S-T-I-K-S. В неведомое

Кирилл Шарапов
S-T-I-K-S. В неведомое

Глава четвертая. А мы идем вперед

Выстрел. Выстрел в горах только глухой не услышит. Ампер, держащий тварей в поле зрения, даже рот открыл от изумления – мелкая элита неожиданно быстро прыгнула вперед и через три метра снова приземлилась на все четыре лапы, она задрала узкую башку с вытянутой мордой, глядя прямо на караван, потом оскалилась.

– Охренеть, – выдохнул Хоббит в восхищении.

– Согласен, – с придыханием произнес Тис, – никогда ничего подобного не видел.

Погорелов промолчал, простыми словами выразить увиденное не получалась. Мелкая элита держала в зубах 14-миллиметровую бронебойно-зажигательную пулю, выпущенную из высокоточной крупнокалиберной винтовки лучшим стрелком отряда.

Спустя секунду рявкнула тридцатимиллиметровая пушка на БТР, вот только элиты на этом месте уже не было, три снаряда выбили клочья земли и травы, но твари просто испарились. Поднятый заново дрон обнаружил там широкую промоину глубиной метров семь и длинной в несколько километров, скрытая высокой степной травой она послужила путем для бегства. Все, что досталось людям от четырех тварей, это несколько следов на влажной земле.

– Все интересней и интересней, – задумчиво произнес Андрей, забыв уйти с общего канала.

– Поехали, – запрыгивая внутрь, сказал Старик. – Но головняком пойдут пикапы, мы на прикрытии.

И точно, обгоняя колонну, вперед вынеслись сразу две тойоты, слегка ускорившись, уйдя в отрыв метров на двести.

Ампер выжал газ, и «Пластун» неторопливо начал брать разгон, бронированная машина, в принципе, не создавалась для гонок, сотня за шесть секунд – это не про нее. Сзади пристроился БТР, водящий своей пушкой, следом пилил «Ермак». Остальные дали отрыв метров в сто и тронулись следом.

– Не нравится мне это, – тихо пробубнил себе под нос Тис.

Все произошло стремительно, никто даже дернуться не успел, ни то, что выстрелить. Мелкая элита неожиданно возникла метрах в десяти от дороги, прямо напротив идущего впереди пикапа. Пулеметчик так и не успел довернуть ствол, тварь в два скачка оказалась на расстоянии чуть ли не вытянутой руки. Третий прыжок – и кузов опустел, только погнутая станина пулемета, и тварь, удаляющаяся гигантскими прыжками. Мгновение, и она скрылась с глаз с противоположенной стороны дороги.

– Твою мать, – заорал кто-то в гарнитуру, на канале мгновенно воцарился хаос, все орали, что-то друг у друга спрашивали.

– Заткнулись, – перекрикивая всех, рявкнул Подрывник. – Идем на прорыв!

Колонна, получив приказ, ощетинившись в степь стволами, рванула вперед, насколько позволяли два тягача, одна с танком, вторая с вертушкой. Они едва могли выдать шестьдесят. Это еще хорошо, что дорожное покрытие, хоть и латанное не раз, но все равно без ям.

– Да, Тис, – зажав рукой микрофон, тихо произнес Хоббит, – не дай бог, люди Шумахера узнают, что ты ляпнул, тебя так отмудохают, что весь оставшийся поход твое тело будет заново отращивать руки и ноги. Это надо так каркнуть! У тебя что, б…ть, новый талант прорезался?

– Да что вы все на меня смотрите? – взбрыкнул Тис, так же зажав микрофон гарнитуры, – как будто я виноват в том, что тут такая элита бегает? Я, что ли, ей умений насовал, что с ее скоростью и скрытностью она в упор подобралась, и никто не заметил? Кстати, Хоббит, не расскажешь, как ты засаду просрал? Это ведь твоя задача тварей и человеков обнаруживать. Ты сенс, или погулять вышел?

– Ша, – рыкнул Ампер, – а ну по сторонам смотреть, а то доп…мся, и к нам большая элита подберется, послушать ваш спор. Дроб погиб примерно так же, ту элиту даже Каа не почувствовал, а он посильнее Хоббита раза в два был.

Шины исправно отматывали километры по степи, но на колонну так больше никто и не рыпнулся.

Наконец, степь осталась позади. Ампер облегченно выдохнул, новый кластер преподнес отряду сюрприз – экспедиция лишилась бойца. Но ни кривя душой, самому себе он мысленно сказал – легко отделались, все могло быть гораздо хуже, встреча с такой элитой ему не понравилось.

«Пластун» выехал к реке. Дорога шла через городскую застройку, которой было всего метров четыреста, широкая дорога в шесть полос, красивые деревья, ухоженные тротуары, вот только битые машины измазанные кровью, костяки в аккуратно постриженной траве и дома с разбитыми окнами портили картину. Название города пока было неизвестно, не успели рэйдеры его облазить. Дальше отряду предстояло свернуть на перекрестке и вдоль набережной двигать по течению. Ампер остановил «Пластуна», изучая дорогу. На другой стороне обломки моста и городская застройка, мост не доходил до берега, на котором караван метров сто пятьдесят, да река текла тут не маленькая, метров триста шириной. Рядом с опорой из воды торчит нос прогулочного теплохода, вполне себе серьезного теплохода. Погорелов уставился на этот нос, все случилось недавно. Как этот теплоход оказался здесь? Так ли это важно? Затонул он, скорее всего, предыдущей ночью. Но привлекало внимание Ампера не это, вцепившись за поручень, балансируя на поперечной стойке, стояла девочка лет двенадцати в легком белом платьице с бантом голубого цвета в светлых вьющихся волосах, она с надеждой смотрела на военную машину, вынесшуюся на перекресток. А с опоры, к которой еще шел мост, за ней внимательно наблюдал бодрый лотерейщик.

– Мушкет Амперу. Вижу гражданского – девочка, лет двенадцати, застряла на носу затонувшего теплохода, на вид здорова. У нас есть несколько лодок, может, вытащим? Нехорошо вот так бросать, в воду она по какой-то причине лезть боится. Река спокойная, там круг поплавает рядом, зацепился за какой-то мусор, и до берега всего сотня, а она не рискует, стоит, изредка на лотерейщика таращится, но спастись не пытается.

– Жди, – последовал короткий ответ, и командир ушел с канала.

Через три минуты на небольшой пустой перекресток, зажатый с двух сторон, вынырнул БТР, за ним «Ермак», а следом, трамбуясь, пожаловала и остальная колонна.

– Оцепить периметр, – последовала команда Андрея. – Мушкету прибыть к третьему складскому грузовику. Провести спасательную операцию силами своей группы. Остальным держать территорию.

Погорелов даже удивился, он думал, что Андрей плюнет и прикажет следовать дальше.

– В воде что-то есть, – неожиданно произнес Хоббит. – Это явно зараженный.

– Что, серьезно, рыба-рубер? – не поверил Ампер.

– Зря шутишь, – встрял Старик, – тут в воде и не такое встречается, представь себе десятиметровую элиту, которая произошла от крокодила, и которая способна пустить на дно ракетный катер. Так что, спасение девочки не будет простой прогулкой по реке.

– Амбал, Ампер, Смуглянка, бегом к третьей складской, – раздался на канале группы голос Мушкета.

– А я? – вклинилась Рина.

– Отставить там, и без тебя народу много, к кораблю вообще пойдут двое – Ампер и Смуглянка. Ей дети доверяют, у нее лицо доброе.

– Есть оставить, – согласилась блондинка. Она стояла с автоматом наизготовку, контролируя ближайшую подворотню.

Ампер, пробегая мимо, подмигнул ей, и уже через две минуты оказался в хвосте колонны, где замыкающими шли три грузовика с различным имуществом и наливняк.

– Это что? – разглядывая странный контейнер размером метр на полтора, спросил он.

– Что, никогда не видел? – удивился Амбал. – Это малый «Зодиак», рассчитан на четверых человек, сделан для сил специальных операций, вес – восемь килограмм, еще четырнадцать, если с мотором. Надувается баллоном со сжатым воздухом за полторы минуты, три отдельные камеры, дно надувается отдельно. В отличие от гражданских лодок эта имеет защиту от легкого стрелкового оружия и мелкой дроби. А вот и двигло.

– Мушкету из кузова подали очередной контейнер. – Потащили на берег, – скомандовал он, – нам еще спуск к воде искать.

Ампер ухватил контейнер с лодкой и быстро побежал за удаляющимся командиром, Амбал со своим пулеметом топал рядом, сжимая в ладане небольшой баллон со сжатым воздухом. Смуглянка шла налегке, не забывая поглядывать по сторонам, не выпуская из рук свой неизменный «Печенег».

Спуск к реке обнаружился метров на пятьдесят выше по течению, удобная площадка с ограждением, примерно семь на семь, даже пластиковые столы и стулья валялись, и небольшая временная барная стойка, этакая летняя веранда для любителей посидеть с бокалом пива на свежем воздухе.

Амбал пинками сбил мебель в кучу, расчистив место для лодки, потом своими ручищами за минуту разломал ограждение. Мушкет же уже разворачивал лодку и крепил к первому клапану баллон, раз, и секция почти мгновенно надута, следом вторая и третья.

– Дно надувать не буду, – глядя на лодку черного цвета, сделанную явно не из обычного ПВХ, заявил командир. Потом вытащил из чехла два коротких весла, быстро их собрал и прикрепил к борту. – На всякий случай, движок новый, как себя поведет, черт его знает. Давай, крепим движок, литра бензина тут хватит километра на три. – Он извлек из сумки горючку и масло и начал вытаскивать из коробки совершенно новенький небольшой мотор. – Заводится с тросика, дерьмо – дерьмом, мощности в нем немного, но вам и не в кругосветку. Все, спускаем на воду, мы с Амбалом вас прикроем, вы девочку спасите. Интересно, она иммунная? Будет обидно, если обратится.

Ампер кивнул и вместе с Мушкетом столкнул лодку в воду. Спрыгнув с метровой высоты, он придержал норовившую отчалить лодку за железное массивное кольцо, вделанное в пристань. Смуглянка спрыгнула легко, и тут же устроилась на носу, держа наготове свой ручной пулемет. Погорелов рефлекторно поправил свой АШК12. «Два дня в пути, а так из него и не стрельнул, – произнес он мысленно. – Хорошо идем, спокойно». Рывок, и новенький мотор бодро затарахтел на холостых оборотах. Да, маленький, да, слабенький, зато очень тихий, что в Стиксе является важным критерием. Погоняв его с минуту, Погорелов отчалил, и лодка, неторопливо покачиваясь на небольшой волне, пошла в сторону моста. Абал с Мушкетом поднялись на набережную и пошли вдоль ограждения к стоящим на перекрестке машинам.

 

– Смотри аккуратней, – наставительно заметила Смуглянка, выполняя роль «вперед смотрящего». – В воде мусору много, плюс бетонные конструкции моста обвалившиеся, налетим, уже за нами плыть придется.

– Так точно, капитан, – шутливо отозвался Ампер.

Пара минут, и вот до носа затонувшего теплохода уже рукой подать. Несколько раз пришлось отходить, пытаясь причалить, якоря на зодиаке не нашлось, а кошку они захватить не догадались. Наконец, удалось подвести лодку так, чтобы она была прямо под девочкой, нос торчал из воды метра на четыре, внушительно, но по-другому никак.

– Прыгай, не бойся, – ласково произнесла лекарка, задрав голову. – Я тебя поймаю.

Девочка только отрицательно покачала головой.

– Прыгай, – продолжила уговаривать девочку Смуглянка. – Тебя как зовут?

– Рая, – слабеньким тоненьким голоском ответила потерпевшая кораблекрушение.

– Рая, не бойся нас, ты с нами в безопасности, тебя никто не обидит, – включился в беседу Ампер. – Тетя Смуглянка добрая.

– Я не вас боюсь, – ответила девочка и, с трудом разжав рукой маленькие пальчики, указала рукой куда-то вниз по течению, – а вот этого.

Ампер бросил взгляд в сторону, куда указывала малявка, и по позвоночнику пробежала ледяная вона. Метрах в ста, разрезая воду, с крейсерской скоростью прямо на них неслась тварь, из воды торчал только острый костяной гребень, все остальное скрывалось в мутной воде.

С набережной ударил пулемет Амбала, длинная очередь на десяток патронов легла ровно посередине буруна, где-то в основании гребня. Но тварь не стала испытывать судьбу и прикидывать, выживет или нет под обстрелом крупного калибра, она без всплеска стремительно ушла на глубину.

– Прыгай, – срываясь на визг, закричала Смуглянка, – мы успеем уйти.

Но девочка вновь вцепилась в поручень и только мотала головой, трясясь от ужаса.

Ампер, резко увел лодку влево от затонувшего теплохода, и теперь принялся огибать нос со стороны затонувшего судна, в надежде, что, то помешает твари атаковать их снизу. Угадал, не прошло и двадцати секунд, как откуда-то справа и снизу раздался хорошо слышимый даже над водой удар, нос вздрогнул, и девочка на этот раз не удержалась, от сотрясения она соскользнула и повисла на руках, вереща на весь кластер. И тут Ампер наконец почуял тварь, она скользила в мутной воде, всего метрах в десяти, она была тупой, ей хотелось сожрать людей в лодке. Примитивные мысли – жрать, жрать и еще раз жрать, сколько людишек с этого теплохода было съедено, они появились так внезапно, налетев на обломки, все прыгали за борт, а она их глотала….

Ампер легко вклинился в мысли твари. Не элита, сопротивление гораздо слабее того, что он испытывал, когда общался с верхушкой пищевой пирамиды зараженных, просто рубер, здоровый, но тупой. Приказ всплыть и пройти над обломками, чтобы достать вкусных людей в лодке, он принял к действию, не колеблясь. Снова из воды показался полуметровый гребень, не такая уж и большая была тварь, метра четыре в длину, ну и хвост еще три.

С набережной ударил пулемет, и на этот раз удачно. 14-миллиметровые пули прошлись вдоль позвоночника, две срикошетили от костяных пластин, но остальные пробили защиту. К пулемету подключились и автоматы, и даже Смуглянка, вскинув свой «Печенег», всадила очередь на четверть ленты в башку твари, которая напоминала внушительный барабан с огромной пастью на все пространство, три круга острейших зубов и бесконечная глотка. Бронебойно-зажигательные пули угодили точно в два маленьких глаза над этой жуткой воронкой, тварь забилась на мелкой воде, где ее и добил Амбал, перерубив водоплавающего рубера почти пополам. Секунда, и стрельба смолкла, только массивное тело покачивалась на волне.

– Спасите, – заверещала девочка тоненьким голоском, и Погорелов, по дуге обогнув труп твари, подвел зодиак точно под то место, где та цеплялась за поручень из последних сил.

Смуглянка, отложив свой пулемет, встала в полный рост и резко скомандовала:

– Прыгай, ловлю.

Может, жесткий приказ подействовал, может, тонкие маленькие пальчики не выдержали, но девочка упала прямо в руки лекарке. Та тут же опустила ее на дно лодки и, присев рядом, обняла. Она гладила ее по голове, шепча что-то успокаивающее, а девочка тихонько всхлипывала, уткнувшись лицом в жесткую плотную куртку.

Ампер развернул лодку и медленно повел «Зодиак» к причалу, откуда стартовали. Две минуты, и Мушкет забирает их «трофей», усадив девчушку на сгиб левой руки, и та доверчиво обняла его за шею, прильнув к плечу. Да, сейчас снайпер больше всего напоминал памятник в Трептов-парке в Берлине. Монументальный русский солдат держит на руках спасенного ребенка, только вместо меча во мире Ампера воин держал в руках автомат.

– Андрей приказал сплавать, выпотрошить тварь или притянуть ее сюда, – собираясь уходить, произнес он.

– А больше ничего не нужно? – грубо поинтересовалась Смуглянка, сверля злым взглядом темных глаз командира.

– Смуглянка, давай на берег, я сплаваю один, – примирительно заметил Ампер. – Только веревку дайте, а лучше кошку с хорошим тросом.

– Я с ним сплаваю, – возникнув на причале, безапелляционно заявила Рина.

– Как хочешь, блондинка, – легко согласилась лекарка, выбираясь на пирс, не забыв прихватить свой пулемет. – Но не жди ничего романтического, место тут плохое. Да и разделка твари – это не в ресторане смотреть, как повар при тебе стейк жарит.

Рина лениво отмахнулась и, забрав из рук подбежавшего рейдера кошку с толстым тросом, спрыгнула в лодку. Усевшись на носу, она посмотрела на Погорелова.

– Ну, вот как тебя отпускать куда-либо? Стоит на минуту оставить без контроля, то ты тут же находишь неприятности на свою задницу.

– Ага, это у нас с тобой семейное, на час оставил, тут же околдовали и едва не увезли, – парировал Ампер, отводя «Зодиак» от пирса. – Пришлось спасать, да так, что Ухо пару дней в напряге ходил, и только, когда мы отбыли, вздохнул с облегчением.

– Справедливо, – согласилась девушка. – Кстати, спросить забыла, и какого тебе быть мишенью у Поджигателя?

– А тебе? Он ведь меня хочет грохнуть не за своего крысолова посчитаться, а чтобы тебя лишить моей защиты.

– Да знаю я, – отмахнулась Рина. – Ничего, попадется мне эта тварь на пути, выпотрошу. Как думаешь, он за нами идет?

– Думаю, да, – подруливая к туше, которая лежала на крыше затонувшего теплохода, – или, может, впереди. Но то, что он не отказался от своей идеи, это факт.

Туша покачивалась на воде, вот только легла она неудобно и подобно дохлой рыбине всплыла брюхом вверх.

– Тут без купания до спорового мешка не добраться, – задумчиво произнесла Рина, разглядывая семиметрового рубера, если считать толстый, но вполне себе гибкий хвост.

– Тогда цепляем и попробуем отволочь к пирсу, а дальше пусть остальные развлекаются,

Ампер взял кошку, лежащую на дне лодки, и вбил ее в пасть «крокодила», как сам для себя обозвал эту тварь. Два железных клюка надежно зацепились за второй ряд зубов. Привязав кусок троса к проушине возле движка, бывший прапорщик дал малый вперед и принялся стаскивать тварь с крыши теплохода. С набережной за ним наблюдал Андрей в компании Пордрывника, через минуту к ним присоединился Мерс.

– Интересный у них институт, – тихонько произнесла Рина. – Мерс больше всего напоминает братка, из смутных времен после имперского кризиса.

Ампер только хмыкнул, и вправду, напарнику Андрея не хватало золотого пиджака и золотых болтов на каждый палец.

Слабый мотор тянул тяжело, особенно против течения, в «крокадайле» было немало весу. Хорошо хоть она на воде держалась, не думая тонуть, иначе запросто могла бы попытаться утащить их «Зодиак» на дно.

Неожиданно со стороны перекрестка рявкнула автоматическая пушка, через секунду к ней присоединились пулеметы, а набережная опустела. А еще секунду спустя раздался неслабый взрыв, и в небо рванул фонтан огня,

– Мушкет Амперу, что у вас там творится?

– Муры, – коротко ответил снайпер, и его винтовка грохнула, на несколько секунд лишив Ампера возможности слышать левым ухом.

Погорелов прибавил газа, на всякий случай, убравшись с открытого пространства под самую набережную. Движок возмущенно взревел, выступая против подобного насилия.

Снова взрыв, но уже не такой мощный, почти рядом. И в паре метров от лодки лицом вниз прилетело тело в горящем камке, с раскроенным черепом и отсутствующей правой рукой. Рина перегнувшись через борт успела ухватить труп за шкирку, не дав уйти на дно.

– Ага, мало нам весу, – скривился Ампер,– и так еле ползем, так ты еще добавила.

– Ничего, не на себе прешь, – парировала девушка.

Когда Погорелов все же припарковал лодку, стрельба начала отдаляться, постепенно затихая, но эхо выстрелов еще три минуты гремело в пустых городских кварталах.

– Живы? – поинтересовался Амбал, который засел на гранитных ступенях, ведущих к кафе.

– А нам-то что? – поинтересовалась Рина. – Вот кому-то из наших не повезло, вроде Тормоз, из ребят Шумахера.

Ампер перевязал веревку с тварью к железному кольцу, затем, отхватив кусок шнура, привязал «Зодиак».

– Он не единственный, – прогудел Кваз, – экипаж наливняка сгорел в полном составе. Еще Тиса попятнало, осколком мизинец оторвало, матерится на канале группы, в основном достается тебе, решившему девчонку спасти, и Мушкету за то, что тот его позвал. Но тебе, сердобольному, больше.

– Да похрен, – отмахнулся Погорелов, помогая Рине выбраться из лодки и вытянуть на сушу труп техника. – Я только приказ выполнял.

– Точно, Тормоз, – заглянув в лицо покойнику, подвел итог кваз.

– А как у них с потерями?

– Три на три вышло, – нехотя ответил Амбал. – Один точно мой, видел, как ему башку развалило напополам.

Ампер, взяв автомат наизготовку, взбежал по ступеням. Над полем боя уже стояла тишина, только в глубине квартала кое-где постреливали, похоже, Подрывник отправил кого-то преследовать противника.

– М-да, жопа, – глядя на горящий наливняк и опаленный борт одного из грузовиков-складов, прокомментировал случившееся Ампер.

И тут снова рвануло, но это не повезло пикапу, похоже, его дозаправляли, когда случилась атака, люди по укрытиям разбежались, а в бензовоз прилетело.

Андрей, увидев Погорелова с Риной, смачно сплюнул.

– Вот чуял, что спасение девчонки, бедой обернется, нет, захотелось побыть немного хорошим. Одна радость – она иммунная, а то совсем обидно было бы.

– Снова за мной приходили?

Мерс, стоящий рядом, только пожал плечами.

– Пленных нет. Подрывник пытается добить остатки, троих мы тут положили, трое ушли. Но мне кажется, не ты причина, они атаковали, когда тебя и близко к колонне не было. Сдается мне, это попытка нас замедлить, поскольку основной целью был наливняк.

Да, конечно, браток – братком, и вид зверский, но мужик явно умен.

– Но ситуация мне не нравится, – продолжил Мерс, – мы потеряли четырех человек за два дня, и две машины в минус. Плюс трое раненых, к счастью, все легко. Вероятно, кто-то слил нас, уж больно плотно на нас муры присели.

– Не муры, – подойдя, опроверг слова научника Подрывник. – Мои парни добили беглецов, это наемники, Паук двоих опознал. Эти за идею не работают, только за звонкую монету. И стоят они дорого, спаянная сильная команда. Странно только, что они решили связаться с Институтом, не их стиль. Неужели им столько заплатили, что они потеряли голову?

– У каждого есть своя цена, – философски заметил Андрей. – А теперь, Ампер, я хочу видеть ваш трофей, меня очень интересуют твари, которые водятся в воде Стикса.

– Эта штука немало весит, наверное, тонны полторы, – заметил Погорелов

– Ничего. Подрывник, зови Шварца, Амбала, ну и еще, кто там силушкой не обижен, надо вытащить наш трофей на берег.

На перекрестке караван задержался ровно до того момента, как рубер не был выпотрошен. Обошлось без жемчуга, семь горошин и три десятка споранов, плюс узелковый янтарь. Не бог весть, какая добыча, по ценам Гуляй поля – только стрельбу по «крокадайлу» отбить. Затем тварь засняли во всех ракурсах, измерили. Мерс даже облачился в докторский костюм, вскрыл брюхо, ища что-то очень важное. Но через час караван все же тронулся дальше.

Время перевалило давно за полдень и приближалось к пяти вечера, люди были подавлены нападением и понесенными потерями, да и устали все. Поэтому через час Андрей приказал становиться на отдых, до переправы они так и не доехали. Местом для ночевки выбрали свежий кластер, которому всего неделя стукнула. Старик заверил, что ближайшие три недели ему на перезагрузку не уйти, совсем мелкий, триста на триста метров, состоящий из заброшенного еще в том мире завода, от которого прилетал пустой цех и кусок управления, с заколоченными окнами, ни костяков, ни следов тварей, ничего.

 

Мушкет, прихватив с собой сумку, свою мощную винтовку и махнув Хоббиту рукой, полез на крышу, обустраивать наблюдательный пост. Место было хорошее, открытое, сплошные поля, вокруг десяток мелких сот, некоторые совсем крохи – сто на сто, другие больше, но все равно калейдоскоп. На самой маленькой соте не обошлось без конфуза, аккуратные грядки, несколько яблонь и одинокий нужник, увитый виноградом. Помимо заброшенного завода, единственное строение в пределах полукилометра.

Ампер же уселся на место Хоббита, наблюдал за суетой лагеря. День выдался хлопотным, что же принесет следующий?

Перед Погореловым возникла Рая, все в том же платьице и босоножках, даже бант на месте.

– Спасибо, дядя Ампер, – тихо произнесла она, глядя снизу вверх.

– Не за что, – улыбнулся бывший имперский прапорщик. – Тебя где разместили?

– Я вместе с тетей Смуглянкой и тетей Риной. А почему у вас у всех такие странные имена?

– Оооо, – подняв большой палец шутливо произнес Погорелов, – это очень страшная история.

Глаза девочки вспыхнули от восторга.

– А расскажите, – заканючила она.

Ампер спрыгнул на землю и, взяв ее за руку, отвел в сторону ящиков, которые рейдеры использовали как седушки. Подстелив на один из них тонкое одеяло, он усадил на него девочку, сам приземлился напротив. Ребенок с вожделением ожидал страшной сказки, еще не понимая, что других сказок в месте, под названием Стикс, просто нет.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru