Своенравный подарок

Кира Стрельникова
Своенравный подарок

– Из тебя получится отличная королева, – шепнула она на ухо Антонии. – Я верю в тебя, девочка моя.

– С-спасибо, – пробормотала Тони, не в силах до конца осознать, что её жизнь изменилась окончательно и бесповоротно.

Потом были родители, Тересия, ещё какие-то люди… Для невесты они все слились в череду лиц, она улыбалась, кивала, благодарила, и когда все потянулись к выходу из часовни, на торжественный обед, у девушки болели мышцы. Но она продолжала улыбаться. Узор слегка покалывало, и она едва удерживалась, чтобы не тереть руку. Антония молча радовалась, что Ив не пытался заговорить с ней, когда они шли к парадной столовой – к нему то и дело подходили гости, заверить в своём расположении, поскольку слухи о делегации из Айвены уже разошлись по дворцу. Пытались осторожно спрашивать, как уловила краем уха Антония, но Ив невозмутимо отвечал, что обсуждать дела, касающиеся его семьи, не намерен. Тони не сомневалась, что на официальной части для всех, которая последует за обедом, Исабель объявит о нынешнем статусе Ива, и тогда ему точно не отвертеться от желающих втереться в доверие к будущему королю Айвены. Но её это волновало мало…

За обедом она ела, не чувствуя вкуса еды, и лишь заметила, что на их части стола вместо вина стоит морс и сок. Она едва не усмехнулась криво, но сдержалась. Конечно, было бы весело напиться и оставить Ива без брачной ночи, однако, похоже, Ранкур подумал о такой вероятности и лишил новоиспечённую супругу возможности так подшутить. Хотя, это бы ничего не изменило, не сегодня, так завтра. Не то, чтобы Антония в самом деле боялась предстоящей ночи – не более, чем любая другая девственница, оказавшаяся в подобной ситуации, но нервное волнение и определённое беспокойство всё же присутствовали. Молчание Ива напрягало. Она же не знала, о чём завести с ним разговор, да ещё и под перекрёстными взглядами остальных гостей. Они слишком разные и слишком мало друг друга знают!

В конце концов, Тони стало настолько не по себе рядом с Ивом, что она молилась, чтобы обед поскорее закончился – потом можно затеряться в толпе гостей до самого вечера, когда настанет черёд уезжать с мужем к нему домой. Ох. Антония отправила в рот кусок мяса, даже не почувствовав его вкуса, мысли метались в голове вспугнутыми мотыльками, и когда наконец Исабель и Лоренсо поднялись, показывая конец этого тягостного для девушки обеда, она про себя выдохнула с облегчением.

– А теперь прошу в тронный зал, – громко объявила Исабель, широко улыбнувшись. – Настало время танцев и подарков!

Антония встала, ни на кого не глядя, подала руку Иву и вышла с ним из-за стола.

– Если хотите, уедем сразу после официального объявления, – неожиданно негромко сказал Ранкур, глядя прямо перед собой.

– Н-нет, я хочу повеселиться, – выпалила Тони, при мысли, что она так сразу останется с ним наедине, пугала и нервировала почище предстоящей ночи.

– Как пожелаете, – не стал настаивать Ив, и покосившись на него, Антония заметила мелькнувшую понимающую усмешку.

Девушка поджала губы, с досадой поняв, что он каким-то образом догадался о её мыслях.

– Вы сильно нервничаете, дорогая супруга, и я это чувствую, – снова тем же негромким голосом пояснил зачем-то Ив. – Вы подарили мне замечательный третий дар, Антония, ощущать и понимать окружающих людей. В том числе и вас.

«Ментальный», – похолодев, осознала Тони. Она для него теперь как открытая книга, закрыться от такого дара мог только обладающий таким же, или владелец специального защитного амулета. Подобные стоили весьма дорого, и дар, который проснулся у Ранкура, встречался крайне редко. Вряд ли будущий король откажется от него ради сиюминутного развлечения с другой женщиной, поэтому надеяться, что супруг не станет хранить верность, не имело смысла. Их брак не будет расторгнут, и она уедет в Айвену, чтобы стать королевой. На Тони снова навалилась тоска, она прикусила губу, глядя под ноги и не замечая людей вокруг.

– Не стоит так расстраиваться, Тони, – заговорил Ив, и в его голосе она расслышала сочувствующие нотки. – Я постараюсь сделать вас если не счастливой, то хотя бы, чтобы вам было хорошо рядом со мной.

«А я не хочу, чтобы мне было хорошо рядом с тобой!» – мелькнула у неё упрямая мысль. Слава богине, перед ними уже распахнулись двери тронного зала, и Антония натянула на лицо привычную улыбку. Здесь людей было, конечно, гораздо больше, чем на церемонии и обеде, но Тони уже не обращала внимания на взгляды. Исабель и Лоренсо поднялись на возвышение с тронами, развернулись к подданным. Слово взял его величество, заговорив хорошо поставленным голосом:

– Приветствую всех на нашем торжестве! У нас сегодня два события, одинаково радостные для нас. Первое, о котором вы уже знаете, это свадьба нашей племянницы, герцогини Антонии ла Саллас и герцога Ива де Ранкура. И второе, уважаемый герцог официально назначен наследников Айвены.

В зале на несколько мгновений воцарилась изумлённая тишина – второго объявления никто не ожидал. Ну а потом, конечно, снова последовали поздравления, заявления и так далее. Тони снова отстранилась от происходящего, закрывшись вежливой улыбкой и дежурными фразами, стараясь не замечать завистливых взглядов знакомых леди, а кое-кто смотрел и откровенно враждебно. Конечно, многие, наверное, мечтали заполучить такого супруга, как Ив, особенно сейчас, когда он стал официальным наследником. Но повезло Антонии… Хотя сама девушка считала иначе. Первый танец открывали они с Ивом, и когда он обнял её одной рукой, другой сжав тонкие пальчики, Тони чуть не рассмеялась нервно: с точно такого же её жизнь резко изменилась.

– Надеюсь, сейчас вы не сбежите посреди танца? – ироничное замечание Ива застало Антонию врасплох, и она чуть не сбилась с шага.

Девушка не сочла нужным ответить, лишь метнула на него хмурый взгляд.

– Антония, может, хватит уже? – а вот теперь совершенно точно в его голосе слышалось лёгкое раздражение. – Неужели я вам так неприятен?

Она уставилась взглядом в кружево на его рубашке, стараясь не обращать внимания на запах, щекотавший ноздри – терпкий, бодрящий, с лёгкой горчинкой. Приятный, признала Тони, и очень подходящий Иву.

– Я вас совсем не знаю и… и не люблю! – выпалила она, не найдя другого объяснения. – Не очень приятно, знаете ли, быть отданной всего лишь потому, что пробудила редкий третий дар!

Ранкур хмыкнул.

– У нас будет достаточно времени, чтобы узнать друг друга получше, – невозмутимо подметил он. – Ну а любовь, – он помолчал. – Слишком ненадёжное чувство, чтобы строить на нём долгие отношения.

– Это вы так думаете! – фыркнула Антония, вскинув на него возмущённый взгляд. – Любовь – это прекрасно!..

– Это вы так думаете, дорогая супруга, – с усмешкой вернул ей её же фразу Ив.

– Не называйте меня так! – почти прошипела она, упоминание её нынешнего статуса вызвало странную, горячую дрожь, прокатившуюся от шеи до самых пяток.

– Но вы моя жена, Тони, – Ив пожал плечами. – Не вижу причин не называть вас так.

– Зато я вижу! – буркнула она очевидную глупость, но из чистого упрямства не собираясь сдаваться.

Послышался вздох, и немного усталый ответ Ранкура:

– Вы сущий ребёнок, Тони.

Она не стала ничего отвечать, посчитав разговор законченным. Да и музыка уже стихла, и Антония с облегчением выскользнула из объятий Ива и отошла на шаг.

– Хорошего вечера, – вежливо произнесла она и изобразила реверанс.

Ив одарил её пристальным взглядом.

– Надеюсь, вы не собираетесь совершать глупостей, Антония, – негромко произнёс он, и в его голосе отчётливо прозвучало предупреждение. – Думаю, нескольких часов здесь будет достаточно, чтобы соблюсти приличия, а потом мы уедем ко мне домой. Нам через неделю выдвигаться в Айвену.

– Самую большую глупость в своей жизни я уже совершила, – не удержалась она от едкого ответа и поспешно развернулась, желая оставить последнее слово за собой.

Очень кстати Антония заметила Тересию и поторопилась подойти к ней, подхватив под руку и уведя подальше от мужа, чей взгляд буквально сверлил ей спину.

– Пойдём отсюда, – сквозь зубы процедила новоиспечённая герцогиня де Ранкур.

Тери издала нервный смешок.

– Знаешь, сколько леди тебя сейчас ненавидят до глубины души? – обронила подруга, неторопливо шагая с Антонией вдоль зала.

– Подозреваю, – поморщилась та. – И с удовольствием поменялась бы с любой из них местами!

– Они считают, что тебе сказочно повезло, – Тери пожала плечами.

– Угу, – кисло отозвалась она. – Давай больше не будем на эту тему.

Вечер шёл своим чередом, Антония станцевала несколько раз с братом и с отцом – другие мужчины не решались приглашать главную виновницу торжества, и это девушку тоже изрядно раздражало. Можно подумать, танец – это нечто неприличное, что может оскорбить чувства этого мужлана! Хотя, может так оно и есть, он ведь ничегошеньки не смыслит в светской жизни. Пару раз Антония ловила на себе его взгляды через зал – внимательные, иногда задумчивые, иногда изучающие, но всё это время он не пытался подойти к ней ещё раз. Видимо, хотел дать жене насладиться вечером, хотя сам вряд ли получал удовольствие от желающих выразить ему своё почтение, как будущему королю Айвены. По непроницаемому лицу Ива невозможно было сказать его отношение к подходившим, но Антония почему-то думала, он далеко не в восторге. Спасибо хоть на том, что не стал тащить её домой сразу после официального объявления.

Всё изменилось в одночасье, когда около девяти вечера к Антонии подошла Тересия, и по её взволнованному виду девушка поняла, что что-то случилось. Графиня таинственно улыбнулась и увлекла Тони к окну, бросив косой взгляд на Ива – он как раз отвернулся, беседуя с кем-то из гостей.

– Скажи, ты всё ещё хочешь сбежать? – выпалила Тересия шёпотом, пристально глядя в глаза подруге. – Есть шанс, только надо действовать быстро.

Глава 5

– Что?.. – растерянно переспросила Антония тоже шёпотом.

 

– Если сумеешь выйти из дворца незамеченной, за тобой ведь уже не следят, – торопливо начала объяснять Тери, поглядывая по сторонам, не подслушивает ли кто. – Лошадей в конюшне достаточно, возьмёшь, никто и не заметит, а потом езжай по южной дороге до постоялого двора «У трёх дубов». Леди Ионель сказала, там будет ждать её человек.

– Ионель? – снова переспросила Тони, слегка ошарашенная услышанным от подруги. – Но почему?..

– Ты согласна или нет? – перебила её Тересия, сжав ладони собеседницы и заглянув в глаза. – Или всё-таки уедешь, чтобы стать королевой?

Несколько долгих мгновений Антония смотрела на подругу, мысли лихорадочно метались в голове, но ответить девушка не успела: краем глаза заметила, что к ним с решительным видом направляется Ив. Сердце Тони ёкнуло, а потом скатилось в пятки, страх пробежался по спине ледяными лапками.

– Ой! – тихо пискнула Тересия, тоже увидев супруга Антонии. – Можешь не отвечать…

– Я согласна! – быстро проговорила сквозь зубы Тони, выпрямившись и повернувшись к Иву. – Передай леди, я согласна.

– Хорошо, – едва слышно отозвалась Тери и поспешно отошла.

Тони же молча ждала, пока Ранкур подойдёт, упрямо не опуская подбородка, однако смотреть ему в глаза ей всё же не хватило храбрости. Взгляд герцогини упёрся в квадратный подбородок супруга, а пальцы невольно нащупали кольцо и нервно его покрутили. Неужели…

– Полагаю, вам хватило времени повеселиться, – чуть улыбнувшись, произнёс он и протянул руку. – Думаю, здесь дальше обойдутся без нас, Антония.

У неё пересохло в горле и в коленках появилась слабость. Она беспомощно посмотрела на Ива, судорожно придумывая предлог, чтобы подняться в свою спальню, и тут вдруг вспомнила про подарок матери.

– Д-да, хорошо, – пробормотала она и добавила. – Я только заберу кое-что из комнаты, – Тони отвела взгляд и почувствовала, как щёки потеплели от проступившего румянца.

– М? – брови Ива в удивлении поднялись.

– Мамин подарок, – едва слышно пояснила Антония, досадуя на то, что румянец стал ярче и злясь на Ранкура за то, что вогнал её в краску.

Он хмыкнул.

– Хорошо, я подожду вас, – ответил Ив и прислонился к стене. – Надеюсь, это не попытка оттянуть неизбежное, – а вот его последняя фраза с отчётливой иронией задела Антонию.

Девушка обернулась и чуть не выкрикнула в запальчивости, что она не трусиха, но… Вспомнила, что собирается делать, и промолчала. Лишь поджала губы, смерила откровенно усмехавшегося супруга возмущённым взглядом и поспешила к выходу из зала. Тони уверилась в своём сумасшедшем решении воспользоваться помощью леди Ионели. Слишком уж самонадеянный этот мужлан королевских кровей! Антония с трудом удержалась, чтобы не ускорить шаг – вдруг её поспешность будет выглядеть подозрительной? Уже у самого выхода она поймала взгляд Тересии, едва заметно кивнула и вышла из зала. Ну а едва людные гостиные и салоны остались позади, Тони подхватила юбки и побежала к своей спальне.

Там, остановившись посреди комнаты, она поняла одну важную вещь: ей не во что переодеться! В самом деле, не скакать же по улицам в неудобном свадебном платье, собирая ненужных свидетелей побега. Антония заметалась по комнате, потом дёрнула шнурок, вызывая служанку, и в ожидании снова забегала по спальне, кусая губы и то и дело посматривая на часы. Время тянулось медленно, казалось, стрелки застыли в одном и том же положении, и когда дверь открылась, впуская горничную, Тони чуть не подпрыгнула от неожиданности, так была напряжена.

– У тебя есть ровно пять минут, чтобы найти мне штаны, рубашку, куртку и плащ! – выпалила Антония, едва девушка замерла на пороге. – И сапоги ещё! И не вздумай никому проболтаться, что это мне! Поняла? – герцогиня нахмурилась, сжав руки в кулаки.

У служанки глаза сделались круглыми от удивления, но возражать она не посмела.

– Да, миледи, – пискнула она и выскочила за дверь.

Антония же, изогнувшись, рванула шнуровку сзади на платье, не заботясь о целостности наряда, сдёрнула с причёски фату, и тут её взгляд упал на пакет на кровати. Подарок матери. Тони замерла, прерывисто вздохнула, и любопытство победило: девушка приблизилась к постели и взяла пакет. Перевернула его, вытряхивая содержимое, потом осторожно взяла и тихо ахнула, во все глаза глядя на ночную сорочку. Из тонкого полупрозрачного шёлка жемчужно-серого цвета, с кружевными вставками и разрезами, на тонких лямках-завязочках, выглядела она весьма откровенно и вместе с тем не вульгарно. К сорочке прилагался длинный халат из того же шёлка. Тони было ужасно жаль оставлять такую красоту, но с собой взять она не решилась – перед кем надевать? Девушка надеялась, история с Ивом вскоре закончится, ведь не будет же он в самом деле искать блудную жену. С сожалением вздохнув, Тони провела по мягкому шёлку ладонью последний раз и положила его обратно в пакет. Возможно, когда-нибудь она и наденет нечто подобное для любимого человека, но не для навязанного мужа.

Косясь на дверь, Антония выпуталась из платья, небрежно отбросила ногой ворох ткани, и как раз в этот момент в дверь раздался осторожный стук. Сердце герцогини скакнуло к горлу, чуть не вылетело через уши, и она поперхнулась вдохом. Мелькнула паническая мысль, что это Ив пришёл за ней, и она дрожащим голосом спросила, невольно прикрыв верхнюю часть тела руками.

– К-кто там?

– Одежда, леди как вы просили, – донёсся приглушённый ответ служанки, и Антония перевела дух, громко вздохнув.

– Заходи, – разрешила она.

Горничная вошла с ворохом одежды и торопливо заговорила:

– Прошу прощения, миледи, я не знала, какой у вас размер…

– Давай сюда, – прервала Тони и выдернула вещи из её рук. – Всё, свободна. Ты меня не видела, ничего не приносила, – герцогиня выпроводила служанку из спальни.

Штаны пришлось подвернуть, и они слегка висели на Тони, но тем лучше – мешковатая одежда скрывала изящество её фигурки, ведь за окном уже стоял поздний вечер, а ей ещё из города выбираться. Рубашка пришлась почти впору, куртка вышла широковатой в плечах. Вот сапоги очень удачно оказались её размера, чему Антония обрадовалась несказанно. А когда застегнула на поясе перевязь, порадовавшись, что успела перепрятать драгоценное оружие под матрас, куда уж точно никто не заглянет, новобрачная почувствовала себя гораздо увереннее, чем некоторое время назад. Закутавшись в плащ, она окинула взглядом спальню и мстительно улыбнулась.

– Ждите меня дальше, ваша светлость, не дождётесь! – Антония усмехнулась и выскочила за дверь.

Дворец она знала хорошо, особенно эту часть, с детства часто бывала, и как выйти отсюда на первый этаж, минуя многолюдные гостиные второго этажа, тоже знала. А там уже через кухню можно и к конюшням выйти. Захваченная азартом, Тони бегом промчалась по коридорам, придерживая меч, и перед поворотом к кухне притормозила, набросила капюшон на голову. Потом сильнее закуталась в плащ и спокойным шагом подошла к дверям и юркнула внутрь. На кухне царила суматоха, что-то шкворчало на огромных сковородках, булькало, повар зычным голосом отдавал команды, размахивая в полутёмном, жарком помещении поварёшкой. В нос ударили многочисленные запахи, и Антония чуть не закашлялась, прикрыв лицо ладонью. Она проскользнула вдоль стены, никем не замеченная, а даже если кто-то и видел, посчитал за одного из посыльных.

Почти на ощупь найдя дверь чёрного входа, Тони вышла наконец на улицу, вздохнув полной грудью, постаралась унять дрожь в коленках и бегом направилась к конюшням. Однако там её поджидал сюрприз в виде закутанной в плащ и явно нервничавшей Тересии.

– Вот, держи, – быстро проговорила она и сунула подруге увесистый кошель. – Леди Ионель передала, – добавила Тери.

– С-спасибо, – Антония немного растерялась, осознав, что совершенно не подумала о такой простой вещи, как деньги.

Ведь она до сих пор ни разу в одиночестве никуда далеко не отправлялась, только с родителями.

– Всё, Тони, мне пора, – Тересия быстро обняла беглянку. – Подозреваю, что меня первую будут обо всём расспрашивать, когда всё раскроется, – она криво улыбнулась. – Я лучше поеду домой, сославшись, что не очень хорошо себя чувствую и всё такое.

Антония виновато посмотрела на подругу.

– Прости, Тери, – пробормотала она.

– Ладно, забыли, – графиня махнула рукой. – Удачи тебе, надеюсь, вскоре увидимся снова.

Новоиспечённая герцогиня де Ранкур тоже на это надеялась. Распрощавшись с Тересией, Антония поспешила в конюшни. Через некоторое время из ворот дворца стремительной тёмной тенью выскочил всадник и поскакал к южным воротам города, нарушая покой улиц звонким цоканьем копыт. Тони надеялась, она успеет покинуть Реннару до того, как Ив поднимет тревогу по поводу длительного отсутствия своей супруги. Прижимаясь к шее коня, Антония не сдержала фырканья: вот уж нет, возвращаться она не собирается! Пусть уезжает в свою Айвену и там решает все свои дела, без неё. Найдёт себе другую невесту, более подходящую на место королевы. Ну и что, что без дара, невелика беда. В намёки на то, что проявившийся рисунок – это подарок богов и благословение на взаимную любовь, Антония верить не хотела.

Примерно в это же время, во дворце.

Проводив взглядом супругу, Ив чуть нахмурился и скрестил руки на груди. Вроде вела она себя, как обычно, и пообещала глупостей не делать, но всё же… Волнение и нервозность, мелькнувшие в букете её эмоций, вполне объяснимы, в них нет ничего странного. Однако чутьё Ива ещё никогда не обманывало, а оно шептало, что от своенравной барышни следовало ожидать сюрпризов. Пойти, проследить за ней? Ранкур передёрнул плечами и тихо хмыкнул, рассеянно глянув на расцвеченный разноцветными фонариками парк за окном. Вот ещё, это совсем мальчишество какое-то будет уже. Ну куда Антония денется из дворца? Домой поедет? Так там её в первую очередь найдут, должна же понимать. Сами родители скорее всего и отвезут к нему лично. К подруге? Ну, там строптивую невесту Ив бы поехал искать во вторую очередь, если бы её не оказалось дома. А больше вариантов у малышки не было. И вообще, в свадебном платье, в дорогих украшениях, одна, по городу? Не настолько же глупая Антония, должна понимать, что не пройдёт и двух шагов, чтобы не обратить на себя внимание.

Ив отвлёкся от мыслей о возможных каверзах молодой супруги на более приятные: что будет, когда они всё-таки доберутся до дома. За эти два дня управляющий королевы Исабели сделал невозможное, и теперь его берлога выглядела вполне прилично для принятия новых жильцов. В его спальне даже появился туалетный столик, на который Ив косился с лёгким удивлением и недоумением каждый раз, настолько непривычно выглядела эта деталь интерьера в его бывшей холостяцкой комнате. Спальня… Ранкур неслышно вздохнул и покачал головой, с некоторым трудом представляя, как там всё будет. Девственниц у него до сих пор не было, и с некоторым смущением он признался себе, что сам тоже слегка нервничает. Как сделать так, чтобы не испугать, не отвратить после первого же раза? Ив надеялся, хоть что-то об отношениях мужчины и женщины Антония знала, потому что выступать в роли рассказчика ему совсем не улыбалось. Возможно, то, что подходит для опытной женщины, для невинной девушки покажется странным и даже пугающим, а как вести себя по-другому в постели, Ив не представлял. Вот же задачка! Он с досадой вздохнул и чуть не почесал в затылке привычным жестом, но вовремя вспомнил, что не у себя дома и на него смотрят множество людей. Ладно, как-нибудь разберётся, в конце концов, мужчина он или кто.

– Ив? А где ваша очаровательная супруга? – ворвался в его размышления весёлый голос королевы Исабели. – Где вы её потеряли?

Ранкур очнулся от дум и посмотрел на её величество.

– Вообще, я уже собирался домой ехать, она попросила кое-что забрать из спальни, – ответил он и вдруг осознал, что прошло уже гораздо больше времени, чем требуется, чтобы дойти до личных апартаментов королевы, где ночевала Тони, и забрать нужное. Ив нахмурился, в груди толкнулось беспокойство. – Пожалуй, схожу потороплю, – решительно заявил он и, не дожидаясь ответа Исабели, быстрым шагом направился к выходу.

Зрела уверенность, что упрямая девчонка задумала-таки пакость, несмотря на все обещания, и Ранкур в раздражении сжал кулаки. «Отшлёпаю», – мрачно подумал он, не обращая внимания на косые взгляды вслед. Антонии пора прекращать вести себя, как ребёнок, ведь она будущая королева, и чем быстрее поймёт это, тем лучше станет для всех. Ив не собирался краснеть за супругу перед подданными, тем более, когда он сам пока ещё в довольно шатком положении наследника лишь по бумагам. Неизвестно, как примут его остальные. И тут к Иву пришло чёткое ощущение: Антонии нет во дворце. Настолько оно было сильным, что он чуть не споткнулся, на мгновение замер, уставившись перед собой невидящим взглядом, а потом почувствовал, как по татуировке на руке прокатилась тёплая волна. Тряхнув головой, Ив плюнул на приличия и сорвался на бег, уже понимая, что каким-то образом может чувствовать, где находится бедовая супруга, и скорее всего, это последствия связавшей их магии.

 

– Выпорю! – прошипел он, раздражение переплавилось в откровенную злость.

Последние два дня были совершенно сумасшедшими, Ив делал всё, чтобы подготовиться к изменениям в своей жизни, и чтобы Антония чувствовала себя комфортно, а дрянная девчонка не нашла ничего лучше, чем сбежать в день свадьбы! И похоже, вместо брачной ночи Иву светило не очень приятное путешествие к ррыхру на рога – куда там понесло на ночь глядя сумасшедшую жену?! Догонит, поймает, положит на колено и хорошенько отделает ремнём, чтобы неповадно было! Ив не верил, что Антонии настолько неприятно его общество, проснувшийся ментальный дар однозначно говорил, что это не так. Но почему она такая упрямая?! Неужели из-за отсутствия этой пресловутой любви? О, Божественная пара, да посмотреть только на Ионель с её любовью, и сразу расхочется, чтобы это чувство присутствовало в его жизни в том или ином качестве! Гораздо лучше взаимное уважение и забота. Видят боги, Ив собирался дать всё это Антонии и совершенно не планировал относиться к ней холодно или равнодушно, чего она испугалась, глупая? Ведь если посмотреть с чисто мужской точки зрения, дурак тот, кто останется спокойным рядом с такой красоткой, Антония далеко не дурнушка, чего уж там. Иву льстило, что ему досталась такая жена, а не какая-нибудь страшненькая да серенькая, ради такой он вряд ли бы согласился жениться, даже из-за полезного третьего дара.

За размышлениями он не заметил, как добрался до спальни, где ночевала Антония, и только приготовился пинком открыть дверь, как увидел, что в этом нет необходимости – она была приоткрыта. И там, около кровати, шёлковой голубой лужицей лежало забытое свадебное платье… Ив вытаращился на наряд, пытаясь найти ответ на простой вопрос: в чём, ррыхровы потроха, она удрала из дворца?! Кто ей помогал? Ив прищурился, в его глазах мелькнул лёд: это он узнает потом, а сейчас, пожалуй, стоит отправиться за блудной супругой и всыпать ей хорошенько, когда поймает. В конце концов, она задолжала ему брачную ночь! Ранкур тоже мог быть упрямым, и спускать девчонке её возмутительную авантюру не собирался. Не медля больше ни минуты – чутьё всё так же подсказывало, что Антония удалялась от дворца, – Ив покинул спальню и почти бегом отправился к выходу. В обход бальной залы, не желая терять время на лишние объяснения кому бы то ни было. Выскочил на улицу, добрался до конюшен и не обратив внимания на удивлённого конюха, сам быстро оседлал лошадь. Через несколько минут Ранкур уже нёсся галопом по вечерним улицам Реннары, распугивая поздних гуляк и крепко сжимая поводья лошади. Судя по всему, Антония ушла уже довольно далеко, потому что ощущение, хоть и не пропадало, но становилось слабее.

Да, пожалуй, ремень – именно то, что требуется для выбивания дури из её хорошенькой головки. Найдёт, проучит, а потом стребует брачную ночь. С процентами, если потребуется. А скорее всего, именно что потребуется, за перенесённые волнения и оскорблённое достоинство супруга. Возможно, увидь сейчас Тони оскал на лице Ива, она бы сто раз подумала прежде, чем принимать опрометчивое решение, но девушка уже покинула город, о чём Ранкур пока только догадывался…

Постоялый двор «У трёх дубов».

Натянув поводья и остановив лошадь, Антония с подозрением осматривала указанный леди Ионелью постоялый двор, где ей сказали, что её встретят. Не то, чтобы он выглядел странно – добротный трёхэтажный дом с двором, окружённым оградой, в окнах приветливо горел свет, через приоткрытую дверь доносились голоса. Но Тони ни разу в жизни не бывала в таких местах, и теперь, в полной мере осознав, что совершенно одна, среди незнакомых людей, девушка заметно оробела. Она смотрела на дом и не могла найти в себе смелости спешиться, напряжённо размышляя. Конечно, ещё не поздно вернуться обратно, ворота в город на ночь не закрывались, лишь усиленная стража стояла – бояться нападения мифических врагов столице одного из самых сильных государств было нечего. Но… Тони вздёрнула подбородок. В Реннаре ждал разъярённый муж и суровая отповедь родителей, хотя они ей уже не указ – ведь она замужняя дама нынче. Губы Антонии скривила невесёлая улыбка: возвращаться она уж точно не собирается, раз ввязалась в эту историю с побегом, надо довести её до конца. И потом, здесь должен ждать человек леди Ионель, который отведёт в поместье доброй помощницы, надо всего лишь найти его внутри.

– Эй, вы постоять приехали или будете заходить? – не слишком вежливый окрик конюха вывел Антонию из задумчивости.

Она вздрогнула, уставилась на кряжистого мужичка с намечавшейся лысиной, смотревшего на девушку с лёгким раздражением и уперев руки в бока.

– А то я уже спать собирался, – недовольным голосом добавил он.

– Я зайду, – поспешно ответила Антония и спрыгнула на землю.

Конюх, обнаружив, что его собеседница – не мужчина, одарил её удивлённым взглядом, пожал плечами и взял поводья лошади.

– Не рассёдлывайте, мне надо здесь всего лишь встретиться с одним человеком, – быстро проговорила Тони, радуясь, что есть плащ, в который можно закутаться плотнее.

– Как скажете, леди, – конюх снова пожал плечами и увёл лошадь к конюшне, видневшейся чуть поодаль.

Антония же, невольно затаив дыхание, поднялась по ступенькам, от нервного волнения прикусив губу и сжимая полы плаща повлажневшими пальцами. Мелькнула запоздалая мысль, а как они с посланником леди Ионели узнают друг друга, но Тони успокоила себя, что наверняка помощница дала своему человеку все нужные инструкции на этот счёт. Глубоко вздохнув, она благоразумно надвинула капюшон плаща пониже на лицо и взялась за ручку двери, толкнув. По коже прошёл морозный озноб, натянутые до предела нервы грозили вот-вот порваться с тихим звоном. Не отрывая глаз от пола, Тони переступила порог постоялого двора, остро ощущая на себе взгляды сидевших там посетителей – сколько их было и какие, девушка, естественно, не видела. Голоса лишь на несколько мгновений прервались, а потом постояльцы вернулись к своим разговорам, к облегчению Антонии. Но всё же, на неё всё равно смотрели. Она это чувствовала каждой клеточкой, и страшно тянуло откинуть капюшон и оглядеться, возможно, найти того, кого послала к ней таинственная Ионель… Но инстинкт самосохранения подсказывал, что это будет роковой ошибкой, ведь Антония – девушка, а тут почти наверняка одни мужчины. И меч на боку не внушал уже такого чувства уверенности, как ей казалось. Тони стиснула рукоятку, тревожно размышляя, а сможет ли выстоять не в учебном бою против нападающих.

Низко наклонив голову, Антония быстро обошла общий зал по кругу, чуть приподняла голову, окинув помещение взглядом и выискивая, куда бы сесть, чтобы привлекать меньше внимания. Здесь стояли большие столы со скамьями для компаний больше пяти человек, а в глубине к радости Антонии – отдельные столики, куда она и направилась. Свободных мест было достаточно, хотя, как успела заметить девушка, в общей зале несмотря на поздний час оставалось довольно людно. Группа путников в дорожных одеждах что-то шумно праздновала, громко смеясь и чокаясь кружками с элем, несколько столиков тоже занимали какие-то люди. Антония мышкой проскользнула к самому дальнему, опасаясь разглядывать посетителей дольше, чем нужно, опустилась на стул и нахохлилась, снова от переживаний начав покусывать губу. Узнает ли тот, с кем она должна встретиться? Поймёт ли, кто она? А если нет? Сколько ей тут сидеть на виду у всех, ведь Ив вполне возможно уже наябедничал семье, что невеста сбежала, и её могут искать! Антония вздрогнула и поёжилась, отвлёкшись на несколько мгновений от дум о посланнике. Мелькнуло опасение, а не рванёт ли Ив сам за своенравной супругой, но Тони тихонько хмыкнула своим мыслям. Ну зачем ему это? Между ними нет ровным счётом ничего кроме проклятого узора и третьего дара, неужели для Ранкура он так важен?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru