Записки помощника прокурора. Части 28 и 29

Кириллов Альберт
Записки помощника прокурора. Части 28 и 29

– Вот, я его убил! – с мрачным выражением сказал Анискин, и положил «труп» на стол, уставленный закусками и алкоголем.

– Это … это … вы чего … такое? Это где?.. Это как? – дал петуха голос прокурора. – Это вы куда и откуда?

Все молчали смотрели на живописно расположенный «труп», красиво лежавший между закусок и упавших бутылок. В тишине было слышно, как звенела упавшая бутылка со стола, в ходе укладки «трупа» на стол.

Неожиданно для всех, «труп» всхрапнул…

Все бросились к нему, начали тормошить и трясти его, но тот не сдавался, продолжая пребывать в нирване.

– Да он же спит! – заявил один из присутствующих прокуроров-криминалистов.

Трясли его долго, но ничего не помогало. Оставлять в прокуратуре побоялись, вдруг еще захлебнется рвотой или прокуратуру подожжет, хрен его знает.

Надо отправлять домой. А куда? Александр недавно пришел, никто из присутствующих в прокуратуре его домашнего адреса не знает. Тут кто-то вспомнил, что у дежурного по ЛОВД должен быть его адрес. Каждый месяц в дежурную часть подавался список с адресами всех мужчин, работавших в прокуратуре – это был список «дежурных» прокурорских работников.

Быстро позвонили и узнали адрес. Прокурор сам вызвался отвезти этого обалдуя домой на служебной машине. Потом он пожалел об этом. Да и жил Александр, как оказалось, на другом конце города.

– Иди на х…й и придурка своего забери, – слышал прокурор голос женщины, держа на плече своего следователя, который так и не пришел в себя, и стоя перед закрытой дверью квартиры своего работника.

Александр, когда его везли домой, периодически приходил в себя, но так и не сдал место своего проживания, стойко храня молчание, лишь грозил пальчиком и по-идиотски хихикал.

– Мадам, я привез вашего мужа. Не соблаговолите-ли вы открыть дверь и принять вашего благоверного.

– Пошел в жопу. Где пили, туда и езжайте, – слышался сварливый голос жены Александра.

Она категорически не хотела пускать своего любимого и желанного в квартиру в таком состоянии.

Переговоры зашли в тупик: бросить тело площадке прокурору не позволяла не совесть, а будущие проблемы, если вдруг со следователем что-то случится; жене пьяная свинья дома была не нужна – по её словам.

Худо-бедно, но прокурор её уговорил принять тяжкий груз, передал его ей, когда она открыла дверь, стоя на пороге со сковородкой на пороге, и быстро свинтил за горизонт.

Рейтинг@Mail.ru