Хэтти Браун и фальшивые слоны

Клэр Харкап
Хэтти Браун и фальшивые слоны

Джой и Хью



Читайте в серии:

1. Хэтти Браун и похитители облаков

2. Хэтти Браун и фальшивые слоны

3. Хэтти Браун и цветной дождь

Глава 1


Когда Хэтти Браун во второй раз утянуло сквозь холодильник, погода уже успела испортиться. Сильно, очень сильно испортиться.

Беда заключалась в ветре. В тот же миг, как Хэтти выбралась из дома, он буквально подбежал сзади и резко толкнул её. Он взметнул полы её пиджака, и они захлопали крыльями, как всполошённая птица. Он подхватил листья, веточки, конфетные фантики и старые газеты и швырнул их девочке в лицо. И он кричал ей в уши, пританцовывая вокруг неё, куда бы она ни пошла. Сколько раз она думала, что скоро всё стихнет. Но когда бы она ни выглядывала в окно, ничего не менялось. Ветер всё злился и злился.

Было утро, мать Хэтти встала и смотрела на стайки предметов, которые, вместо того чтобы лежать где-то, летали по воздуху. Бумажные стаканчики, упаковки из-под чипсов, полиэтиленовые пакеты: все они проносились перед домом, словно вдруг вспомнив, что им нужно находиться в другом месте.

И мать Хэтти неодобрительно цокала, когда очередной предмет мелькал мимо окна.

Хэтти бросила взгляд на часы. Матери нужно поторопиться. Если она не выйдет из дома в ближайшее время, то опоздает к началу смены в супермаркете. А она не может позволить себе ещё одного опоздания. В следующий раз мистер Джексон не ограничится предупреждением, а отправит её домой – и с концами.

В такие минуты Хэтти жалела, что дома их – только двое. Если бы у неё был отец, брат или сестра, она могла бы надеяться на помощь, когда матерью овладевало подавленное настроение.

– Тебе ведь вроде уже пора, мам? – Хэтти старалась, чтобы в голосе не прозвучала обеспокоенность, которую она чувствовала на самом деле: ей не хотелось, чтобы мать из-за этого совсем замедлилась.

– Понять не могу, что творится с погодой, – сказала мать, словно ни к кому и не обращаясь. – Он не перестаёт вовсе.

«С тех самых пор, как я вернулась из Гдетам-Нынчесям», – мысленно произнесла Хэтти. Теперь обо всём она думала именно так: до или после её путешествия в Гдетам-Нынчесям. И всё недолгое время после её возвращения из странного мира, лежавшего за пределами их холодильника на кухне, ветер был вот таким. В каждом телевизионном прогнозе погоды, который она видела, диктор обескураженно стоял на фоне мелькающих на экране кадров с выдранными с корнем деревьями и перевёрнутыми мусорными баками. Никто ничего не понимал. Ветер не должен так упорно дуть. И поскольку он вообще не должен быть таким, никто не мог сказать, когда же он прекратится.

– Тебе нужно идти на работу. Ты же не хочешь опять опоздать, – добавила Хэтти и направилась к матери, надеясь, что та отойдёт от окна.

– А ты заметила, что облаков нет? – отозвалась мать. Она никуда не двинулась, но, по крайней мере, обращалась именно к дочери. – Ветер, ветер, ветер и ни облачка. Очень странно.

Хэтти посмотрела на небо. Мать права. Оно было совершенно безоблачным.

– Говорят, что сильнее всего достаётся Вустеру и Манчестеру. Там хуже, чем где-либо ещё в Англии.

Манчестер? Хэтти напряглась. Там живёт Артур. Где-то в Манчестере он смотрит в окно, обсуждая с мамой или папой, что за хаос творится из-за ветра (прямо как и она сейчас).

– Нам и Манчестеру? – переспросила девочка. – Когда ты об этом слышала?

– В утренних новостях. Говорили, что в этих городах происходят непонятные вещи. – У женщины дрогнули брови. – Возможно, мне лучше остаться дома.

– Нет. Тебе нужно идти. – Хэтти дотронулась до маминой руки. – Помнишь, чем грозил мистер Джексон, если ты опять опоздаешь? Ты ведь не хочешь потерять работу?

Мать ничего не ответила.

– Мам.

У Хэтти ком встал в горле. Она ненавидела, когда мать попадала в тиски Хмури. Когда она становилась такая подавленная, то до неё просто невозможно было достучаться. И прежде чем настроение переменится, могли пройти дни и даже недели. Во время Хмури она, казалось, совершенно теряла контроль над своими чувствами. Девочке подумалось, что им обоим повезло: ведь это мог быть один из тех дней, когда мать вообще невозможно было вытащить из постели. А сегодня она встала и оделась.

– Ты взяла обед? – спросила Хэтти. – Он в холодильнике. Я приготовила его для тебя вечером.

Но она и так знала ответ. Конечно же, мать не взяла обед.

– Я его достану, и ты можешь отправляться на работу, – Хэтти произнесла с нажимом последние слова.

Она подошла к холодильнику, открыла дверцу, а затем быстро шагнула назад. Внутри, на второй полке, куда она всегда ставила йогурты, сидел крошечный слон.

– Викт… – начала было Хэтти, но вовремя опомнилась.

Ей нужно вести себя нормально. Она не должна показать матери, что и здесь началось что-то странное.

У Хэтти голова шла кругом, но она аккуратно достала контейнер с обедом и закрыла дверцу холодильника. Это могло означать лишь одно: слон решил забрать её в Гдетам-Нынчесям. Но почему? В последний раз, когда она там была, Виктор хотел, чтобы она вернулась домой: он говорил, что ей угрожает опасность. А теперь передумал? Хэтти протянула матери контейнер с едой, надеясь, что та не заметит, как сильно у неё колотится сердце.

– Здесь салат с макаронами, – объяснила она, стараясь, чтобы голос не дрогнул.

Мать взяла контейнер, но не сдвинулась с места.

– Тебе нужно избавиться от барахла в карманах. Я могу помочь тебе всё разобрать, – сказала она.

Это была её вечная скорбная песнь, но сейчас же совершенно не время для наведения порядка в карманах Хэтти! Мать пыталась найти повод не уходить из дома.

– Тебе пора. Ты не должна опаздывать, – мягко произнесла Хэтти, хоть ей и хотелось завопить: «Иди! Сейчас же! Ты не даёшь мне поговорить с Виктором!»

Мать медленно моргнула и зашевелилась. Наконец-то она и в самом деле собралась на работу.

– До свидания! – крикнула девочка у парадной двери, когда мать покинула дом.

Хэтти смотрела, как та напружилась против ветра, согнувшись, словно гипотенуза в треугольнике. «Быстрее, ну почему ты не идёшь быстрее?» – подумала Хэтти, следя за каждым натужным шагом. Хоть и медленно, но мать продвигалась вперёд. Вот ещё шаг. И ещё. В конце концов, она пропала из поля зрения. Значит, можно спокойно открыть дверцу холодильника. Теперь Хэтти может узнать, зачем вернулся Виктор.

Глава 2


Телефон в кармане Хэтти завибрировал, когда она запирала парадную дверь.

«Ветрище тут жуткий. Папу три раза сбило с ног».

Хэтти улыбнулась, прочитав сообщение от Артура. Она набрала в ответ:

«У нас тоже. Мама говорит, в Вустере и Манчестере – хуже всего».

Артур часто писал ей после возвращения из Гдетам-Нынчесям. Это странное место стало их секретом. Даже если бы у Хэтти были в школе друзья (а их не было), она не могла бы рассказать о нём. Девочка не хотела подставлять обитателей Гдетам-Нынчесям под удар, поведав о них кому-то из людского царства. Да и вообще никто бы не поверил, что её утянуло сквозь холодильник в иной мир. Любой бы заявил, что она всё выдумала. Но она-то знала, что ничего не выдумывала, и Артур – тоже, потому что с ним произошло нечто подобное. Мальчика утащил сквозь холодильник крошечный слон, как и Хэтти – сквозь её холодильник. Гдетам-Нынчесям свела их друг с другом. Плечом к плечу они вместе спасли уйму похищенных детей, и он находился рядом, когда она выпустила ворованные облака из башни, чтобы все жители Гдетам-Нынчесям могли получить воду. Именно это и сковало их узами дружбы, которые не так-то просто разорвать[1].

«Города-близнецы».

Хэтти улыбнулась и, нажав «Отправить», вернулась на кухню. Но когда она вошла, что-то её напрягло. Она была уверена, что положила на стол раскрытую книгу кверху обложкой, чтобы не потерять то место, где читала. Но теперь книга стояла, прислонённая к микроволновке.

Подумать об этом как следует Хэтти не успела: завибрировал телефон. Высветилось ещё одно послание от Артура.

«Столько надо тебе рассказать!!!»

Она написала в ответ:

«И мне. Ты не поверишь, кого я только что видела».

Отправив сообщение, она тут же настрочила следующее.

«Угадай».

Не отрываясь от экрана, девочка протянула руку за бутылочкой с водой, но её не оказалось на месте. Как странно. Она не сомневалась, что оставила её у плиты. Хэтти нахмурилась. Ещё и книга. Можно только надеяться, что она не делается такой же забывчивой, как мать.

Хэтти начала писать новое сообщение.

«Не могу ждать твоих жалких догадок. Виктор вернулся!!! Мама была здесь, и я не могла ничего сказать, а теперь она ушла. Пойду искать его. Ты можешь поверить? Виктор! Надо купить ещё масла. Сам знаешь, слона от него за уши не оттянешь».

«Вот погоди, сейчас Артур это прочитает», – подумала она и, нажав «Отправить», распахнула дверцу холодильника.

– Привет, Виктор, – начала Хэтти.

Но ничего больше сказать не успела, потому что её дёрнуло вверх. Мобильник вывернулся из руки, когда девочку взметнуло в воздух. Ветер засвистел в ушах, и её потащило сквозь холодильник и за его пределы, пока телефон падал. Экран загорелся новым сообщением как раз тогда, когда он стукнулся об пол.

 

«Но Виктор здесь!»

Глава 3


Хэтти собралась с духом, когда её потащило сквозь холодильник и за его пределы. В первый раз, когда это произошло, её тело тянуло и толкало вдоль и поперёк, а цепочка с кулоном закручивалась и перекручивалась вокруг шеи. Зато на сей раз она велела себе приготовиться. И всё же тот момент, когда глазные яблоки вжались в глазницы, застал девочку врасплох. И тот момент, когда коленки чуть не согнулись в обратную сторону. И тот момент, когда пупок едва не развязался.

Когда Хэтти начала описывать сальто-мортале, в ушах зацокотало, словно стрекочущее насекомое решило устроить там гнездо. Оно зацокотало с удвоенной силой, когда она кувырком полетела на землю и шлёпнулась мягким местом. Сквозь цокотание она вроде услышала, как сама же негромко взвизгнула. Но не тем визгом, который ожидала услышать. Это был визг, который издают немного от испуга, а ещё немного – от радостного волнения.

Хэтти приоткрыла глаза – ровно настолько, насколько их приоткроет тот, кто слегка напуган и взволнован. Она сидела среди клубов ржавой пыли. Этого оказалось достаточно, чтобы понять: она действительно приземлилась в Гдетам-Нынчесям. Тогда девочка крепко зажмурилась, чтобы мир перестал вращаться.

Она решила, что прежде чем вставать на ноги, следует подождать, пока всё не перестанет кружиться. Но Виктор это и так знает. Он всегда всё знает. И Хэтти почти не сомневалась, что он заговорит с ней, когда её тело привыкнет к здешнему миру, как он сделал в тот миг, когда впервые протащил её сквозь холодильник. Она прикинула, он вот-вот должен что-то сказать. Например: «Привет», – а затем добавить, что уже можно открыть глаза.

Но Виктор молчал. В конце концов, Хэтти не оставалось ничего иного, как самой решить, что мир, наверное, перестал вертеться каруселью и можно взглянуть на него. Открыв глаза, она едва снова не зажмурилась. В Вустере у неё стёрлось из памяти, какой же сияющий свет в Гдетам-Нынчесям, и теперь ей казалось, что так можно и ослепнуть, особенно если поглядеть прямо на солнце. Если его, знаете ли, не загораживает силуэт большущего слона, как теперь.

Хэтти улыбнулась, вспомнив, как ошеломлена была в первый раз, когда Виктор вот так изменил свои размеры. В одно мгновение он был крохотным слоником, лопавшим масло в холодильнике, а в следующую секунду стал больше автомобиля и ничуть не слабее. А сейчас это превращение казалось нормальным. Поразительно, как быстро привыкаешь к самым странным вещам.

– Виктор, – голос у неё был немного «ватный», как будто заспанный.

Оттолкнувшись от земли, Хэтти поднялась и поправила кулон. Ноги вильнули, и коленки встали на своё законное место. Пока они не привыкнут быть нормальными ногами, ходить будет непросто, но это не помешает ей поприветствовать друга, пускай какая-то небольшая часть её и считает, что слон мог бы проявить предупредительность и подойти к ней сам. Проковыляв несколько шагов, девочка обхватила руками его шею.

– Я скучала… – начала она, но осеклась, потому что Виктора передёрнуло под её объятием.

Почему? Ведь когда Хэтти обнимала его, Виктор всегда охотно подавался вперёд, словно хотел быть поближе к ней. И казалось, что, если б слон только мог, он сделал бы свою грубую шкуру мягче, чтобы та не тёрла щёку, которой Хэтти прижималась к его ноге. Виктор никогда раньше не вздрагивал.

Хэтти подумала о том, что может быть не так.

– Тебе больно?

Виктор ничего не сказал.

– Я спросила, у тебя что-то болит?

– Нет. Я в порядке, – нетерпеливо ответил он.

А ведь раньше он таким никогда не был. И не таким тоном приветствуют друзей. Но она знала, что должна быть причина, если он разговаривает с ней подобным образом. На все поступки Виктора всегда имелась веская причина.

– Зачем ты привёл меня сюда? – Она с удовлетворением отметила, что теперь её голос звучал почти нормально.

На мгновение Виктор нахмурился, а Хэтти и вспомнить не могла, чтобы прежде его глаза казались такими недобрыми. Вроде бы они были темнее и круглее? Вроде складки под длинными ресницами пролегали глубже? И разве его глаза смыкались в жестокие серые щёлочки?

– Нам пора идти. – Виктор протопал к дереву и начал стягивать с него побег плюща.

– Этого делать вовсе не обязательно, – заявила Хэтти, когда он принялся обматывать один конец плюща вокруг её запястья.

Не успела она договорить, как вдали раздался какой-то звук. Высокий и пронзительный, словно кто-то кричал.

Виктор ещё быстрее стал наматывать плющ на её запястье.

– Виктор, тебе не нужно этого делать!

Хэтти чувствовала, что начинает сердиться. И пока она убеждала себя в том, что раздражение, разъедающее мысли, проистекает просто из того, что она ещё вся вверх тормашками после холодильника, дальний звук приближался. Теперь уже не было сомнений, что это голос. И хотя он в основном визжал, было в нём что-то знакомое.

– Сэр Гидеон, – пискнула Хэтти. – Он где-то рядом.

– Надоедливый дракон, – прогундосил Виктор.

Он обмахнул хоботом талию Хэтти и закинул девочку себе на спину. А затем во весь опор помчался по пыльной рыжей тропе.

Глава 4


Виктор бежал быстро. Очень-очень быстро. Он мчался слишком быстро, и Хэтти просто не могла выпалить то, что приходило ей на ум, а значит, всё так и крутилось у неё в голове, и она думала, думала и думала. Она размышляла о том, что Виктор и Сэр Гидеон были лучшими друзьями, когда она видела их в последний раз. Они объединили свои усилия, чтобы вызволить Леди Серену, драконью соратницу Сэра Гидеона, когда ту упрятал в ящик-клетку Лорд Мортимер. А ещё она думала о том, что Виктор не стал бы убегать от Сэра Гидеона, разве что случилось бы нечто ужасное. Но что же такого ужасного могло произойти?

Девочка пригнулась пониже и продвинулась вверх по спине Виктора, чтобы её не сбросило на землю.

– Почему мы убегаем от Сэра Гидеона? – спросила она, подобравшись к уху слона.

– Мы не можем позволить дракону поймать нас.

– Но он – наш друг.

Виктор фыркнул.

– Я не понимаю, – сказала Хэтти.

Ей бы хотелось видеть выражение морды Виктора, может, оно бы что-то прояснило, но, увы, это было невозможно.

У её головы кто-то загудел, словно маленький вертолётик. Сэр Гидеон завис чуть позади левого уха Виктора.

– Стой! Отпусти её! – яростно закричал Сэр Гидеон. – Хэтти! Я хочу, чтобы ты заставила его остановиться!

– Он может хотеть всё что угодно. Я ради него не остановлюсь, – отозвался Виктор.

Он поднял хобот, как бейсбольную биту для удара, и замахнулся на Сэра Гидеона.

– Нет! – завопила Хэтти.

Но хобот Виктора ударил.

Крохотный дракончик завертелся в воздухе и шмякнулся о ствол дерева. И пока Сэра Гидеона шатало после удара, Виктор выгнул шею и ринулся даже быстрее, чем раньше. «Сколько раз я воображала, что вернусь в Гдетам-Нынчесям, но чтобы вот так – никогда», – подумала Хэтти.

Виктор набрал скорость, и Хэтти приподняла голову настолько высоко, как только осмеливалась, чтобы оглядеться. Их окружала красная пыль, а это означало, что они находятся в той части Гдетам-Нынчесям, где нет воды, – за пределами города. Но, с другой стороны, здесь уже должны быть облака. Ну, если сработал её план: ведь перед своим возвращением домой она выпустила облака из Крепи. Девочка сильно рисковала – и всё для того, чтобы в этой части Гдетам-Нынчесям проливалось хоть немного дождя. Но почему тут по-прежнему сухо?

Медленно-медленно она отвела взгляд от безоблачного неба. Всё вокруг было знакомым. Деревья в лесу слева от Хэтти совсем не изменились. Листва ближайших оказалась припорошена густым слоем красной пыли, которая покрывала и обочины дорог за пределами города. Это была Гдетам-Нынчесям, какой она её помнила. Только Виктор и Сэр Гидеон вели себя иначе.

И впереди всё было тем же самым, что и раньше: она опять очутилась в очередном знакомом месте. Никаких изменений. Имелось и привычное нагромождение табличек возле тропы, как и в её первое посещение царства. Она знала, что будет на них написано, даже не читая. «НИЧТО НЕ ЗАБЫТО» – так Лорд Мортимер предупреждал жителей Гдетам-Нынчесям о том, что случится с тем, кто вызовет его гнев. А из-под каждого предостережения на Хэтти смотрели мордочки кроликов, белок, панголинов и лица людей.

Она даже знала, каким будет их выражение – страх.

Её пробрал мороз, как и в те минуты, когда она впервые увидела таблички. Ей стало не по себе… и вдруг Хэтти услышала, как где-то позади кричит Сэр Гидеон:

– Останови его! Останови его скорее, Хэтти!

– Виктор, подожди Сэра Гидеона! – завопила Хэтти.

– Нет.

– Хэтти, слезай с него! Прыгай, если другого не остаётся.

Девочка крепче вцепилась в Виктора. Сэр Гидеон не видит, что она привязана? Так или иначе, не станет она прыгать с бегущего слона.

– Кому-то следует научить дракона не совать всюду свой нос, – прошипел Виктор. И, сказав это, вильнул.

Он свернул в лес. Помчался к чему-то вроде кирпичной стены. И когда пять слоновьих тонн затормозили разом всеми четырьмя конечностями, Хэтти почувствовала, что летит по воздуху.

Глава 5


Летела Хэтти недолго, пока плющ на запястье не натянулся. Сила натяжения остановила её в полёте, и она упала на землю в удушающем всплеске рыжей пыли. Может, она и не спрыгнула, как посоветовал Сэр Гидеон, но всё равно шлёпнулась на землю.

– Уф, – выдохнула Хэтти.

– О-ой, – сказал другой голос, который не принадлежал слону.

А затем наступила тишина, в которой Хэтти слышала лишь, как колотится её сердце.

Девочка чуток, на волосок приоткрыла глаза. Пыль вокруг неё начала оседать. Виктор буравил что-то сердитым взглядом. Хобот яростно ходил из стороны в сторону, а голова раскачивалась так сильно, что Хэтти и не сомневалась: эдак у него непременно разболится шея.

«Он выглядит жутко сердитым», – подумала Хэтти. А затем подумала кое-что ещё. «Почему Виктор там? Почему не позади меня? Ведь я слетела с его спины, когда мы врезались… во что уж там мы врезались… и полетела в ту сторону, в которую мы и направлялись. И если только Виктор не обежал меня, он не должен быть там, где он стоит. Он должен быть…»

Она медленно повернула голову. И опять увидела Виктора.

Только это же какая-то бессмыслица. Он не может находиться и сзади, и спереди одновременно. Она повернула голову в другую сторону. И там тоже оказался он. Виктор позади неё и Виктор перед ней. Но такое просто невозможно.

– Виктор? – окликнула она слона, стоявшего впереди.

– Да! – отозвалось сразу два голоса.

– Нет, я разговариваю с Виктором.

– Это я, – произнесли оба голоса.

«Это игра?» – подумала Хэтти. Если так, она ей не нравится.

– Нет, который из вас настоящий Виктор?

– Я, – ответ прозвучал из двух разных мест.

– Давайте по одному.

Хэтти осторожно встала. Похоже, девочка ничего не сломала при падении, поэтому она сделала опасливый шажок и встала перед слоном, к которому была привязана.

– Ты – Виктор? – она старалась говорить строгим голосом.

– Разумеется, – произнёс он, но позади раздалось возмущённое фырканье.

Она повернулась ко второму слону.

– Если он – Виктор, тогда кто ты?

– Я – Виктор. – И второй слон для убедительности топнул ногой.

– Я не уверена, что мне стоит верить вам, – пробормотала Хэтти. И, ещё не договорив, заметила, как из-за уха второго слона появилась человеческая рука.

Затем из-за щетины на слоновьей макушке показалось гнездо курчавых каштановых волос. И пара широко посаженных глаз. Нос. И рот.

– Артур! – воскликнула Хэтти.

Она потянула узел на запястье и высвободила руку.

– Привет, Хэтти!

Лицо Артура расплылось в широкой улыбке, мальчик съехал по слоновьему боку и подбежал к ней. Дети неловко замерли, так и не обнявшись. Они с Артуром обнимаются при встрече? Она не знала.

– Я рада тебя видеть, – сказала Хэтти. – Но почему ты здесь?

Артур пожал плечами.

– Сама знаешь. Я подумал, вдруг я тебе понадоблюсь? – И он снова улыбнулся. – Когда ты написала, что видела Виктора, я тоже увидел его. А это означало, что один из нас ошибается. И единственный способ всё понять – оказаться тут, вот я и утянулся сквозь холодильник. – Мальчик перевёл взгляд с одного слона на другого. – Который из вас настоящий Виктор?

 

– Я, – выпалили они.

– Нет, никакой ты не Виктор, – заявил слон слева от Хэтти слону справа от неё. – Я – Виктор.

Хэтти посмотрела на Артура, приподняв брови.

– Вы оба не можете одновременно быть Виктором, не думаю, что это реально с научной точки зрения, – заметил Артур. – Так или иначе, но может быть только один.

Хэтти не была уверена, что наука людского царства применима в Гдетам-Нынчесям, но в словах Артура имелась логика.

– У Виктора – добрейшая слоновья морда из всех, что я видела, – начала Хэтти. И как только она это сказала, слоны перестали бычиться друг на друга.

– И у Виктора – самые ласковые глаза.

Каждый из слонов вылупил глаза. Затем тот, что был справа от Хэтти, выпучил их ещё сильнее, и они сделались как два блюдца на мятой серой скатерти.

– Ты погляди на него! – прогудел тот, что топтался слева. – Никакой настоящий Виктор не стал бы пыжиться и притворяться.

– Я с тобой подерусь!

– Я – Виктор, и я не дерусь.

– Ты будешь сражаться или удерёшь как трус?

– Не называй меня трусом.

Оба слона пригнули головы.

– А мы просто отойдём в сторонку, чтобы вам не мешать, – проговорил Артур, отступая назад, когда каждый из слонов топнул ногой.

Хоботы их почти касались друг друга.

– Сдавайся, пока я не вышиб из тебя дух, – сказал левый слон, опять топнув с такой силой, что земля под ногами Хэтти содрогнулась.

– Никогда, – огрызнулся тот слон, что был справа.

Хобот описывал круги вокруг хобота. Сначала по часовой стрелке, а потом – против. Слон справа затрубил так, словно хотел сдуть противника на другую сторону Гдетам-Нынчесям. Затем хоботы завязались узлом. И каким узлом!

Сначала бабьим узлом.

Затем двойным булинём.

Затем фермерской петлёй.

Потом мельничным узлом[2].

Затем дубовым узлом.

Затем узлом Ривера.

Затем изгибом Эшли.

Затем штыком Дистеля[3], на который Хэтти было так больно смотреть, что хотелось заойкать.

Артур поглядел на Хэтти.

– Пора идти, – произнёс он.

1Историю знакомства Хэтти и Артура можно прочитать в книге Клэр Харкап «Хэтти Браун и похитители облаков» (прим. ред.).
2Названия верёвочных узлов, которые применяются в морском деле и в альпинизме (например, в альпинизме используется дубовый узел). Двойной булинь, фермерская петля и мельничный узел вообще-то завязываются на середине верёвки, то есть в данном случае они должны были вязаться только одним хоботом. (Прим. ред.)
3Названия других узлов, используемых в морском деле и в альпинизме (штык Дистеля применяют в обоих областях). (Прим. ред.)
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru