Мертвый мир. Форт Крут

Кирилл Шарапов
Мертвый мир. Форт Крут

– Станет или сдохнет, здесь арифметика простая. Ладно, пошли спать, завтра нам надо банки вскрывать и домом заняться. Генератор подключить, освещение наладить, стальные листы на окна приварить. Одна из первоочередных задач – превратить это здание в крепость. Всё, спать, а то до утра протрепимся.

Вскоре в здании воцарилась тишина, и только где-то на верхних этажах бодрствовали Сыр и Слон. При этом Слон дежурил с винтовкой Мосина, которую забрали у погибшего стрелка, завалившего Испанца. Умаров даже где-то надыбал оптический прицел, так что в группе появилась своя снайперка.

Утро началось с похорон, хотя похороны Сладкого сильно отличались от погребения Испанца. Если ростовского авторитета закопали, то труп "петуха" просто отволокли на стройку и швырнули в котлован, на дне которого хватало мутной воды. Никто не стал выяснять, с чего он помер, всем было плевать. С трупа только стянули сапоги и новое обмундирование. Чего зря вещи переводить?

– Итак, повестка дня следующая, – начал утренний брифинг Крут, – сейчас делимся на две группы, первая пойдет грабить банки. Теперь на вскрытие сейфов должно уходить гораздо меньше времени благодаря взрывчатке. Вторая группа займется укреплением позиций. Получив генератор, мы наконец сможем запустить сварочный аппарат. Необходимо заделать окна на первом и втором этажах. Со мной по банкам пойдут, – он оглядел стоящих бойцов, – Штырь, Слон, Глобус, Мальборо и Чёрный. Каждый берёт по килограмму тротила и АКМы. Остальные здесь, за главного Шрам. Вопросы, предложения?

– Я на сварочном легко могу, – поднял руку Сухой, – свой второй срок мотал на зоне, где сварочным работам научился. Дайте только материал и сам аппарат.

– За материалом придётся идти в город, – прояснил ситуацию Шрам, – но половину можно найти на соседней стройке. Сварка есть, так что скучать будет некогда. Кто пустой, вооружаемся, остальные собирают необходимое для выхода. На охране Сыр и Бомба.

Через двадцать минут два отряда покинули банк. Крут отвёл Шрама в сторону.

– Присматривай за новичками. Мне важно знать, насколько они толковые.

– Не переживай, пахан, присмотрю, и ты аккуратней.

Обменявшись рукопожатиями, две группы разошлись в разные стороны.

Банки осмотрели ещё накануне, решили начать с разрушенного непонятным взрывом ВТБ, на него завалилась соседняя высотка, поэтому вычистить его нужно в первую очередь. Дошли быстро и без приключений, всего-то пара кварталов. Вход остался целым, двери заперты, но часть фасада обрушилось, поэтому войти внутрь не составило проблем.

– Аккуратно, – приказал Крут, – ходим только парами, в здании могут гнездится мутанты.

Трупы охранников нашлись на их рабочем месте, оба сидели в «караулке», первый откинувшись на стуле назад, глядя в потолок, второй лежал на столе лицом вниз, в его виске зияла огромная дыра, на полу валялся точно такой же Грач, как и у охранников в банке, где теперь размещалась база зэков. Видимо, высотка обрушилась недавно, всего пару лет назад, и высушенные трупы мало интересовали мутантов. Под рукой мертвеца лежал журнал регистрации, на последней странице Крут обнаружил летопись:

«В городе что-то взорвалось, на улицах трупы, чувствуем себя плохо. Ванька уже не встает. Выходить страшно, а ведь прошло всего два часа. С трудом дошёл до окна, отчетливо вижу зарево пожаров, ночь окрасилась яркими красками, радио и телевизор молчат, связи нет ни по рациям, ни по сотовым".

Следующая запись двумя часами позже:

"Ванька умер, мучился страшно, орал, на теле появились язвы, выглядят ужасно, последние пять минут метался, а потом умер, у меня так и не поднялась рука его добить".

Крут посмотрел на время последней записи – час ночи:

"Мне с каждым часом всё хуже, тело жжёт, словно обварили кипятком. Понимаю, что конец настал, но сил сделать то, что необходимо, нет. Дрожит рука, пишу с трудом. Уже ясно, что помощи не будет, даже не знаю, на что надеюсь. Анечка, прости меня…».

Крут закрыл журнал и подобрал Грач. "Надо бы похоронить по-человечески", – подумал он, но отмахнулся от этой мысли, если всех похоронить, сил не хватит. Длинная очередь вспорола тишину. Крут развернулся и выскочил в почти неповрежденный операционный зал. Из-за стойки короткими, но быстрыми прыжками на отстреливающихся бойцов лезли твари размером с больших мышей. Описать мутанта было затруднительно, крыса или мышь, вставшая на задние лапы, полное отсутствие шерсти, двухсантиметровые когти на передних лапах, шипастый хвост, маленькая пасть, полная острых зубов. Но самое поганое – их было много. Одна из тварей, вскочив на стойку, издала мерзкий низкий звук, от которого вздрогнули стёкла, словно тенор в оперном театре решил показать, как бьются хрустальные бокалы. Штырь выронил автомат и, зажимая уши, упал лицом вниз. Слон ещё держался, но выпущенная им очередь ушла в потолок. Крут среагировал мгновенно, голосистый зверёк выиграл необходимые секунды, на стойку вскарабкались сразу семь его родичей, готовых кинуться на деморализованного противника. Короткой очередью Крут сбил пищалку со стойки, на него какофония не произвела никакого впечатления, просто неприятно, вроде как пенопластом по стеклу. А с улицы в здание вбежали Мальборо и Чёрный, они мгновенно сориентировались и открыли ураганный огонь, сметя обратно атакующих тварей. Наступила тишина, все замерли, с пола поднялись Штырь и Слон, выглядели они оглушёнными, но потихоньку приходили в себя. В тишине раздался топот множество лапок, который вскоре затих в отдалении. Противник отступил.

– Внимательней, – строго приказал Крут, – Мальборо, Чёрный – правое крыло, Штырь, Слон – левое. Пошли, а я пока вскрою оружейку. Если там точная копия нашей, то у нас появится парочка новых стволов под мощный патрон.

Так и оказалось. Результат мародёрки: по паре Грачей и Витязей, четыре магазина к пистолет-пулемётам и по два к пистолетам, три сотни патронов. Штатный БК, но всё-таки лучше, чем пустой шкаф. Глобуса оставили на стрёме, он устроился за здоровенной кадкой, в которой когда-то росло какое-то растение, может, фикус, а может лимон, или ещё какая хрень. Кадка выполняла роль укрытия и была достаточно большой даже для не маленького качка.

Крут вышел в коридор, изредка из разных концов здания до него долетали звуки выстрелов. Там, куда ушли Штырь и Слон, очереди, со стороны менее опытных Мальборо и Чёрного, картина была противоположенной, те лупили исключительно длинными, выстрелов по десять. Через двадцать минут прибежал Штырь.

– Бос, мы нашли вход в подвал. Очень похоже, что нам туда, но дверь заперта.

Крут кинул ему ключи, снятые с пояса застрелившегося охранника.

– Вскрывайте, и фонари не забудьте.

Фонарями и запасом батареек разжились во время мародёрки небольшого торгового центра, причём нашлись головные на ремнях как у шахтеров. Там вообще был неплохой туристический отдел, а судя по тому, что всё осталось нетронутым, мародёры в городе не появлялись. Крут с тоской вспомнил вешалку с отличными камуфляжными костюмами, но не повезло, прохудилась крыша, и они просто сгнили. Зато разжились великолепными берцами, главарь с удовольствием притопнул тяжёлой ребристой подошвой. Обувка была что надо. Вообще оттуда много полезного вытащили: спальников десяток, рюкзаки, правда, всего три штуки, но лучше старых сидоров, которыми их снабдили воротники, ножи, фляги, несколько свитеров, которые лежали упакованные в полиэтилене, термосы и рыболовные снасти. Пришлось делать две ходки, чтобы уволочь находки. Можно теперь попробовать рыбки половить, набережная в пятидесяти метрах.

– Шеф, – раздался за спиной голос Слона, – сейф нашли, точно такой же, только там воды по колено.

– Слон, ты с взрывчаткой как?

– Нормально, подорву. У меня лейтенант, командир взвода, был фанатом минно-взрывного дела, вот и натаскивал тех, кто хотел учиться. Я хотел.

– Тогда лепи, но аккуратно, сам не подорвись.

Боец кивнул и убежал.

Крут уселся на стул возле небольшого столика и закурил. Почти неделю они здесь, можно подвести баланс. С чего начать? Наверное с того, что они выжили, это в плюс, есть неплохая база, мародёркой удалось разжиться тем, на что не хотелось тратить деньги, с воротников получили кое-что необходимое, генератор, топливо оружие – тоже в плюс. Теперь о минусах: самое плохое то, что потеряли четверых, у них есть враг, сильный и опасный, ну и сам мир, в котором человек больше не хозяин, в любой момент тебя могут сожрать различные твари.

Где-то внизу грохнуло, здание вздрогнуло, но устояло. В холле появились Мальборо и Чёрный и вопросительно посмотрели на боса.

– Слон сейф рвал, – пояснил Крут, – давайте держите холл вместе с Глобусом, а я пойду в подвал спущусь.

Бойцы кивнули, Мальборо перевернул металлический креативный столик, а Чёрный укрылся за второй кадкой, в которой раньше росла точная копия то ли фикуса, то ли лимонного дерева.

Из-за металлической двери тянуло кислятиной, последствия взрыва ни с чем не спутаешь. А ещё из хранилища раздавался мат и глухие удары металла по металлу. Крут заглянул в проём. Что ж, Слон задачу выполнил и теперь, стоя по пояс в воде, вскрывал небольшие персональные ячейки. Искорёженная сейфовая дверь валялась на куске стены.

– Шеф, ещё три шкафчика, – заметив стоящего в проёме шефа, крикнул Штырь. – Улов хороший: у нас два слитка рыжья по кило, пять штук по сто грамм, два слитка платины тоже по стольнику, два кило серебра и в монетах, но тут не густо, десяток золотых и пяток платиновых.

– Нормальный улов, – показал большой палец Крут, – на такую добычу и плюс то, что у нас уже есть, можно армию снарядить. Причём хорошую, а это только первый банк. Ладно, заканчивайте, а мы вас пока посторожим.

«Медвежатники» кивнули и вернулись к работе, по подвалу снова загуляло эхо. Едва шеф скрылся, Слон и Штырь, переглянувшись, подмигнули друг другу и продолжили вскрывать сейф. У каждого в кармане было по стограммовому слитку чистой рыжухи. И это грело. Правда, они твёрдо знали, надо молчать, крыс никто не любит. Если шеф узнает, не пощадит, несмотря на то, что парочка – лучшие бойцы. Через двадцать минут они сырые и грязные показались в холле.

 

– Больше ничего интересного, – на немой вопрос Крута отозвался Штырь, – там какие-то бумаги лежали, мы даже смотреть их не стали.

– Всё, мужики, время – деньги, пошли дальше, – скомандовал Крут. – У нас сегодня ещё два банка. Если будем действовать также быстро, то к обеду вернёмся на базу.

Грабёж банка с помощью взрывчатки занял всего полтора часа. Следующим в списке был центральное отделение "Намос-банка". Мальборо нашёл "Коммерсанта", выпущенного за два дня до катастрофы, где чёрным по белому написано, что в текущем году "Намос-банк" закупил более двадцати тонн золота. Конечно, у всех сразу глаза загорелись, двадцать тонн решило бы все проблемы. Но Крут общего энтузиазма не испытывал, даже если и закупили, то распределили между филиалами. Но то, что добыча может быть крупнее, чем в обоих отделениях ВТБ, надеялся.

Крут усмотрел движение лишь краем глаза, но этого хватило, мир в котором им теперь предстояло жить, учил обращать внимание на мелочи.

– Замерли, – выкрикнул он и упал на колено, держа под прицелом вход на станцию метро. Что за станция, он понятия не имел, да это и неважно, но вот то, что там что-то двигалось, было абсолютно точно.

Остальные замерли и последовали примеру боса, выставив стволы, начали наблюдать. Всё было точно также, как и в день катастрофы: ларьки у метро, только покрывшиеся ржавчиной, деревянные двери отсутствовали, и это настораживало. Что-то стремительное рванулось к ним из тёмного пространства вестибюля. Крут, не колеблясь, согнул палец на курке, длинная очередь хлестнула по проходу и ушла выше. Но противник оказался не промах, резко сменив направление, он скрылся за ближайшим лотком. Штырь и Слон, открывшие огонь на мгновение позже, также не преуспели.

– Глобус, Мальборо, Чёрный, следите за тылом, – не оборачиваясь, приказал Крут.

– Что это было, шеф? – тихо спросил Штырь. – Я даже прицелиться не успел, мне показалось, или это был человек?

– Не показалось, – ответил Крут, – это то, что раньше было человеком.

Пахан не сводил взгляд с цепи лотков. Больше ничего не происходило, но чувство накатывающей беды только усиливалось. Отщёлкнув магазин, он сменил его на полный. Ещё накануне Крут смотал магазины попарно, но не валетом, как обычно делают, а с помощью двух коробков спичек, и патроны не вывалятся, если что, и грязи не набьётся, если опираться придётся. Попадёт туда грязь, и заклинит безотказный автомат, а в бою это может стоить жизни.

– Шеф, там в метро ещё что-то движется, – подал голос Слон, который контролировал часть видимого вестибюля.

Крут бросил быстрый взгляд на вход в подземку, и глаза его начали медленно расширяться от ужаса. Внутри не просто что-то двигалось, к выходу неслось с десяток человекоподобных существ. Но бежать было поздно, Крут уже успел оценить скорость, с которой передвигались твари.

– Глобус, держи тыл. Мальборо, Чёрный – вход, давим огнём, не подпускаем!

Именно в этот момент стремительные твари пошли в атаку, их было больше десятка, они почти мгновенно покинули вестибюль и рассредоточились по флангу. Тварь, которую заметили первой, рванулась в атаку справа и, если бы Чёрный не выдал по ней очередь в магазин, она бы добежала. Хитрая бестия сумела обойти их и выйти фактически в тыл, хорошо её заметили.

Штырь и Слон тоже лупили длинными очередями, несколько белых, словно измазанных в извёстке, тел, покатились по проросшему травой асфальту. Но слишком много было врагов.

Круту повезло, он успел срезать одной очередью двоих, а потом на него налетели. Девочка лет восьми-десяти с волчьей пастью на человеческом лице. Спас верный Глобус, он с разбегу и пробил по девочке с ноги, как вратарь отправляет мяч в поле, при этом он умудрился дать очередь от бедра и свалить нападающего на растерявшегося Крута мальчишку-подростка. Девочку подняло вверх на пару метров и, перекувырнув в воздухе, опустило на асфальт. Но то, что произошло во время падения, поразило питерского авторитета до глубины души: ещё в полете мутантка перевернулась и по кошачьи опустилась на четыре лапы, после чего, оттолкнувшись, стремительно атаковала Глобуса. Крут просто не верил своим глазам, удар, которым наградил её качок, был способен переломать и отбить органы даже взрослому мужчине, а девочка вообще не должна подняться. Но …. Он нажал на спусковой крючок, но выстрела не произошло. Рванув кобуру, Крут потянул Грач. Пока он тащил наружу пистолет, тварь успела прыгнуть растерявшемуся Глобусу на грудь. Опрокинув "Колосса", она рванула клыками шею, фонтан крови из раны ударил ей прямо в лицо. Глобус дёрнулся и затих.

Крут использовал его смерть на все сто процентов, тяжёлые пули пробили череп девочки и сбросили её с тела поверженного гиганта. Неожиданно Крут понял, что вокруг стоит тишина. Оглядевшись, он опустил ствол, бой завершился. Вокруг всё усеяно телами «белых», их было не меньше семи. Чёрный стоял над одним из них, деревянный приклад его АК испачкан в крови, а череп «белого» размозжён яростными ударами. Мальборо утирал лицо. Штырь и Слон замерли спина к спине, струйки пота и расширенные от ужаса глаза, бледные лица, почище, чем кожа у поверженных мутантов.

– Снимите с Глобуса снарягу, – громко скомандовал Крут. – Слон, Штырь, следите за входом в метро. Много ушло?

– Трое, – отозвался Слон, – рванули так, что мы даже вслед стрелять не стали, я в жизни не видел, чтобы так бегали.

Крут склонился над Глобусом и закрыл ему глаза. Мальборо уже стащил с убитого рюкзак, ботинки и теперь занимался штанами, реалии нового мира, ничего нельзя оставлять. Крут поднял его автомат и закинул себе на плечо. Сменил магазин в своём АКМС и бросил последний взгляд на поверженного гиганта. Горло представляло собой огромную рану, девочка-мутант просто вырвала огромный кусок, повредив все артерии и глотку.

– Пахан, мы так его и бросим? – спросил Чёрный. – Он ведь один из нас!

– Реальность нового мира, – отозвался Крут. – Если я сдохну при таких обстоятельствах, не выносите, просто бросьте. Всё, пошли дальше, нам надо доделать дело.

Все уставились на него, в глазах пацанов он прочёл осуждение.

– Дело прежде всего, иначе Сашка погиб зря. Все бегом! – И первым двинулся прочь.

Остальные мгновение медлили, после чего быстро догнали пахана.

– Не по-пацански это, – заметил Слон.

– Может, хватит? – зло бросил Крут. – Завязывай с феней, не на зоне. Я понимаю, что не по-людски бросить товарища вот так со снятыми штанами на площади среди ржавых киосков и островов машин, но надо двигаться дальше. Иначе нам грозит тоже самое, только штаны с нас снимут чены, а потом ещё и бошки поотрезают. А если мы им большой кровью дадимся, то изо рта ещё и конец торчать будет. Так что вперёд, вечером помянем. Глобус был хорошим другом, он мне жизнь спас.

Слон в ответ на эту речь только кивнул и быстро догнал идущего чуть впереди Штыря. Мальборо и Чёрный замыкали, изредка оглядываясь назад. Через пять минут показалось здание банка. Всё было как и везде: запертые стеклянные двери, несколько десятков машин на стоянке, а рядом со входом, распахнув дверцы, стояла инкассаторская газель.

– Штырь, Слон, проверьте машину, – скомандовал Крут.

Уже неразлучная парочка, страхуя друг друга, держа под прицелом улицу, приблизилась к броневику. Слон заглянул внутрь, скрылся по пояс, выбравшись, потряс ключами. Боковая дверь инкассаторского броневика отъехала в сторону, и двое штурмовиков забрались внутрь, остальные, прикрывая, рассредоточились вокруг. Из броневика на землю полетели опечатанные мешки. С последним из них из машины вылез Слон.

– Если бы я в той жизни прихватил столько, – заявил главный спец по грабежу инкассаторов, – то можно было лет десять на канарах греться, тут очень до хрена резанной бумаги.

– Именно она нам без надобности, – пнув один из мешков, прокомментировал Крут. – Больше ничего нет?

Штурмовики синхронно покачали головами. Труп водителя нашёлся сразу у дверей банка, внутрь его не пустили, одна из дверей была расстреляна из Грача, но бронированное стекло выдержало. Скелет до сих пор сжимал насквозь проржавевший пистолет с опустевшим магазином. Тяжёлые мощные пули хоть и не пробили стекло, но повредили его, хватило двух ударов кувалдой, и проход открыт.

– Смотрите в оба, здесь, похоже, было немало людей, – напомнил Крут.

– Верное слово – было, – войдя в вестибюль, заявил Штырь.

Крут, шедший следом, огляделся. Возле дальней стены лежали трупы количеством около сорока, видимо, кто-то нашёл в себе силы и сносил туда умерших от радиации. А вот что ему не понравилось, так это разгрызенные кости в другом конце зала, вся стена была в тёмных пятнах, а стойка и потолок в пулевых отметинах. Среди костей валялись три Витязя с полупустыми магазинами, и столько же пистолетов.

– Почистить, смазать и можно стрелять, – бегло осмотрев трофеи, выдал вердикт Штырь.

– Даже патронов немного есть, – крикнул Слон, осматривающий дежурку.

– Сколько? – поинтересовался Крут.

– Чуть больше сотни.

– Неплохо, давай их сюда, запихаем в рюкзак Глобуса.

Мальборо, которому досталась ноша, тяжко вздохнул. Глобус, как самый здоровый, таскал большинство имущества отряда, и поэтому был обладателем самого здорового рюкзака, сто двадцатилитрового "Эдельвейса".

После того, как трофеи упаковали, настало время поиграть в золотоискателей. Крут остался сторожить двери, остальные приступили к поискам «золотого запаса».

– Босс, нет тут ничего, – уверенно заявил Штырь, когда через час, облазив здание, поисковики собрались в холле. – Ни подвала, ни сейфов, если, конечно, не считать мелких, которые нам не сильно интересны.

Крут достал из пачки сигарету, что-то не так, хранилище должно было быть при любом раскладе. Он плохо знаком с банковским делом, но твердо уверен, что подобное помещение должно присутствовать в любом банке. Они оперируют деньгами и ценными бумагами, значит, есть место, где их хранят.

– Ищем, – наконец решил он, – оно должно быть.

Все нехотя согласились и снова разошлись. Крут посмотрел на улицу, заставленную автомобилями, у некоторых двери распахнуты, люди пытались спастись, некоторые наоборот закрыты, трупы так и остались внутри. Перед банком образовалась приличная пробка, что существенно затрудняло обзор. Какое-то осторожное движение привлекло внимание бывшего уголовника. Да, именно бывшего, уголовником его делал закон, теперь они находятся в месте, где закона нет, а значит, он больше не уголовник, не бандит, он стал мародёром. Хотя нет, не мародёром, искателем, так звучит лучше.

Крут присмотрелся, среди машин к банку крались три человека. Вот один из них замер, глядя на разбитую дверь. Все они одеты в новенькие камуфляжи, с новенькими автоматами Калашникова, на которых навешено множество дивайсов, некоторые были Круту незнакомы, точно он смог опознать только подствольник и оптический прицел.

«Пятнистые» замерли возле машин, принадлежащих банку, и взяли вход на прицел. Только их было не трое, а четверо, четвёртый держался чуть позади и прикрывал тыл.

Крут напрягся, стычка с конкурентами не входила в планы, сегодня он уже потерял одного человека. Да и ребята в камке не выглядели туристами, их движения и то, как они держали оружие, присущи людям, которые часто с ним общаются, позиции выбрали правильно, сели наблюдать, не попёрли вперёд дуром. Надо бы поднять шухер, его ребята рассредоточены по зданию, а ему одному «пятнистых» не удержать, даже если они его не засекут и пойдут вперед, то всё равно задавят.

– Сюда! – что есть мочи закричал Крут, он с тоской вспомнил карманные простенькие радиостанции «Моторола», которые они приволокли из того же торгового центра, но до вчерашнего дня их негде было зарядить.

Сверху послышался топот, это спешили Мальборо и Чёрный. Штырь и Слон шарились где-то в глубине первого этажа, да, и в отличие от спускавшихся, они бы пришли тихо. Крут почувствовал чьё-то присутствие за спиной и посмотрел через левое плечо. Из-за двери выглядывал Штырь, вопросительно глядя на шефа. Крут двумя пальцами показал в сторону улицы, после чего показал четыре пальца. Штырь кивнул, поднял голову и коротко свистнул, привлекая внимания бегущих сверху. Те замерли, не понимая, что от них хотят. Видимо, кое-как Штырю удалось объяснить им обстановку, поскольку спускаться Чёрный и его напарник стали тише и осторожней. Похоже, Крута услышали не только его люди, но и противник, четвёртый подтянулся поближе к основной группе. Ситуация сложилась патовая: «пятнистые» не могли идти вперёд, не зная, сколько противников, а центральный вход-выход для Крута и его бойцов оказался перекрыт. Конечно, всегда оставался запасной выход, но он нутром чуял, что всё не так просто.

 

– Штырь, – тихонько позвал он, – проверь наш тыл.

Боевик кивнул и скрылся в коридоре, а его место занял Слон, он быстро выглянул, оценивая обстановку, и снова спрятался. Штырь вернулся через пару минут, ещё раз тихонько, но резко свистнув, он привлёк внимание Крута.

– Не уйти, – шёпотом произнёс штурмовик, – ещё трое.

– Надо договариваться, – решил Крут.

Штырь кивнул.

– Мальборо, бери Чёрного, и к окнам, выходящим на другую сторону, – приказал Штырь. – Если пойдут вперёд, валите их, а так, даже не пердеть в ту сторону, попробуем договориться.

Мальборо кивнул, подтверждая, что приказ понял и, пригнувшись, перебежал через холл, следом за ним, как привязанный, держался его напарник.

– Штырь, бери главного на прицел, – продолжил отдавать приказы Крут. – Я пойду туда, попробую побазарить.

Он положил автомат на пол, оставил только Грач и вышел из-за своего укрытия. Постоял с минуту, давая противнику возможность хорошенько его разглядеть, и пошёл к выходу.

«Пятнистые» его точно заметили, но стрелять не торопились. А чего торопиться? Он сам к ним идёт. Предложение поговорить было принято. Один из противников передал автомат напарнику и тоже выдвинулся вперёд. Встретились примерно посередине.

– Здорово, – произнёс Крут.

– И тебе не хворать, – отозвался собеседник. – Нам нужно то, что есть в этом здании. Что делать будем?

– Тогда у нас проблема, – заметил Крут. – Вы не даёте нам выйти, мы вам войти, постреляем друг друга, никому хорошо не будет. К тому же мы имеем больше прав на содержимое местных сейфов, ведь мы были здесь первыми.

– Первые не значит, что всё принадлежит вам, – ехидно заметил «старший пятнистых», – надо ещё это унести, чего мы вам сделать не позволим. Моё предложение такое – берешь своих зэков и валите, не тронем, но золото останется здесь.

– Не годится, – отрезал Крут. – Предлагаю следующее: трое из вас входят внутрь и вместе с моими людьми ищут рыжье, после чего делим найденное пятьдесят на пятьдесят. Если нет, будут говорить стволы.

«Пятнистый» задумался, Крут прекрасно понимал его сомнения. Атаковать здание, где уже изготовились к обороне, только зря класть людей, в осаду нормально тоже не взять, держать противника внутри можно, пока не начнёт темнеть, а потом либо уходить, либо прорываться внутрь.

– Мои люди внутрь не пойдут, – принял решение «пятнистый». – Вы ищете, мы ждём снаружи. Скажем так, займёмся охраной периметра. Всё, что нашли, сносите в холл, после чего делим по-братски, и разбегаемся.

– Как вы проверите, что вас не накололи?

– Мы вас обыщем.

Крут отрицательно покачал головой.

– У нас есть добыча, взятая в другом месте, и вам она не принадлежит.

– Тогда мы снова вернулись к началу.

– Не совсем. Не хотите пускать троих, пустите одного. Найдём хранилище, он будет рядом и подтвердит, что мы ничего лишнего не присвоили, поделим и разойдёмся. А нет, все здесь ляжем. Кстати, с кем я говорю?

– Крут, – потянув вверх маску, произнёс «пятнистый», – мы с тобой в крестах одну шконку делили, поэтому я тебе верю, иначе разговор был бы совсем другим.

– Гриб? – удивлённо воскликнул Крут. – Ты как здесь? Тебя ведь оправдали, из твоей бригады только пара человек села.

– Не поверишь, я сюда добровольно. Ладно, вернёмся к нашим баранам, я иду с тобой внутрь, мои бойцы сторожат снаружи.

– Не доверяешь?

– Не доверяю. Мир изменился, и мы вместе с ним.

– Ты прав, – согласился Крут. – Ладно, пойдём.

Гриб, он же Николай Грибков, быстро переговорил по рации со своими. Боец принёс ему автомат, бросив на Крута настороженный взгляд.

– Я готов, веди.

Крут повернулся спиной, стараясь продемонстрировать, что нисколько не опасается кореша, и направился к банку. Гриб пристроился на два шага позади.

– Откуда у тебя такая снаряга? – поинтересовался пахан, когда они вошли в холл и устроились на паре кресел с обивкой из шкуры молодого дермонтина.

– Я же сказал, я сам сюда, там многое поменялось.

Крут прекрасно понял, что под "там" Гриб подразумевает родной мир.

– Принялись за нашу вольницу плотно, менты в конец оборзели. Посидели мы с пацанами, покумекали и решили свалить сами. Обналичили бабло, закупили снаряги, откупились от властей. Кое-что нам разрешили оставить, так что у нас есть небольшой счёт в триста тысяч зелёных

– Да, здесь это копейки, – хмыкнул Крут.

– Дим, не путай прайс для мародеродёров и для добровольных переселенцев. На то, что я буду получать за мародёрку, цены одни, а на то, что я буду иметь за бабло, уже совсем другие, спишут мне со счёта сумму и перекинут всё необходимое. Не скажу, что по этому прайсу шибко дёшево, но по сравнению с грабительскими расценками мародёрского, нормально выходит.

– Вот значит как, – ухмыльнулся Крут. – И много ты отдал, чтобы тебя в покое оставили?

– Полтора лимона зеленью. Иначе я бы всё равно здесь оказался, но на одних условиях с тобой: старое оружие, афганка и полные вилы.

– Повезло тебе, подсуетился, – не скрывая зависти, произнёс Крут.

Гриб согласно кивнул.

– А что ещё на воле интересного?

– Поговаривают, что скоро начнут переправлять сюда добровольцев, искателей лучшей доли, романтиков. А пока каждый день перебрасывают двадцать тысяч сидельцев.

В холл вошёл Слон.

– Пахан, мы нашли хранилище. Вскрывать пока не стали.

– Зови сюда Мальборо и Чёрного, никого туда не пускать.

– Не доверяешь?

Крут отрицательно покачал головой.

– Мир другой, и мы другие. Ладно, пойдём, помародёрим, об остальном поговорим, когда разделим улов.

Гриб кивнул и пошёл за Крутом. Остановились возле распахнутых дверей лифта.

– Лестница вниз обвалилась, – пояснил Штырь. – Лифт на пятом этаже застрял, так что спуститься можно только по технической.

Он ловко перепрыгнул на лестницу, идущую по стволу лифтовой шахты. Крут пропустил вперёд Гриба и прыгнул следом. Спускаться пришлось не слишком долго, но по примерной прикидке этажа на два под землю точно ушли. Внизу их встречал Слон, разглядывающий круглую толстенную дверь в стальной стене. Такие двери в штатовских фильмах показывают, их там крутые медвежатники долго сверлят, потом засовывают разные приспособления и, вскрыв, начинают стрелять друг в друга, ещё не унеся деньги.

– И как его распотрошить? – поинтересовался Слон. – Даже, если весь оставшийся тротил сюда заложить, хрен мы эту дверку сковырнём.

– У нас кило пластита есть, – подал голос Гриб.

– И хрен ли толку? – спросил Слон. – Пять кило рванём, здание сложится. За тридцать лет ему досталось, крыша прохудилась, стены отсырели… Будет у нас шикарная могила. Даже если подвал уцелеет, то нас отсюда никто не выкопает.

– Что ты предлагаешь? – спросил Гриб.

– Да ничего не предлагаю, – ответил Слон. – Пробовать надо. Только кто-то один должен здесь остаться, остальные на улицу валят. Если здание устоит, возвращаются.

– Кто? – задал вполне резонный вопрос Крут.

Слон пожал плечами, весь его вид не выражал желания стать героем.

– Я останусь, – сказал Штырь который тихонько стоял в стороне, прислонившись к стене. – Спрячусь в шахте, уши заткну по максимуму, двери закрою.

– Не пойдёт, – отрезал Слон. – Двери закрывать нельзя, помещение маленькое, взрывная волна их деформирует на раз, и тебя по шахте размажет. Лучший вариант – лестница, у неё два поворота, первый обвалился, второй нормальный, вот за ним и укроешься.

Штырь пожал плечами, всем своим видом выразив, что ему глубоко по фигу, где прятаться.

– Начали? – доставая из рюкзака шашки, спросил Слон.

Минирование заняло пять минут.

– Как только мы выберемся в холл, я тебе крикну, после чего укрываешься и жмёшь на эту кнопку, – проинструктировал Штыря Слон. Подрывную машинку он собрал из пульта дистанционного управления к вертолёту, получился примитивный, но вполне надёжный взрыватель.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru