Свалка потерянных душ

Кирилл Шарапов
Свалка потерянных душ

– Что, мало? Ничего, поначалу все хотят жрать, пройдет.

– Слушай, а плюсы в нашем существовании есть? – хриплым со сна голосом поинтересовался капитан.

– Плюсы? – усмехнулся Ржавый. – Плюсы будут те, что ты себе обеспечить сможешь. А не сможешь, будут одни минусы. – Он посмотрел на часы. – Пойдем, наше время с тобой истекло, через пару минут рассвет, укажу тебе направление и пойду спать, запасы у меня приличные, так что мне к кубу не скоро придется топать, а ночью уже новых встречать.

– И сколько тут таких, как ты? – поднимаясь, спросил Юра.

– Трудно сказать. Бункеров таких, разных размеров, вроде около трехсот. Много народу валится, вот только выживают не все. Диск видишь в углу?

Юра кивнул.

– Это телепорт. Сейчас ты встанешь на него и, как только окажешься снаружи, сразу сходи с него. Если не сойдешь через десять секунд, Система отправит меня уже в другое место, и останешься ты без указания направления. Кстати, земное оружие тут не пляшет, я же вижу, как ты свою пустую кобуру трогаешь. Хотя Система может его переделать под свой стандарт, но у тебя его все равно нет, так что и переживать нечего. Ну что, готов?

Жданов отрицательно покачал головой.

– Никто не бывает готов, а что делать? – усмехнулся рыжий. – Вперед.

И Юра пошел вперед. Шаг, и яркий солнечный свет, бьющий в глаза. Капитан зажмурился, еще и прикрылся рукой, – после полутемного тоннеля и тусклой лампы солнце, поднимающееся над городом, ослепляло. Вспомнил, что нужно сойти с диска, сделал два шага влево и прижался плечом к стене. И тут же на том самом месте, где он только что стоял, появился Ржавый.

– Я уж думал, ты не сойдешь, до семи секунд сосчитал. Добро пожаловать на Свалку человеческих душ.

Привратник быстро осмотрелся и, никого не заметив, взялся колдовать в своем хитром браслете. Юра же крутил головой. Он стоял сейчас между двумя зданиями, не сказать, что конструкция странная, что-то похожее по оригинальности и смелости архитекторов он встречал на Земле.

Эти два здания сделаны, по-видимому, то ли из стекла, то ли из пластика, они темного цвета, при желании можно рассмотреть свое изображение. Оба поднимались вверх этажей на десять-пятнадцать, выглядели как закрученная кверху спираль, что-то типа воронки смерча, если его перевернуть, и заканчивались шпилем. А еще они были разбитыми, везде валялись обломки, куски какой-то мебели, складывалось ощущение, что их обрабатывали самоходные гаубицы и системы залпового огня.

Над всем этим висела платформа, явно меньшего диаметра, а над той – еще одна. И там, вверху, что-то летало, но видно было плохо.

– Потом налюбуешься, – толкнув его в плечо, позвал рыжий. – Вот, смотри, ближайшая контролька в паре километров отсюда, – и он показал Юре карту с маршрутом. – Жаль, не могу тебе выдать карту, так что запоминай, надеюсь, географическим кретинизмом ты не страдаешь. А то утопаешь к куполу… хотя нет, не дойдешь. Запомнил?

Юра на память не жаловался.

– Запомнил. Слушай, тут все такое?

– Да, внутри оборонного пояса все такое, тут постоянная война, хотя за куполом, в выжженных землях, все еще ужаснее. Некоторые не верят в то, что видят. Есть тут геймеры, которые считают происходящее здесь экспериментом в виртуальной реальности. Есть поклонники теории комы, а параноики утверждают, что это обработка людей психотропным оружием и увиденное – только в нашей голове. Но я советую тебе забыть всю эту хрень, все вокруг реально. Но тебя ждут еще более интересные открытия, сейчас Свалка еще спит, но вот позже… Ладно, мне пора.

– Прощай, Ржавый, – протягивая руку, попрощался Юра.

– Удачи тебе, мент, – ответил тот крепким рукопожатием. – Прощай, – он ткнул в какую-то кнопку на браслете и исчез.

Жданов несколько секунд вертел головой, после чего воспроизвел в памяти маршрут и тронулся в сторону контрольки. Осталось дойти, а дальше он разберется, как крутиться.

Глава 2

Руины давили на сознание, разрушенные винтовые дома были мертвыми и безжизненными. Как там говорил Ржавый? «Условно безопасная зона»? Блин, надо было не спать, а потрошить его на информацию. Что значит «условно безопасная»? Но Юра был разбит, разбит настолько, что просто не сумел бы удержать в уставшей голове те знания, которые странный ловец попаданцев мог туда вложить. Это сейчас он уже довольно бодр, еще с армейки он помнил: усталый боец – мертвый боец.

Ржавый говорил, чтобы в дома не совался, там пусто. Еще десятки лет назад, когда начали прибывать первые «активные покойники», все ценное выгребли. Пока Жданов это обдумывал, дошел до конца маленького переулка, в начало которого его доставил телепорт.

Один шаг – и вот перед ним огромная восьмиполосная дорога. Такая же разбитая, как и дома вокруг. А вот труп мужика в трениках и в майке-алкоголичке, валявшийся на перекрестке, еще совсем свежий, лужа крови натекла приличная. Вся спина в дырах, похоже, калибр небольшой, но новичку хватило, да никем другим он и не мог быть в таком-то прикиде.

С перекрестка, до которого было метров пятьдесят, раздалось какое-то гудение, негромкое, едва слышимое, но совет Ржавого бывший мент помнил очень хорошо – надо бояться всего, что незнакомо. Юра сделал два шага назад и, прижавшись к стене, принялся наблюдать. Не прошло и полминуты, как из соседнего переулка вылетел дрон, он не был похож ни на что, виденное им раньше. Плоская «таблетка» висела в паре метров над землей, размером поболее робота-пылесоса, под днищем небольшая спаренная турель, стволы калибра вроде армейской «пятерки», но это на первый взгляд, поскольку здесь, на Свалке, что угодно, вероятно, может выглядеть чем угодно.

Дрон опустился к телу, потом «таблетка» снова поднялась в воздух и медленно удалилась, к счастью для Юры.

«А тут не так пусто, как кажется», – подумал Жданов и, как только дрон исчез из вида, рванул на скорости на другую сторону улицы. И, словно в подтверждение этих слов, где-то в паре километров за спиной что-то рвануло, нехилый такой фугас, эхо заметалось по руинам. «Да тут можно сдохнуть легко и непринужденно. Интересно, сколько народу доходит до этой непонятной контрольки?»

Два километра прогулочным шагом – минут тридцать, бегом – минут десять. Если же пробираешься по городу, где в тебя стреляют какие-то таблетки, могут потребоваться часы.

Первым делом Жданов ушел с центральной улицы. Ржавый показал ему фотку контрольной точки, это, в отличие от всего остального, что он тут видел, куб высотой метров сорок, не больше. Когда-то наверняка город был очень красивым, кое-где даже виднелись стволы деревьев, правда, теперь они стояли мертвые и почерневшие от огня.

Мусора и обломков на второстепенной улице было гораздо больше, чем на центральной, которую, похоже, хотя бы иногда чистили грейдером. Первое, что здесь заинтересовало Юру, – кровь на стене, свежая такая кровь рядом с обшарпанной дверью из пластика. Дверь была распахнута, на месте замка зияла дыра, а поверх дыры виднелись следы от когтей – пять полос сантиметров десять длиной прочерчены сверху вниз. Пять когтей наводили на мысль о мусорщике. Похоже, трагедия произошла тут совсем недавно, в полутьме, ранним утром.

«Рискнуть? – спросил себя Жданов. – Может, там найдется что-то полезное, уж очень интересно осмотреть дом такой необычной конструкции». Пару мгновений он сомневался, но любопытство, как обычно, возобладало над чувством самосохранения. Из-за подобного жгучего любопытства он не раз под смертью ходил, однажды даже чуть руки не оторвало, когда он сунул нос в чемоданчик наркокурьера.

Жданов подбежал к открытой двери и заглянул внутрь. Как ни странно, горели лампы под потолком, не слишком ярко освещая обычные ступени. Подсознательно он ожидал увидеть телепорт, а тут банальная лестница. Надо сказать, он был разочарован, хотя, возможно, здесь был всего лишь черный ход, а телепорты находятся в центральной части здания. Однако вряд ли они работают в руинах. Похоже, этот сектор оставили очень давно, и теперь он служил буферной зоной между Вышеградом и куполом.

Так что никаких техночудес! Лестница винтовая, ширина ее метра три. Поднявшись на площадку выше, он обнаружил вход на этаж, довольно широкий и удобный. «Наверное, через такой диван заносить – одно удовольствие», – подумал Юра и попытался открыть дверь. Подергав, понял, что она намертво заблокирована. Значит, нужно идти выше. На физическую форму он не жаловался: когда вся страна ударилась в ЗОЖ, а Юрино начальство стало продвигать здоровый образ жизни в принудительном порядке, тренажерный зал для тридцатилетнего капитана Жданова стал родным домом. Вот только курить он так и не бросил. И сейчас был готов отдать все за сигарету, последнюю он выкурил еще в том мире за час до смерти. А некурящий Ржавый сообщил, что курево и алкоголь тоже только Система поставляет.

Пролет, еще пролет, некоторые двери выбиты. Юра быстро обследовал этаж за этажом, там, куда мог попасть. Ничего ценного он не обнаружил вообще, кое-где уцелела мебель, она была сделана из такого же светящегося пластика, что и в подземелье Ржавого, разве что цветом отличалась. Жданов с интересом разглядывал квартиры с полукруглыми внешними стенами, надо сказать, дизайн был спорный. Следы боя пока не встречались. И вот на четырнадцатом он нашел то, что искал. Дверь была распахнута настежь. Хотя что значит «дверь»? От нее мало что осталось, везде валялись куски пластика или что тут за материал? Все в дырах, на полу капли крови.

Юра заглянул в коридор, он был типовым – метра три, не больше, заканчивался двойными дверьми. Вел он в вестибюль этажа. Юра уже разобрался с планировкой. Такой же тусклый свет, как на лестнице, но его вполне хватало, чтобы видеть все вокруг. Жданов прислушался – тишина. Шаг, еще один и еще. Он шел так осторожно, как только мог, но особой нужды в этом не было, это не бетонный российский подъезд с эхом, в этом городе будущего или прошлого, а может, настоящего все было сделано для удобства, под высокими тяжелыми армейскими ботинками приятно и бесшумно пружинило напольное покрытие.

 

Заглянув в щель меж чуть приоткрытыми дверьми, он увидел очередной круглый коридор, по левую руку там располагались двери квартир, вся центральная и правая часть занята сооружением, напоминающим телепорт в отстойнике Ржавого, только вот размером он был значительно больше. По нему явно можно переходить не в одиночку.

Всего дверей пять, и только одна выбита, ее раскололо пополам, светлый пластик забрызган кровью. Минуты три Юра стоял прислушиваясь – по-прежнему тишина, как в изолированном нерабочем бункере. Был в его жизни такой эпизод: заперли его враги на заброшенном ракетном объекте…

Секунда – и вот он уже у двери. Отшвырнув кусок пластика, Жданов сделал шаг в квартиру, он уже видел десятки таких – никакой мебели, полукруглая просторная прихожая, четыре двери, ведущие в комнаты, две выбиты, в стене дыра размером с кулак, поломанный стенной шкаф, который непонятно почему не развалился, и труп на полу. Совершенно свежий труп с оторванной головой и объеденным дочиста костяком. Если бывший полицейский правильно понял ситуацию, тут завтракал мусорщик, и регенерировать это тело уже не могло.

Все вокруг было в бурых свежих пятнах, пахло железом, во рту появился привкус, словно туда пригоршню меди запихнули. Жданову было не привыкать, за восемь лет работы в полиции, хотя полицейским он себя так и не стал называть, капитан и не такое видал: и расчлененки хватало, и останков, пролежавших на чистом воздухе с месяц, и объеденных утопленников. Еще одним покойником его не напугать! Осталось от мертвеца не так уж и много: обрывки одежды, изгвазданные в крови, напоминали военное обмундирование – в пользу этой версии говорили рваные ботинки с высоким берцем, но вот материал был незнакомым. Юра аккуратно прикоснулся к матовой черной ткани, та была жесткая, словно кожа, но имела литую структуру, словно пластик.

Зажав нос и ступая очень осторожно, Юра обошел труп, сейчас он никуда не торопился, остатки снаряжения валялись рядом с телом, но Жданова интересовал только один вопрос: где тот, кто это сотворил? Никаких особых сомнений у Ждуна по поводу убийцы не было, Ржавый подробно описал повадки тварей и их пристрастия. Но потом вспомнил, что твари куда-то исчезают, когда всходит солнце, и слегка расслабился.

Торчать над телом Юра не собирался, первым делом он извлек из побуревшей запекшейся крови ремень, из открытой кобуры торчала рукоять пистолета. Достав оружие, бывший капитан осознал, что ствол совсем незнаком ему, на привычный «макар» или «ярку» ствол не походил, больше всего он напоминал штатовский «кольт», только сантиметров на пять длиннее, и калибр совсем не детский. Найдя защелку магазина, он выщелкнул его и тяжело вздохнул. Три выстрела – вот все, на что он мог рассчитывать. Патроны оказались довольно крупными, шахматный магазин, в котором могло уместиться максимум семь зарядов, что для такого крупного ствола вполне нормально. Сорвав остатки ремня, Юра повесил кобуру, испачканную в крови, себе на пояс. Второй магазин, оказавшийся в подсумке, был пуст, но тоже перебрался в карман Ждуна. Затем он поднял рюкзак и просто закинул его себе за спину, еще успеет с ним разобраться.

Дальше настало время вещей из разорванной разгрузки. Под костями нашлись ножны с впечатляющим тесаком из незнакомого черного металла и странные патроны, больше похожие на охотничьи, внушительные и очень тяжелые, по калибру они бы подошли штуцеру. Оружие под них нашлось за порогом квартиры, оно лежало метрах в трех от трупа, изувеченное, словно им лупили об стену. Надо сказать, что штука впечатляла – двуствольное ружье длиной в метр с короткими, под самое ложе, стволами и полноценным прикладом, который сейчас был расколот. То, что без серьезного ремонта оно стрелять не будет, было ясно с первого взгляда. К семи патронам, которые он нашел в обрывках разгрузки, добавился еще один из ствола. Второй был пустым, что озадачило, поскольку неясно, где гильза, или покойник заряжал только один ствол? Очень странно.

Отбросив ружье в сторону, Юра обошел квартиру. Целые двери спокойно открывались, пуская его в светлые комнаты с панорамными окнами от пола до потолка. Правда, одно из них было выбито, и погода прилично испортила напольное покрытие. Балкон отсутствовал. Нигде ни мебели, ни вещей, только кухонный гарнитур, искалеченный каким-то вандалом. Пара встроенных шкафов тоже пострадали, дверцы с них были сорваны и валялись на полу. Скорее всего, вещи вывезли сами хозяева, вряд ли эти дома жильцы оставили внезапно. Вероятно, эвакуация была не быстрая и планомерная.

Ванная и туалет совмещенные, там тоже панорамное остекление, но, похоже, его в любой момент, по приказу хозяина, можно затемнить, да и вряд ли здание снаружи было прозрачным; скорее всего, фасад зеркальный.

Теперь настала пора заняться рюкзаком покойника. Осмотрев содержимое, Жданов тяжко вздохнул. Кроме банки рыбных консервов в томате с незнакомой рыбиной на этикетке, упаковки запаянных в пластик хлебцев и смены белья, которое можно было условно считать чистым, больше он ничего не нашел. Итак, самая ценная находка – еда. Не зря Ржавый говорил, что новички всегда хотят жрать, вот и сейчас, не думая о трупе, лежащем в коридоре, Юра решил перекусить. Потянув за язычок на крышке, он вскрыл рыбу и начал руками вылавливать большие куски. Он не был любителем рыбных блюд, но есть хотелось просто адски. Консервы, как и хлебцы, кончились слишком быстро. Пожалев, что курева не оказалось, Жданов решил, что задерживаться тут не стоит. Все, что можно получить, он получил. Он и так вместо движения к точке пошел искать что-то эфемерное. Правда, удача не подвела.

И тут он услышал слабый шум.

Напольное покрытие заглушило шаги гостей, но один из них спалился, запнувшись о кусок пластика, и зашипел что-то матерное. Юра не смог разобрать слов, но понял – его удача кончилась.

Незнакомцы шли тайно, осторожно ставя ноги, словно опасаясь кого-то спугнуть. Если они явились не просто так, кого они ищут? Его? Или покойника? А может, это всего лишь мародеры.

Ждун быстро вышел из ванной комнаты, здесь, в тупике, без шансов. Осталось решить, как поступить правильно, завалить их с ходу или, наоборот, стоит выждать и поговорить? Оптимальным местом для укрытия оказалась кухня. Присев за стенным шкафом, Юра в тусклом отражении уцелевшей дверцы гарнитура видел вход и останки. А вот его оттуда увидеть нереально.

И вот гости вошли в прихожую, их было трое, двое прикинуты по местной моде, во всем черном, а третий в обычных земных шмотках.

– Да где же он? – раздался тихий голос.

В принципе, он сразу расставил все по местам: пришли за ним, поскольку покойника они уже нашли. Бывший капитан вытащил пистолет и, передернув затвор, снял с предохранителя. Три выстрела – это мало, очень мало.

Незваные гости в количестве двух рыл столпились над телом, третьего они отправили поискать в других квартирах.

– О-па, – удивленно произнес один из них, – да тут подарочек вонючий. Вот фортануло. Судя по ошметкам, охотник. Вон и ствол его валяется.

Голос у незнакомца был неприятный, интонации до зубовного скрежета надоевшие Жданову на работе в прошлой жизни. Сколько таких бычков он рассовал по камерам! Сколько раз слышал сакраментальное: «О-па, пацанчик, сюда иди».

– Что у нас тут? – спросил другой. – Будь я проклят, это же «крушитель», причем почти целый. Система починит, и даже недорого. Лапы убрал, а то выпотрошу, разрублю на куски и вывешу за окно, буду мусорщиков приманивать.

Юра озадачился. То, что он принял за неисправное оружие, оказывается, подлежит восстановлению и, судя по интонации, штука ценная.

– Да ты что, Гиря, я же только поднял, – залебезил гопарь.

– Клюй, пасть закрой и давай сюда. – С минуту шуршали завязки. – Где это мясо? Тира, что в остальных квартирах?

– Все пустые, – ответил третий. – Если он из окна ласточкой не вылетел, то он может быть только тут.

– Эй, мясо, выходи, не бойся, не обидим мы тебя. Мы знаем, что ты здесь, больше тебе негде прятаться.

Юра выпрямился, прижавшись спиной к стене. Надо что-то решать, планы у этих ребят явно не добрые. Сейчас двое где-то в паре метров у входа, третий снаружи. Юра сделал шаг с разворотом и выстрелил в силуэт. Грохнуло неслабо, руку подбросило, Жданов стрелял от бедра, промахнуться было нереально. Шаг в сторону, укрылся за стеной, из прихожей грохает нечто внушительное, по звуку напоминающее ружье, и от шкафа, за которым он укрывался секунду назад, летят куски пластика. Кто-то орет громко, на одной ноте – зацепило неслабо.

– Проваливайте! – крикнул Юра.

– Ну нет, мясо, так не пойдет, – раздался из коридора голос главного. – Ты все правильно понял, живым мы тебя все равно бы не выпустили. Ты – наше задание. Мы, правда, не успели тебя встретить в месте появления, запоздали немного, на охотника налетели, пришлось прятаться. Так что живым мы тебя точно не выпустим. Выходи, обещаю, сдохнешь без мучений, я даже на куски тебя порублю и сожгу, чтобы не плодить мусорщиков. Их и так тут много.

– И какой мне в этом резон? – заговаривая противника, спросил Юра, пытаясь найти выход.

Планировка для боя неудачная. Сейчас противник держит на прицеле вход на кухню, прихожая широкая, двери в остальные комнаты распахнуты, но врага страхует напарник.

– Безболезненно сдохнешь, – весело заявил Гиря. – То, что ты Клюя грохнул, даже хорошо, нам его очки перейдут. Так что мы не в обиде, эта мелкая сволочь давно действовала мне на нервы. Выходи, мусор, все будет быстро.

Юра судорожно прикидывал варианты. В рюкзаке, что сейчас у него на плече, есть бутылка с водой. Ну как бутылка? Колба, как термостакан. Что будет, если он кинет его в коридор и крикнет: «Граната!»? Куда прыгнет Гиря? Наверняка рванет в комнату по центру, наружу быстро не выпрыгнуть. Третий мясник использует обломки двери как укрытие. Значит, нужно бросить так, чтобы Гире пришлось прыгать к выходу. Он одновременно прикроет Юру от «коридорника», и у него будет пара секунд преимущества, а потом до них дойдет. Достав бутылку, Жданов прикинул расположение и с криком: «Граната!» – катнул ее наискосок, чтобы та закатилась за угол коридора, где укрывался главный.

И ведь сработало. Уже стоя в дверях, Юра краем глаза увидел, как тело мясника, распластавшись в прыжке, вылетело из квартиры, полностью перекрыв линию огня Тире.

Жданов шагнул вперед и, вскинув руку, выстрелил. Ствол снова подбросило, тяжелая пуля ударила прыгуна в спину, тот вздрогнул и замер.

– Тира, ты меня слышишь? – отступив назад, позвал Юра.

– Ну, слышу, – спокойно заявил последний из оставшихся бандитов. – Что предложить хочешь?

– Уходи, сейчас я добрый, это муляж был, колба с водой, но одну настоящую хлопушку я все же снял с тела, досчитаю до двух и катну к тебе, гарантирую, все забрызгает. Уходи, и больше никогда ко мне не суйся.

– Я вещи заберу? – секунд двадцать помолчав, спросил мясник.

– Нет, дружок. То, что при тебе, оставь, остальное – моя добыча. Жизнь дороже.

– Дурак ты, мясо, на Свалке жизнь ничего не стоит, ты скоро это поймешь, тысячи валятся, чтобы сдохнуть, и все равно остается многовато. Я уйду?

– Иди, – разрешил Юра, быстро глянув в коридор, чтобы вовремя заметить руку, которая потянулась к дробовику, валяющемуся на полу рядом с трупом Гири. – Тира, какое из слов «это моя добыча» ты не понял?

Рука мгновенно исчезла, а через секунду прошуршали удаляющиеся почти бесшумные шаги, было слышно, как хлопнула дверь, ведущая на техническую лестницу. Капитан полиции Юрий Жданов выиграл свой первый бой на Свалке человеческих душ.

Воцарилась почти мертвая тишина, только гопник, получивший пулю в брюхо, тихонько сучил ногами. Юра окинул взглядом тело, валяющееся у его ног, и заметил, что оно окружено чем-то вроде красноватого сияния, едва различимого. Вокруг Ржавого тоже было нечто похожее, но только голубоватого цвета, и Жданов списал это на свет лампы. Но, похоже, это не так, может, это как в фильме – «цветовая дифференциация штанов»? «Ладно, черт с ней, с этой краснотой», – отмахнулся бывший мент и стал быстро обыскивать тела. Время утекало стремительно.

Подняв дробовик Гири, он тяжело вздохнул. Заряд, которым тот пальнул, был единственным, оружие незнакомое, обычный помповик, который так любят в Штатах, причем укороченный с пистолетной рукоятью, только на стволе какая-то толстая насадка неопределенного назначения, похожая на стакан. Короче, так себе трофей. Патронов в карманах мертвеца не нашлось. Охотничий нож на поясе, несколько пластиковых гильз в кармане, довольно приличный мультитул. Пуля перебила мяснику позвоночник, и, похоже, он умер мгновенно от болевого шока. Осмотр его рюкзака Жданов оставил на потом и закинул его за спину.

Клюй был еще жив, хотя вытащить его с того света не смог бы весь Склиф под руководством Пирогова. В карманах у салаги, выглядевшего лет на семнадцать, оказался пустой магазин к пистолету, золотой медальон, кольцо из серебра и шоколадный батончик с непонятными буквами.

 

Юра сунул все добытое в карман – выберется, сожрет батончик, последние несколько часов он постоянно ощущал голод. Забрав с пояса Клюя флягу, он продолжил обыск. Пистолет «малька» он обнаружил под телом, вот тут никаких непоняток – убитый «макарка», исцарапанный, неухоженный, с ржавчиной. Зачем он ему? Ловец-привратник говорил, что тут оружие землян не пляшет… Хотя какая разница, из чего только что прибывших на Эдем стрелять, они же дохнут, как обычные люди. Такое ощущение, что его не чистили и не смазывали с момента изготовления. Пистолет было реально жаль, хоть Юра его и не сильно любил, многовато недостатков у него, но все равно обидно за оружие.

– Ну, хоть в этом повезло, – тихо произнес он, крутя в руках такой же убитый магазин с пятью патронами.

Все, больше тут делать нечего; хотелось, конечно, подняться выше и провести визуальный осмотр местности оборонного пояса, но сейчас не до этого, где-то в здании находится Тира. А может, он не дурак и все-таки свалил? А рюкзаки потом можно осмотреть, не горит. Схватив их, Юра засунул в самый большой из них «крушитель» мертвого охотника и дробовик Гири и пошел к технической лестнице. За спиной раздался предсмертный хрип, это Клюй отдал концы. Вниз – не вверх, главное, чтобы злобный Тира не поджидал его, поэтому спускался Жданов не слишком быстро, прислушиваясь на каждом этаже.

И вот он стоит перед дверью на улицу, дыра от пули на месте. Для обзора более чем достаточно. Тира ждал его, укрывшись за помойкой и держа под прицелом дверь, – видимо, стволы напарников и охотника оказались слишком большой приманкой. Вооружен мясник был идентичным дробовиком, вот только никакого «стакана» на стволе не было. «Что же ты за дрянь такая?» – подумал Юра. И тут снова фарт, иначе как назвать появление дрона-«таблетки» прямо за спиной у сидящего в засаде? Короткая очередь, патронов в пять, и тело валится на асфальт. Затем беспилотник направился к входу в дом, где укрылся Ждун. Зависнув в метре, он навел спаренные стволы на дверь. Юра отшагнул в сторону под прикрытие стены. «Либо бежать и прятаться, поскольку, скорее всего, дрон не сможет открыть дверь, либо сдохнуть, охреневая в атаке», – проскользнула одинокая мысль. Но тут снова счастливая звезда оказалась на стороне Юры – Тира завозился и попытался подтянуть к себе отлетевший дробовик.

Дрон не слишком торопливо провернулся вокруг оси, ловя цель, и вот этот шанс упускать было уже совсем нельзя. Жданов распахнул ногой дверь и, вскинув пистолет погибшего охотника с последним патроном, выстрелил «таблетке» прямо в заднюю часть, где был какой-то намек на решетку, может, радиатора, а может, еще чего.

В воздухе несильно хлопнуло, запахло паленой изоляцией, а через секунду, задымив и несколько раз кувыркнувшись, то, что раньше было боевым дроном, рухнуло на асфальт, так решил называть Юра дорожное покрытие.

Жданов навел ствол на Тиру, и не важно, что магазин пуст, противнику-то это неизвестно, но боевику было уже все равно, есть пули в магазине или нет, мясник был еще жив, но ему осталось коптить небо всего пару минут.

– Эй, – позвал он, – подойди.

Юра, как ни странно, послушался.

– Ну ты и везучая сука, – с завистью произнес раненый. – Дрон не бросай, хоть зубами волоки на контрольку, тут до нее всего ничего осталось, он много очков стоит, за дорого купят и крафтеры и артефакторы. А в благодарность за совет добей меня и расчлени, это тут признак хорошего тона.

– Нечем, – покачал головой Жданов, – у меня только нож. А им я тебя разделывать полдня буду.

– У меня в рюкзаке топор, все мое твоим стало, добей.

Юра покачал головой.

– Извини, я не могу, вот так просто сначала убить человека, а потом расчленить.

– Дурак, – закашлялся Тира и схаркнул кровь на асфальт, – тут белоручки не выживают. Жаль, что ты такая трусливая тряпка. – Он усмехнулся. – Не хотелось бы мне мусорщиком становиться, но из-за тебя, падлы, придется. Сука ты, мяс…

Голова мясника упала на грудь, он дернулся и завалился на бок. Юра посмотрел по сторонам, никто не спешил к нему, задний двор этого винтового дома был по-прежнему безжизненным. Только таблетка валялась и слегка дымила, воняя паленой изоляцией.

И тут Юра решился. Он стащил с Тиры рюкзак, который оказался самым большим из подобранных, потом быстро обыскал карманы, снял браслет, такой же, как у Ржавого, и сунул себе в карман. Немного подумав, он стянул с Тиры штаны, которые не пострадали, и ботинки из странного материала, все это упаковал в рюкзак. Похоже, Тира был мулом группы мясников.

И тут он обратил внимание на то, что ткань на куртке мертвеца движется, она медленно затягивала прорехи, и кровь на ней не задерживалась. Стянув и куртку, которая оказалась сухая, но дырявая, Юра запихнул ее в рюкзак. Такой подарок, а ведь еще один комплект остался на четырнадцатом этаже, на трупе Гири. Стоит бежать за ним или все же это копейки по местным меркам? Хотя вон Клюй явно не первый день тут, но все равно в обычном прикиде щеголяет. Похоже, стоит вернуться.

Но почему так пусто? Где вся королевская конница и вся королевская рать? Он прилично нашумел, но никто не спешит к месту боя. Ладно, все это потом.

Теперь осталось последнее – он достал из рюкзака топор и, закрыв глаза, нанес первый удар. Лезвие погрузилось в плоть, хрустнула кость. Юра открыл глаза, кровь текла по асфальту, но сейчас это было не важно, ему и раньше приходилось рубить туши. На все про все у него ушло минут пять.

– Не хочу, чтобы ты еще и как мусорщик людей убивал, – тихо произнес он и вытер топор куском обычной майки, которую нашел в рюкзаке охотника. Бросать топор не хотелось, а пихать его изгвазданным в сумку побрезговал.

Теперь надо было решить, что делать, поход в здание одарил Юру неимоверным количеством имущества, которое вот так, с ходу не упереть. Жданов скинул три рюкзака, добавив к ним рюкзак Тиры, в мусорный контейнер, который был пустым и совершенно ничем не пах, после чего запихнул туда дробовик мясника и направился к дрону. Надо сказать, тот оказался не таким уж и тяжелым – килограммов двадцать, размером он был с полметра в диаметре. Юра доволок его до помойки и, запихнув внутрь, забрался следом, прикрыв за собой крышку. Теперь в контейнере пахло только изоляцией. «Какая-то стерильная Свалка», – подумал Жданов и достал фонарь, который вытащил десять минут назад из кармана Тиры.

Он уже собирался зажечь его, как услышал знакомый гул, где-то в паре метров от контейнера появилась очередная «таблетка». Юра даже рот себе зажал, боясь выдать вздохом свое местоположение. Так он просидел минут пять, пока беспилотник крутился вокруг мусорных баков, потом все стихло. Все это время Ждун размышлял, правильно ли он сделал, решившись зайти в здание, затем осмотреть квартиру с выбитой дверью. И подумал, что сделал правильно, это был первый его осознанный шаг в мире Свалки. Первое настоящее решение, которое принесло череду событий. А еще он доказал себе, что тут можно выжить. Приоткрыв крышку бака, он выглянул в узенькую щель. Никого вокруг не было, останки Тиры никуда не исчезли – плохо, так и придется сидеть по соседству с «мясным рядом».

Включив фонарик, Жданов стал, не торопясь и стараясь не шуметь, выгребать имущество из рюкзаков, пытаясь понять, что ему нужно, а без чего можно обойтись. Из рюкзаков он оставил только рейдовый здоровенный баул Тиры. Туда влезли все трофейные стволы, за исключением дроба, доставшегося ему в наследство от Гири, его он снарядил странными патронами из запасов того же Тиры. Это оружие выглядело хотя бы надежным, а то второй дробаш вообще не внушал доверия. Собрав все полезное, включая одежду, которая сама себя починила, Юра утрамбовал это в рюкзак. Туда же отправились хлеб, причем довольно свежий, ему дня три, не больше, и две банки консервов местного производства.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru