Мертвый мир. Форт Крут

Кирилл Шарапов
Мертвый мир. Форт Крут

– Что там? – спросил Крут, не забывая вертеть головой и не выпуская автомата из рук.

– Хреново всё, – отозвался Шрам. – Косяк вырубился, похоже, ему кранты.

Крут быстро подошёл и глянул через плечо Чёрного. Крыса вырвала кусок мяса размером с ладонь, рана была глубокой, до самой кости, и уже распространяла сладковатый запах гниения. Не надо быть доктором, что бы понять, Косяк умрёт с вероятностью в сто процентов, и умрёт в ближайшие несколько часов. Чёрный разрезал штанину до бедра, под кожей хорошо просматривались вены, но сейчас они были не синими, а чёрными.

– Шрам, добей его, – приказал Крут, – всё равно сдохнет.

Заместитель пожал плечами и, достав штык-нож от автомата, быстрым точным ударом вонзил его между ребрами с левой стороны, после чего спокойно вытер об одежду мёртвого Косяка и убрал в ножны.

– Что с телом будем делать? – поинтересовался Мальборо.

– Закопаем, – окинув взглядом территорию, решил Крут. – Вон там дыра в асфальте, сбросим туда, а сверху накидаем камней и земли. Хреновая, но могила.

Мальборо и Чёрный подхватили мертвеца за руки-ноги, быстро оттащили к яме и просто спихнули вниз. Пехотных лопаток те, кто их сюда отправил, зажали, но дорожную нашли вместе с монтировкой в одной из машин на проспекте. Спрыгнув в яму и работая по очереди, за пару минут закопали тело. К концу похорон вернулись разведчики, они даже вопросов не стали задавать.

– Крут, – начал доклад Слон, – всё закрыто и окна целы, бить стёкла мы не решились. Двери из пуленепробиваемого пластика, сзади есть чёрный ход, но он заперт, да и калитка вроде бронированная, тротил нужен, чтобы открыть.

Крут размышлял недолго, изнутри наверняка удастся разблокировать вход, а одно выбитое окно не приведёт к трагедии, просто заделать его потом, и всё.

– Слон, видишь вон то окно?

– Справа от входа?

Крут кивнул.

– Вышибай его.

– Глобус, пошли, – скомандовал Слон.

Крут наблюдал за проникновением, стоя рядом с могилой Косяка. Окно оказалось крепким, покрытым какой-то специальной плёнкой, во всяком случае оно выдержало три булыжника, брошенных в него с силой катапульты, но в итоге сдалось. Слон вскарабкался на плечи Глобусу и поработал монтировкой, убирая осколки, вернее даже не осколки, а лоскуты. Стекло не билось, оно как будто рвалось.

Пока Слон и Глобус прокладывали дорогу, Мальборо и Чёрный приволокли с улицы лавочку, стоящую на набережной, получился своеобразный трап, правда немного скользкий, но подобное решение было всё же лучше, чем карабкаться на двухметровую высоту по плечам Глобуса. Остальные на роль подставки не годились.

Из банка на них ничего не бросилось, и Крутов посчитал это хорошим знаком, возможно, здание было чистым.

– Вот теперь вперёд, – приказал он.

Бойцы подхватили ящики, битком набитые сидора и пошли к банку. Крут на мгновение задержался возле могилы Косяка. Тот, конечно, был отморозком, но вполне надёжным человеком, во всяком случае, он никогда не задавал лишних вопросов по ликвидации, это бы стало полезным умением в этом новом мире. Размышляя о потерях, Дима просто проворонил атаку мутантов. Он увидел, как качнулись ветки, как к нему метнулось что-то отдалённо напоминающее человека. Он даже не успел вскинуть калаш. Тварь прыгнула метров с двух, ударив ногами в грудь бывшего главаря банды вымогателей. Дыхание выбило мгновенно, словно Крут пытался остановить товарный поезд, встав прямо перед ним. Автомат улетел в сторону, а сам он опрокинулся на спину, причём тварь вцепилась в гимнастерку и падала вместе с ним, используя его как доску для сёрфинга, занося одновременно переднюю лапу для удара. Крут рухнул на асфальт, приложившись головой так, что звёзды засверкали как салют на девятое мая.

Выстрелов Крутов не услышал. Он даже не видел, как тварь застрелили, он только почувствовал, как с груди убрали что-то тяжёлое, и смог наконец вздохнуть. А через секунду услышал мерную короткую дробь калаша. Это кто-то из его бойцов добивал обидчика Пахана. Он почувствовал, как его подхватили под руки и потащили. В глазах прояснилось, когда они были у своеобразного трапа.

Первым внутрь забрался Шрам. Осмотрев маленький кабинет, в котором стояло несколько столов с жидкокристаллическими мониторами и шкаф с какими-то бумагами, он высунулся наружу и махнул рукой, остальные полезли следом. Банк выглядел пустым, всё заросло пылью и паутиной, спёртый воздух щекотал ноздри, многие годы здесь не было никого.

Глобус и Бомба заволокли Крута внутрь, но он уже вполне оправился и, ухватившись за стенку, поднялся на ноги.

– Димон, ты как? – поинтересовался Шрам.

– Нормально, Валера, – разглядывая себя на наличие повреждений, отозвался Крутов. – Что это было?

– Тварь, чем-то похожая на смесь ребенка и обезьяны, быстрая, как болид на формуле один. Мы её заметили только тогда, когда она тебя уронила. Никто даже выстрелить не успел. Она тебе уже глотку хотела порвать, как её снесло. А потом её Бомба завалил, разворотив череп.

– Не понял, а с меня её кто снял?

– Шеф, я без понятия, – влез в разговор Мальборо, – но зуб даю, стреляли из автомата с глушителем.

– Но кто стрелял, вы не видели?

Все собравшиеся в холе отрицательно покачали головой.

– Ладно, давайте тут осмотримся, – приказал Дима. – Головой вертеть на триста шестьдесят градусов. Если что, орите и бегите. И да, кто-то двигайте к окну, последите за ситуацией снаружи. Я хочу знать, кто стрелял, и что к нам никто не заявится. Всё поняли?

Братки закивали, а Чёрный отправился наблюдать за улицей.

– Крут, – чихая, позвал Мальборо, – а может всё-таки на первую добычу закажем парочку девок? В этой пылище жить – себя не уважать.

Остальные одобрительно загалдели. Вообще, предложение было дельным, вот только двух девок явно будет мало, тут нужна рота профессиональных уборщиц.

– Не расслабляться, – слегка повысив голос, скомандовал Крут, – у нас ещё ни хрена нет, а вы уже барыш делите.

В холле лежали два скелета, обтянутых синей, хорошо сохранившейся формой вневедомственной охраны. Один так и умер в кресле, второй не дошёл до выхода всего метра три.

Крут присел рядом, расстегнул кобуру, в этом мире ментов всё-таки перевооружили, вместо стандартного ПМ в кобуре охранников были новенькие восемнадцати зарядные "Грачи". Кожа ремней потрескалась, а вот кобурам из кордура было плевать на время. К каждому пистолету прилагалось по три магазина, один в пистолете и два в подсумках, нашитых на кобуру. Крут срезал ремень и снял трофей, вторым завладел Шрам. Также на поясе висела обычная сбруя, баллончик перцовки, дубинка, наручники. Крут забрал только наручники и связку ключей, один из которых наверняка открывал двери.

– Шеф, здесь шкаф оружейный, – осмотрев помещение охраны, крикнул Чёрный. – Только заперт.

Крут повертел в руках ключи. Посмотрев на замок, перебрал всю связку. Один плоский идеально подходил к замку. Раздался щелчок, ларчик открылся.

– Неплохо, – констатировал он, два пистолет-пулемёт "Витязь" под такой же боеприпас, как и в "Граче", довольно мощный бронебойный патрон 9мм 7Н21, на нижней полке лежало два десятка коробок с патронами.

– Удачно зашли, – заглянув в шкаф, оценил трофеи Шрам.

Крут согласно кивнул.

– Но пока мы не нашли самого важного – стволов у нас и до этого хватало, нам нужно рыжье. Есть соображения, где оно может хранится? Слон, к тебе вопрос, ты у нас по банкам шаришь.

– Я по инкассаторам работал, – гордо заявил бандит, – но ответ на вопрос знаю, в подвале должно быть хранилище.

– Ищем вход, – приказал Крут.

Все разбрелись по холлу, который моментально наполнился гулкими ударами и скрежетом искореженного алюминия, это Глобус выбивал двери в кабинки операционисток, за ним шёл Мальборо, обследующий их на наличие сейфов.

– Тут коридор, – крикнул Глобус, – а в конце него дверь железная.

Пришлось делать факел, поскольку в коридоре окон не было. Для этого использовали металлическую ножку от стула, который одним ударом об стену разломал Глобус, и кусок формы охранника. Крут осмотрел замок, подобрал ключ, который с трудом, но всё-таки провернулся. Дверь скрипнула и открылась, за ней обнаружились ступени, ведущие вниз.

– Верной дорогой идёте, товарищи, – картавя, подражая Ленину, прокомментировал Чёрный.

– Я не понял, а кто за улицей следит? – рыкнул Крут. – Чёрный, ты чего сюда припёрся?

– Да я так, пахан, – замялся браток. – Интересно же.

– Брось, Крут, – отмахнулся Шрам, – ничего за пять минут не случится. Посмотрит и обратно рванёт.

– Фиг с вами, – согласился Дима.

А про себя подумал, что придётся учить их подчиняться по военному, расслабуха здесь не прокатит.

Спускаться долго не пришлось, максимум на пять метров. За ещё одной дверью, ключ к которой тоже оказался на связке, располагалась небольшая комната, перегороженная стеной, посреди которой толстенная дверь. Крут осмотрел замок, похоже, у охранников ключей к этой двери не было. Скорее всего, он находился у управляющего, но поскольку всё произошло ночью или вечером, то искать его в здании бесполезно.

– Надо вышибать, – подвёл он итог, хотя сам понимал бесперспективность данного предложения, на двери был крестовой поворотный механизм и два замка, которые, возможно, надо открывать одновременно.

– Такую дверь так просто не сковырнешь, это не квартирная железка, – озадаченно заметил Чёрный.

Мальборо, кое-как протиснувшийся между Шрамом и стеной, согласно кивнул.

– Тут рвать нужно. Я такую однажды видел, сплошная стальная коробка, вделанная в бетонную стену, два метра толщиной.

– Вот только рвать её нечем, – провозгласил из-за спин Слон.

– Но попасть туда надо по любому, – пресекая демагогию, заметил Крут.

Все закивали в знак согласия.

– Придётся долбить стену. Обшариваем здание в поисках лома и кувалды. Если не найдём здесь, пойдём в город. Всё, начали, – скомандовал Крут и одновременно с этими словами факел погас, наверх пришлось выбираться в кромешной тьме.

 

Едва Крут вышел в зал, как тут же замер, напротив него стояли трое крепких парней в точно таких же афганках, с автоматами в руках. Вид у них был потрёпанный, у одного штаны залиты кровью, у второго рваная рана на плече.

Две группировки растерянно замерли друг напротив друга, но бойцы Крута не потеряли способность действовать. Слон и Мальборо отступили обратно в коридор, Шрам и Бомба прыгнули в разные стороны, укрываясь за перевёрнутыми столами, рядом с паханом остался только Глобус, и то только потому, что был не способен на самостоятельные решения, он наставил на растерявшихся противников калаш.

– Ша, пацаны, побазарим? – спокойно и уверенно спросил Крут. – Нам кипишь не нужен.

– Можно и побазарить, – согласился крепкий мужик лет тридцати, – если твои балдохи (солдаты) шмалять не начнут.

– Пока базар будет мирным, не начнут, – отрезал Крут. – Назовёшься?

– Меня Испанцем кличут, – ответил старший троицы. – А твоё погоняло?

– Крут.

– Я слышал о тебе, уважаемый в Питере авторитет.

– И я о тебе слышал, под тобой две бригады в Ростове ходили, все девочки и казино.

Испанец кивнул.

– Я так понимаю, мы влезли на вашу территорию?

– Если по понятиям смотреть, то да, – согласился Крут, – но вопрос решаем.

– Интересно, – ощерился золотой фиксой Испанец. – Может, присядем и нормально побазарим? Стволы нервируют.

– Давай, присядем, – согласился Крут. – Глобус, вон к тому столу приставь пару стульев.

Получив простейшее задание, туповатый Глобус быстро занялся исполнением. Через минуту оба авторитета уселись за стол переговоров, бойцы пока остались в укрытиях, но всем было уже ясно, что обойдётся без стрельбы.

– Давно здесь? – на правах хозяина спросил Крут.

– И двух часов не прошло, – ответил собеседник. – Нас атаковала стая каких-то тварей, размером с крупную летучую мышь. Десятка три-четыре. В руины сунулись, а они там гнездились. Из девяти ушли трое.

– И мы троих потеряли. Кто это с тобой?

– Парни из хаты: Сыр и Штырь. Один червонец за разбой мотал, второй за мокруху пятнашку от прокурора получил. Нормальные пацаны, оба в армии служили по молодости. Если бы не они, хрен бы выбрался. Давай теперь о деле. То, что банк ваш, мы не оспариваем, найдём другой, но у нас возникли проблемы. Почти всё наше имущество осталось на месте стычки. Если бы два дебила не полезли в магазин за водкой, наверное, мы бы спокойно ушли. Нам нужны патроны и немного еды, готовы заплатить. – Он вытащил из кармана довольно увесистый золотой браслет и пару массивных обручальных колец.

– У меня встречное предложение, – немного подумав и покрутив в руке цепочку, ответил Крут. – Я людей потерял, у вас потери. Отдать вам боеприпасы – значит просто выбросить их. Вы уйдёте и через пару часов погибните, хотя вашего рыжья на пару магазинов хватит. Вливайтесь.

Испанец сморщил лоб, обдумывая предложение.

– Долго вы втроем не протянете, – уверенно произнёс Крут. – Сами видели, было девять человек, теперь трое, один ранен. И я потерял троих, причём двоих меньше чем за минуту. Нас сюда на убой отправили, кто выживет – молодцы, а если все подохнем, тоже не велика печаль, новых каждый день забрасывать будут.

– И что мы с этого будем иметь? – после довольно долгого молчания спросил Испанец.

– А мы сейчас все ничего не имеем. Вы даже маяк потеряли, – резонно заметил Крут. – Ты становишься правой рукой, Шрам – левой, втроём вертим остальными. Всё, что находим, в общак, затем меняем на ништяки с той стороны. Выжить можно только вместе. И без помощи с большой земли это не удастся. Но моё слово закон, пахан я.

– Я должен посоветоваться, – после недолгого раздумья, произнёс Испанец.

Но Крут уже понял, что ростовский авторитет согласился, теперь осталось убедить его спутников, хотя, скорее всего, это проблемой не будет. Плюсы подобного предложения перевешивают минусы. Переговоры длились меньше пяти минут, после чего Испанец подошёл к Круту, смолившему беломорину в окружении своих бойцов.

– Мы согласны.

– Хорошо, – улыбнулся Крут, – добро пожаловать. Теперь о деле, в этом банке есть хранилище, и нам нужно туда попасть.

– Шеф, там человек на улице у него собака, – скатившись с лестницы заорал запыхавшийся Чёрный.

– К нам идёт? – мгновенно насторожился Крутов.

– Нет, через мост перебежал, – покачал головой боец. – Мне показалось, что он выбрался из завала сгоревших машин.

Крут, уже вполне отошедший от нападения мутанта, рванул вверх по лестнице, забежав в кабинет на четвёртом этаже, окно распахнуто настежь. На другой стороне моста шёл человек в нормальной военизированной одежде, рядом здоровенный пёс. Было далековато, но главарь на зрение не жаловался, за спиной у мужчины висел автомат с глушителем. Дима ещё шире распахнул окно. Он уже догадался, что именно этому незнакомцу обязан свой жизнью. Тот словно почувствовал, что на него смотрят, резко развернулся, бросил быстрый взгляд на банк, после чего вскинул автомат с оптикой и безошибочно навёл его на Крута. При этом пахан четко знал, стрелять незнакомец не будет, просто изучает его. Потом человек опустил автомат и поднял на прощание руку, ладонь была сжата в кулак, большой палец оттопырен.

– Спасибо! – что есть мочи проорал Крут в ответ, он сомневался, что его спаситель услышит, но ему показалось, что тот кивнул и, развернувшись, пошёл вслед за убежавшим вперёд псом.

– Кто это был? – спросил Испанец, появляясь за спиной Димы, рядом с ним стоял Валера.

– Просто человек. Он спас мне жизнь. Час назад меня едва тварь не завалила, резкая, как понос, а он, видимо, следил за нами и снял её. Ладно, потом побазарим, давайте начинать, нам нужно взломать хранилище.

Испанец и Шрам молча развернулись и поспешили вниз. Крут бросил на улицу быстрый взгляд, незнакомец с собакой уже скрылся из виду.

– Спасибо, мужик, – шепнул он. – Встретимся, с меня причитается.

После чего поспешил вниз, работы предстояло очень много.

Глава вторая. Добытчики трофеев

Крут разглядывал содержимое взломанного хранилища. Рядом с ним стояли Шрам и Испанец. Всё добытое было сложено в центре хранилища. Золотой запас банка оказался невелик.

– Стоило оно двух дней? – поинтересовался Испанец.

– Стоило, – отозвался Крут. – Мы положили начало, всё начинается с малого. Шрам, что мы имеем?

– Платины в монетах примерно грамм триста, точнее не скажешь, но в любом случае, не больше полу килограмма. Рыжья три с половиной кило, опять же на глазок. Глобус взломал персональные ячейки, их немного, всего два десятка. Помимо документов там нашлась ещё парочка ювелирных украшений. Я в этом секу мало, но камни в них крупные, и самые разные. Как их оценить, без понятия.

– Решим, – произнёс Крут. – Хорошо поработали.

Два дня Глобус и остальные долбили кувалдами и ломами бетонную стену, добрались до вделанного в неё стального листа, пришлось послать в город группу на поиски автогена. Бойцы приволокли какой-то станок, при этом даже горилоподобный Глобус был в мыле.

– Он эту стенку вскроет, как банку шпрот, – довольно заявил Чёрный. – Я такую штуку видел, когда наши сейф одного барыги приволокли, тот скопытился и код с собой в могилу унёс.

– Переусердствовали? – спросил один из бойцов Испанца, вроде бы у него было погоняло Штырь.

– Нет, сердце не выдержало от испуга, – гоготнув, просветил Чёрный. – Так вот, таким агрегатом этот сейф вскрыли за двадцать минут.

– А нашу дверку он не возьмёт? – спросил Испанец, расхаживая вокруг агрегата.

– Нет, мастер, что сейф вскрывал, сказал, что не больше ста миллиметров возьмёт, а дверка у нас как минимум в два раза толще. Придётся резать стенку.

И получилось, вскрыли меньше, чем за два часа, правда, и резак помер под конец. Баллон с газом закончился. Дальше пошло веселее, братки навалились, и через три часа брешь была пробита. И вот теперь три авторитета осматривали результат работы.

– Здесь не так уж и много… Что будем делать? – спросил Испанец недовольным тоном.

– Для начала закажем товар первой необходимости, – сказал своё слово Крут. – Давайте поднимем это наверх, и там уже при свете разберёмся, что нам понадобится в первую очередь.

Три лидера подхватили добычу и потащили по лестнице. В зале собрались все, Глобус и Бомба буквально пожирали глазами драгмет, Чёрный лишь скользнул взглядом и равнодушно отвернулся, Мальборо, которой до отсидки был состоятельным человеком, хоть и вышел из бандитской вольницы девяностых, потрогал один из слитков и вернул его в ящик, остальные поделились на два лагеря: для одних золото и серебро – просто металлы, для вторых – предмет вожделения.

– Что закажем? – читая прайс, спросил Шрам.

– Баб, – тут же озвучил мысль Глобус, затем немного подумал и добавил, – и водки.

– Мысли прямые, как и две извилины в твоей пустой башке, – заметил один из бойцов Испанца, тот, у которого была раненая рука, он откликался на погоняло Сыр.

Глобус зло покосился на задиру, но инстинкт самосохранения перевесил, он уже пытался наехать на Сыра, отделался выбитой челюстью и фингалом под глазом. Даже будучи одноруким, боевик Испанца легко навалял тупому неповоротливому кабану, и пообещал, что если тот ещё раз рыпнется, переломает ноги и руки. Круту пришлось вмешаться, поскольку туповатый Глобус уже схватился за автомат, чем заработал фонарь под другой глаз уже от пахана.

Испанец же провёл разъяснительную беседу с Сыром, ростовский авторитет двумя быстрыми ударами нокаутировал бойца и, глядя сверху вниз на распластавшееся на полу тело, разъяснил "политику партии". Подколки, конечно, не прекратились, но стали менее острыми. Глобус был с Сыром на ножах, но остальные в их свару не лезли, довольствуясь ролью наблюдателей, и втихаря делали ставки, после драки гориллоподобный Глобус существенно подрастерял свой авторитет.

– Нам нужно обустраивать базу, – не обратив внимание на глупое предложение Глобуса, твёрдо произнёс Крут. – Первый пункт – генератор, второй – топливо, третий – связь, четвёртый – взрывчатка. Нам удалось вскрыть сейф благодаря везению. Нужно подготовиться, он не последний.

Все молча покивали.

– Если что-то останется, закупим еды и оружия, – продолжил Испанец. – И курева, – после паузы добавил он, чем вызвал радость у бойцов, которые изнывали от нехватки никотина.

– Так вроде у нас пока с этим всё в порядке, – заметил Мальборо, глядя на зелёные деревянные ящики, складированные вдоль стен.

На следующий день после воссоединения двух команд, оставив раненого Сыра за охранника, а Глобуса и Бомбу за проходчиков, остальные плотной группой дошли до места гибели отряда Испанца и приволокли с полтонны полезностей. Пришлось, правда, пострелять, из руин на них накинулась стая огромных летучих мышей совершенно белого цвета, но была встречена шквалом огня. Уголовники хоть и хреново стреляли, но плотность компенсировала точность, что из десятка мутантов ушли только двое. Потом сбегали за оружием и боеприпасами, оставшимся на месте гибели Апостола. "Лишним ни один патрон не будет," – рассуждал Крут, и остальные его в этом поддерживали.

– Как мы выяснили, недостаточно, – отбрил Мальборо Крут. – Стреляем мы фигово, потратили кучу боеприпасов всего на два десятка тварей, так что нам того, что удалось притащить, хватит на несколько вылазок. Может, конечно, потом и научитесь стрелять, но пока что нужно запастись впрок.

– А водка? – снова подал голос Глобус.

– Глобус, хочешь водки? Найди магазин и сходи, – не выдержал Испанец. – Мы говорим о насущном, эта фигня не является таковым.

– О чём? – не понял Глобус.

Испанец закатил глаза.

– О важных вещах, – пояснил он бычку.

– А в магазин можно? Я тут видел один, километр всего, и даже дверь целая.

Все задумались, родина, которая их не слишком любила, да и они её не слишком уважали, выкинула их сюда с минимум полезных вещей, и проблему нужно было решать.

Крут посмотрел на часы, найденные в столе одного банковского клерка, видимо, тот хотел сделать кому-то подарок. Стрелки показывали полдень. Испанец припомнил курс астрономии из средней школы и кое-как определил время по солнцу. Пока светло, надо действовать.

– Идём, – принял решение Крут. – Трое останутся здесь – Сыр, Бомба и Шрам. Последний за главного. Остальные берут мешки, сумки и всё, в чём можно нести добычу, и в темпе вальса, внимательно глядя по сторонам, двигают к обнаруженному Глобусом магазину. Если там ничего серьёзного, то входим, хватаем необходимое и сваливаем. Если там мутанты, рвём когти. Ясно?

Те, кто шёл в рейд, понимающе покивали, они уже прониклись реалиями нового мира, теперь они не охотники, теперь охотятся на них. И охотятся не для того, чтобы отобрать что-то ценное, а просто так, поскольку на костях много мяса.

 

Шрам и Сыр вынули щит, которым заделали окно, и быстро оглядели местность. Не заметив ничего подозрительного Слон и Глобус спустили сколоченный из толстых досок трап, он более удобен, чем скользкая пластиковая лавочка. Рейдеры быстро спустились, лязгнули затворы, Сыр и Шрам втянули трап и закрыли окно.

Бомба оглянулся на место, где ещё недавно лежали драгметаллы, предусмотрительный Крут запер их в оружейный сейф. А он-то рассчитывал утащить одну платиновую монету на всякий случай, но не судьба.

До магазина добежали без проблем, это была маленькая точка, цель которой – обслуживать ближайшие дома. Сделан он по схеме «быстрый дом» – пластик, алюминий, пенопласт. Окна грязные, но целые, через них ничего разглядеть не удалось. Дверь заперта. Испанец обошёл магазин.

– Повреждений вроде нет, может, там и чисто.

– Глобус, ломай, – приказал Крут. – Как вскроешь, тут же назад.

Глобус извлёк внушительный ломик и направился к выкрашенной зелёной краской двери. Весь процесс вскрытия занял меньше минуты. Скрежетнул искорежённый металл, Глобус отпрыгнул назад, пытаясь навести автомат одной рукой, для него было не проблемой, удерживать тяжёлый калаш в одной руке, мозгами его бог явно обделил, а вот силу взял минимум с трёх человек. Ничего не произошло.

– Слон, Штырь, вперёд, – скомандовал Крут.

Двое бойцов, держа дверь на прицеле, медленно приблизились. Один занял позицию чуть справа, второй распахнул дверь. Штырь скользнул внутрь, прижав приклад АК к плечу и слегка опустив ствол, в узком коридорчике с длинноствольным автоматом не развернуться. Следом вошёл Слон. В магазине было тихо, только за мутными от времени и грязи стеклами видны неясные двигающиеся фигуры. Очередь ударила по ушам, все ждали чего-то подобного, но слишком неожиданной была она. Потом ещё две, и ещё. Затем всё смолкло, потянулись секунды неизвестности.

– Чисто, – появившись в дверях, объявил Слон, автомат висел на груди, в руках мародёр держал за длинные хвосты трёх мутантов, произошедших видимо от мышей, только размером они были с пятикилограммовую кошку. – Вроде всех положили, – швыряя тушки подальше от магазина, отчитался он.

Слон и Штырь считались по праву одними из лучших бойцов небольшой бригады, за исключением Шрама и самого Крута, эти четверо, ну ещё раненый Сыр, были главной ударной силой группировки.

– А можно, я здесь жить останусь? – попросил Черный, глядя на стоящие на полках бутылки.

Все понятливо ухмыльнулись и принялись собирать товар. О том, чтобы затариваться консервами, никто не думал, тридцать лет банкам… Забрали пару уцелевших коробок с чаем, кофе и спиртное. Пиво решили не трогать, то, что оно давно сдохло, не вызывало сомнений. Зато удалось раздобыть довольно много сигарет.

– Всё не упрём, – глядя на кучу, сложенную в центре павильона, задумчиво заметил Крут.

– В зубах потащу, но не брошу, – прогудел своим басом Глобус и принялся утрамбовывать водку в большой чемодан, найденный во время обшаривания банка, откуда там взялся сей предмет, гадали долго, но в итоге надоело.

Глядя на сосредоточенного Глобуса, Крут подумал, что тот своего не упустит… Рядом с горилоподобным Глобусом уже стояли три сумки с водкой, коньяком, виски и даже тремя бутылками текиллы, а ящиков со спиртным в центре зала оставалось ещё немало.

– Вторая ходка? – спросил Испанец, за спиной у него уже висел рюкзак, набитый чем-то прямоугольным, в руках вместительная сумка.

– Похоже, придётся, – согласился Крут. – Глобус пока всё не выгребет, от нас не отстанет. Да и нужно это, не только ведь сегодня живём.

Через час все сборы были окончены, даже Крут оказался загруженным под завязку. Штырь и Слон шли налегке, только рюкзаки с блоками сигарет, они составляли группу прикрытия.

Первым двух «бородачей» обнаружил идущий впереди Слон. Те вышли из-за угла и буквально столкнулись с ним нос к носу. Секунду длилась немая сцена. Слон, не переваривающий «зверей» на дух, сомнениями не страдал, дал от бедра длинную очередь и, крикнув "шухер", отпрыгнул в сторону, укрывшись за небольшой тумбой. Остальные, уже привыкшие к реалиям, попрятались почти мгновенно, скидывали рюкзаки, ставили сумки, хватались за автоматы. Отряд ощетинился стволами, словно ёж. Все замерли, готовые мгновенно ответить огнём, но было тихо. Крут, прикрываемый Испанцем, пошёл вперёд к тумбе, за которой укрылся Слон. Быстрыми перебежками он преодолел двадцать метров, разделявшие их, и укрылся рядом.

– Что там?

– Один лежит, стонет, я ему пять пуль в живот засандалил, сдохнет скоро. Второй, видимо, уже, я наискосок строчку сделал, весь грудак развороченный.

Крут быстро выглянул из-за укрытия. Всё так, как и сказал Слон: один, зажав руками живот, пытался отползти за угол, второй лежал лицом вниз, но на спине гимнастерки отчетливо расплывалось тёмно-бордовое пятно, тяжёлые пули калаша прошли немаленького кавказца насквозь.

– Их только двое было?

Слон утвердительно кивнул.

– Больше не видел. Может, за углом спрятались?

Крут думал недолго.

– Пошли, языка прихватим, пока он не окочурился, нужно узнать, чьи люди и сколько их. Ты оттаскиваешь, я прикрываю.

Слон кивнул и, медленно прижимаясь спиной к стене, пошёл вперед. Крут, держа угол на прицеле, медленно двигался следом. «Зверёк» был в сознании и протяжно стонал, пытаясь зажать развороченный живот. Слон ухватил боевика за ноги и бесцеремонно потащил за тумбу.

– Под кем ходишь? – склонившись к самому лицу раненого, спросил Крут.

– Рустам Умаров, – прошипел боевик. – Он вам всем бошки отрежет.

– Чен, – тут же заявил Слон, который стоял спиной и держал под стволом угол дома. – Я слышал про Умарова, его взяли год назад в Москве, у него три казино, два отеля, девочки, наркотиками торговал, рабов в Чечню переправлял. Крепкая бригада была, человек сорок, все чехи, все бывшие боевики.

– Сколько вас здесь? – выслушав справку, поинтересовался Крут.

– Иды в жопу, – коверкая слова, нашёл в себе силы огрызнуться раненый.

Крут усмехнулся и ткнул стволом прямо в развороченный живот.

– Слушай сюда, сейчас на кровь сбежится много разных тварей, мы тебя оставим им и будем смотреть, как они тобой поужинают. Выбирай – либо умрешь быстро, получив пулю в свою чёрную башку, предварительно ответив на мои вопросы, либо медленно, поскольку мы будем их периодически отгонять, дабы они жрали тебя по кускам. Живей, времени у тебя десять секунд.

– Спрашивай, – скривившись от боли, прошипел чечен.

– Молодец, – ухмыльнувшись, похвалил Крут, – правильный выбор. Прежний вопрос – сколько вас здесь?

– Трыдцать.

– Где ныкаетесь, кто старший?

– Умар старший, и его кровный брат Джохар. База далеко, за рекой, нас посмотреть банк отправили.

– Сколько вас было?

– Трое.

– Где третий?

– Не знаю.

– Что делает Умар, какие планы?

– Как все, – уже с трудом произнёс чен, – ищет металл, чтобы получить с большой земли оружие, людей. Скоро здесь будет много наших братьев, и город будет наш. Мы вас русских сто лет доим, и опять будем.

– База где? – проигнорировав выпад с доением, спокойно спросил Крут

– За рекой, отделение Сбербанка на площады Серпуховской заставы.

– Что удалось добыть, и зачем сюда приперлись?

– Немного, золота где-то с кило в виде цацак разных, немного меди с проводов. Мы не можем вскрыть хранилище. Три дня бьёмся, там такая дверь, что хрен выбьешь. А сюда нас послали посмотреть новую базу. Добей, я всё сказал.

Несколько секунд Крут раздумывал, как поступить, после чего всё-таки достал пистолет, пули на «зверька» было жалко, но он обещал. Грохнул одиночный выстрел, чех дернулся и затих, его лицо расслабилось.

– Уходим, соберите оружие и боеприпасы, – приказал Крут подошедшим бойцам. – Но башкой вертите, их было трое, двое здесь, один, скорее всего, сбежал. Маслину в спину получить не хочу.

Трофеи собрали быстро, калаш, ППШ, два диска к старому пистолет-пулемёту, четыре магазина к автомату, но один пришлось выбросить, пуля угодила точно в центр, приведя его в негодность. Так же в карманах нашлись пара десятков золотых колец, серёжек и прочих украшений, видимо, чехи, пока шли, обшаривали машины.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru