S-T-I-K-S. В неведомое

Кирилл Шарапов
S-T-I-K-S. В неведомое

Стикс 3 В неведомое

Глава первая. На старте

– Значит, у институтских есть здесь стаб? – спросила Рина, держась за поручень и стараясь не улететь на очередной кочке, грузовик в котором тряслись все, кто должен был идти в рейс, безбожно подбрасывало на разбитой асфальтовой дороге. И это не стаб, просто она уже такая прилетала. Правильнее будет сказать – прилетала грунтовка с кусками асфальта.

– Похоже на то, – стараясь не прикусить язык, ответил Ампер, одной рукой вцепившись в самодельный подлокотник, а второй придерживая обычный калаш, висящий на груди.

Он сидел почти с самого края. Дальше у борта в кресле пулеметчика расположился Амбал, положив руку на приклад КОРДА. А в лагере его дожидался крупняк калибра 14,5 «Заслон», в отличие от КПВТ имел приклад и обычную рукоять, а также оптический прицел. Конечно, он был создан для работы со станка, который прочно крепился на грунт, но кваз заявил, что легко сладит с этой игрушкой. Для Амбала ее вес в полсотни килограмм был все равно, что для обычного бойца ручник. Питание пулемета институтские переделали, создав систему, типа скорпион, когда лента подается прямо из рюкзака за спиной, а тащить кваз мог гораздо больше любого человека. Однажды Ампер видел, как тот лениво приволок в руках передний мост к ГАЗ66, а это триста пятьдесят кило. Кроме того для данного пулемета кто-то пристроил под стволы противопульный щит и огнемет струйного типа на ближний бой, все это весом под тридцать кило. Похоже, у институтских тоже имелся качок, что мог стрелять из этого чудовища с рук, вот, чтобы ствол не слишком задирало, и был нужен противовес. Так что машинка весила чуть больше восьмидесяти и это без боекомплекта. Вроде для человека приличный вес, но штатный мулл отряда не особо на него внимание обращал.

– Интересно, Махно в курсе, что у него в двадцати километрах от стаба база института? – спросил Тис.

– В курсе, – крикнул Мушкет, не открывая глаз. – Он сам выделил им этот стаб, за это они снабжают его какой-то важной информацией.

Через десять минут дорога стала лучше, а еще через десять машина въехала в периметр маленького стаба – старый поселок. Пяток обнесенных подобием стены из различного хлама двухэтажных домов, несколько ангаров, стоянка для техники, пара часовых. Дюжина мужчин и женщин в гражданке, встречающих колонну.

Первым из кузова выбрался Амбал, пулемет остался на месте, так как был штатной огневой единицей Урала.

– Интересно, почему этот стаб не трогают? – спросила Рина. – Его раздолбать – не велика проблема.

– Да все просто, – усмехнулась Смуглянка, вытаскивая из-под лавки свой рюкзак, – репутация института. Вы – новички – еще просто не представляете, куда вляпались и с кем подвязались работать. – После чего эта «милая» женщина закинула на плечо Печенег с коробом, в котором была лента сотки, и выпрыгнула из кузова.

– Забавная барышня, – заметил Агент и, ухватив свой калаш, полез наружу.

Ампер закинул за спину свой рюкзак и, взяв в правую руку Ринин, выбрался на свежий воздух. Подошвы гулко ударили по утрамбованной до каменного состояния земле. «Все, обратной дороги нет», – подумал он, глядя на запертые ворота периметра. Все лишнее они с блондинкой сдали в банк, аванс жемчуга и свой собственный, большую часть гороха и споранов. Оказалось вполне прилично. Лишнее оружие, боеприпасы и одежда отправились в персональный шкафчик. Если они через год не вернутся, отойдет стабу. Да и автомат Ампер сменил, ТКБ брать не стал. Как он уже успел узнать, Андрей достал для него автомат под более крупный патрон, не сказать, что это обрадовало Погорелова, но контора банковала, кроме того он поспрашивал ребят, эту модель хвалили. Хоббит сказал, что у него был такой, но накрылся в стычке с рубером. Поэтому его верный ТКБ оставался в сейфе до его возвращения. А калашников ему выделили на время дороги до стаба, особой нужды в этом не было, но ехать с одним пистолетом стремно. Рина вообще не взяла свою девятку, сейчас из оружия у нее только Гюрза и нож. Здесь, на базе, ее ждал редкий КА10 с безгильзовыми патронами, заказанные АК09 институтские у себя в закромах не нашли, но достали отличную альтернативу.

Паук, блеснувший своей татуированной головой у первого грузовика, махнул рукой, подзывая всех к себе.

– Итак, – окинув всех строгим взглядом, произнес помощник Подрывника, – группа Мушкета – первый этаж дома, который справа от вас. Группа Шумахера – второй. Мы живем напротив. Распорядок следующий – сейчас бросаете вещи, и марш в столовую, там брифинг, потом принимаете технику и вооружение. Дальше свободное время. Бар вон там, можно выпить, но без дебоша, накажем строго. Это наш дом, хоть и временный.

Его взгляд прошелся по собравшимся и на пару секунд задержался на Рине, похоже, блондинка ему нравилась. Но он ничего не сказал и не проявил особого интереса, и Ампер решил, что быковать пока рано.

– Завтра стрельбище, – продолжил Паук, – и свободное время. Вечером прощальный ужин, по пятьдесят и баиньки, на рассвете колонна идет к Кварталу. Вопросы?

Группа водителей и технарей загалдела, эти ребята пришли вместе с транспортом и представляли из себя «сборную солянку». Глядя на них, сложилось впечатление, что тут институтские сильно сэкономили и наняли, кого попало. Старшим у них был блондин среднего роста, крепкий, сжимающий в руках незнакомый Амперу полуавтоматический карабин под крупный патрон.

– Паук, аванс когда? – спросил он.

– После брифинга Андрей или Мерс все вам выдадут.

– Нормально, – согласился Шумахер. – Ну, мы пошли располагаться? – Он покосился на Рину, но дальше его взгляд соскочил на Погорелова, видимо, он все прочел на лице Ампера и решил, что игра свеч не стоит.

– Двигайте, – разрешил Паук. – Сбор через полчаса, вон то здание. – Он махнул рукой в сторону небольшого сборного ангара, на котором было написано «Столовая и бар».

– Да я вроде грамотный, – хохотнул один из людей Шумахера.

– На всякий случай, чтоб не заблудились, – пояснил Паук, – а то бывают тут такие, в трех соснах плутают, свой член по карте ищут.

Все заржали этой нехитрой шутке и потянулись к временному жилищу.

– Мушкет, ты сказал своим, чтобы держали рот на замке по поводу нашего путешествия? – поинтересовался подручный Подрывника.

Вольный стронг кивнул.

– Не беспокойся, ребята в курсе.

– Вот и хорошо, увидимся, – и он направился в сторону пикапа, возле которого стоял Подрывник, вокруг него паслись еще пять человек в отличной снаряге.

– Не нравятся мне эти парни, – подвела итог Рина, закончив разглядывать охранников институтских. – То, что их мало, не говорит о том, что они слабые. Эти ребята профи, причем профи, тертые Стиксом. Мы с тобой зелень, остальные уже не совсем, но эти тут как дома, я просто чую, что если мы даже все впряжемся, не сможем их вальнуть. А вот они нас запросто.

Паук именно при этих словах обернулся и подмигнул им.

– Не поняла? – озадачилась девушка. – Он что, все слышал? Тут же метров сорок, а я стояла боком и почти шептала.

– Похоже, это его дар, – согласился Ампер. – С вероятностью в сто процентов, когда мы с Мушкетом обсуждали прошедшую встречу, а разговаривали мы тихо и в закрытой машине, но видок у него был такой, словно он каждое слово слышал. Ладно хватит трепаться пойдем, все наши уже ушли.

Старые комнаты, покрашенные в салатовый цвет стены, две кровати с металлической сеткой, которые тут же сдвинули вместе. Ампер присел на краешек и услышал, как та скрипнула.

– Не завидую нашим соседям, – прокомментировала этот звук Рина.

– Ты лучше нас пожалей, через стенку Градус и Смуглянка.

– М-да попали, – согласилась блондинка.

– Мне кажется, это специально сделали, – уверенно заявил Погорелов, – так нам решили отомстить за все предыдущие ночи.

– Возможно, но это им не удастся, предлагаю зажечь и отбить охоту мстить.

– Посмотрим, – отозвался Погорелов, убирая рюкзак в шкаф. – Милая, знаешь, я не против сделать небольшой перерыв, я не железный.

– Вчера же был, – возмутилась девушка, но Ампер уловил в ее голосе фальшь.

– Тоже хочешь передохнуть? Только честно?

Рина как-то неловко улыбнулась и кивнула.

– Вот и хорошо, давай до завтра возьмем паузу, а там видно будет. Ладно, пошли на брифинг, а то полчаса почти истекли.

Народу в столовой набралось прилично. На стене висела карта, но была она так себе, серого цвета, который обозначал неизвестные места, процентов восемьдесят. За столом под ней уселись Андрей, Мерс и Подрывник, остальные расположились в зале за длинными столами. Всего Ампер насчитал ровно сорок пять человек.

Как он и думал, для него новой информации было мало. Андрей подробно рассказал о том, в какую точку они должны прибыть, сообщил, что большая часть пути пойдет по неизвестным кластерам перезагрузки. Затем обрисовал техническое оснащение отряда, функции трех подразделений, ни слова о том, в чем смысл похода, все одной фразой – дойти, найти, изучить, уйти. Этакий – veni, vedi, vici. Это дело института, и институт платит им не за любопытство. Мушкет накануне обошел всех и предупредил, чтобы держали рот на замке. По идее, если бы это была операция института, никто бы и не узнал о цели, наняли бы скататься из точки «А» в точку «Б». Но поскольку именно Мушкет поднял волну и привел людей, которые в теме, то частично секретность была нарушена. Поэтому не в курсе происходящего только команда Шумахера.

Брифинг затянулся на два часа. Основная часть вопросов касалась пути, и если до Квартала и через него все было знакомо, то дальше шли просто дикие земли. С перезагрузки, прошло больше месяца, и рейдеры уже сунулись на новые кластеры, ближайшие пятьдесят километров худо-бедно изучены, гуляйцы послали около десятка команд, вернулась половина. Но дальше пятидесяти километров никто из вернувшихся не заходил, а те, кто сунулись, уже ничего рассказать не смогли. Лучшим источником были пара караванов, пришедших с юго-запада. С одним из таких шли Клык, Галина и Армат. Данные, полученные от них и остальных, кто смог прорваться через перезагрузившиеся земли, тоже легли в основу карты. Но были они очень скудны.

 

В принципе, все было, как и прикидывали Мушкет с Ампером, их группа была тараном, разведкой. Задача – идти впереди, проверяя своей башкой проходимость кластеров.

Амбал, сидящий рядом, взял ручку и не глядя написал на листе бумаги одну фразу, после чего пальцами отправил его скользить по столу в сторону Ампера и Мушкета. Те, прочитав, усмехнулись, там было всего одно предложение: «Им не придется нас убивать, мы сами подохнем».

– Позже обсудим, – разрывая лист в мелкие клочки, шепнул Мушкет.

Наконец, с рабочими вопросами было покончено. И в столовую допустили персонал, который, быстро подогрев уже готовую еду, принялся кормить собравшихся. Время шло к обеду, поэтому хозяева разумно рассудили, что прежде, чем двигаться дальше, нужно плотно поесть.

Собравшиеся ничего против этого не имели. Щи и бифштекс с картошкой были на высоте, причем повар расстарался и сделал его на гриле. Так что, Ампер получил от обеда настоящее удовольствие, скоро основной едой будет исключительно консервы, хотя снабженцы вроде как тащили с собой повара.

– Похож на «Дозор», – разглядывая много раз латаный броневик с «собачьей будкой» на крыше, прокомментировал Ампер, первую машину, которую передали их группе.

– Понятия не имею, что за «дозор», – ответил техник и водитель, суховатый мужик из команды Шумахера, откликающийся на имя Ваз. – Это разведывательный автомобиль «Пластун». Рассчитан на экипаж в шесть человек. Броня и триплекс держат СВД или ПКМ. Скорость по шоссе – сто сорок, по пересеченке – шестьдесят. Уникальный движок – можно кормить бензином, керосином, дизелем. Водитель будет наш.

Мушкет покачал головой.

– Водитель будет наш, в головной дозор пойдут только мои люди, никаких незнакомцев.

Тот состроил равнодушную морду.

– Дело ваше, тогда выделяйте водилу, нужно обкатать его на новом транспорте.

– Мы сразу двоих обкатаем. Ампер, Агент, осваивайте агрегат. Что там еще нам полагается?

– Пикапы не ваши, это мои ребята будут патрулировать, – ответил Ваз. – Вашей группе велено передать БТР 82А и бронированный военный Урал.

– Лучше бы вместо БТР еще один броневик выдали, – буркнул Тис. – На хрен нам нужен этот гроб на колесиках?

– Бери, чего дают, – огрызнулся Ваз. – Фрау мадама, блин, это не нравится, то не нравится, королева английская. За оставшуюся технику тоже своих людей посадишь? – спросил он у Мушкета.

– У меня столько людей нет, водилу в БТР дай, но хорошего, толкового, чтобы с полуслова понимал, что да как. Наводчика своего посажу, Смуглянка в этой теме шарит. На Покемона тоже шоферюга нужен.

– На че? – не понял Ваз.

– Ну на Урал, у нас он Покемоном звался.

– А нет, это не он, «Ермак» сей транспорт зовется, рейдовый грузовой транспорт для групп специального назначения, рассчитан на восемь бойцов. Не видел такой?

Мушкет покачал головой.

– А в чем отличия? Внешне вроде одинаковые?

– Нет, не одинаковые, смотри. – Подойдя к борту, он трижды стукнул по броне, открылась амбразура. – Эй, Лопух, покажи людям пулеметы бортовые.

Прошло секунд двадцать, после чего снизу на уровне метра открылась бронезаслонка, и из нее показался трехствольный пулемет, который мог работать на сто восемьдесят градусов.

– Управляет джойстиком посредством камер, – пояснил Ваз. – С той стороны такой же, калибр семерка, боезапас – две тысячи выстрелов, но не советую жать на гашетку, для него две тысячи секунд на двадцать.

– Откуда такая роскошь?

Ваз только плечами пожал.

– Мое дело пригнать и вам передать.

– Рина, Градус, – скомандовал Мушкет, – осваивайте игрушки. Агент, на тебе рулежка этого «чемодана». А сменщиком к Амперу я Хоббита посажу, он толковый.

Погорелов улыбнулся, командир очень точно обозвал стоящий перед ними грузовик, больше всего этот броневичок действительно напоминал чемодан.

Агент взобрался в кабину, поерзал на сидении, чуть приподнял его, после чего высунулся в окно.

– Отличный агрегат, почти автобус, кабина и салон соединены, есть откидывающаяся полка, рядом место еще для одного пассажира. Это круче любого, на чем вы ездили.

Ампер обошел «Ермака» вокруг. Конечно, транспорт подвергся изменениям, уже в улье на броню был наварены шипы из заточенной арматуры, а триплекс забран дополнительным бронелистом, который можно поднять и опустить, сейчас он прикрывал радиаторную решетку. Выходов несколько – «собачья будка» на крыше, кабина и в самом конце кузова, как у обычного грузовика. Заглянув под днище, сделанное специально противоминным, Ампер обнаружил еще один люк. Институт не жалел средств, таких «чемоданов» в составе колонны было еще два, три пикапа с крупнокалиберными пулеметами, два БТР, тягач с танком, и не абы каким, а вполне себе новеньким Т90. А на втором тягаче гораздо меньшего размера, чуть больше эвакуатора, стоял вертолет. Ампер обошел его, разглядывая, таких он не видел, почти игрушка, двухместный, на небольших пилонах пара крупнокалиберных пулеметов и по контейнеру с ПТУР, лопасти складные, сам геликоптер маленький пластиковый и больше напоминал беспилотник, и если бы не кресла с штурвалами, он бы решил, что тот исключительно управляется с земли.

Вообще группа Шумахера была самой многочисленной – тридцать три человека. Институт потратился на них прилично, но, похоже, его совершенно не интересовали расходы, только результат.

Мрачный Тис окинул взглядом все это сборище и тихо себе под нос выдал длинную матерную тираду, смысл которой – с таким стадом мы все подохнем, причем быстро и бездарно.

Амперу он не нравился, но сейчас бывший прапорщик был согласен с ним на все сто. Большая, разношерстная команда, ни разу не работавшая вместе, прется к черту на рога в полную неизвестность. Но делать было нечего, либо соскакивать, что уже проблематично и может вылиться в вооруженный конфликт с неясными последствиями, либо делать все, что возможно, дабы выполнить задачу и вернуться, пусть хоть и не в полном составе, главное вытащить Рину. Хорошо, что погиб этот Шквал. Нет, конечно, плохо, что он погиб, хорошо, что некому влезть к нему в мозги, за такие мысли его бы не погладили по голове даже близкие друзья.

Забравшись на пассажирское сиденье, Ампер осмотрел салон. Что ж, все тот же удлиненный «дозор», два места впереди, два следом и еще четыре в десантном отсеке, развернутые лицом друг к другу. Салон общий, доступ к «собачьей будке» со второго ряда сидений, сейчас там, на вращающейся турели установлен крупнокалиберный КОРД. Хотя в Стиксе рулят калибры покрупнее. Хоббит уже освоился с управлением и завел двигатель.

– Прокатимся?

Ампер кивнул, этот движок ему не слишком понравился, он был громче, чем у Кавказа и Дозора. Нет, конечно, он не орал на всю округу, но слышно его было отчетливо.

– Громкий, – скривился Хоббит. – Плохо это, зараженные отлично слышат. Где движок, там еда. – Тронув машину с места, он прислушался к ощущениям. – Мягко идет, приятно, – сделав круг по стабу, подвел сенс итог.

Ампер перебрался назад и, разложив ступеньку, выбрался в «собачью будку». Примерился к пулемету, турель вращалась легко. – Довольно неплохо, – озвучил свое мнение Погорелов. – Люк широкий, не застрянешь в снаряге.

– Это как раз не слишком хорошо, – останавливая машину и уступая место Амперу, отозвался Хоббит. – Твари любят атаковать сверху, видел я разок топтуна, который с крыши сиганул в широкое отверстие в крыше. Знаешь, как дети солдатиком в воду прыгают? Вот так же и он, вошел, словно в прорубь, приземлившись в набитом людьми нутро. Короче, надо объяснять, что дальше было?

– Мясорубка, – садясь за руль и легко трогаясь с места, предположил Погорелов.

– Точно, мясорубка. Пятнадцать человек умерли почти мгновенно, поднялась стрельба спонтанная. Надо объяснять, что большинство погибло от пуль? Только двое успели выпрыгнуть наружу, с краю сидели, а дверь по чистой случайности заклинило, пока открыли все остальные полегли. Они и рассказали. Топтуна то завалили, но что толку-то? Громкий движок, далеко его будет слышно.

Ампер кивнул, машина управлялась очень легко, шестиступенчатая коробка слушалась малейшего движения, но двигатель…

– Ваз, – останавливая броневик возле стоянки, позвал Ампер, – движок очень громкий, нельзя ли что-нибудь сделать, а то на нас все твари будут наводиться.

Тот задумался, после чего попросил поднять капот. Минуты три изучал то, что под ним, после чего захлопнул.

– Загоняй на стоянку, завтра к обеду он будет урчать, как маленький добрый котенок.

Ампер дал первую и зарулил на прежнее место. Уже через пять минут Ваз забрался внутрь, и машина поехала в сторону длинного стометрового ангара. Как уже успел узнать Погорелов, в одной части ангара был гараж и ремонтный бокс, в другой – оружейка.

Водилой БТРа оказался крепкий невысокий мужик с именем Крест, наверное, все дело было в огромном православном кресте, набитым во всю спину. О себе сказал, что водил точно такой же на войне, правда, умолчал, где и с кем воевал. По требованию Мушкета он показал тест-драйв, и вольный стронг остался доволен его навыками.

Наконец, спустя три часа, транспорт был принят, все, кроме «Пластуна», но два механика из команды Шумахера клятвенно обещали, что к обеду тот будет готов.

– Ну, посмотрим, чем порадуют наши работодатели, – потирая руки, заявил Амбал на весь арсенал, направляясь к столу, на котором лежали больше трех десятков различных стреляющих железок.

– Тебе сюда, – указал Подрывник на отдельный стеллаж, на котором лежал какой-то странный пояс с непонятным Г-образным креплением и здоровенным пулеметом.

Кваз озадаченно разглядывал свое новое снаряжение. Остальная часть отряда столпилась за спиной, всем было интересно.

– Это что? – наконец спросил Амбал.

– Это часть комплекта экзоскелета, – подойдя, пояснил Андрей. – Разработан в оружейном отделении нашего института, вернее, доработан, если быть совсем точными. Недавно была накрыта крупная база внешников, и на ее складах нашлось много интересного. Большинство стронги продали нам, мы изучили образцы, кое-что усовершенствовали. И получили вот такую штуку. Сначала пояс.

Амбал пожал плечами и надел своеобразный пояс. Тот был массивным и широким, сделанным из металла с какой-то подкладкой, защелка больше напоминала хороший дверной замок.

– Ну как? – спросил Мушкет.

Амбал прошелся покрутил торсом, присел, встал, лег.

– Ты знаешь, удобно и совершенно не мешает, внутри явно какая-то начинка.

– Внутри сложная гидравлическая система, – продолжил Андрей, – она позволит орудовать тяжелым пулеметом более свободно. Теперь надень рюкзак и шлем.

Амбал повиновался, причем уже гораздо охотнее. Рюкзак, надо сказать, внушал уважение. Это тебе не рейдовый из прочной брезентухи или кордура, это был плоский внушительный каркас камуфляжного цвета, из которого к пулемету тянулся специальный рукав, в котором подавалась лента. Шлем тоже был необычным, он имел прицельный экран.

– Экран сопряжен с прицельными приспособлениями пулемета, – объяснил «начальник» экспедиции. – На нем показывается точка, в которую смотрит его ствол. Если ты наведешь пулемет, допустим, на меня, то…

– В прицельной сетке окажешься ты, – закончил за него Амбал. – Внушительно.

– Именно так, – согласился Андрей. – Четыре режима – инфракрасный, ночной, тепловой и обычный оптический, фактически просто увеличение. Первые три работают на километр, последний на четыре.

– Здорово, – загудел народ.

– И сколько у вас таких игрушек? – поинтересовался невысокий сутулый мужик из команды Шумахера.

– Закатай губу, Клей, не про тебя честь, – тут же включился Подрывник. Похоже, он прекрасно знал всех присутствующих поименно. – Таких шлемов всего три, и оставшиеся пойдут людям Мушкета. Это, конечно, не считая того, что находится в ведении моей команды. Кстати, это все вы должны будете вернуть после того, как наша миссия завершится. А теперь, когда вопрос по раскатыванию и закатыванию губ решен, продолжим. Амбал, бери пулемет и цепляй его на кронштейн.

Кваз, не особо напрягаясь, поднял тяжеленный крупнокалиберный пулемет. Больше всего он был похож на КОРД, пистолетная рукоять позволяла стрелять с рук, он был короче обычного КПВТ идентичного калибра, примерно сантиметров на тридцать, под стволом располагался стрелковый щит и огнеметная система. Все это можно было снять и поставить обычные сошки.

– Оригинально, – оценил конструкцию Мушкет. – Правда, насколько она удобна?

Амбал закрепил пулемет на Г-образном гидравлическом кране, после чего взял и отпустил его, не удерживая тяжелую стреляющую машинку. Тот остался на месте, словно его продолжали держать крепкие руки кваза. Все загомонили, оценивая решение.

 

– Как ощущения? – поинтересовался Ампер.

– Сложно сказать, – отозвался Амбал, он стоял, широко расставив ноги, словно боялся завалиться вперед. – По большому счету от падения меня удерживает рюкзак за спиной.

– Естественно, – подтвердил Андрей, – патронный короб весит сто двадцать кило. Пошевели стволом.

Кваз взялся правой рукой за пистолетную рукоять, а левой за специальную горизонтальную, как магазин и пистолет-пулемета стен, повел из стороны в сторону.

– А как активировать наведение? – спросил он.

Андрей указал на маленький гибкий и очень прочный проводок, упрятанный в металлизированную обмотку, идущий от небольшого приборчика, закрепленного в прорези противопульного щита.

– Активируется кнопкой возле рукояти.

– Как в Чужих два, – прокомментировал кто-то из-за спины.

– Ага, – согласился Амбал, – очень похоже.

Он подсоединил наведение и снова повел стволом.

– Круть! Блин, интересно, а за сколько такую игрушку купить можно? Хочу себе такую.

– Только для своих, – хмыкнул Андрей, – но ориентировочно семь-десять жемчужин, красных естественно. Доволен?

– Еще бы, – счастливый, словно дворовый кошак, стыривший и сожравший миску сметаны, заявил кваз. – Теперь надо заценить ее в деле, посмотреть, как ведет себя при отдаче.

– Завтра на стрельбище попробуешь, – прояснил дальнейшее Подрывник, – а пока походи, привыкай. Остальные за мной, шоу закончено, и теперь нужно разобраться со стволами для твоих приятелей.

Ампер окинул взглядом семиметровый стол, в основном тут было что попроще. Пяток пулеметов, два из которых крупняки, несколько снайперок двенашек, большие, мощные, таких Погорелов еще не видел. Дальше шли разнообразные автоматы, несколько мужиков в полувоенной одежде выкрикивали имена, после чего выдавали на руки заказанное или положенное. Сначала шли ребята Шумахера, стволы и снаряга, и стволы гораздо проще, чем у команды Подрывника, которые стояли чуть в стороне, с долей презрения разглядывая собравшийся народ. Похоже, сейчас они выполняли роль полиции, на случай, если кто решит покачать права.

Но народ не спорил, брал то, что полагалось, и отваливал в сторону, разбираться с полученным.

– Блин, не нравится мне это все, – бубнил стоящий за спиной Тис, – так дела серьезные не делаются, так смертников пакуют.

– Харэ ныть, – прошипел Ампер, – никто силой не гнал, сам пошел. – Хотя мысленно он был совершенно согласен с ворчливым рейдером, такие команды – это билет в один конец.

– Слышь ты, молодой, – мгновенно огрызнулся тот, – у тебя что, язык лишний? Так я укорочу, три месяца мычать будешь, затем еще столько же шепелявить.

– Ты охренел, дрищ? – не стал лезть за словом в карман Ампер. – Заткни свое анальное отверстие, которое кто-то по ошибке назвал ртом. Хочешь поединка? Пойдем, пройдемся. А нет, тогда хлебальник завари, а то я тебе его мигом отрихную, неделю будешь от зеркала шарахаться, и еще одну искать знакомые черты.

– Заткнулись оба, – рыкнул стоящий в двух шагах Мушкет. – Тис, ты вроде тертый мужик, неужели жизнь не научила, с кем можно связываться, а с кем нет? Или ты за тот год, что мы не виделись, сильно матерым стал? Сомневаюсь, он может и зеленый, но тебя покрошит в момент. Хочешь, можешь с ним потом на кулачках сойтись. Я против тебя поставлю все трофеи, и все, что мне должны будут институтские по возвращению. Побьешь Ампера, все твое, я в сухой рейд схожу. Но если он тебя, не обессудь, сидишь, не вякаешь, и все мне отдашь. Ну как, по рукам?

Тис окинул взглядом спокойно стоящего Погорелова, после чего отрицательно покачал головой.

– Я не совсем дурак. Если ты сказал, что так будет, значит, так и будет. Проехали? – Он протянул Амперу руку.

– Проехали, – легко согласился бывший прапорщик, драка и вражда в его планы на вечер не входила.

Еще он ощутил, как напряглась Рина, которая слышала каждое слово. И уж точно было не нужно, чтобы ее новый стервозный характер взял верх, она могла отмочить что-то из ряда вон. Да и Смуглянка тоже ушки на макушке, похоже, с Тисом ее связывают давние отношения, вероятно, они были напарниками, и не раз, поэтому, если что, она выступит на стороне своего приятеля. Не нужно это сейчас, совсем не нужно. По большому счету вся группа Мушкета сейчас наблюдала эту картину, и так или иначе готова была принять чью-то сторону.

Наконец, ребята Шумахера получили все, что просили, настала очередь Мушкета, и остальных. Первым позвали его, как командира, но он взял только заряды к своей чудовищной винтовке и снаряжение – полный комплект теплоизолирующего камуфляжа, отличной нейтральной расцветки «лес-город-степь». Следом позвали Рину. Девушка получила в свои руки полный набор – два цинка с патронами, цинк с вогами и новенький автомат КА10, похож он был на калашников, тот, который Ампер подобрал после того, как внешники его двойника сожгли колонну Якута, только калибр у него был посерьезней и магазин шире, короче и почти прямой.

– Работала с таким? – спросил мужик, выдававший блондинке снарягу.

Девушка отрицательно покачала головой.

– Впервые вижу.

– Тогда двигай вон к тому кренделю, он тебе быстро все расскажет про него.

Рина кое-как ухватила баул с камуфляжем, закинула в новый небольшой рейдовый рюкзак цинки и потащила добычу к указанному мужику, который терся возле края стола.

Что он ей там говорил, Ампер не слышал, он наблюдал за Пауком, лысый подручный Подрывника пристально и довольно нагло рассматривал девушку.

– Похоже, у нас проблема, – склонив голову, произнес Градус, он тоже заметил, как Паук пялится.

– Пусть только рыпнеться, – зло прошипел Погорелов, – башку снесу и скажу, что так и было.

Паук, стоящий очень далеко, повернув голову, посмотрел Погорелову прямо в глаза, его полные губы расплылись в мерзкой усмешке, и он снова подмигнул ему.

– Не реагируй, – раздался за спиной предостерегающий голос Смуглянки, – он тебя специально заводит, я прямо чувствую отсюда его эмоции. Как только ты бросишь ему вызов, он убьет тебя. Ему очень приглянулся твоя блондинка.

Ампер попытался вернуть ответную улыбку противнику. Получилось так себе. Больше было похоже на гримасу, когда зуб болит. Тот усмехнулся и начал о чем-то говорить со своими дружками. Команда там стояла крепкая, все выше среднего, атлетические такие ребята, разве что один качок-переросток выделялся. На собравшихся рейдеров они смотрели, как на говно. Причем они явно никем не интересовались, словно кроме них тут никого нет, разве что качок изредка бросал заинтересованный взгляд на монументальную Смуглянку.

Сзади раздался грохот, все обернулись, оказалось – Амбал попытался залечь со своей новой игрушкой. Не получилось, во всяком случае, с первого раза. Грохнувшись еще трижды, он, наконец, приноровился управляться со своеобразной станиной, и на четвертый раз опустил пулемет, как надо, используя щит, как опору.

– Приноровлюсь, – прогудел он и снова поднялся, чтобы повторить упражнение.

– Блин, никто кроме него не сможет с такой штукой сладить, – заметил Погорелов, сочувственно.

– Зря ты так думаешь, – усмехнулся Хоббит, – суперсила очень нередкий дар в Улье. Могу поспорить, вот тот качок может таскать полтонны, а то и больше. И не просто таскать, но и бегать с ней стометровку. Я не удивлюсь, если у него не такая же игрушка. Двигай, давай, тебя позвали.

Ампер направился к столу, где его уже ждали цинки – два с патронами калибра 12,7х62, безгильзовые, бронебойно-зажигательные 300 штук в каждом, один с ВПГ50К, кумулятивные, воги и еще один усиленных фугасных ВПГ50Ф.

Погорелов осмотрел маркировки и, кивнув, отгреб в сторону.

– Дальше, – продолжил хозяин пещеры Аладдина, – костюм камуфляжный, разведывательный – одна штука, ботинки десантные специальные – пара, шлем тактический с прицелом – один, разгрузка подвесная, с подсумками – одна.

Ампер принял стопку и уложил ее на цинки.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru