Солги мне на удачу

Кира Стрельникова
Солги мне на удачу

Глава 3

Недоверчиво уставилась на него и вежливо переспросила:

– Простите… Это такая шутка?

– Ничуть, – невозмутимо отозвался Арман, покачивая бокал с вином.

Я сглотнула, вскочила, не в силах сдержать нервное волнение.

– Но почему так мало?! – воскликнула, и не скрывая раздражения. – И потом, разве нельзя с помощью магии как-то вложить нужные знания мне в голову?

– Можно, – согласился канцлер. – Только я сомневаюсь, что вы останетесь в здравом уме. Слишком большой объем информации, Вивьен, да и вмешательство в сознание всегда опасно. Я в вас верю, вы справитесь. – Он снова улыбался, и эта уверенная улыбочка почему-то несказанно бесила. – Что же до сроков, то через месяц торжественный прием во дворце в честь дня рождения ее величества, и вы должны присутствовать на этом приеме.

Я едва не выронила бокал и неприлично не открыла рот.

– Господи, зачем?! – вырвалось у меня.

– Боги, Вивьен, – поправил Арман, я не сразу поняла, о чем он, озадаченно хлопнув ресницами. – У нас нет единого бога, а есть богиня-мать, отвечающая за справедливость, и ее дети, близнецы, брат и сестра, – пояснил он. – В библиотеке имеется сборник легенд о происхождении мира, к завтрашнему вечеру вы должны выучить, – тут же последовало первое распоряжение. – Мне надо ненадолго отлучиться, проверить, как дела, я отсутствовал несколько месяцев по нашим меркам. – Арман вздохнул и поднялся. – Обживайтесь, располагайтесь, Вивьен, завтра я вернусь и проверю, как вы выучили урок. – Он пристально посмотрел на меня. – И начните заодно изучать историю страны. Первые две главы, образование королевства и первая династия.

Я сдержала желание послать Армана в далекие дали, напомнила себе, что собираюсь начать жизнь сначала, и поджала губы.

– Что-то еще, милорд? – чопорно спросила, сложив руки перед собой на животе.

В глазах канцлера мелькнуло восхищение, он молча покачал головой и встал, приблизившись ко мне. Взял ладонь – я, мгновение поколебавшись, не стала все же демонстративно вырывать ее, – и поднес к губам.

– Захотите есть – просто положите в ящик доставки на кухне записку с просьбой, – пояснил он, не торопясь выпускать мои пальцы и глядя в глаза все с той же улыбкой. – Проход через портал автоматически вложил вам знание языка, Вивьен, не беспокойтесь. И да, я восхищен, – добавил канцлер фразу, от которой я все же вздрогнула, покосившись на собеседника. – Порода в вас есть. Хорошего дня, Вивьен, увидимся завтра, – и он вышел из столовой, оставив меня одну.

Я постояла немного, глядя ему вслед и перекатываясь с пятки на каблук, потом прищурилась и тряхнула головой.

– Мифология, значит? – негромко произнесла и хмыкнула, направившись к выходу. – Ладно, будет тебе мифология, господин канцлер…

Первым делом, вернувшись в спальню, конечно, переоделась. Я же женщина и красивые и качественные вещи люблю, особенно – новые, особенно из натуральных тканей и в новом мире. Любопытно, что тут носят женщины. Как выяснилось, Арман позаботился даже о белье. Мои щеки слегка потеплели, а в груди заворочалось раздражение пополам с замешательством. Мы едва знакомы, а он… он такое себе позволяет! Но надо сказать, вкус у канцлера оказался отменным. Изящное, мягчайшее и невесомое кружево, словно сплетенное из паутины, гладкий шелк, полупрозрачный батист, украшенный вышивкой – я невольно залюбовалась, перебирая пикантные вещички.

Трусики, больше похожие на шортики, закреплялись с помощью ленточек, нижние сорочки – на тонких лямках, невесомые чулки, подвязки, и – о-о-о, мать, даже пояс имелся. Лицо уже равномерно горело, как-то я не привыкла, что незнакомые мужчины настолько тщательно заботятся о том, что у меня под одеждой. Ну… Ладно. Спишем на то, что Арман просто обеспечил меня полным комплектом нарядов, а не имел в виду какие-то далеко идущие планы. Я пока не решила, хочу ли чего-то такого или нет, при всей учтивости и обаянии канцлера. Чуйка осторожно водила носом и шептала, что Арман – тот еще интриган и вещь в себе, шкатулка не то что с двойным, а то и с четверным или даже больше дном. И пока не разберусь, во что же меня втянули, буду держать себя вежливо, но на расстоянии.

Ну а сейчас – горячая ароматная ванна для успокоения взбудораженной нервной системы, прихватить из библиотеки книжек и начать изучать местную мифологию. На память не жаловалась, в университете лекции всегда учила легко и почти дословно, так что справлюсь и тут. Через некоторое время я нежилась в ароматной пене, сложив стопкой на стул три книги, утянутые из библиотеки, и четвертую держала в руках, вчитываясь в ровные строчки. Судя по всему, печатное дело тут уже знали: текст был не рукописный, а именно отпечатанный, и буквы отдаленно напоминали латиницу из моего мира. А легенды оказались увлекательными, и я сама не заметила, как с головой погрузилась в чтение о местной богине-воительнице, отвечавшей за справедливость.

Раяна оказалась теткой боевой и с характером. Много путешествовала по мирам, ввязываясь во все мало-мальски жаркие заварушки, эдакая валькирия иномирного разлива. Но потом вдруг захотела остепениться, осесть на одном месте, и выбрала этот мир. Потом точно так же выбрала мимо проходящего мужчину, естественно, божественного происхождения, провела с ним пару горячих ночей и – решительно указала на дверь. О том, что ничего серьезного Раяна к нему не испытывала, говорило и то, что имени этого смелого мужчины нигде не упоминалось. А богиня вскоре родила близнецов, мальчика и девочку. Как водится, девочка отвечала за красоту, плодородие, женскую силу, в общем, была местным воплощением инь, а парень – порывистый, вспыльчивый, горячий и скорый на расправу, впрочем, и на вознаграждения достойным тоже. Истинный ян, применяя земные аналогии. А Раяна приглядывала за детьми и паствой, вмешиваясь, только когда без нее никак не решалось.

Когда вода остыла, я вылезла, накинув кружевной пеньюар и без всякого стеснения отказавшись от белья. Арман же сказал, что вернется только к завтрашнему дню, и что-то подсказывало, так и будет. Я не любила лишней одежды, особенно дома, да и кружево приятно льнуло к телу. Подумав, набросала на листке пожелания по легким закускам и фруктам – странно было видеть, как моя рука свободно выводила незнакомые слова, да еще и зачарованным от клякс пером, напоминавшим вполне знакомые перьевые ручки. Добавила просьбу о соке и спустилась вниз, оставив все в обычном деревянном ящике размером где-то с коробку от микроволновки.

Спустя четверть часа там появился поднос со всем требуемым, и я со всем комфортом устроилась на балконе, подумав и совсем избавившись от пеньюара. Никто не увидит, я же видела, что дома никого нет, а солнышко ласково грело, совсем не обжигая. Да и внутреннее чутье подсказывало, что подвоха с невидимыми слугами тоже нет. Совмещу полезное с приятным, и поучу, и позагораю.

Оказавшись в своем городском особняке через портал – в свое время Арман отвалил за редкий артефакт многоразового использования немалую сумму золотом и не пожалел ни разу, – канцлер стремительным шагом направился в кабинет, на ходу расстегивая изрядно надоевший иномирный костюм. Как же он соскучился по тонким шелковым рубашкам, накрахмаленному кружеву и мягким натуральным тканям сюртуков! Арман невольно поморщился, кивая попадавшимся по пути слугам, и мысли обратились к гостье.

Вивьен. Боги милосердные, и она жила в том мире целых тридцать лет! Дыхание канцлера участилось, а в горле пересохло, едва он возвращался в мыслях к загородному дому. Она наконец-то у него. Арман чуть не сбился с шага, аж голова слегка закружилась от шальной, пьянящей радости. И как же похожа на мать, просто удивительно! Такой же нежный изгиб губ, прямой аккуратный носик, глаза, в которых можно утонуть… Только вот характером, видимо, пошла в неизвестного отца, Лилиана была мягче и более кроткой. Что ж, ничего страшного. Теперь-то он не повторит ошибок прошлого и никому не покажет свое сокровище, пока не уверится, что она принадлежит только ему одному и никуда уже от него не денется. И у него есть на это целый месяц.

Арман зашел в кабинет, снял с одной из полок артефакт для связи и поставил на стол круглый хрустальный шар на подставке и небрежно коснулся пальцем, представив того, с кем хотел бы поговорить. Почти сразу шар засветился, а в воздухе соткалось призрачное изображение.

– С возвращением, милорд, – почтительно поздоровался мужчина, склонив голову.

– Через полчаса в управлении, – отрывисто приказал Арман. – Подготовь отчеты за два месяца, подробные.

– Будет сделано, милорд, – отозвался собеседник.

Канцлер погасил шар и убрал обратно на полку, покинул кабинет, тем же стремительным шагом направляясь в свои покои. Там уже ждал верный Лаурус и чашка любимого напитка – густого, пряного и ароматного какао. Только без сахара, как в том мире, а горького, черного, бодрящего не меньше, чем этот их кофе. Последний Арману почему-то не пришелся по вкусу, хотя Вивьен его, по всей видимости, любила. Что ж, не проблема, в ресторане «Золотой рассвет», с поваром которого у него договоренность, варили пятнадцать сортов, гостья будет довольна.

– Рад видеть вас в здравии, ваша милость, – поздоровался Лаурус, сухопарый мужчина неопределенного возраста с цепким, внимательным взглядом.

– Рубашку, сюртук и штаны, – в три глотка выпив какао и мимолетно посетовав, что нет времени посмаковать напиток, приказал Арман и направился в ванную.

Смыть с себя запах другого мира он точно успеет прежде, чем направится в Управление королевских дел, где предстояло срочно разобраться, что произошло за эти два месяца. И не сбиваться на мысль о сокровище, ждущем его всего в каких-то трех часах езды на мобиле… Ну или в шаге через портал. Правда, там заряда осталось совсем мало, и придется потерпеть до завтра, а пока прояснить обстановку и привести завтра Вивьен учительницу по магии.

Арман скинул надоевшую одежду и встал под теплые струи душа, прикрыв глаза и снова погрузившись в воспоминания. Кружевница, надо же. Это значило, что Лилиана перегорела, раз дочь получилась с таким даром, ведь кружевницы рождаются только у магов, утративших дар. В груди привычно кольнуло застарелой болью, канцлер вздохнул. Он бы уберег ее, не дал случиться такому несчастью. Чертов неизвестный, обрюхативший Лилиану, отнявший у Армана! За прошедшие пять лет он так и не смог найти его, и это бесило неимоверно. Он, третий человек в королевстве – и не в состоянии найти любовника своей избранницы, перебежавшего ему дорожку! Сжав кулак, Арман тихо зарычал и стукнул по стене, не замечая боли в костяшках. Ничего… Ничего, у него теперь есть Вивьен. И не важно, сколько потрачено сил и денег на то, чтобы суметь найти их в том мире по остаткам магии от портала. Лилиану спасти он не успел, а вот Вивьен точно не отдаст. Никому.

 

Встряхнувшись, Арман несколько раз глубоко вздохнул, унимая эмоции, потом быстро сполоснулся и вышел, обмотавшись полотенцем. Лаурус уже приготовил темно-серый сюртук с узкой серебристой лентой по канту, белоснежную батистовую сорочку с кружевным жабо, ну и все остальное, удобное и привычное.

– Ваша почта на столе, ваша милость, – напомнил камердинер, и Арман мельком покосился на письменный стол в углу гостиной, где тремя аккуратными стопками лежали конверты, карточки с приглашениями и прочее.

– Вечером разберу, – отрывисто отозвался канцлер, быстро одеваясь.

– Экипаж ждет вас, – доложил камердинер, склонив голову.

– Благодарю. – Арман снова кивнул и направился к двери. – Буду поздно, так что можешь не дожидаться меня.

Обеда с Вивьен вполне хватит на несколько часов, а там можно заказать из ближайшего ресторана, как Арман делал не раз. Ах, Вивьен… Интересно, как она будет выглядеть в местной одежде, наверняка так же прелестно и элегантно, как ее мать. Месяца ему хватит, чтобы сделать из нее не только новую шпионку, но и… Нет, не любовницу. Ошибок прошлого Арман не собирался повторять. Через месяц на этом приеме во дворце он представит Вивьен как свою невесту, не меньше. Чтобы никто из придворных щеголей даже не смел коситься в ее сторону с мужским интересом.

Так, стоп. Для того, чтобы все это получилось, нужно для начала узнать, чем дышит столица в общем и дворец в частности. И не учудила ли что-нибудь ее хитрое величество за время отсутствия канцлера. Арман очень надеялся, что нет. Выйдя из своего роскошного трехэтажного особняка, он уселся в экипаж – тот самый, появившийся несколько лет назад, сплав магии и техники, – и коснулся активирующего кристалла. По отполированному дереву передней панели пробежали золотистые искры, и Арман расслабленно положил ладони на руль, направляя экипаж на оживленную улицу.

До здания Управления на одной из площадей добрался быстро, оставил машину на стоянке и стремительно вошел в просторный холл, кивнув вскочившему с места дежурному. Ох, как же он соскучился по родному миру за эти долгие две недели! Ну или два месяца с небольшим, по местному исчислению. Даже пахло здесь неуловимо по-другому, и так и тянуло улыбаться во весь рот. Но Арман сдержался. Нечего пугать подчиненных хорошим настроением, еще подумают невесть что. Дойдя до приемной, поздоровался с секретарем:

– Этьен, добрый день. Узнайте, где Франсуа, и немедленно ко мне. Подготовьте все срочное, что требует моего внимания, – отдал он приказание и зашел в кабинет.

Будто и не было двух месяцев отсутствия. На столе идеальный порядок, ни пылинки благодаря магии, даже запах не затхлый, а приятный, кожи и дерева. Арман вздохнул полной грудью, огляделся и сел в кресло, прикрыв глаза и несколько мгновений смакуя знакомую обстановку. Вот теперь он дома. Стук в дверь вырвал его из приятной задумчивости, и канцлер встрепенулся, согнал довольную улыбку с губ. Пора работать.

– Входи, – пригласил он посетителя – им оказался Франсуа де Шант, верный помощник и правая рука, незаменимый заместитель на время всех отлучек всемогущего начальника.

– Мой лорд, рад, что вы в порядке. – В кабинет зашел мужчина средних лет, неприметной внешности, и вообще весь какой-то усредненный и незаметный.

Идеальный помощник, ему и маскировка не нужна. Пожалуй, Франсуа боялись ничуть не меньше, чем Армана, потому как де Шант имел милую привычку оказываться в нужном месте в нужное время, причем внезапно. И был в курсе всех сплетен и грязных тайн аристократии, поскольку заведовал разветвленной сетью шпионов по всему городу. За глаза Франсуа называли Серым Пауком, и ему это несказанно льстило.

– Садись, – приказал Арман, кивнув на стул для посетителей. – Давай с самого срочного.

Франсуа опустился, положил перед собой пухлую кожаную папку и открыл.

– У ее величества появилась фаворитка, недели через две, как вы ушли по своим делам, – начал он, и Арман подобрался, даже вперед подался. – Вот все, что удалось узнать о ней. – Франсуа взял несколько листков, скрепленных между собой, и протянул канцлеру. – Особа мутная, крайне осторожная, но в королеву вцепилась мертвой хваткой. Имеет собственные покои в королевском крыле, дарован титул графини, есть брат, оба обладают стандартной стихийной магией без доминант. На провокации не ведется, очень подозрительная. От королевы не отходит, ее величество в восторге от фаворитки и не отпускает ее от себя ни на шаг.

– Откуда эта особа вылезла? – нахмурился Арман, вчитываясь в ровные строчки донесения. – Ауриния де Мориньи, ну надо же, – фыркнул он, постучав пальцем по бумаге. – А королева щедра, графство Мориньи богатое, там много виноградников и фруктовые сады плодородные. Поместье там тоже весьма обширное…

– Элитное заведение «Перламутровый грот», ее величество любит там развлекаться инкогнито, – доложил Франсуа.

– Так-так-та-ак, – протянул Арман, прищурившись, его глаза недобро блеснули. – Сдается мне, наша сиятельная Сесилия задумала какую-то гадость, – вкрадчиво произнес канцлер, чувствуя, как азарт щекочет изнутри пузырьками игристого. – Решила потягаться в интригах? Ну-ну, – хмыкнул Арман. – Так, кто у нас там есть, чтобы подобраться поближе к этой Ауринии? Кто с ней из высшего света дружит? – требовательно спросил он.

– Графиня одинаково учтива со всеми, никого не выделяет. На приемы в свой особняк приглашает всегда разных людей, чтобы никого не обидеть. – Франсуа протянул Арману следующий лист. – Также никого к себе не подпускает близко, подруг не замечено, даже в «Перламутровом гроте». Исправно отчисляет процент мадам Жемчужине за покровительство королевы Сесилии.

– Ага, ага, – кивнул Арман в такт его словам. – Осторожная, значит? Тогда тем более должно быть что-то, из-за чего эта Ауриния осторожничает. Значит, завтра мне на стол список ее клиентов и клиенток до того, как она стала фавориткой, и кого эта графинька больше предпочитает, – распорядился Арман, отложив донесение по любовнице королевы. – И про брата тоже, любовницы, любовники, предпочтения, слабости, привычки – все.

– Вот здесь, милорд. – Франсуа вынул из папки еще несколько листков. – В любовных связях не замечен, предпочитает наведываться в «Перламутровый грот», положением не пользуется, исправно платит за девочек, – пояснил он. – Ведет себя скромно, подарков и денег не требует.

– Прямо такие кроткие и благородные со всех сторон, благодарные только тому, что ее развратное величество обратило внимание на смазливую шлюху, – пробормотал Арман. – В общем, ты понял. Мне нужны слабые места этой парочки и их планы. В спальне королевы записывающий кристалл спрятан? – уточнил канцлер.

Франсуа невозмутимо кивнул.

– На записях – только светские сплетни и любовные утехи, – ответил Серый Паук. – Ничего серьезного не обсуждается.

– Так-так, – снова протянул Арман. – Дом этой Ауринии? Ее комната в борделе? Франсуа, ты меня разочаровываешь, – нахмурился канцлер.

– Виноват, милорд, я ищу возможности, – заместитель Армана наклонил голову. – Но пока ничего, никаких подозрительных разговоров или действий.

– Ладно, хорошо. – Арман отложил документы. – Давай остальное.

Несколько часов канцлер и его помощник обсуждали текущие дела, просматривали отчеты и доклады, а потом хозяин кабинета решил прерваться на легкий перекус и отправил в ресторан заказ. Заодно выглянул к секретарю и распорядился:

– Этьен, пригласи ко мне леди Клементину как можно быстрее.

После чего вернулся к делам, отпустив Франсуа и составив график встреч на завтрашний день. А в голове уже вертелись мысли по поводу этой неуловимой Ауринии… Вот тут Вивьен очень даже пригодится, если удастся заинтересовать осторожную фаворитку… Или хотя бы набиться к ней в подружки… Они станут идеальной парой, его лучшая шпионка и королевский канцлер. Для всего света Вивьен так и останется светской дамой, супругой Армана де Рэя, и наверняка многие попытаются получить влияние на могущественного советника, и… на этом тоже можно будет отлично сыграть.

С некоторым трудом удалось вынырнуть из приятных мыслей, но Арман справился. Только поставил себе в заметки подумать, чем порадовать завтра Вивьен кроме новой учительницы. И, пожалуй, он знал, чем же именно.

Возможность получить новые знания захватила с головой. С легендами разобралась быстро, да там и книга не слишком толстая была, если честно. Где-то с середины я просматривала наискосок, сомневаясь, что коренные жители прямо знают ее назубок со всеми нюансами. Основные сведения о богах усвоила, а всякие их приключения так, в общих чертах. Оставила книгу на тумбочке около кровати, буду перед сном еще перечитывать для закрепления. Естественно, потом мои загребущие лапки потянулись к трактату под названием «Основы общей магии». О-о-о, да. Раз меня угораздило попасть в магический мир, после пантеона вот это самое нужное.

Обедала я уже в саду, выбрав беседку и для приличия все же облачившись в трусики и прихватив пеньюар. Ну так, на всякий случай. Неизвестный повар из ресторана удовлетворил мои запросы, и я стала обладательницей графина с соком, похожим на мультифрукт, ну и целой корзинкой разнообразных фруктов. Отличный перекус, а на обед мне подали нежнейшее рыбное филе без косточек, залитое каким-то потрясающим сливочным соусом, овощной салат и сырный крем-суп. На десерт меня порадовали чем-то средним между желе и муссом, тоже фруктовым, со сливками. Утолив насущные потребности, я занялась изучением магии в этом мире.

Она тут действительно была разнообразной. Практически все жители в той или иной степени обладали стихийной, или, как ее называли, бытовой магией. А вот дальше уже шла специализация, и она еще и по цветам делилась. Красный – самый высокий, голубой – начальный. Имелись целительницы – причем преимущественно женщины, мастера по иллюзиям, менталисты – самая редкая разновидность, и еще куча всего. Порадовало, что имеются и техномаги, делавшие разнообразные артефакты и соединявшие магию с технологиями. Среди артефактов – аналог телевизора, записывающие кристаллы, к моей великой радости. Концерты, театры, светская хроника, даже аналоги фильмов и сериалов. Записи можно было купить в книжных, точнее, заказать себе в библиотеку. Самоходные экипажи, или мобили, появились относительно недавно и были самыми дорогими, имелись исключительно у аристократов, понятное дело. Артефакты связи, почтовые шкатулки и прочие полезные мелочи очень порадовали.

Добралась я и до кружевниц. Оказывается, они рождались только у тех, кто потерял магию, перегорел. Значит, моя мама по какой-то причине лишилась дара. Что ж, поставим галочку, на будущее, так сказать. Кружевницы в самом деле использовали остатки магии других, причем любой магии, кроме ментальной. Тем и являлись опасными и полезными одновременно. Чем сильнее дар, тем больше заготовок могла сплести такая одаренная, и хранились они в специальных накопителях. Особых подробностей в книге, к моему легкому разочарованию, не было. Я решила не перегружать мозг и отложила книгу, заложив закладкой – переключусь на что-нибудь другое.

Другим оказался справочник по этикету. В пяти, черт их всех возьми, томах… А когда я рискнула открыть первую книгу и прочитать вступление, то выругалась уже вслух и совсем неприличными словами. Ибо с этикетом тут оказалось все очень, очень непросто. Значение имело все: от цвета ткани до прически. Отделка, фасон, украшения, веер, да какого цвета завязки на трусиках – все! И мне предстояло освоить это за месяц, если не хочу ударить лицом в грязь. Вот тут Штирлиц, как говорится, мог быть очень близко к провалу. Не сдержала нервного смешка, оглянулась и решительно направилась в кабинет. Хорошо, справочник был отлично организован, четко по разделам, а в кабинете имелись разноцветные чернила. Что ж, вспомним студенческую юность и займемся составлением лекций. Надо бы у Армана попросить эти кристаллы, чтобы тренироваться по записям, так быстрее в голове все отложится.

Я сама не заметила, как пролетел и следующий день, и опомнилась, только глянув в окно: там небо золотилось подступающим закатом. Ох, канцлер! Он же скоро должен прийти! Я подскочила, чуть не запуталась в полах пеньюара, и заторопилась в спальню со справочником под мышкой. Надо срочно продумать образ, на всякий случай. Вряд ли, конечно, даже если выберу что-то не так, Арман примет это как знак, но… Подстраховаться не мешало. Чутье подсказывало, что с канцлером стоит быть крайне осторожной и не давать лишних поводов. Ни для чего. И так рядом с ним настороженность не покидала меня.

 

– Так, – пробормотала я, остановившись на пороге и обведя гардеробную прищуренным взглядом. – Начнем, пожалуй.

Для начала, статус. Положим, аристократка, из не слишком старинного, но и не захолустного рода, прибыла из провинции. Значит, золотисто-коричневый, без отделки, квадратный вырез и рукава без манжет, до запястий. Можно с вышивкой, и как раз такое платье имелось. Сняла, отложила. Белье – пусть Арман его и не увидит, но не стоит пренебрегать мелочами, – не белое. Я давно не девственница и, упаси местные боги, не строю планов на замужество. Значит, в тон платью. Готово. Схватив все в охапку, вышла в спальню и быстро оделась, радуясь, что застежки все удобные, сбоку в шве – Арман и это учел, зная, что пока горничной у меня нет. Пока, да. Я не сомневалась, что, когда перееду в столицу, она появится, и соответственно платья уже будут немного другие.

Теперь прическа. На флирт не настроена, поэтому никаких распущенных. А вот на дружеское общение – вполне, подойдет свободный пучок и один свободный локон у виска. Остались драгоценности. Совсем без них нельзя, это намек на то, что я ищу богатого покровителя, раз не могу позволить себе даже простеньких сережек и цепочки. Но вот чего-чего, а становиться содержанкой уж точно не собиралась. И тем более видеть в этой роли Армана. Скорее всего, доход стабильный и его вполне хватает на жизнь. Я нашла на туалетном столике в одном из ящичков подходящие, капельки в простой золотой оправе, топазы насыщенного медового цвета. Отлично. Глянула на себя в зеркало и едва узнала в элегантной даме мою хорошую знакомую Вивьен. Прищурилась, внимательно оглядела себя и улыбнулась, кивнув отражению.

Пожалуй, да. Леди, как есть. Сдержанная, воспитанная и скромная. К встрече с Арманом и разговору вполне готова. Представила, как он удивится, увидев меня, ведь наверняка не ожидает, что я так рьяно возьмусь за учебу. Но – подобные вещи, как местный этикет, лучше запоминать на практике, да и пока что никто не запрещает мне пользоваться справочником, где все четко написано. Однако за месяц предстоит выучить его максимально полно… Уф. Ладно, выпрошу кристаллов с записями и возьмусь плотно за освоение знаний. Пока же идем удивлять. Усмехнувшись отражению, я подошла к двери и взялась за ручку, когда в нее раздался деликатный стук.

– Вивьен? Это я. – Знакомый голос, и как же вовремя я переоделась!

– Добрый вечер, Арман. – Я открыла дверь и спокойно улыбнулась, с интересом наблюдая за выражением его лица.

О, оно того стоило. Думаю, такое искреннее удивление нечасто можно заметить на канцлерском фасаде, можно загордиться и нарисовать себе звездочку на погоне.

– Удивили, Вивьен, – искренне признался он и улыбнулся в ответ. – Приятно удивили. Рад видеть, что не ошибся в выборе, – после чего Арман поймал мои пальцы и поднес к губам, бережно их коснувшись.

Не знаю, почему я вздрогнула. Нет, не от пресловутых мурашек или иголочек, волнения тоже не было – все же я не юная девица, млеющая от харизматичных, наделенных властью мужчин. Однако восхищение, мелькнувшее в глубине взгляда Армана, вызвало не радость, а… настороженность, пожалуй, да. Она самая. Я пока еще не решила, что делать, если вдруг канцлер проявит ко мне интерес как к женщине, а что-то подсказывало, что это вполне реально. Особенно сейчас, когда я стала так похожа на местных женщин и видела себя в отражении.

– Что ж, пройдемте, поужинаем. – Арман положил мою ладонь себе на локоть, и мы вышли, направившись к лестнице.

Ужин в этот раз был накрыт в одной из уютных гостиных на первом этаже. Хм, это получается, пока я тут наводила красоту, господин канцлер изображал из себя официанта? И я ничего не почувствовала… Так, не паниковать. Надо бы попросить что-нибудь для определения магии, уверена, есть такие артефакты, которые реагируют на проявление силы. А то вот сижу себе в беседке, вся такая загорающая топлес, а тут внезапно гости. Конфуз может выйти.

А сервировано все было красиво: три толстых свечи с ровным пламенем, круглый стол, на котором стояла пара блюд, накрытых круглыми крышками, бутылка вина, обернутая салфеткой, еще блюда с тарталетками, нарезкой, корзинка с пышным хлебом нескольких видов, парочка салатов. И ароматы витали такие, что я невольно сглотнула слюну, принюхиваясь, как хищник, вышедший на охоту. Да, проголодалась, пока поглощала знания.

– Прошу. – Арман учтиво поклонился и отодвинул для меня стул.

Я опустилась, расправила складки платья, постелила салфетку на колени, краем глаза отметив, что канцлер внимательно наблюдает за мной. Что ж, я не в деревне родилась, между прочим. И мама учила, как вести себя на званых обедах. Правда, только теперь понимаю, откуда она все это знала и зачем учила меня. Наверное, надеялась, что когда-нибудь я вернусь в родной мир… Так, отставить ностальгировать. Я подняла голову, проследила, как Арман снимает крышку с ближайшего блюда – там оказались какие-то мясные рулетики, политые густым томатным соусом, на подушке из макаронных изделий, судя по виду. Дождалась, пока Арман поухаживает и положит мне на тарелку, разольет вино, я же еще добавила салатов и тарталетку.

Гость поднял бокал, я тоже, края соприкоснулись, и по комнате поплыл хрустальный звон.

– Что ж, за наше сотрудничество, Вивьен! – произнес Арман, не сводя с меня поблескивавших в полумраке глаз. – Надеюсь, оно будет плодотворным во всех смыслах.

Итак, судя по моим внутренним ощущениям, игра началась. Осталось разобраться, какая именно и что за роль уготована в ней мне. И я улыбнулась в ответ, пригубив напиток, но ничего не ответив. Арман же вдруг отставил бокал и опустил руку, явно собираясь что-то достать.

– У меня для вас подарок, Вивьен, думаю, он вам очень понравится. – А вот от этих слов почему-то по спине пробежал холодок.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru