Свалка потерянных душ

Кирилл Шарапов
Свалка потерянных душ

– Справка, – потребовал он, беря его в руки.

«Системное устройство планшет настроен на поиск новоприбывших. Предыдущий владелец – группировка Чистильщики, статус – мясники. Главарь – Чистотел. На данный момент насчитывается больше шестидесяти активных членов. На счету группы больше тысячи убийств новичков за последние пять месяцев».

Жданов присвистнул, тысяча – это же половина мотострелкового полка. Сейчас он понял, насколько ему повезло. Он принялся снова копаться в трофейном планшете. Разбирался почти час. Зато теперь у него была кое-какая информация по банде. Логово мясники устроили за границей оборонного периметра, окружающего купол, в десяти километрах от точки, где он сейчас находился. Чтобы добраться до уродов, нужно было идти в выжженные земли.

Система совершенно равнодушно относилась к тому, что люди режут друг друга, у нее одна задача – хранить то, что уцелело от Вышеграда. Шах прикинул ценность карты. Надо сказать, что в его руках оказалась довольно дорогая вещь, в разделе «товаров» подобный планшет стоил пять сотен и каждая карта, причем не такая полезная, а общая – еще три. Вот сейчас рядом с контролькой, на которой он находился, появились две пульсирующие точки – это значило, что к ней подошли два мяса, еще не прописанных в Системе.

Немного повозившись в интерфейсе, Юра скопировал добытые карты в свой раздел. Теперь, если потеряет планшет, карты можно будет закачать на новый. Открыв раздел «Работа», он начал вдумчиво изучать то, что предлагала Система. Встреча новичков или, проще говоря, мяса, но не в качестве ловца, а в статусе хранителя – сто единиц. Больше всего таких заданий: находить и уничтожать объект или определенное количество врагов в выжженных землях, охранять оборонный периметр, участвовать в ночных зачистках прорывов, вот за это хорошо платили, участие оценивалось в пятьсот, каждая уничтоженная в результате цель – еще триста. Поиск уцелевших противников после прорыва в дневное время стоил триста пятьдесят. Интересно, но нужно глянуть, что еще есть… Вот, охота на мусорщиков, тут все гораздо серьезней, за молодого давали три куска, за матерого – все зависело от крутости матерого, но не ниже шести тысяч. Раздел «Найти и уничтожить» был довольно велик.

Это Свалка, ты умер, ночью таких, как ты, тысяча появилась. Встречать мясо, конечно, можно, довести его до точки тоже не слишком сложно, особенно с таким замечательным девайсом, только Юра сам мясо, который в этом мире ни хрена не ориентируется.

Жданов закрыл раздел, торопиться сейчас не стоило. Брать работу от Системы, чтобы сдохнуть, – не вариант. Нужно понять особенности местной жизни. Пока он слеп и только накосячит. Нужно разобраться с умениями.

Открыв раздел, Юра присвистнул от удивления:

– Нехило так, – прокомментировал Жданов список из двухсот скилов. И это ведь только стартовые, почти каждый из них имел возможность прокачки в три уровня, некоторые пять. Голова шла кругом от увиденного. – Система! Суммарная стоимость всех скилов, включая прокачку?

– Миллиард шестнадцать миллионов триста восемьдесят две тысячи очков, – с готовностью сообщил механический голос. – На данный момент лучший результат принадлежит объекту под системным именем Чикатило. Он смог полностью развить тридцать четыре скила, еще двадцать восемь открыты.

– На него есть контракт?

– На него есть триста двенадцать контрактов, верхняя планка – миллион очков от группировки «Созвездие героев». Суммарная награда – двадцать восемь миллионов очков.

Юра ухмыльнулся. Похоже, этот Чикатило многим встал поперек горла. Вот только он так крут, что желающих подохнуть, охреневая в атаке на этого полубога, нет совершенно.

Юра еще несколько часов изучал скилы, выясняя характеристики. Даже стартовые стоили больше нескольких тысяч очков, при этом были не сказать чтобы самыми полезными, например, довольно нужный крафтер первой ступени обошелся бы Жданову в пятьдесят тысяч, но к нему автоматически нужен скил «ломатель» за двадцать пять тысяч, иначе ресурсы на крафт пришлось бы покупать на рынке. Итого – вложить семьдесят пять тысяч очков, чтобы начать свое дело на примитивных апгрейдах. И рассчитывать, что он сейчас прокачает много всего полезного, было абсолютно нереально. На счету у него 230 очков – неплохо для новичка, но, как говорил герой мультика, маловато будет. Самой дорогой способностью, которую можно изучить, и она единственная обладала платиновым статусом, была связь с Системой из любого места Свалки. И стоила эта способность ни много ни мало – два миллиона.

Юра был ошарашен новостями.

Скилы делились по степени полезности и значимости, при этом использовалась градация цветных металлов – бронза, серебро, золото. Единственными скилами, которые выбивались из этой схемы, были Герой и Злодей. Первый – белый, второй – черный. Были они совершенно равноценными и в прокачке не нуждались. Активировались они автоматически при переходе на Эдем. Скил развивался автоматически, в зависимости от поступков. И давал он ровно двадцать очков плюсом к любой награде за задание. И пять сверху очков за ликвидацию агрессивного объекта, в кои входили дроны, боевые андроиды, мясники, мусорщики и любой, кто первым атаковал героя.

Тяжело вздохнув, Юрий закрыл раздел «скилы». Не с его финансами лезть туда. Вспомнив о браслете Тира, Жданов вытащил его и повертел в руках.

– Справка!

– Браслет базовый, – затарабанил механический голос, – принадлежал объекту Тира, статус – мясник. Уничтожен объектом Шах. Доступ к браслету отсутствует в связи с отсутствием завещания. Желаете продать? Цена системы сто очков. На свободном рынке не может быть продан. Единственное возможное действие – перепрошивка под объект Шах. Цена перепрошивки всего десять очков. Начать процедуру?

– Функционал?

– Быстрый доступ к картам, архивам, энциклопедиям и ценам на момент последнего обновления в Системе.

– Делай.

Полезная штука, таскать с собой планшет мясников он не собирался – во всяком случае, пока что.

Не прошло и минуты, как голос сообщил, что все закончено и обладателем браслета является кадет Шах.

Юра потратил полчаса, чтобы научиться с ним работать, и залил туда прорву полезной информации, чтобы иметь доступ к ней за периметром. Теперь осталось придумать, что делать с барахлом, которое валялось на полу, – еда, бутылки с водой, фонарь, сканер-планшет, пара ножей, не идущих ни в какое сравнение с тем, что он снял с охотника. Но самый главный вопрос: куда все это деть? Четыре ячейки в шкафу – две сразу занял дрон, еще одну – «крушитель». Итого осталась одна, а для рюкзака, если в него забить дробовики и весь хабар, включая его старую форму, нужно две.

– Сколько стоит увеличить шкаф на одну ячейку?

– Первое увеличение обойдется вам в сто очков, второе в тысячу. Либо можно приобрести шкаф большего размера на двадцать или больше ячеек для хранения личного имущества.

Юра тяжело вздохнул, Система все делает для жизни – пищи, но беги.

– Цена шкафа?

– Шкаф на двадцать ячеек, обычный, минимальная цена – десять тысяч очков, – мгновенно сообщил механический голос.

– Увеличить сундук на одну ячейку, – понимая, что без вариантов, приказал Юра.

– Задача выполнена.

Он убрал все, что у него было, в рюкзак, с собой взял только пистолет охотника, к которому скрепя сердце купил десяток патронов. Итого в минусе сто тридцать очков. Минута, и он снова с голым задом, а доходного дела на горизонте не видно.

– Если я сейчас выйду, мне будет нужно искать новую капсулу?

– Да. Контрольный центр функционирует в порядке живой очереди, – сообщил механический голос, – не хотите ждать, ищите другой.

– Неприятно. Сколько времени прошло снаружи?

– Вы пробыли тут шесть часов восемнадцать минут, в реальности прошло три часа девять минут и двенадцать секунд.

– Ясно. Значит, если проведу тут сутки, снаружи пройдет двенадцать часов?

– Да, все верно. Но затем вы должны будете провести вне капсулы…

– Столько же, я помню. Он оглянулся в поисках выхода, но никакого намека на дверь не обнаружил.

– Эй, как отсюда выйти?

– Просто скажите или подумайте о желании вернуться обратно на контрольный пункт, – сообщил механический бубнилка.

Юра повторил, и виртуальная квартира исчезла, все заволокло опять белой мутью, которая через пару секунд схлынула, и капсула открылась.

Внимательно осмотрев зал, Юра решил подняться по лестнице и посмотреть, что там выше. Лестница оказалась самодвижущейся, справа – вверх, слева – вниз, довольно быстро. Он сошел с платформы и огляделся. Вверх на этажи вели лифты, их в здании было около сотни, вдоль стен второго этажа стояли какие-то автоматы. Один мужик в затасканной грязной одежде бомжеватого вида подошел к такому автомату, приложил ладонь к сканеру, открылось окно, и оттуда выехал поднос, на котором были булка серого цвета, стакан, ложка и миска. Что в миске, Юра не разглядел, но он уже понял: про эту белковую жижу и рассказывал Ржавый. Что про еду говорил болтун? Система кормит. Стало интересно. Тратить баллы на еду Жданов не спешил, сначала надо попробовать то, что положено по закону. Подойдя к одному из десятка автоматов, он приложил руку к сканеру, на экране тут же появилась надпись: «Шах, одна порция».

Открылось окно, и он забрал поднос. Глянул на содержимое, и есть расхотелось, миска была полна обойного клея или того, что на него очень похоже. В стакане какая-то бурая жижа. Доверие вызывала лишь булочка.

Юра направился к ближайшему столу и, поставив поднос на пластиковую столешницу, уселся на длинную лавку. Несколько секунд он созерцал неаппетитное содержимое подноса, которое ничем не пахло, и наконец, решившись, взял в руки ложку.

– Ешь, не бойся, – раздался голос справа, – на вкус так же, как и выглядит, – никак, нет у него вкуса. Но желудок набивает с гарантией. Сытность стопроцентная.

Юра посмотрел на собеседника, парень показался ему смутно знакомым. Похоже, он, как и Жданов, новичок.

 

– Давно тут?

– Несколько часов, – отозвался тот.

– Мне кажется, что я тебя где-то видел, а вспомнить не могу.

Незнакомец согласно кивнул.

– Я то же самое чувствую, но, сколько память ни напрягаю, ничего. – Он подвинулся поближе и протянул руку. – Гранат.

– Шах, – ответил Жданов, пожимая ладонь.

И тут словно вспышка – незнакомый парень ложится на гранату, которая крутится в паре метров от него, безумные и одновременно решительные глаза. Вот и все, что он запомнил о том герое, спасшем десяток его коллег и друзей.

– Ты тот, кто лег на гранату, – выдал он догадку.

Парень кивнул и спросил:

– Ты был там?

– Гранат, ты спас мне жизнь.

– Ну, считай, ты поблагодарил, я услышал, – согласился парень. – Расскажи, чем замес на Театральной кончился?

– Городскими боями. Весь центр за два часа превратился в зону боевых действий, эти сучата с айфонами в дорогих шмотках были прикрытием, их телами забили улицы для картинок западных СМИ. А в город просочилось множество людей с оружием, и я готов поставить все, что у меня есть, против этого подноса, что кто-то очень нехило раскошелился, нанимая кучу сброда по всей стране и ближайшему зарубежью. Через пару часов ребята из Серпуховского ОМОНа взяли двух снайперов, оба поляки. Также попадались немцы, румыны, черногорцы, испанцы, итальянцы, негров хватало, украинские нацисты-фанатики. А вот с Кавказа вообще никого, странно. Короче, швали много. В итоге к вечеру в Москву вошли войска. Когда я погиб, еще стреляли. Но центр был уже в наших руках. Западу Россия поперек горла встала, надеюсь, подавятся, суки.

Гранат согласно кивнул. На вид ему было чуть больше двадцати, но Юра чувствовал, что он старше лет на пять, а может, на десять.

– Извини, я тебя отвлек, ты есть собирался.

Юра вспомнил про мерзкое содержимое подноса и подумал, что термин «есть» здесь совершенно не подходит, «питаться» – вот более точное определение, поглощение питательных веществ. Он все же взял ложку и, зачерпнув питательных веществ, отправил их в рот. Его новый приятель прав, это оказалось чем-то вроде густой безвкусной каши. Жданов пожал плечами и съел вторую ложку «веществ». Напиток, которым он запил еду, был такой же безвкусный. Короче, если кишка кишке бьет по башке от голода, это можно жрать.

– Ничего, если я спрошу, как ты сюда попал?

– Ничего, – усмехнулся Юра. – Мне ловец, что меня встретил, сказал, что этот вопрос тут вместо «здравствуйте». А помер я как герой, погнался за нациком, который расстрелял патруль ДПС. Ночь уже, город без электричества, загнал его в подворотню и вроде бы уже был готов прикончить, когда туда женщина забежала в белом плаще, даже не рассмотрел толком, просто почуял, что он на нее наведется вместо меня. Попытался я сбить ее с ног, прикрыть… И получил из какого-то самопала пару пуль в спину. Броник мне еще днем испортили. А потом мы друг дружку положили. Конец истории. А дамочка вроде выжила. Мне даже за это дали скил «Герой».

– Мне тоже, – отозвался Гранат. – Ты, похоже, не слишком унываешь, что сюда попал?

– А чего унывать? Тут ничего, только жратва поганая, а на хорошую еще заработать нужно.

– Кстати, о «заработать», – встрепенулся собеседник, – уже придумал, чем займешься? Я тут пораскинул мозгами, посмотрел объявления. Для безоружного новичка работы почти нет, да и общины не особо горят желанием свежий балласт брать.

– Та же хрень, только все же несколько стволов у меня есть.

– Где взял? – удивился Гранат.

– Мне подфартило, тело нашел в одном из домов, когда сюда шел, потом три мясника притопали, с них кое-что поднял.

О сбитой «таблетке» он пока решил не говорить.

– И что ты делать собираешься?

– Понятия не имею, – отозвался Юра, жуя булочку, которая оказалась такой же безвкусной, как напиток и «каша» в тарелке. Правда, Гранат не соврал, сытно вышло, есть больше не хотелось.

– Может, вдвоем что придумаем? Мы, можно сказать, с тобой одного поля ягоды, я мент, ты мент, мы многое знаем друг о друге. Может, объединимся и попробуем решить проблему совместно?

Жданов задумался, до этого момента он рассматривал вариант «одиночка». Напарник, конечно, расширит возможности. Плохо, что напарник – точно такое же мясо, как и он сам. Если бы был опытный человек, тогда вариант был бы идеальным. Но опытного гида по местной Свалке не предвидится, поэтому работаем с чем есть. Юра протянул ладонь.

– По рукам.

Гранат ее крепко и уверенно пожал.

– По рукам.

И тут же в ухе, словно активировался невидимый динамик, раздался голос:

– Заключен союз между Шахом и Гранатом, все очки, полученные в результате этого соглашения, будут разделены между ними. Вопрос о трофеях обговаривается отдельно.

Парни, которые, похоже, были ровесниками, одновременно уставились друг на друга.

– Значит, я не один это слышал?

Гранат подтвердил:

– Я тоже слышал. Что по трофеям делать будем?

– Да ничего не будем, – философски пожал плечами Юра. – Что добудем, то поделим, что нельзя разделить – по личной договоренности.

– Годится, – одобрил идею Гранат.

– Соглашение по трофеям заключено, – раздался в ухе голос монотонного бубнилки. – В случае нарушения одной из сторон Система введет штрафные баллы, которые могут достигать стоимости трофеев.

– Интересно, какое Системе дело до нашей добычи? – задал риторический вопрос новый напарник, но Юра только пожал плечами, это ему тоже было непонятно.

– Итак, мы объединились, что дальше? – поинтересовался Гранат.

– Хороший вопрос, – усмехнулся Жданов, – поскольку по большому счету ничего не изменилось, ноль плюс ноль все равно ноль. Мы как были плохо вооруженными и ничего не понимавшими нулями, так ими и остались, только нас теперь двое.

– Зришь в корень, – согласился новый напарник, – нужно что-то простое.

– Может, пока пошарим вокруг, вдруг что интересное найдем? Кроме того, я хочу добыть хоть какую-то мебель для виртуальной комнаты. – Юра помолчал, размышляя. – Давай попробуем, – наконец решил он, – у нас нет ни очков, ни нормального оружия. Надо покопаться в развалинах этого оборонительного пояса. За периметр нам определенно лезть рано.

– Тогда подъем. Ищем капсулы, надо разобраться, как в гости друг к другу ходить.

Мужчины поднялись и направились вниз.

Глава 4

Ходить в гости оказалось на диво просто. В тот же момент, как они объединились, у них, оказывается, образовался чат. Стоило Юре забраться в капсулу и войти в «квартиру», как тут же поступил запрос на доступ от Граната.

Жданов подтвердил. Не прошло и секунды, как его напарник материализовался в шаге от него. Причем в беззвучном режиме Система запросила статус для посетителя. Всего было три варианта: гость, напарник, полный доступ. Гость не имел никакого доступа к вещам хозяина, напарник – только ограниченный, он мог рыться там, где разрешит Юра, ну и полный доступ означал полную свободу – разрешалось открывать ящики, пользоваться верстаками, лабораторией и всем прочим. Для начала Жданов назначил пришедшему статус гостя.

– Похоже, хибары тут типовые, – оглядевшись, прокомментировал увиденное Гранат. – Ну что, займемся делом?

Юра кивнул и, пройдя в комнату, открыл сундук. Достав рюкзак, он вытащил оба дробовика, и тот, что попроще, кинул напарнику.

– Пользуйся. Но патроны за твой счет, тебе это по карману.

Гранат ловко поймал оружие, быстро его осмотрел, скривился, но ничего не сказал. Нищие не выбирают. Вызвав системный магазин, он за четыре очка купил два десятка патронов и рассовал их по карманам. При этом Жданов с интересом следил за системным окном дробовика, невидимым для Граната. Оружие так и осталось записанным на него, рядом появился статус – «прокат, передача внутри команды».

– Кстати, очень странно, – заметил тот, – я ведь сюда должен был попасть с развороченной на брюхе формой, а ты с дырами, но могу поспорить, твои шмотки были целыми.

Юра кивнул, он набивал трубчатый магазин купленными ранее патронами.

– О, кстати, – достав свою ментовскую форму, он порылся в карманах и извлек золотой медальон и кольцо. – Система, справка!

– Золотое изделие, используется исключительно для крафта высокотехнологичных предметов. Свободная продажа. Цена конкретного медальона – тридцать очков. Серебряное кольцо используется для создания боеприпасов, которые наиболее эффективны против изменившихся жителей Эдема, обитающих в выжженных землях. Цена – пятьдесят очков. Желаете продать?

– Нет, – ответил Юра и засунул ювелирку в карман рюкзака, после чего пересказал то, что узнал, напарнику.

– Неплохо, – отозвался тот, стягивая с пальца обручальное кольцо. – Это потянет очков на пятнадцать. Думаю, моя Анька не обидится. Скорее всего, уже все глаза выплакала.

– Дети есть? – не зная, что сказать, спросил Жданов.

– Дочь от первого брака, но мы не общаемся, она увезла ее в Австрию. Так что особо мне не о чем жалеть. Анька справится, баба она красивая и ушлая, а может, и погуливала налево, пока меня рядом не было. Думаю, все у нее будет хорошо. А у тебя как?

– Нет никого, только служба. А теперь и той нет. Ладно, двигай к себе, встречаемся у дверей через пару минут. Хотя тут время относительно. Сейчас возьму мелкий рюкзак и пойдем.

Гранат исчез вместе с дробовиком, Юра вытащил из кармана здоровенного баула Тиры маленький скрученный рюкзак безымянного охотника и, убрав остальное в ящик, вышел в реальный мир. Итак, у него чуть больше магазина к прокачанному пистолету, два десятка патронов к дробовику, правда, взял те, что подороже, десяток специальных бронебойных и столько же зажигательных. Еще с собой нож и топор.

Напарник ждал его у выхода из куба, у него из имущества – только дробовик Тиры, да и тот взят напрокат.

– Ну что, пойдем? – спросил он.

– Пойдем, – согласился Жданов. – Правда, я с трудом представляю куда. Думаю, нужно отойти от контрольки, тут гарантированно все вылизано под ноль.

Именно в этот момент распахнулось сразу пять капсул, и наружу выбрались три мужика и две женщины. Все они были довольно зрелыми – от тридцати до сорока. У двоих – жилеты из черных пластин, еще трое в странной броне матового стального цвета. Оружие тоже впечатляло – два диковинных автомата, очень длинная винтовка вроде крупнокалиберной. И «крушитель», серьезно прокачанный, – к нему крепился дисковый магазин, такие еще бубнами называют. Поскольку калибр у ружья не шуточный, то, по прикидкам Юры, уместиться там могло выстрелов пятнадцать максимум. Но самым интересным оказалось оружие коротко стриженной шатенки со шрамом на щеке. Эта «пушка» крепилась к поясу, как на штативе, нечто такое Жданов видел во втором фильме про чужих. Оружие было совершенно незнакомо ему, напоминало оно толстую короткую трубу меньше метра в длину и было обмотано серебристой проволокой и покрыто прозрачным пластиком. Приклад отсутствовал, зато имелась рукоять, как у пулемета «Максим», с кнопкой. Женщина ловко передвинула штатив и закинула свою «гаубицу» за спину. Оружие словно прилипло к спине.

Они прошли мимо внимательно разглядывающих их новичков, даже не покосившись в их сторону. После чего направились к летающей платформе, на низком борту которой было кроваво-красной краской написано: «Жнецы».

– Серьезные ребята, – с легкой завистью прокомментировал Гранат.

– Да уж, – согласился Юра, – но, похоже, они тут уже не один месяц воюют. Нам бы тоже надо шевелиться.

И парочка новичков отправилась в сторону мертвых кварталов. Ближние дома, что начинались за зоной безопасности, они проигнорировали. Было ясно, что все в радиусе километра, а то и двух, давно обшарили такие же, как они, бесштанные. Поэтому они все больше углублялись в заброшенные пластиковые джунгли. Наконец Юра остановился у довольно высокого дома-шпиля, выглядевшего относительно целым. Перед ним внушительная такая площадь простиралась, метров двести в диаметре.

– Ох, – задрав голову, вздохнул Гранат и присвистнул. – Сто восемьдесят метров будет, думаю, от земли до крыши.

Они шагнули через проем на месте выбитых дверей в огромный вестибюль.

– Я однажды делал в новых высотках обыск, – заметил Шах, – но там и вполовину не было настолько шикарно. А тут богатство и благополучие так и прет, несмотря на то что все давно заброшено.

– Похоже, мы с тобой промахнулись, это явно какое-то офисное здание, – изучая холл с двумя десятками телепортов, заметил Гранат.

Юра озадаченно уставился вверх. Надо сказать, строили тут непрактично, до самой крыши колодец, в центре которого установлены диски телепортов на прозрачных платформах, выглядело это оригинально. Но вот только никакой другой дороги наверх не видно. Ради интереса он даже встал на один из телепортов, и ничего не произошло. Только теплый ветерок, пахнущий гарью, шевелил какой-то мусор на полу.

 

Они, не сговариваясь, развернулись и вышли наружу.

– Ну что дальше?

– Гранат, предлагаю обойти этот домик, я уверен, есть там лестница.

– Пойдем посмотрим.

Чутье не подвело, лестница была точно такая же широкая и винтовая, как в том здании, где Юра нашел неприятности и оружие. И даже свет горел, хоть и тусклый. Они поднялись на три пролета, прежде чем обнаружили первую дверь. Внизу под ними был тот самый холл, где они пять минут назад озирались, недоумевая, как подняться на этажи. Переступили порог незапертой двери и оказались в коротком прямом коридоре, который вывел их к нескольким дверям. На осмотр множества кабинетов ушло минут двадцать, единственной добычей стала находка Граната – круглая монета с непонятными символами. Все здесь было уже растащено, и довольно давно, везде только пыль и запустение, никакой мебели.

– Пошли выше. Если нижние этажи разграбили, то верхние могли уцелеть.

Он оказался прав. Правда, чтобы в этом убедиться, пришлось подняться аж под самую крышу. Пентхаус, назвал это место Юра, был заперт.

– Зря мы сюда приперлись, – пессимистично заметил Гранат, – все здание под ноль вычищено.

– А эта дверка цела и заперта, – возразил Юра.

На подъем с осмотром этажей ушло уже часов пять. Оба устали и вымотались.

– Если ее не смогли открыть другие, – проведя пальцем по царапине, сказал Гранат, – Шах, с чего ты решил, что мы сможем? Долбили ее серьезно.

Юра извлек из маленького рюкзака топор и направился к двери.

– Ты шутишь? – воскликнул Гранат.

Именно в этот момент Юра нанес удар. За ним еще и еще.

– Нет, ты не шутишь, – пробормотал напарник и уселся рядом, готовясь ждать. – Слушай, а может, ее нереально открыть? Народ подолбился и ушел, но почему не вернулся с серьезным аргументом?

Жданов на секунду остановился и перевел дух.

– Мне кажется, тут играет роль фактор высоты, надежда найти в поясе что-либо ценное призрачная, а идти покупать лом, чтобы лезть потом обратно на двести метров, неохота. Тут же только мясо вроде нас ползает, голозадое, а серьезные ребята типа тех, что мы видели, ходят за купол. А мы уже тут, не будем спешить.

– Аргумент, – согласился Гранат и стал ждать.

Дверь сдалась спустя сорок минут, топор затупился, но результат был достигнут, преграда пала, и Юра первым протиснулся сквозь прорубленную щель.

Вид из окна был – закачаешься! Похоже, Жданов инстинктивно выбрал самое высокое здание в квартале, и теперь они стояли и смотрели на город, до которого отсюда было несколько километров. Это был не разрушенный город, а полный жизни и движения, там были точно такие же дома, как в оборонном поясе, там летали машины. Они влетали в специальные открывающиеся ворота прямо на высотных этажах или садились на крышу, Юра даже разглядел поезд, похожий на караван яиц, несущийся на высоте сотни метров по какой-то прозрачной трубе.

– Жалко, плоховато видно, – как-то безнадежно вздохнув, заметил Гранат. – Ну да ладно, пойдем кабинеты посмотрим. Что полезное находим, сносим в холл, потом будем думать, как это вытащить отсюда. Да и меньше их тут, чем на остальных этажах, всего пять, а там на каждом по тридцать.

Юра кивнул, и они разошлись в разные стороны. Обыск стал гораздо веселее, уже в первом гигантском двухэтажном кабинете, как обычно, с огромным панорамным окном он нашел стул, похожий на табурет, на котором сидел в отстойнике, только пластик темный и светился приятней, а еще у него имелась спинка, довольно удобная. И таких стула тут было два. Вытащив их в коридор, он вернулся к столу. Подобного он еще тут не видел, покрытие было необычным – стоило прикоснуться, как оно ожило, и из него вверх поднялся виртуальный монитор и клавиатура.

– Очешуеть, – не сдержался Жданов. – Гранат, – заорал он на все здание, – топай сюда.

– Шах, что случилось? – влетев в кабинет с дробовиком наперевес, спросил напарник. И тут его взгляд остановился на находке Юры. – Офигеть. Шах и мат. И как мы эту штуку отсюда попрем?

Услышав знакомую поговорку, наградившую Жданова позывным, Юра улыбнулся.

– Да, Гранат, это шах и мат. Теперь надо думать, что делать с этим столом. Ты пока походи, посмотри, нет тут еще чего ценного, а я пошарю в браслете, я туда много всякой инфы закинул, может, всплывет что про местные виртуальные компьютеры, вдруг нужны кому?

Искать пришлось долго, в разделе «Справка» было пусто, в крафте тоже, да и с поиском Жданов еще толком не освоился. Но все же минут через двадцать он нашел объявление о поиске подобного девайса. И не где-нибудь, а в задании Системы. Увидев цену, Юра присвистнул – удача не оставила его, скорее всего, не каждый новичок может похвастаться, что в первый же день обнаружил реликт за двадцать тысяч очков. На двоих получалось, конечно, меньше, но все равно сумма поражала.

– Шухер! – неожиданно заорал напарник.

Юра бросился наружу, снимая с предохранителя дробовик. Затормозив в дверях, он озадаченно завертел головой. Увидел Граната, тот куда-то целился, но стрелять не решался, затем обнаружил человека, который заинтересованно разглядывал их с напарником. Вернее, ему только поначалу показалось, что это человек, – на него смотрел андроид с силиконовой безэмоциональной рожей, он видел таких в справочнике. Древняя гражданская модель, выпускалась еще до начала войны.

Андроид медленно развернулся в его сторону и выдал фразу на незнакомом языке. Юра на секунду даже озадачился, пытаясь припомнить, слышал ли он раньше нечто похожее.

– Гранат, откуда он взялся?

– Шах, я в кабинетах рылся, как мы договорились, а там была комнатка маленькая, в ней стакан светящийся, я подошел посмотреть, только коснулся, а он открылся, и на меня вышло вот это чудо. Чего лопочет, я без понятия.

– Эй, железяка, ты чего хочешь-то?

Андроид склонил голову, словно прислушиваясь.

– Что делать будем? – продолжая держать андроида на мушке, поинтересовался напарник. – Сдается мне, эта жестянка не догоняет, кто мы.

– Взлом и проникновение, – неожиданно приятным мужским голосом произнес последний обитатель пентхауса. – Сложите оружие и дождитесь бойцов СКБ.

– СКБ? – озадаченно спросил Юра.

– Сил корпоративной безопасности, – охотно пояснил андроид.

Гранат и Жданов переглянулись, связываться с непонятным роботом не хотелось.

– Время вышло, – немного помолчав, сообщил андроид все тем же равнодушным, но приятным голосом. – Подчинитесь! В случае отказа я вынужден буду применить силу.

– Валим, – высказал свое мнение Гранат и шмальнул картечью в пластиковый белый нагрудник робота с пяти метров.

Надо ли говорить, что картечь оказалась совершенно не эффективной? Человека, конечно, снесло бы, однако эта белая пластиковая пародия на жизнь только покачнулась, в месте попадания появились царапины.

Жданов еще только вскидывал ствол, ловя в прицел противника, как ускорившийся андроид оказался рядом с Гранатом, который даже не успел передернуть цевье. Он легонько толкнул восьмидесятикилограммового мужика в плечо, раздался треск, словно разряд прошел, и тушка напарника улетела на три метра. Юра проводил взглядом приятеля и понял, что если тот и жив, то не скоро поднимется.

Андроид остановился и повернулся к нему лицом.

– Подчинитесь, – снова равнодушно приказал он.

– Ага, сейчас, – хмыкнул Жданов и выстрелил, – вот тебе болт, хрен железный.

Юра не пожалел очков и купил пули, способные поражать легкие дроны типа «таблеток». Гранат, стесненный в финансах, брал обычные, которые работали только против людей, и то любой броник сводил его потуги на нет.

Андроид рванулся к человеку, а пуля рванулась навстречу цели. Они встретились в паре метров от Шаха, пуля угодила роботу в руку и почти оторвала ее, теперь та висела на жгуте проводов. Юра даже успел передернуть цевье, досылая новый патрон, как андроид его протаранил. Хорошо так протаранил, верх и низ у Жданова поменялись местами, и не один раз, а потом произошла знаменательная встреча с мраморным полом, и заплясали звезды.

Пришел он в себя довольно быстро, наверное, и минуты не прошло. Подняв голову, обнаружил, что валяется в паре метров от дорогущего стола, а вот агрессивного андроида нигде не видно. Дробовик со «стаканом», который так неплохо себя показал, валялся в дверях. Юра вытянул из кобуры пистолет, в левую руку взял нож. Голова шла кругом, его явно нехило приложило.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru