. Поэтому будем делать все возможное для развития и защиты наших детей.

 

А.Л.Баркова,
кандидат филологических наук, доцент, старший научный сотрудник научного отдела МЦР
Исключение становится правилом: особенности мировоззрения нового поколения

Нет необходимости доказывать, что нынешнее молодое поколение отличается гораздо большей свободой в поведении, чем хотя бы сорокалетние. Это утверждение в равной степени справедливо по отношению и к студенчеству, и к школьникам, и к учащимся дошкольных лицеев, то есть речь идет не об особенностях воспитания, а о качествах, с которыми дети рождаются. Принцип «надо, потому что так сказали старшие» – не для них. Они способны подчиняться осознанно (или по крайнему принуждению), но никак не в силу традиции. При этом молодежь (я имею в виду возраст от 5 до 25 лет включительно), точнее, талантливая ее часть, гораздо активнее в своем творческом поиске и добивается лучших результатов, чем их сверстники в 80-х годах прошлого века.

Естественно, это свободолюбие вызывает недоумение и возмущение среднего поколения. Педагоги не понимают, как себя вести с такими детьми и юношеством, прибегают к силовым мерам, что дает исключительно отрицательные результаты. Однако, как нам представляется, нынешний тип свободолюбивых талантов и связанных с ними социальных проблем давно описан в таком виде повествований, как героический эпос, и пристальное внимание к архаичным сказаниям может многое прояснить в сегодняшних проблемах.

Отличительная черта эпического героя – анормальность, несоответствие нормам и законам человеческого социума [1]. «Мифические первопредки вели себя часто не по правилам, так как правила только создавались в результате их жизнедеятельности» [6, с. 222]. Так как для архаического героя нарушение законов человеческой жизни является показателем собственно героичности, он ни в коей мере не является образцом для подражания [3, с. 84]. Нет необходимости повторять, насколько это созвучно нынешнему дню.

Анормальность эпического героя проявляется во всем, но нас сейчас интересуют не чисто мифологические черты, типа каменного тела, а его взросление и избыточная сила, которой герой поначалу не может найти применения. Но начнем по порядку. У героя, как правило, один из родителей – человек, а другой – сверхъестественное существо, то есть герой – человек лишь наполовину. Как ни странно, эта эпическая черта чрезвычайно ярко актуализирована в настоящее время. Значительная часть интеллектуальной молодежи так или иначе осознает себя «иными» (образ из «Ночного дозора» и других книг С.Лукьяненко), эльфами, гномами и другими персонажами книг фэнтези. Особенно ярко это проявляется в среде толкинистов (поклонников Дж. Р.Р. Толкиена) и ролевиков, то есть регулярно участвующих в ролевых играх.

Особняком здесь стоит проблема отождествления себя с героями компьютерных игр. В ролевой среде человеку, чтобы занять видное место, надо обладать определенными реальными умениями (фехтовать, изготавливать оружие, шить костюмы, писать стихи и т. д.). В компьютерных же играх никаких собственных достоинств от человека не требуется, однако тип персонажа в этих играх максимально соответствует образу эпического героя, что усиливает самоотождествление с ним, но не приближает к жизни желаемого образа, а контрастирует с ней. Эту разницу между «реальными» и компьютерными играми стоит серьезно учитывать педагогам.

Эпический герой часто предстает сиротой [1], и именно сиротством обусловливается незнание им законов социума. Воспитателем такого героя-сироты становится его собственный конь, а чаще – божественный кузнец, причем почти всегда этого кузнеца-наставника герой воспринимает как первого врага, убивая его или в лучшем случае рассекая его наковальню. В нашей ситуации речь пойдет не о реальном сиротстве, а, если можно так выразиться, о сиротстве духовном: подросток, осознающий себя как не-человек, не имеет общего языка со своими родителями и находит приемного отца (реже – мать), а также побратимов в неформальной среде. Это приемное родство может восприниматься более или менее серьезно, от ни к чему не обязывающей игры до уз, соединяющих на годы и десятилетия. Одиночкой входя в ролевую среду, подросток находит там наставника, но, определив свое место в субкультуре, нередко порывает с ним, причем весьма жестко. Правда, если в эпосе от такого разрыва страдает мастер-кузнец, то в реальной жизни больше теряет скорее подросток, чем его наставник.

Архаический герой часто рождается взрослым или взрослеет мгновенно [7, с. 237–240; 6, с. 307]. Эта мифологическая черта также находит свое воплощение в сегодняшней жизни. Современные дети изучают иностранные языки с пяти лет, в дошкольном возрасте овладевают свободным счетом и письмом – это уже никого не удивляет. Все чаще появляются сообщения об издании книг, написанных школьниками. Раннее взросление современных детей – это не просто «досрочное» раскрытие способностей, но это более активная, чем у взрослых, жизненная позиция, стремление (и способность!) действовать. Разумеется, такое явление нельзя назвать массовым, но и быть единичным оно тоже перестает.

Что же происходит, когда взрослая энергия ребенка не находит применения? Ответ нам также дает эпос.

В детстве архаический герой часто калечит сверстников, не зная другого выхода для своей силы. В сказаниях всегда находится персонаж, указывающий такому герою цель, отправляющий его на первый подвиг. В жизни, увы, ситуация мрачнее. Молодой человек не может реализовать в общественной жизни свои таланты, и практически единственной отдушиной для него оказывается неформальная среда, где яркие способности всегда востребованы. Но и здесь дело обстоит отнюдь не радужно. Поскольку такая среда не может дать человеку цель жизни, многие талантливые ролевики смысл своей жизни видят единственно в играх, что очень печально.

Вопреки распространенному в советское время представлению об эпическом герое как о патриоте, архаические герои вовсе не являются таковыми [2]: их цель – вечная слава, и схватки с чудовищами – это путь к ее приобретению. Каждый архаический герой хоть раз (а часто – не единожды) обращает оружие против своих, а во время схватки с чудовищами сражается с такой силой и яростью, что крушит мироздание. Можно сказать, что целью такого богатыря является самореализация любой ценой, и это утверждение вполне применимо к талантливой молодежи – с той разницей, что критерий славы, особенно славы, переживающей человека, для них практически отсутствует. Подобно тому, как эпический герой стоит один против мироздания, бросая вызов всем – чудовищам, людям, богам, – так и нынешние таланты – индивидуалисты, агрессивные (в лучшем случае – безразличные) к обществу, которое, в свою очередь, относится к ним точно так же.

Конфликт архаического героя с миром людей – непременная черта эпоса любого народа. Герой превосходит обычных людей, – и именно за это его не терпят даже другие богатыри, не говоря об эпическом правителе и обобщенном образе народа. Причина этого кроется в универсальной черте мышления, проходящей сквозь все культуры: любое отступление от стандарта (пусть и в лучшую сторону) считается нарушением норм жизни и подлежит наказанию, достоинством же является сходство с другими [4, с. 201, 215].

К чему приводит этот конфликт? Во всех сказаниях, от наиболее архаичных австралийских мифов о первопредках и до классического литературного эпоса средневековой Европы, герои всегда покидают мир людей, причем их смерть непременно (явно или скрыто) имеет черты самоубийства. Также нередко они гибнут не от врагов, а от своих.

На этот аспект педагогам стоит обратить особое внимание. Талантливая молодежь совершенно не подготовлена к тому, что их яркие способности могут вызывать в обществе не восторг, а отторжение. Между тем, любое общество, вне зависимости от исторической и политической ситуации, ориентировано на средние, а не выдающиеся личности. В этом смысле нет историко-культурной разницы между былиной об Илье Муромце [5, № 76], которого (единственного из богатырей) не позвали на пир, и биографией Ю.М.Лотмана, которого (единственного с кафедры) не приняли в аспирантуру, а затем дважды отказывали в звании академика. Хотим мы того или нет, но неприятие лучшего является доминирующей чертой человеческого мышления, и чтобы талант мог утвердить себя, ему необходимо преодолеть жесточайшее сопротивление среды. Подчеркнем еще раз, что к этому необходимо морально готовить талантливых детей и молодежь.

Эмоциональное состояние эпического героя – крайне неустойчиво. Он подвержен приступам немыслимой ярости, во время которых не различает своих и врагов [2], – в качестве самого яркого примера вспомним приступы безумия у Геракла; о монгольских героях говорится: «Посмотрит вверх – засмеется, посмотрит вниз – заплачет». Такая неустойчивость эмоций, обидчивость, переходящая в гнев, направленный одновременно и на внешний мир, и на себя самого, – все это более чем присуще современной молодежи.

Архаический герой крайне невоздержан в употреблении хмельных напитков [2] – о том, насколько остро стоит эта проблема в современной реальности, говорить не приходится. Деструктивность по отношению к самому себе характерна для большой части современной молодежи, и с этим необходимо считаться.

Вернемся еще раз к анормальности архаического героя. Очевидно, этот образ находится вне категорий добра и зла, что в современной культуре приобретает особое звучание. Подростки и юношество не хотят быть «хорошими», на обвинения старших в злости, безнравственности и других недостатках они гордо отвечают: «Да, я злой». Они сознательно пренебрегают моральными ценностями, причем это характерно не только для социальных низов, но и для лучших представителей современной молодежи. Разумеется, есть исключения, но общая картина – такова. То, что в традиционном эпосе было присуще единичным персонажам, то в сегодняшней молодежной культуре становится массовым явлением.

Это уже бесполезно осуждать. С этим уже бесполезно бороться. Это необходимо принять как данность, с которой педагогам приходится работать. Воплощенный в реальной жизни тип архаического героя – это не недостатки отдельных подростков, а черты целого поколения. Обращаясь к мировому эпосу не как к памятнику ушедшей старины, а как к практическому руководству по психологии и судьбе ярких личностей, мы можем предвидеть проблемы, ожидающие наших учеников, особенно одаренных, и готовить их к непременно возникнущим трудностям, чтобы столкновение с действительностью произошло для них менее болезненно.

Литература

1. Баркова А.Л. Отличительные черты архаических героев в эпических традициях различных народов // Актуальные проблемы языкознания и литературоведения. М., 1994.

2. Баркова А.Л. Четыре поколения эпических героев // Человек. 1996. № 6; 1997. № 1.

3. Гуревич А.Я. «Эдда» и сага. М., 1979.

4. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М., 1984.

5. Илья Муромец в ссоре с Владимиром // Гильфердинг А.Ф. Онежские былины. В 3 т. Т. 2. М., 1938.

6. Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. М., 1976.

7. Пропп В.Я. Фольклор и действительность: Избранные статьи. М., 1976.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru