БлокАда

Кирилл Шарапов
БлокАда

Еще одним трофеем стал уже знакомый Николаеву офицерский планшет, работал он с таким в армии, вернее, не совсем с таким, этот был на порядок лучше. Откинув крышку, он разочарованно вздохнул, батарея была разряжена в ноль.

Клим направился к покойникам с противоположенной стороны. Темнота ему не особе мешала, не сказать, чтобы отчетливо, но он видел почти всю неосвещенную часть коридора, а это ни много, ни мало метров семьдесят до поворота. Целые и выбитые двери, пять тел в ядовито малиновой робе, рядом с ними какие-то пруты, служившие, скорее всего, оружием. Не нужно было быть гением, чтобы догадаться, это те самые зэки из подопытных. Если это научный уровень, значит, где-то на нем должны были быть камеры, в которых содержался материал.

Николаев присел рядом с одним из трупов, тело сильно побито пулями, длинная очередь прошлась по груди наискось, еще одна пуля разворотила челюсть. Остальным трупам досталось не меньше. Только вот странно, большинство трупов валяются метрах в десяти от стрелков, а следы крови видны даже под слоем грязи по всему коридору, то есть эти пятеро, вернее, их было больше, прошли сорок метров чистого простреливаемого пространства под огнем трех пистолет-пулеметов и свалились неподалеку от рубежа, а те, кто шел за ними, используя первых как живые щиты, разобрались с охранниками? Вся картина развернувшийся бойни говорила о том, что выводы Клим сделал абсолютно верные. А значит, материал был не совсем нулевым и уже претерпел какие-то изменения. Иначе бы их свалили намного раньше. Но еще кое-что, было Николаеву непонятно, если все ранее виденные им трупы мумифицированные, то эта пятерка от них отличалась. Да они мертвы, мертвее не бывает, вот только выглядели так, словно это произошло вчера, ни запаха тлена, ни следов разложения, кровь, вытекшая из ран, давно укрыта пылью, как и тела. Таран протянул руку и прикоснулся к целой щеке покойника. Холодная кожа, очень твердая, почти не отреагировала на нажатие, словно заморожена изнутри. Клим на секунду задержался, одежду снова снимать не стал, а вот ботинки своего размера раздобыл. Воняло из них, как ни странно, грязными носками, а не мертвечиной. Обувшись, он почувствовал себя гораздо лучше, перешагнув через тело зэка, одолжившего ему ботинки, он заглянул в следующую распахнутую дверь. Вот теперь он точно попал, куда нужно, ровные ряды металлических шкафчиков, еще пара тел на полу, оба в некогда белых халатах, вокруг покрытые пылью пятна застарелой крови. Клим уже просто не обращал на эти костяки внимания, придет время, и он их приберет, а может, они останутся тут лежать до скончания веков. Сейчас его интересовало две вещи – одежда и еда.

Все ящики были заперты на висячие кодовые замки, а те, что были без них, оказались абсолютно пустыми. Николаев ухватился за тело ближайшего замка и резко с силой, на которую был только способен, дернул, металл жалобно заскрежетал, но выдержал. Даже новых силенок Тарана не хватило, чтобы сорвать это недоразумение китайских мастеровых. Тусклый свет одной единственной лампы в глубине комнаты не позволял изучить детали, поэтому пришлось вернуться к погибшим подопытным и подобрать довольно увесистый металлический прут. С ним дело пошло быстрее – взлом, осмотр, следующий шкафчик.

Вся обнаруженная одежда была обычной гражданкой, и в большинстве случаев женской. Но все же через пятнадцать минут Клим стал обладателем черной футболки, пары не самых чистых носков, легкой куртки, двух пар трусов и зауженных джинсов с дырой на колене, это были единственные штаны, которые на него налезли, мелковатый какой-то народ тут работал. О покойниках говорят либо хорошо, либо ничего, но Николаев не сдержался и мысленно высказал прежнему хозяину все, что он о нем думает. А думал он о нем много, и ничего хорошего.

Через пять минут в коридор вышел уже полностью одетый и уверенный в себе мужчина. Вернувшись по коридору, он стянул с поломанного здоровяка разгрузку и натянул ее на себя, снял с груди уцелевший пистолет-пулемет, заменил опустевший магазин на полный, и повесил его себе на грудь. Теперь у него был нормальный фонарик и нож, три полных магазина и, несмотря на пистолетный патрон, все пули были бронебойными СП 10 9х21 со стальным сердечником. Нацепив на кожаный пояс с большой нелепой пряжкой кобуру с двумя подсумками под магазины, Клим почувствовал себя более-менее уверено. Да и опасности пока поблизости никакой не было, каску с гарнитурой он надевать не торопился, как и легкий броник, который, в лучшем случае, спасет от пистолетной пули. Появится оказия, приоденется по полной, а пока не горит. Сейчас бы банку тушенки найти да разобраться, что здесь случилось. Нет, понятно, что восстал контингент, но почему не пришла помощь снаружи? Не могли же бросить бункер, занимающийся стратегическими исследованиями, на произвол судьбы. Даже если тут произошла тотальная биологическая катастрофа, его обязаны были зачистить и вернуть в строй, а тут явно никто не появлялся. Нет, конечно, был вариант, что большие начальники прикинули риски и просто залили все выходы бетоном, похоронив под ним людей и воспоминания о проекте.

– Могло быть такое? – вслух поинтересовался Клим у трупа. – Верно, друг, молчание – знак согласия. Еще как могло.

Развернувшись, Таран направился обследовать глубины бункера. Настроив таблетку фонаря на широкий луч, он решительно заглядывал в комнаты, осматривал их и, если не видел ничего полезного, шел дальше. Еще трижды ему попадались трупы зеков, нашлась еще пара охранников, они держали лестницу, ведущую куда-то в нижние ярусы, тут же валялись тела шести заключенных. При осмотре Таран обнаружил несколько внушительных складов с лекарствами и различными непонятными препаратами, один из них был спрятан за стальной дверью, толщиной с полметра, и попасть туда удалось только с помощью карточки докторши с пучком на голове, другие просто не срабатывали. Но и за этой дверью не было ничего интересного, какие-то металлические контейнеры, упакованные в прочные пластиковые кейсы и лежащие в отдельных пронумерованных ячейках, никакой информации, что внутри и на кой это нужно, Клим не обнаружил. Наверняка, все это было очень ценным и важным, но на данный момент абсолютно бесполезным, а вот такая нужная столовка, ну ни как не желала находиться.

Ничего не оставалось, как спускаться вниз. Два лестничных пролета, один из них забран внушительной решёткой, дверь ее была распахнута, некоторые прутья выломаны. Лифт он решил оставить на потом, да и не факт, что тот работает.

Этот уровень под лабораторией был явно техническим, интерьер попроще, бетонные стены заделаны не шибко дорогим пластиком, двери целые, обнаружился и кухонный блок, а напротив него двери большого грузового лифта. Странное устройство у этого бункера, ну да всякое бывает, вскрывать все подряд Клим не стал, много времени займет, да и не надеялся он найти что-то важное. Во всяком случае, на данный момент, скорее всего, тут тоже сплошные склады. Он прошел этаж целиком, и единственной находкой была комната охраны, совершенно пустая. Не было там ни оружия, ни спецсредств, только опрокинутый стул. Похоже, здесь сидели те пятеро, которые отступили на верхний уровень, посчитав оборону на конкретном рубеже бесперспективной, скорее всего, им поручили эвакуацию персонала. Только вот не выгорело. Ну да эту тайну он попытается разгадать позже, может, повезет, и многочисленные камеры, следящие за всем вокруг, расскажут, как погиб бункер.

Закончив осмотр этажа, Клим вернулся к двойным дверям пищеблока, так, во всяком случае, гласила табличка. Толкнув их, он заглянул внутрь, никакой ошибки, и вправду кухонный блок – окно раздачи, дверь, ведущая, скорее всего, на кухню, большой столик на колесиках с огромной кастрюлей и стопкой мисок на нижней полке. Все, что было в кастрюле, давно стухло, засохло и покрылось просто коврами плесени, которая, благодаря среде, не забыла и стены с потолком. По всей этой «кулинарии» ползали какие-то мошки в очень немалом количестве. И опять никаких запахов, вытяжка, пока все это гнило, работала исправно. Клим толкнул дверь на кухню, тут была примерно та же картинка, кастрюли с уже готовой едой, превратившейся в камень, шкафы с посудой и несколько слегка вибрирующих здоровенных холодильников. Их Клим не стал пока трогать, если они отключались и там испортились продукты, это настоящая биологическая бомба, а противогаз-маску с двумя фильтрами он снять с пояса охранника не догадался.

– Хорошая мысля приходит опосля, – пробормотал Клим себе под нос и, щелкнув выключателем, приоткрыл еще одну дверь, ведущую с кухни.

На этот раз он попал по адресу – довольно приличных размеров комната до потолка забитая консервами, крупами и прочими долгохранящимися продуктами, а самое главное – здесь не было и следа вездесущих крыс.

Клим стянул с полки два пустых пластиковых ящика, из одного сделал стол, на другой уселся сам, минимум комфорта, но сейчас это не играло никакой роли. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, что последние месяцы, которые он «проспал», его держали на внутривенном питании. Но теперь он сможет наконец-то поесть по-человечески, на складе обнаружились банки с соками, трехлитровые с крышками, требующими закатки. Осмотрев первую и убедившись, что крышка не вздулась, а содержимое выглядит довольно неплохо, а на невыразительной блеклой этикетке значится «Яблочный сок», он пробил ножом отверстие и налил себе сразу полную металлическую кружку, добытую на кухне. Сделав осторожный глоток, он прислушался к вкусовым ощущениям, ничего подозрительного, хороший натуральный сок, очень вкусный и густой. И не жалко такой продукт тратить на заключенных? То, что эта столовка ориентирована на них, никаких сомнений не вызывало. Отставив кружку в сторону, Клим с тоской посмотрел на полки с тушенкой, вот только нельзя ему сейчас есть ничего тяжелого, неизвестно, как желудок отреагирует на жирную пищу, поэтому… Обойдя весь склад, он-таки нашел два пакета с манкой. От мысли о каше, желудок в ужасе сжался, ну не любил ее Клим, но еще больше не любил овсянку, которой тоже хватало, вообще, здорово, что вездесущие крысы не добрались до этого богатства.

 

Клим еще раз окинул взглядом помещение, кое-чего на этом складе не хватало, тут не было никаких овощей, по идее, где-то должны лежать мешки, полные гнилой картошки, свеклы, лука, но их не было, зато нашлись десятикилограмовые пакеты полуфабрикатного пюре под названием – просто добавь воды. Махнув рукой, он решил больше не оттягивать момент приготовления каши и отправился на кухню. Таран осмотрелся, плиты тут были старыми и электрическими, и как ни странно рабочими, греться начали почти сразу. Для начала Клим стащил грязную посуду подальше в угол, потревожив рой мушек, которые теперь неприятно зудели вокруг него. Обнаружив в шкафу небольшую чистую кастрюлю, он залил ее водой, скривив рожу, вскрыл пакет крупой и стал добавлять манку в подогретую воду, посалил, посластил, потом, морщась, от ненавистного запаха, помешивал ее, пока каша не загустела. Сняв с плиты то, что по ошибке назвали едой, он, не забыв прихватить ложку, вернулся обратно на склад, плотно закрыв дверь, горячая каша была не так уж и плоха, даже комочков было немного. Клим, давясь, глотал ложку за ложкой, запивая ее соком, каша падала в желудок, появилось ощущение сытности, организм тоже никак особо не реагировал, словно несколько часов назад он вполне сносно пообедал. Но время для экспериментов еще не настало, консервы подождут, столько ждали, и еще подождут. Захотелось курить, вот только на этом чудесном складе не было даже намека на сигареты.

Сумка из натуральной кожи, напоминавшая по дизайну офицерский планшет, разве чуть потолще, приняла в себя две банки с тушенкой, две с рыбой и столько же с кашами. Судя по реакции желудка и отсутствию даже малейшего дискомфорта, в следующий раз давиться манной кашей не придется, можно будет поесть что-то более существенное и вкусное. Две пол-литровые бутылки воды, упаковку которой Клим нашел под стеллажом, пришлось запихивать в пустые магазинные подсумки на разгрузке. А вообще рюкзак бы уже не помешал, да где ж его взять-то? Что ж, план минимум выполнен – он одет, вооружен и сыт. Теперь пора было браться за план максимум – разобраться в том, что случилось в этой гребанной лаборатории. То, что он здоров, это хорошо, но неплохо бы понять всю степень постигших лейтенанта Клима Николаева изменений. Сдается, что сила не все, что ему перепало.

Таран подошел к лифту и нажал кнопку вызова, та даже не чухнулась. Он озадаченно потыкал ее снова, и тут до него дошло – тут же все на карточках, кроме, пожалуй, пары дверей. Достав пластиковый прямоугольник, он приложил его к кнопке, и та мгновенно вспыхнула синим цветом, а двери медленно распахнулись. Кнопка в кабине была всего одна, и Николаев догадался, куда его отвезут, прямо под ним тюремный блок. Двери закрылись, и спуск начался, он был не долгим, секунд тридцать. Что ж, картина, открывшаяся ему, подтвердила его теорию.

Длинный коридор, пятна застарелой крови на полу и стенах, трупы, все вперемешку – охрана, зэки, научный персонал, ну этих сразу видно, их всего двое в своих бурых от крови халатах. Причём тел в красной робе куда как меньше, штук пять всего, а вот остальных хватает. Все двери, которых тут было около сотни, распахнуты настежь.

Глава вторая

Выйдя из лифта, Клим буквально носом уперся в висящий на стене план пожарной безопасности четвертого уровня. Сев под самой яркой лампой, лейтенант стер с него пыль и приступил к изучению. Камер оказалось не сто, а всего пятьдесят, по двадцать пять с каждой стороны. Заключенных поднимали вверх на лифте, на нем же их после процедур отправили обратно. Он был единственной возможностью попасть на тюремный уровень. Помещение охраны обнаружилось прямо напротив лифта. Но коридор, заваленный покойниками, Клим все же решил осмотреть. Переступая через тела, Николаев быстро проверял карманы. К концу коридора он стал обладателем трех полупустых пачек сигарет, которые благодаря сухому климату, поддерживаемому на объекте, не отсырели и двух бензиновых зажигалок. Еще две сделанные в Китае как обычно ни хрена не работали. Лейтенант, переживший бой на границе, начисто утратил чувство брезгливости, не найди он нормальную одежду, без каких-либо сомнений раздел бы первый попавшийся труп с уцелевшими шмотками, но не пришлось. Ради интереса заглянул в одну из камер – раковина, параша, койка почти монолит, намертво прикручена к полу и стене, матрас, одеяло, подушка, и больше ничего. Хотя, чего ожидать? По сути это камера временного содержания, тут люди не годами сидят – от недели до месяца максимум.

Вернувшись к посту охраны, Клим уселся прямо на пол и закурил. Сигареты горчили, но на данный момент лучше все равно ничего не было. Раздавив каблуком бычок, Таран взялся за осмотр дежурки.

Почти все охранники в коридоре были вооружены только пистолетами, из пятерых на поражение стреляли всего двое, остальные работали щитами и дубинками, их смяли довольно быстро, вероятно, они поначалу выполняли приказ не убивать подопытный материал. Оказавшиеся в заварухе двое научных сотрудников, скорее всего, погибли первыми. Да и мало было тут охраны – пять человек, все они умерли в коридоре. Возле пульта управления пустое кресло оператора, пульт целый, в рабочем состоянии. Почему открылись камеры? Как дежурная смена прощелкала этот момент, абсолютно неясно. Так же непонятно почему не применили спец средства? На пульте были кнопки, позволяющие закрыть бронированные переборки, отрезая камеры от лифта, заполнить уровень газом. Но ничем этим не воспользовались. Клим порылся в столе и обнаружил замызганную инструкцию к пульту, и все сразу встало на свои места, оператор не мог ничего сделать, его просто удаленно заблокировали, оттуда же пришел сигнал открыть клетки.

После пульта настала очередь местной оружейки, все те же пистолет-пулеметы «Зубр». Но вот тут его ждал подарок – к двум из них были штатные глушители, поэтому Таран быстро обзавелся заменой. Пошарив в закромах, нашелся и набор для чистки оружия, так что Клим еще полчаса назад потратил на приведение своего нового ствола в порядок. Никаких серьезных пушек обнаружить не удалось, а он рассчитывал хотя бы на старый добрый АК74М. Не судьба. Зато судьба была к нему благосклонная, и зауженные молодежные джинсы отправились в мусорку, куртка была хорошей и Николаев подумал, что ее можно оставить, пока не найдет что получше. Так что, переодевшись в форму местной охраны, и сменив зековские боты на вполне приличные берцы, Клим ощущал себя почти белым человеком. Правда хотелось принять душ, но тут таковое удобство отсутствовало, местная ванная комната обладала двумя унитазами и таким же количеством раковин. Следуя простейшей логике остальные удобства нужно было искать на первом – административном и втором – жилом уровне.

Механический голос, неожиданно раздавшийся из динамика, заставил Николаева подпрыгнуть. Лейтенант уже привык к мертвой тишине, и единственные звуки последних часов воспроизводил он сам, и нарушение этого диссонанса его испугало.

– Вниманию персонала, – вещал меж тем голос, – критическая ситуация на пятом техническом уровне. Если в течение ближайшего времени проблема не будет решена, водоснабжение и энергоснабжение бункера будет прекращено. Требуется немедленное вмешательство персонала.

Таран озадаченно потер подбородок и окинул взглядом трупы в коридоре, весь персонал здесь лежит, какая-то автоматическая программа явно мониторит происходящее в бункере и требует устранить неисправность. Интересно эта проблема возникла сейчас или давно? Если сейчас, то понятно, откуда предупреждение, а ели давно, она что, ежедневно его проигрывала? Или потому, что она выяснила, что на объекте появился человек, который может помочь, если так-то у программы есть определенный интеллект? Надо смотреть, Николаеву очень не хотелось оказаться запертым в подземном бункере без света и воды.

Вернувшись на научный этаж, Клим направился к центральному лифту в надежде, что он работает. И снова подфартило, двери раскрылись, кабина, забрызганная темными старыми кровавыми пятнами, избитая пулями, была даже освещена. Для пользования нужна ключ-карта, но та, что была у докторши, пока срабатывала без осечек. Изучив панель, Клим решил выяснить причину возникшей проблемы. Благодаря плану он знал, что ему вниз, под тюремным блоком был еще один уровень, и вот тут карточка дала сбой:

– Доступ запрещен, – монотонно заявил мужской голос из динамика.

– Хреново, – прокомментировал Таран и достал другую карту, принадлежащую одному из охранников.

– Доступ разрешён, – все так же скучно заявил компьютер, и лифт беззвучно пошел вниз.

Николаев себя никогда к знатокам техники не относил, но кое-что понял, весь бункер питал довольно внушительный гидрогенератор. После гибели персонала автоматика перевела его в экономной режим, следуя заранее заложенной программе, и сейчас бункер снабжался лишь частично. Так же здесь оказались склады с какой-то техникой и деталями. Трупов тут не было, живых, впрочем, тоже. Куда делся персонал, ведь пульт дежурного и грязная чашка на столике рядом в наличии.

– Еще одна загадка, – пробормотал Клим, изучая показатели на пульте.

Проблема нашлась довольно быстро, на пятом уровне, то есть там, где он сейчас находился, в одной из дальних комнат, где проходила система водоснабжения, мигала надпись – «утечка, потеря давления, в случае крупного прорыва необходимо остановить гидрогенератор и произвести ремонт».

Ремонтник из Тарана был так себе, вот зарядить кулаком кому-нибудь в зубы, это запросто, но сантехника и электрика только на самом примитивном уровне. И чаще всего, когда он пытался провести ремонт своими руками, на следующий день приходилось вызывать специалиста, чтобы он починил то, что починил Клим. Поэтому, направляясь к месту утечки, он уже для себя решил, что если там все серьезно, то придётся искать человека, у которого руки растут из правильного места.

Первым признаком неприятностей была вода в коридоре, примерно метрах в десяти от необходимой двери. Не сказать, чтобы много, но подошва ботинка погружалась по самый рант. Дверь была металлической, но не сейфовая, как многие тут, а китайской. Оно и понятно, что тут защищать? Трубы? Да кому они впились. А вот то, что из замочной скважины и из-под косяка сочится вода, было крайне плохо, значит, уровень внутри помещения выше метра. Не желая мокнуть, Клим вернулся в операторскую и достал из шкафа комплект прорезиненной одежды, в такой же рыбаки по пояс в воде стоят. Скинув разгрузку и оружие, Клим натянул «водолазный» костюм, а на него еще и сапоги по самые бедра. Теперь, даже если там по грудь, все равно не промокнет.

Дверь оказалась не заперта, стоило нажать на ручку, как поток воды, более ничем не сдерживаемый, едва не сбил его с ног, хорошо Таран догадался отпрыгнуть вправо, прикрываясь распахнувшейся дверью. Прошла минута прежде, чем вода, разлившаяся по длинному коридору, успокоилась. Надо сказать, оказалось ее куда как прилично, сейчас все до лифта было залито примерно по колено. Обнаружился и дежурный, разложившийся труп в голубой спецовке, лежал он возле дальней стены, зацепившись воротом за какой-то крюк, торчащий из стены. Клим прошел внутрь довольно большого помещения метров тридцать квадратных, и, судя по мокрым стенам, вода не добралась до высокого трехметрового потолка всего сантиметров сорок. Похоже, какая-то дренажная система в подземелье всё-таки была. Где-то в глубине включился невидимый насос, и вода стала убывать. Решив обождать, Клим отошел в сторонку и, кое-как добравшись до кармана, выудил на свет трофейную сигарету. Пока курил, уровень воды снизился в половину. Наконец, достиг минимума, и теперь можно было спокойно ходить. Оказалось, что ждал не зря, ушедшая вода обнажила три ступеньки, ведущие вниз, но поскольку в этой комнате дренаж отсутствует или неисправен, то барахтаться придется по пояс в мутной затхлой воде. Первым делом Клим осмотрел сгнившее распухшее тело. Отчего местный сантехник, или кто он там, помер, Николаев так и не понял, физических повреждений не обнаружил, значит, либо они скрыты под мерзкой разлагающейся кожей фиолетового цвета, либо смерть наступила в результате вполне естественной причины, например, сердечный приступ. Да, бывает, когда случается все и сразу, вероятность подобных событий равна нулю, но как гласит закон Мерфи – все, что может случиться, случается, что не может – случается тоже. Вот и тут совпало – побег подопытных, смерть ремонтника и события на поверхности, которые помешали группе зачистки вернуть объект под контроль государства. С последним еще только предстоит разобраться. Да не к спеху, если за все эти месяцы сюда никто не явился, значит, и в ближайшие пару часов никто не явится.

Оставив в покое труп, Николаев осмотрел помещение. Сказать, что тут было много труб, это значит, ничего не сказать. Как найти утечку, лейтенант не представлял. На некоторых трубах висели запаянные в пластик бирки, которые благодаря этому не размокли, на них непонятные Климу обозначения, скорее всего, поясняющие, за что конкретная труба отвечает. Изучив все доступное, Таран тяжко вздохнул, вероятней всего, текла одна из двух самых больших труб и обе они были скрыты под водой. Вздохнув, он вернулся в операторскую, воды в коридоре осталось совсем чуть-чуть, так, хлюпало под ногами.

 

Клим открыл файл с технической документацией и погрузился в изучение, пытаясь понять что, за что отвечает. Потом принялся искать в компьютере точную информацию. Как оказалось, с этим чуть проще. Во-первых, в том помещении все же была помпа, только не автоматическая, ее включить нужно было. Во-вторых, он определил трубу, которая текла, это была самая нижняя и здоровенная, ведущая к насосной станции. Именно она снабжала водой весь бункер. На секунду у него всплыл вопрос – а нахрена ему вообще с этим возиться? Но Николаев ответил на него почти мгновенно – да потому что лучше иметь базу со светом и водопроводом, запасом продовольствия и оружия, чем не иметь, поскольку ситуация на поверхности, где бы он не находился, может оказаться гораздо хуже, чем тут в царстве мумий.

Вернувшись к месту прорыва, он нащупал под водой переключатель, к счастью, отлично изолированный, и через секунду где-то в углу что-то бордо зажужжало. Вот только, похоже, этот насос был слабоват, так как откачка проходила очень медленно. Прикинув темпы, Клим понял, что тут ближайший час, а то и полтора, ловить нечего, а значит, его ждет тоскливое ожидание.

Не угадал, маяться бездельем пришлось почти три. Зато теперь воды было по щиколотку, и он, наконец, нашел прорыв – длинная тонкая трещина, идущая вдоль трубы. Давление было не слишком сильным, и она сочилась водой. Поэтому, дверь и выдержала, будь напор сильнее весь этаж бы был залит под пробку. Скорее всего, автоматика снизила давление, когда обнаружила утечку, правда, Николаев в теме ориентировался слабо и плохо представлял, возможно подобное или просто фантастика. Зато он знал, как устранить течь. На местном складе было довольно много манжетов с резиновыми прокладками. Двадцать минут, гаечный ключ, и течь ликвидирована. И тут же, словно в подтверждение, труба негромко загудела, а следом послышался нарастающий шум воды. Заплатка выдержала.

Клим, довольный собой, вернулся в операторскую и обнаружил на мониторе новую надпись: «Течь устранена, система функционирует в режиме экономии».

– Неплохо, сантехник Николаев, – с улыбкой произнес Клим собственному отражению в стекле, – объявляю вам благодарность.

Переодевшись и убрав «водолазный» костюм обратно в шкаф, Клим зашел в лифт. Теперь его ждал второй уровень, который по документам значился как жилой. Карточка охранника сработала, и лифт плавно и почти бесшумно пошел вверх. Пока он ехал, Клим поймал себя на мысли, что он персонаж какой-нибудь дурацкой РПГ игры, ходилки-бродилки, в которой глупый NPC просит его сходить в лес и, убив крыс принести ему двадцать четыре лапки для суперсекретного рецепта зелья. В данном случае он выполнил квест погибшего водопроводчика, разве что без призрака обошлось.

Двери распахнулись на жилом уровне. Здесь тоже были следы боевых действий, но гораздо меньше, прямо перед лифтом лежала мумия в черной форме без оружия с разодранной шеей. Дальше по коридору еще два тела, но уже в обычной гражданке. Слева у лифта двойные стеклянные двери, забрызганные кровью, ничем иным эти старые бурые пятна быть не могли, но здесь лампы горят нормально, через одну, коридор ярко освещен. Следы произошедшей бойни уже не кажутся декорацией к дешёвому трешаку.

За полчаса Клим обошел весь этаж, заглянул в каждую комнату. Погибших было всего десять, трое в коридоре, двое в столовой, повар и женщина за кассой. Несколько крепких мужчин в гражданке посреди коридора, один сжимал пистолет, возможно из охранников отдыхающей смены, но он погиб, даже не успев выстрелить, и молодая девчонка в одной из комнат. Это уже не трешак это слешер. Лейтенант Николаев много повидал за шесть часов боя, видел, как крупнокалиберная пуля оторвала голову его радисту, который до последних секунд пытался докричаться до штаба дивизии, запрашивая помощь. Видел, как людей рвало в клочья миной, прилетевшей в группу его бойцов. Как полз старший сержант, волоча за собой обрубки ног и сизые кишки, размотанные на несколько метров. Многое видел зеленый необстрелянный летеха, но эту безумную жестокость он не забудет никогда, то, что сделали с этой девочкой, нельзя объяснить ничем, нужно быть абсолютно больным психом, чтобы сотворить подобное. Она умирала очень долго, возможно даже несколько дней, мумифицированное тело отлично сохранило все следы, но Клим бы предпочел видеть перед собой обычный обожранный крысами и червями скелет. Но нет, перед глазами стояла фотография на залитом кровью журнальном столике, с которой на него смотрела молодая девчонка модельной внешности лет двадцати пяти, непонятно как попавшая на секретный объект, и то, что с ней сделал больной ублюдок, превратив человека в кусок сочащегося кровью мяса. Он закрыл дверь, решив, что как только будет возможность, он обязательно ее похоронит.

Больше делать на жилом этаже было нечего. И снова двери лифта беззвучно закрылись, и кабина за считанные секунды достигла первого административного уровня, выше только гараж.

Вот здесь интерьер вернулся в «норму», вернулось ощущение трешака, много крови на полу, стенах и даже потолке, тела валяются через каждый метр, большинство из них в красной арестантской робе, все лампы разбиты, только аварийная мигает над самым лифтом, озаряя коридор вспышками, выхватывающими из тьмы фрагменты развернувшийся тут бойни. Здесь противника ждали, ждали всерьез, вот только мало их осталось. Клим, стоя в дверях лифта, насчитал шестерых в черной форме, все они, укрывшись за мобильными баррикадами, вели бой, расстреливая противника практически в упор, стараясь не допустить прорыва вглубь этажа. Дверь контрольно-пропускного пункта была раскрыта настежь. Почему не заблокировали? Неясно. Перед ней просто вал из трупов, не меньше пятнадцати тел. Не сказать, что персонал бункера был многочисленным, не больше семидесяти человек, большинство из которых штатские, охранников около двадцати. Половина из них бездарно погибла, пытаясь задавить в зародыше побег, остальные гибли разрозненными группами, пытаясь сдержать рвущийся убивать контингент. Клим перешагнул через лежащее у самых дверей лифта тело в красной робе, прилетело ему знатно, короткая очередь угодила в лицо, проделав на месте носа сквозную дыру размером с донышка от чайной чашки. А еще этот зек сжимал в руках пистолет, видимо подобрал у кого-то из бойцов охраны. Что ж, логично, только почему, уничтожив охрану внизу, они не вооружились полностью? Пруты арматурные были, но вот этот был первым с огнестрелом. И последний, больше ни у одного из погибших этого оружия не было, ножи и пруты, но ничего более весомого они почему-то не брали. Один вообще был со здоровенным перемазанным кровью кухонным тесаком, таким удобно капусту шинковать, сантиметров сорок в длину, и это только лезвие, наверняка прихватил его на кухонном блоке, где для заключенных еду готовили. Похоже, у них с головой совсем плохо было, озверели, ведь научников в лаборатории голыми руками убивали, хотя в коридоре на трупах стволов хватало.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru