Свалка потерянных душ

Кирилл Шарапов
Свалка потерянных душ

Еще добычей капитана стал довольно интересный планшет, извлеченный из рюкзака Тиры. Он был круглым, с двумя ручками, на которых имелись красные грибки джойстиков. Сейчас на экране отображалась спутниковая карта этого сектора Свалки, и рядом с винтовым домом, который он недавно покинул, мигала жирная черная точка.

«Однако», – мысленно прокомментировал точку Юра.

Одно из двух: либо точка он, либо планшет дает пеленг. Когда все имущество было упаковано и в сторону отброшены не первой свежести трусы, изгвазданная в крови майка и нож, оставшийся в наследство от Клюя, поскольку ножом этот кусок китайской жести мог бы считать только очень большой оптимист. Оставалось решить, что делать с «таблеткой». Рюкзак весил около пятнадцати кило, дрон еще двадцать, и в руках его тащить нельзя, это верный способ сдохнуть. В рюкзак Тиры он не влез, а про остальные даже можно не думать, они гораздо меньше. Откусив шоколадку, которая оказалась каким-то местным аналогом ненавистного Юре Жданову «Сникерса», бывший капитан задумался: а что, если соорудить обвязку из оставшихся рюкзаков и тащить дрона за спиной, а рюкзак на груди? Достав нож безымянного охотника, он принялся за выкройку обвязок. Тридцать минут, и, надо сказать, у него получилось довольно занятное изделие, которое теперь позволяло тащить «таблетку». Слова Тиры, что это жутко дорогая вещь, он запомнил. Теперь бы дойти, и, судя по карте, доставшейся от мародеров, до куба ему осталось идти всего километр, причем, разглядывая карту, он узнал, что Ржавый забыл сказать ему нечто важное. Оказывается, в трехстах метрах от контрольки начинается зона полной безопасности, где ему никто не сможет причинить вреда.

Убрав фонарь в карман, Жданов в темноте натянул на себя рюкзак, стало очень тяжело, затем он на ощупь надел на плечи обвязки дрона и, откинув рукой крышку, с трудом, смог встать, ухватившись за борт контейнера.

«Дебил жадный», – мысленно обозвал себя Юра, но все же выбрался наружу. Покачнулся, но устоял. Мысль о том, что там, наверху, еще один классный черный комплект одежды, промелькнула и пропала. Жадность фраера губит. Так что вперед и с песней, только очень осторожно.

Медленно он вернулся на прежний маршрут, узкая улочка была пуста. Короткими рывками, вытирая со лба пот левой рукой, поскольку в правой был короткий дробовик Гири, он крался от дома к дому, с каждым шагом приближаясь к цели.

«Блин, да и вообще, за что мне это? – мысленно костерил Жданов Систему, которая сюда его закинула. – За то, что жив, конечно, спасибо, но что я такого сделал, чтоб в эту клоаку угодить? Что, нельзя было закинуть в какую-нибудь милую локацию? Эльфийки длинноногие и безотказные, как „калаш“; единороги, замок, охота на оленей по выходным? Нет, блин, в эту задницу загремел! Того и гляди явится очередной дрон с целью отомстить за собрата, а из оружия тесак, ржавый „макар“, который стреляет или нет – неясно, дробовик с непонятным „стаканом“. Добычи нахапал, тут бы ноги унести, а я, жлобина, тащу почти сорок кило веса».

Первых людей Юра увидел через двадцать минут. Он передыхал, прижавшись к стене дома, когда услышал на центральной улице ровное гудение. Сначала он решил, что это очередной беспилотник. Но в просвете показался на диво странный агрегат, напоминающий машину Люка Скайвокера из «Звездных войн», – это была небольшая платформа, парящая примерно в полутора метрах над дорогой, в высоких самодельных бортах были сделаны амбразуры, из которых торчали оружейные стволы, в «собачьей будке» расположился мужик в бронике и шлеме. Всё словно из фантастического фильма – массивное, с виду очень неудобное, но крепкое. Мужчина сжимал в руках какую-то толстую короткую дуру непонятного назначения.

Пока еще Жданов совершенно не понимал этот мир. И не знал, стоит ли попадаться на глаза подобным персонажам, стрельнут они его или им глубоко плевать на новичка, который, как дебил, обвешан трофеями невнятной стоимости.

Юра сделал новый рывок, укрывшись за очередным мусорным баком с пробитой и обожженной пластиковой стенкой. И тут его взгляд натолкнулся на оторванную женскую руку, лежащую у стены в шаге от него. Как он ее раньше не заметил? Конечность была свежей, хотя кровь уже перестала сочиться. На пальце кольцо с камнем, а может, и со стекляшкой, Юра в этом не разбирался, единственное кольцо он купил для своей жены много лет назад, и не прожили они долго, разбежались через год, не смогла Ира быть женой мента. Последней каплей стал «коктейль Молотова», влетевший на их кухню через окно. Жесткое время было, переходное, молодежные банды нацистов все чаще нападали на сотрудников, ну да ладно, давно это случилось, неужели эта рука с кольцом его так зацепила? Впечатлительным Юра себя никогда не считал. Вспомнил, что Клюй собирал ювелирку, но сдергивать кольцо не стал. Черт с ним, даже если за него миллиард очков дают, сейчас он не готов.

Новый рывок. Так прошел следующий час. Дважды он укрывался в мусорках от дронов. Груз за плечами стал неподъемным. Если бы не его постоянные тренировки в качалке, он бы, наверное, уже рухнул, хотя фанатом железа Юра себя не считал. Он жутко вымотался и поэтому проворонил появление очередного «летчика».

– Эй, торопыга, куда спешишь? – окликнул его мужик звероподобного вида, стоящий на летающей платформе, почти точной копией той, что он видел на главной дороге.

Облачен тот был чуть ли не в рыцарские доспехи, хотя это не совсем верное утверждение, одеяние было чем-то средним между современной защитой и средневековой и сделано из черного материала, очень напоминающего броню мусорщиков, которую ему показывал Ржавый. В руках он держал необычный пулемет с коротким стволом и очень впечатляющим калибром. Каждая пулька, которую Жданов видел в ленте, светилась неестественно голубым светом. Он присмотрелся получше, вокруг мужика тоже было свечение, но не красноватое, а белое, словно тот стоял напротив солнца.

– Да уже, похоже, никуда, – глядя в дуло пулемета, устало ответил Юра.

– Новенький? Чьих будешь? – продолжил допрос «рыцарь».

– Ничей! – крикнул в ответ Жданов. – Новенький я, или, как вы называете, мясо.

– Понятно, – протянул тот, ухмыльнувшись. – Ты где так прикинулся? Дрон за спиной – это ценная добыча, впервые вижу такого новенького.

– Дрон мясников завалил, а они его. Ну я и прибрал все, что было полезного.

«Рыцарь» задумался: похоже, он не особо верил, но, с другой стороны, на Свалке и не такое бывает.

– Ты к контрольке идешь?

Юра кивнул.

– Если верить карте, которую я у них взял, то до нее осталось метров триста.

– Ну, все верно, – легко согласился рыцарь. – Только там нет свободных капсул, следующая в пяти километрах. Так что запрыгивай, подбросим тебя, если доверяешь, конечно, а нет – топай сам. Эй, Шлейф, – заорал «рыцарь» в переговорник, – давай задом к баку, опустись пониже, нужно бомжика забрать.

Юра озадаченно уставился на открывшийся борт грузовой платформы, где были свалены пластиковые ящики.

– Не ссы, не тронем. Мы из коммуны, новичков встречаем, помогаем. Тут не все плохие, хотя Свалка – место странное. Давай торопись, долго ждать не будем.

И Юра решился. Забравшись на платформу, он устало опустился на один из ящиков.

– Десять минут, если не угробит никто, – и будем на месте, – заверил его «рыцарь». – Тут вообще относительно безопасно, прорыв ночью был на соседнем участке, но туда Коридорники быстро подоспели и всех почистили.

– Я еще одну «таблетку» видел.

– «Таблетки» для нас не опасны. Присмотрись, видишь серебристое, почти прозрачное поле по бортам? Это силовой экран, пукалкам «таблетки» его не взять. Так что поверь, сегодня здесь действительно довольно безопасно.

– Ага, безопасней не бывает, – усмехнулся Юра, вспомнив оторванную женскую руку.

– Ты просто в опасных местах не бывал. Что ты видел? Нескольких уродов и разрушенные дома в поясе? Пару дронов? Это фигня. Знаешь, что в ящиках?

Жданов отрицательно качнул головой:

– Откуда?

– Там запчасти от беспилотников, от спятивших на убийствах андроидов и биологический материал мусорщиков – примерно около семидесяти позиций, наша коммуна это за сутки настреляла.

Юра присвистнул.

– А что такое коммуна?

– Это укрепрайон на границе купола и оборонного пояса с его зонами безопасности, что-то вроде огромного дота, тут много таких, мы там живем, мы охотники.

– А как Система к этому относится?

– Мы сами по себе, она сама по себе, тут народу много, не все следуют ее плану, ну да скоро сам поймешь.

Юра задумался. Гиря назвал покойника с «крушителем» охотником. Пожалуй, лучше промолчать о том, что видел погибшего охотника, – хрен знает, как «рыцарь» отреагирует.

– И много вас таких? – спросил Юра.

– Хватает, – уклончиво ответил пулеметчик. – Кстати, зови меня Тевтоном.

– Ждун.

– Но я так понимаю, это тебе ловчий кликуху выбрал?

Жданов кивнул.

– Ну, тогда не считается, вот когда Система наградит, вот тогда будешь с официальной пропиской.

Платформа набрала приличную скорость – километров сорок в час – и неслась в двух метрах над землей. Тевтон болтал, не забывая вертеть головой.

– Шлейф, тормози, – неожиданно заорал Тевтон в рацию. – Тут жмур в переулке.

Водитель, которого в сферической кабине не было видно, нажал на тормоза, и Жданов едва не нырнул рыбкой вперед, но кое-как удержался, ухватившись за ручку на ящике.

Юра привстал, выискивая причину столь внезапной остановки. И точно, между домами, которые они только что проскочили, лежало тело, сейчас он видел только ногу.

Шлейф сдал назад, и теперь капитану было отлично видно тело, которое располосовали то ли ножами, то ли мечами.

– Ну что, мясо, давай посмотрим, из какого теста ты сделан, – неожиданно заявил Тевтон, голос у него был очень серьезным. Он снял с пояса топор, у которого слегка светилась кромка. – Запомни, увидел мертвяка, хоть зубами рви, но на части, чтобы эта тварь ночью не переродилась в мусорщика. Так что двигай, а я прикрою. Похоже, это андроид третьего поколения постарался, только они тут таким холодняком балуются. Два меча у них есть, выстреливающих из предплечий, примерно метр каждый, рубят все: от бетона до доспехов, мало что против них выстоять может.

 

Юра взял топор и уже хотел спрыгнуть на дорогу, когда понял, что на нем по-прежнему дрон и рюкзак. Обратно с таким весом он не сможет забраться, и так уже измучился. Поэтому, решившись, он скинул все на ближайший ящик и перехватил одобрительный взгляд Тевтона.

– Правильно, – заметил «рыцарь», – людям верить надо. Но не всем.

Жданов спрыгнул на разбитый асфальт и подошел к телу. Это был мужик лет сорока на вид, в висках седина, на бицепсе выцветшая наколка с куполом парашюта и надписью: «Грозный 95».

На этот раз Юра не стал зажмуриваться.

– Прощай, брат, – тихо прошептал он и нанес сильный резкий удар. Топор с легкостью отделил руку.

– Системный он, – отозвался Тевтон, перехватив удивленный взгляд.

Минута, и все кончено.

– Слушай, мы это так и бросим? – Жданов махнул рукой в сторону расчлененки.

– Это на всякий пожарный, тут уборщики летают, на кровь наводятся, так что скоро приберут. Мне было интересно, из какого ты теста, да и здесь такое считается хорошим тоном – вроде как последняя дань погибшему, чтобы не дать человеку малейшего шанса переродиться в создание тьмы. Давай руку.

Юра ухватился за протянутую ладонь и буквально взлетел в кузов, его новый знакомый оказался на диво силен.

– Молоток, – похвалил «рыцарь». – Даже не блевал. Шлейф, гони.

– Я мент, и не такое видал.

– Видеть и делать – вещи разные. Но ты мужик крепкий. Как сказали в одном фильме, к тебе можно в бане спиной поворачиваться.

Ждун тоже помнил эту фразу и улыбнулся. Платформа снова набрала скорость и понеслась прежним курсом. Юра вернулся к прерванному занятию, стал снова смотреть по сторонам, но пока что не видел ничего интересного. Несколько раз им попадались такие же платформы. Один раз вообще гигантская – метров пятнадцать в длину, на ней было закреплено около полутысячи ящиков, а сопровождали ее сразу две вооруженные. Жданов проводил ее взглядом и хотел поинтересоваться, что за зверь, но именно в этот момент они пересекли какую-то зеленую голографическую стену.

– Поздравляю, мясо, ты добрался до своей первой в жизни контрольки.

Юра, с трудом опершись о борт, поднялся и посмотрел вперед. И точно, Тевтон не обманул, впереди метрах в двухстах, медленно приближаясь, стоял белый куб без окон с одним входом.

– Если повезет, то найдешь себе капсулу, – сообщил новый знакомый, – или придется топать к следующей, ну или ждать, пока кто-то не выберется. Тут живая очередь.

– Странный у вас мир.

– У нас, – машинально поправил Тевтон.

Глава 3

Платформа остановилась метрах в сорока от входа на специальной стоянке.

– Ну, пойдем поищем капсулы, – открывая борт и спрыгивая на «асфальт», скомандовал Тевтон. – Если есть, нам потом к грузовому подъезду.

Юра с трудом спрыгнул с полутораметровой высоты. Колени предательски подогнулись, но он устоял. До барьера было метров двести, это небольшая закрытая стоянка, периметр патрулировали шустрые трехметровые тараканы с автоматическими пушками. Такие кому угодно отобьют желание лезть на контрольку без разрешения или дурить внутри, хотя, если подумать, весь Вышеград подчинен Системе, и у Юры были большие сомнения, что тут можно выжить, не имея связи с Системой.

Куб был почти рядом – не сказать, чтобы большое здание, высотой не больше пятидесяти. Окон и вправду не было, только черные стеклянные двери после короткой лестницы в пять ступеней.

Юра с трудом нагнал идущего налегке Тевтона, тот уже поднялся по ступеням и толкнул центральную створку. Жданов шагнул следом и очутился в огромном зале – ни одной перегородки, только гигантская лестница, ведущая на следующие этажи. Все остальное пространство было уставлено ровными рядами светящихся капсул, каждая примерно два метра в ширину на два с половиной в высоту. Юра остановился, наблюдая за людьми, и даже не сразу понял, что монотонный голос под потолком бубнит одну и ту же фразу на десятках земных языков:

– Для регистрации в Системе пройдите в свободную капсулу.

– Везет тебе, мясо, – хлопнув Юру по плечу, произнес Тевтон и указал на пустую капсулу в конце третьего ряда. – Все, топай. Если захочешь пообщаться, ищи попутную тачку до третьего оплота. Нам такие везучие парни нужны.

Жданов кивнул и, пожав протянутую «рыцарем» руку, поспешил занять капсулу. Он жутко устал и теперь просто нуждался в двух вещах – в отдыхе и ответах.

Он вошел внутрь, так и не сняв с себя ни рюкзака, ни дрона. Кстати, зал патрулировали две точно такие же «таблетки», и никакого внимания они на своего погибшего собрата не обратили. Дверь с шипением за ним закрылась, и он ощутил легкость, будто бы с него сняли весь груз. Огромный зал растворился в белой непроглядной мути, словно в молоко окунули. Правда, Юра никогда не плавал в молоке, но, наверное, это выглядело бы именно так.

– Жданов Юрий Васильевич, добро пожаловать в Систему. Регистрация закончится через тридцать секунд, не шевелитесь. Тридцать. Двадцать девять. Двадцать восемь… Один. Ноль. Жданов Юрий Васильевич, поздравляем, вы добавлены в Систему. Для вашей безопасности необходимо выбрать псевдоним.

– Ждун, – решив ничего не менять, произнес Юра.

– Запрос отклонен, без объяснений, – монотонно произнесла Система. – Выберите другой.

– Требую пояснить.

– Отказано, выберите другой.

Юра задумался, по какой-то причине Система настаивала на полной смене всего, что связывало его с прежней жизнью. Придется идти у нее на поводу, в голову лезла всякая фигня – Хантер, Стрелок, Меченый, эти прозвища явно запали в память из какой-то игры.

– Мент, – решил он оттолкнуться от старой профессии.

– Запрос отклонен, без объяснений, выберите другой.

– Твою мать! – не сдержался Жданов.

– Отклонен. Но, если хотите, ваше прозвище будет Мать.

– Нет, – отрезал Юра, – я думаю.

– Не торопитесь, – монотонно пробубнила Система.

– А можно сменить твой голос? А то этот механический раздражает.

– Отказано, недостаточно очков на счету.

И тут Жданов вспомнил, как его называли давным-давно в одной знойной и очень негостеприимной стране. Шах, так его прозвал лейтенант за то, что сержант Юрий Жданов подцепил поговорку, от которой долго не мог избавиться – «шах и мат».

– Зови меня Шах.

– Принято, – отозвался механический монотонный голос. – Отныне вы для всех Шах. Не рекомендуется никому называть своего истинного имени. Если вы это сделаете, риск обнаружения вас нежелательными элементами возрастет до ста процентов. Кроме того, некоторые жители обладают прокачанной способностью «воздействие», и вы можете оказаться под чужим контролем, но то, что вы совершите в этом состоянии, полностью ложится исключительно на вас. Вы подтверждаете, что ознакомлены с конкретной информацией?

– Подтверждаю.

– Добро пожаловать в Систему, Шах.

«Молоко» вокруг исчезло, и он оказался в совершенно пустой квартире из нескольких комнат.

– Можете прогуляться, – монотонно бубнил голос, – это ваши виртуальные апартаменты, жить в них вы не сможете. Но сможете установить тут все, что пожелаете, например, верстак для крафта оружия, брони и боеприпасов, медицинскую лабораторию. Также вы сможете тут принимать посетителей, здесь вы сможете хранить свои вещи. В случае вашей гибели при отсутствии завещания все, что вы купите для данного помещения, уйдет обратно в Систему. При наличии завещания – конкретному человеку. Вы готовы составить завещание?

– Позже, – отрезал Жданов. – Что ты там говорил про хранение вещей?

– Пройдя в соседнюю комнату, вы обнаружите ящик на четыре ячейки хранения. На данный момент это максимальный размер. Потратив некоторое количество призовых очков, вы сможете увеличить количество ячеек на две.

Юра прошел в комнату и уставился на обычный металлический ящик у стены. Но с ним пока было рано возиться.

– Что мне доступно помимо пустой квартиры?

– Открыт раздел «Справка», – нудно начал перечислять монотонный голос Системы, – раздел «Счет», раздел «Статистика», раздел «Личная история», раздел «Личные умения», раздел «Общие навыки», раздел «Контакты», раздел «Торговля», раздел «Карты», раздел «Задания», раздел «Частные объявления».

– Как пользоваться?

– Находясь в апартаментах, прикажите появиться меню, выберите мысленно категорию, можно голосом, и смело изучайте.

– Справка, – приказал Юрий. – Однако, – присвистнул он, разглядывая виртуальное объемное трехмерное меню, в котором значилось очень много информации по различным обитателям Свалки. Не все открыто, но вот статьи про мусорщиков, мясников, ловцов, охотников были доступны. Также тут объяснялась финансовая система, отношения между обитателями пояса, и было много всего полезного от информации об оружии до тактики спецподразделений различных стран. – Познавательный раздел, – потребовал он, активируя информацию о мусорщиках. Появилось точно такое же трехмерное изображение, как то, что ему показал Ржавый.

Человеческие очертания – только это осталось от homo sapiens. Серая шкура, покрытая черными пластинами, вытянутая морда с огромной пастью, которая заканчивалась возле ушей, красные глаза размером с не очень большую ладонь, длинные руки, по тыльной части которых шли костяные гребни, напоминавшие зубья пилы, а еще мусорщик обладал внушительными когтями. Рост твари примерно метра два, и весила она от ста до ста тридцати килограммов. Колоритное зрелище. Разглядывая мусорщика, Юра даже забыл, как дышать, – шансов выжить в бою с таким противником на настоящий момент ноль целых, ноль десятых. Кроме того, тут была информация, которую ему сообщил ловчий, ну и кое-что новое. Например, что с этой твари можно взять. Больше всего ценились броневые пластины – грудные и спинные, итого шестнадцать тысяч очков чистыми, если целые; «зубья пилы», глаза – еще десятка, ну а самым ценным был так называемый «темный шаг», полукибернетический-полуорганический паразит, прилипший к позвонкам между лопатками, размером он был с женскую ладонь. Срезают его ножом. И сдача только его могла принести около сорока тысяч очков. Целая тушка сдавалась под разделку уже за семьдесят пять. Причем интерактивное изображение наглядно демонстрировало, как можно добыть все вышеперечисленное.

Жданов читал про тварей и их повадки около часа, как ему показалось, а потом вспомнил вопрос, который его волновал:

– Без разницы, сколько я проведу тут времени?

Система откликнулась мгновенно:

– На данный момент вы провели в ваших апартаментах пятьдесят шесть минут, снаружи прошло двадцать восемь минут и три секунды. Время пребывания ограничено одними сутками по времени апартаментов, следующие двенадцать часов вы обязаны провести вне капсулы.

– Понятно, я правильно понимаю, что все ощущения, испытанные тут мной, вполне реальны?

– Уточните вопрос.

– Если я садану кулаком об стену, что почувствует мое тело?

– Боль, – мгновенно ответила монотонная бубнилка. – Если вы решите пригласить сюда женщину и проведете с ней несколько часов, то ваше тело получит вполне реальные ощущения. В торговом разделе есть несколько видов подобных услуг как от реально существующих партнерш, так и от виртуальных, но вы не почувствуете никакой разницы. Все нереальное, пока вы находитесь в Системе, реально.

– Сильно. А с чего ты завел разговор про женщин?

– Это самый распространенный вопрос от объектов обоих полов, девяносто девять и девять процентов посетителей системы интересуются этим в первые несколько часов; ваш вариант про удар кулаком в стену я слышал на этой неделе четырнадцать тысяч раз на восьмидесяти семи языках.

– Сколько сюда валится народу?

– В информации отказано, без объяснения.

– Ну и хрен с тобой. Раздел «Статистика», – усевшись на пол, приказал Жданов.

Там было пустовато. Срок появления в мире. Встреча с ловцом вплоть до секунды. Встреча с мясниками, встреча с дроном. Куча ненужной бесполезной пока что для Юры информации, вплоть до количества выстрелов и найденных предметов. Жданов хмыкнул и открыл раздел «Счет». И был приятно удивлен: раздел не был пустым. Во-первых, каждый зачисленный в Систему получал 50 очков. Тут были еще 75 очков, они, как гласила сноска, получены за ликвидацию мясников плюс геройский бонус. За то, что сбил «таблетку», получил целых 100 плюс 5 геройских.

– Что такое «баллы героя»? – потребовал отчета у Системы Жданов.

– Есть два типа начисления баллов вне Системных заданий – баллы героя, баллы злодея. До того как вы оказались в зоне Вышеграда, вы кинулись на помощь женщине, за что получили очки героя. Совершая злодейство, вы получите от Системы баллы за соответствующее деяние.

 

– Но ведь я не был в Системе, когда умер.

– Обстоятельства попадания крайне важны.

– Система относится одинаково к тем, кто совершает хорошие и плохие поступки?

– Абсолютно, – подтвердил бубнилка. – Человек, убивший злодея и имеющий рейтинг героя или нейтральный, получает за это призовые баллы; злодей, убивший героя, – идентично. Разобраться в этом вам поможет градация аур. Черная – злодей, белая – герой.

– Красная?

– Ярко-красная и ее оттенки – человек, не гнушающийся убийством из выгоды.

– Понятно, а моя, белая, означает «герой»?

– Все верно. Зеленая – добрый человек, чаще всего наделенный способностью врачевания. Оранжевая – защитник людей, альтернатива красному. Синяя – нейтральный житель Свалки, выступающий на стороне Системы, обычно это ловцы.

Юра решил посмотреть на местные цены и приказал открыть «торговый раздел». Он знал, что все будет грустно, но не думал, что настолько. Обычный обрез, как носил на бедре Ржавый, стоил 200 очков, самый простой пистолет – 150, автомат меньше 800 не найти, и это обычное земное оружие. Не Системное. Медицина гораздо дешевле, например, довольно неплохой небольшой набор для оказания первой помощи стоил двадцать пять баллов. Еда, как и ожидалось, почти ничего не стоила. Интересно, с какой целью его запутывал Ржавый? Конечно, это касалось консервов и хлеба. Даже на те баллы, что у Шаха имелись, можно долго жить, питаясь фасолью с тушенкой да рыбой в томате, но вот поужинать стейком с вином на двоих стоило сто двадцать единиц. Раздел имплантантов был закрыт для доступа. Что это, Юра представлял себе очень смутно.

– Что за «имплантант»? – поинтересовался он. – И почему закрыт раздел?

– Доступ к разделу закрыт, получить его можно только после активации доступа в Нижний Вышеград.

– Что требуется для доступа в город?

– Шестьсот тысяч свободных очков, регулярное выполнение заданий Системы, процент успешно выполненных миссий не меньше восьмидесяти.

– Сколько конкретно?

– Зависит от сложности.

Юра понял, что большего от Системного автомата не добиться, и быстро изучил остальные разделы. В «картах» было пусто, а вот в «заданиях» оказалось много всего. Безработица Юре не грозила.

Раздел «частных объявлений» не менее богат, тут было все – от работы и предложений присоединиться к той или иной общине до услуг местных проституток. Причем не важно, где они работали; физический контакт, конечно, возможен, но проще встречаться в виртуальных апартаментах, ощущения те же, риск сведен к минимуму, хотя многие предпочитали сбрасывать напряжение по старинке. Тут, в контрольке, хватало обычных комнат, которые можно снять, хочешь – спать, ложись и спи, только плати, ночь стоила не так уж и дешево, двадцать очков, да и услуги девочек вживую стоили в три раза дороже, и если виртуально можно было уложиться в полсотни, то в реале цена начиналась от двухсот, но место обеспечивали они.

Остался последний пункт – выяснить, что же ему удалось добыть в результате встречи с мясниками, охотником и дроном. Все трофеи, которые Жданов припер из мира, он свалил в коридоре, словно пришел домой и поставил перед разборкой сумки. Сначала надо было разобраться с дроном. Покойный Тира говорил, что дроны – штука дорогая. Открыв раздел «справки», Юра уселся на пол и занялся изучением.

«Боевой автономный дрон, модель „01-„таблетка“. Изготовлен в выжженных землях. Вооружение – автоматическая турель с самонаведением, безгильзовый боеприпас 45ACP, экспансивный. Задачи – поражение живой силы противника, не обладающего средствами индивидуальной защиты, на короткой дистанции; боекомплект – пятьсот выстрелов, время автономной работы – сутки. Возможности – обнаружение объекта на открытой местности с расстояния в 200 метров, эффективная дальность ведения огня – 50 метров. Высота полета – не выше 20 метров».

– Цена образца?

– Данный образец поврежден, на настоящий момент его цена двести очков, – сообщил механический голос.

Жданов задумался, двести очков для новичка полигона большая сумма, но стоит ли сразу кидаться на нее, пытаясь избавиться от довольно ценного агрегата?

– Альтернативные возможности использования.

– Элементы боевого дрона модели «01» используются в крафте пятидесяти шести предметов, в основном это средства наблюдения, оружие и броня.

– Вот оно, – обрадовался Шах, – могу поспорить, у крафтеров он гораздо дороже.

И точно, в разделе «личных объявлений» кто-то по прозвищу Левша покупал подобный агрегат уже за пять сотен. Но Юра пока не торопился: может, самому пригодится.

Теперь настало очередь оружия. Юра достал из рюкзака испорченную двустволку и пистолет. Оружие покойного охотника его интересовало больше всего.

– Эй ты, зануда системный, справку по этим стволам дай.

И тут же открылись два окна. Трехмерная модель «крушителя» и пистолета «ПС1» (пистолет системный).

Юрий принялся за изучение. Цена кусалась: ружье в рабочем состоянии, стартовый вариант, стоило двадцать тысяч очков, пистолет – пятнадцать тысяч, оба были системными. «Крушитель» еще и апгрейден до двух стволов, в изначальном варианте ствол был только один. И даже в неисправном состоянии он стоил на данный момент пятнашку. Пистолет был совершенно не прокачан, хотя бой имел хороший; судя по характеристикам, он метров с двадцати легко пробивал почти все бронежилеты, какие были известны Жданову, но вот на местную броню, даже низшего класса, его уже не хватало. Прикинув возможности, Юра понял, что против мусорщика с таким пистолетом выходить нельзя, только если в пасть стрелять.

Не врал Ржавый про Системное оружие – это сила. Но очень дорогая. На данный момент привести в порядок «крушителя» стоило ни много ни мало тысяча двести очков, а патроны к нему обходились просто безбожно дорого – двадцать за штуку. С пистолетом все оказалось лучше – он был в рабочем состоянии и боеприпас стоил два очка за штуку, вполне терпимо. Также Система продавала и обычные стволы, и боеприпасы для нищих обходились гораздо дешевле, например, десяток патронов к «ПМ» стоил одно очко, к дробовику – два. Нож охотника тоже оказался не простым тесаком: он идеально подходил для разделки мусорщиков, шанс испортить добываемый элемент снижался до двадцати процентов. Он способен пробивать легкую броню, а еще обладал системным улучшением, так сказать, перком – как не кинь, все равно воткнется. Стоил он немало, аж пять тысяч очков.

Теперь настала очередь металлолома, который Юра снял с мясников. Дробовик Гири оказался с перком, тот самый «стакан» увеличивал точность и мощность пули, калибр 12-й – стандартный земной. Стоил он чуть больше ста пятидесяти и не являлся системным. Ржавый «ПМ» Система оценила всего в пять очков, а неулучшенный дробовик Тира – в сорок. Юра озадачился, пытаясь понять, что же ему делать со всем этим «сокровищем». «Крушитель» использовать не выйдет, он требовал скил – навык для «оружия 1». Дробаши же мясников годились против людей, в лучшем случае – против «таблетки». Ничего и никого помощнее из них не завалить. Остальные вещи, взятые у мясников, были такими же убогими, за исключением шмоток, снятых с Тира. Вот они приятно удивили.

«Костюм рейдера, системный. Ботинки из нанопластика, отличаются особой прочностью, самовосстанавливающиеся, размер регулируется под стопу владельца. Устойчивы к огню, кислотам. Куртка рейдера из наноткани, саморегулирующаяся, восстанавливается после повреждения, если повреждено не более 50 %. Особо прочная, способна защитить владельца от удара обычным ножом и от пуль мелкого калибра 22LR земного образца. Штаны из наноткани – саморегулирующиеся, восстанавливаются после повреждения, если повреждено не более 50 %. Особо прочные, способны защитить владельца от удара обычным ножом и от пуль мелкого калибра 22LR земного образца. Возможна установка к костюму дополнительных перков. Для улучшения необходим уровень „крафт 2“».

Шах озадаченно почесал затылок, прикидывая варианты. У него сформировался определенный фонд, но он не знал, как его использовать. Он сидел на полу среди горы трофеев, пытаясь решить, как поступить, и тут его взгляд упал на планшет мясников.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru