Райна. Поймать призрака

Кира Стрельникова
Райна. Поймать призрака

Понятненько и грустненько как-то, да. Чтобы отвлечься, я огляделась, куда мы попали: небольшая, почти пустая стоянка – я увидела только две… ну, наверное, машины. Плавных обводов, обтекаемых форм, они словно парили над полом, и колёс я не заметила. Может, они были под корпусом, может, их вообще не было – фиг знает, что это за мир, куда меня дёрнул Гарт. Одна была чуть больше, блестящая, чёрная, с тонированными стёклами, и глядя на неё, почему-то приходила в голову ассоциация с каплей. Вторая – поменьше, ярко-красного цвета, и я предположила, что это авто Стена. Гарт направился к первой, дотронулся до корпуса, и фары беззвучно мигнули – так понимаю, отключил сигнализацию. Видимо, ключей не предусматривалось…

– Прошу, – он театральным жестом открыл дверь – вверх, причём, – и приглашающе махнул. – Прокатимся с ветерком, – ухмыльнулся Гарт.

Пришлось послушаться и залезть внутрь. Машина вмещала в себя всего двух людей, салон напоминал какое-нибудь дорогое спортивное авто из моего мира, только никаких рычагов коробки передач не наблюдалось, как и педалей. Панель управления с множеством кнопочек и сенсорных экранов, ну и руль. Всё. Интересно, а в прошлой жизни я умела управляться с этой штукой, или придётся заново сдавать на права?..

Гарт плюхнулся рядом, его пальцы неожиданно легко пробежались по кнопочкам, и я услышала низкий, почти на грани слышимости, гул, а потом машина плавно двинулась вперёд. Не поехала, а полетела, и пришлось приложить усилия, чтобы не открыть неприлично челюсть.

– Поехали, – негромко скомандовал Гарт, расслабленно положив ладони на руль, и часть стены откатилась, открыв перед нами довольно узкий длинный туннель.

Глава 2

На время я отвлеклась от своих проблем, на первый план вылезло жгучее любопытство: всё-таки не каждый день оказываешься в другом мире! Да ещё и, насколько понимаю, не стандартном эльфийско-фэнтезийном, о которых написано множество книг, а в техногенном. Сразу почему-то вспомнились «Звёздные войны», а следом за ними и «Пятый элемент»… Интересно, а здесь как всё окажется? По туннелю мы двигались несколько минут, а потом неожиданно стена впереди разошлась, и наше авто выехало на улицу.

Первое впечатление от окружающего – разочарование. Тёмные силуэты домов, больше похожие на призраков, то ли дымка, то ли туман между ними, редкие огоньки – честно говоря, ощущение угнетающее. Мои брови поползли вверх в недоумении, я разглядывала проплывающий мимо пейзаж и пыталась найти признаки другого мира… Но пока что всё очень походило на трущобы какого-нибудь большого мегаполиса моего родного. Впрочем, наверное, это логично, если Гарт связан с криминалом, то он явно не будет выбирать для своей лаборатории центр города.

– Не впечатляет? – каким-то образом угадал мои мысли Хардаген, и ехидства в его голосе было хоть отбавляй. – Ожидала звездолётов и многоэтажных башен? – он хохотнул, а я, с досадой поджав губы, отвернулась от окна.

– Ничего я не ожидала, – упрямо буркнула, желание во всём не соглашаться с этим бугаём росло с каждой минутой.

Гарт пожал плечами и свернул на очередном перекрёстке – стало чуть светлее, туман разошёлся, и я снова приникла к окну. Да, пейзаж потихоньку менялся. Трущобы превратились во вполне приличные строения из стекла и бетона, уходившие в небо острыми иглами. Между ними тянулись многоуровневые дороги, по которым скользили разноцветными сверкающими каплями такие же авто, как Гартова. Отдельно шли трассы для чего-то, похожего на метро или электричку, вагоны точно так же двигались без колёс – я предположила, что это общественный транспорт. Попадались и другие машины, больше размером, и всё это носилось пусть и быстро, но каким-то непостижимым образом ощущения хаоса не возникало. Полагаю, к этому причастны системы навигации в автомобилях, уверена, что такое автопилот, здесь знают.

Кроме всего прочего, появилась реклама – настоящие голограммы, как в кино, объёмные картинки, и я, признаться, засмотрелась, чуть не расплющив нос об стекло и во все глаза глядя на самый настоящий другой мир. В домах попадались разнообразные кафе, магазины, целые торговые центры, в них сидели люди, или шли по своим делам, оживлённо общались, я даже заметила несколько парочек, мило ворковавших за столиками. В общем, жизнь тут текла своим чередом, и никому и дела не было до одной попаданки, случайным образом выдернутой сюда ушлым типом-уголовником…

– И как, сильно отличается от твоего? – ворвался в мои не слишком весёлые мысли голос упомянутого типа – мы замерли на перекрёстке, дожидаясь зелёного сигнала для нашей полосы.

– Отличается, – рассеянно ответила я, скользнув взглядом по большому окну напротив.

За ним виднелось помещение кафе, и вдоль этого самого окна тянулась стойка со стульями. Я вообще люблю такие вот помещения, нравится сидеть, неторопливо попивать кофе или чай и разглядывать прохожих. Что-то в этом есть, в созерцании течения жизни, когда ты присел немного отдохнуть. Вот в углу сидит женщина в строгом деловом костюме, перед ней раскрыт ну, пусть будет ноутбук, по крайней мере похож. Рядом чашка кофе и блюдце с надкусанным пирожным. Прямо как у нас, человек за ланчем работает. Кстати, в этом мире был день, и солнце светило такое же, как в моём, что радовало. Надеюсь, время здесь течёт примерно так же.

Ещё, за стойкой расположился мужчина средних лет и читал газету, время от времени прихлёбывая чай из большой кружки. Мой взгляд перескочил дальше, на последнего посетителя у окна. Тоже мужчина, на вид где-то лет тридцать пять, может чуть больше. Внешность… Ну, необычная, да. Раскосые глаза, грубоватые, словно вырубленные из камня, черты лица, тяжёлый подбородок. С виска тянется тёмная косичка, сами волосы с боков выбриты и оставлены только сверху, и забраны в аккуратный хвост. И татуировка. От угла глаза вниз, по скуле и дальше по щеке, тянулся геометрический рисунок, отдалённо напоминавший кельтские узоры. Я невольно вспомнила про свой цветочек, потянулась пальцем, не сводя взгляда с мужика. Он напомнил мне индейцев из моего мира, такое же суровое, непроницаемое лицо, хоть и резкие, но мужественные черты. Плечи обтягивала кожаная куртка, под которой виднелась чёрная футболка, перед мужчиной стояла креманка с чем-то, похожим на фисташковое мороженое, если конечно тут есть фисташки и мороженое. Он казался полностью сосредоточен на поедании лакомства, так не вязавшегося с брутальной внешностью, и я почти отвела взгляд, тем более, наша машина плавно тронулась, но…

Незнакомец вдруг резко поднял голову, и наши глаза встретились. Не знаю, как это получилось, учитывая тонированные стёкла, уверена, снаружи никто не видел, кто внутри. Что-то подсказывало, Гарт бы не стал в противном случае так открыто ехать по городу. Но мужчина из кафе смотрел прямо на меня, и я была уверена, видел. Не машину, а того, кто сидел в салоне, то есть, мою скромную персону. Раскосые глаза сузились, в лице мелькнуло нечто хищное, опасное, и я только успела моргнуть, а мужчины на месте уже не было. Только одинокая креманка с таявшим в ней мороженым.

– Не хочешь общаться? – снова нарушил молчание насмешливый голос Гарта, и наша машина начала постепенно набирать скорость.

– У нас всё по-другому, – пожала я плечами, откинувшись на спинку сиденья, мои глаза то и дело косились в окно, и было жаль, что здесь нет зеркал. – Не настолько… технологично, – чуть запнувшись, дополнила свой ответ.

Интуиция или что там ещё, настойчиво шептала, что мужчина с внешностью индейца не просто так исчез из кафе, и внутри нарастало странное, щекочущее ощущение грядущих… неприятностей, да. Кровь быстрее побежала по венам, разнося адреналин и наполняя тело мелкой дрожью ожидания. Я незаметно сглотнула и сжала пальцы, глядя прямо перед собой, изо всех сил стараясь не выдать эмоций. Это так мои новые способности что ли проявляются? Но Гарт сказал, я спец по электронике, не эмпат и не ясновидящая! Или у всех менталов интуиция работает полноценным шестым чувством?!

– У вас нет скартов? – с искренним удивлением и недоумением переспросил Гарт, и я поняла, что так называется та штука, в которой мы ехали. – А на чём вы передвигаетесь?..

Ответить я не успела. Он вдруг резко замолчал, на одном из экранов на панели замигала красная точка, и Хардаген прошипел:

– Твою мать!.. А этот откуда тут?!

После чего нажал ещё несколько кнопок, крепче обхватил руль, и машину – скарт, если правильно запомнила, бросило вперёд. Дыхание перехватило, меня тут же перетянули ремни, прижав к сиденью, и пришлось вцепиться в него, снова скосив глаза на панель. К моему счастью, кроме навигатора там ещё имелся обзорный экран, заменявший зеркала заднего вида, и там… Ого. Взгляд прилип к изображению, разглядывая здоровый агрегат, сильно смахивавший на мотоцикл, только без колёс. А так, то же множество блестящих хромированных деталей, внушительный руль, стремительные обводы и – скорость. Штука с лёгкостью обгоняла скарты, порой входя в рискованные виражи, но хозяина «мотоцикла» это, похоже, не волновало ни капли. Чёрный глухой шлем с тёмным стеклом скрывал полностью голову, но я узнала застёгнутую куртку со знакомыми заклёпками, и сердце нервно дёрнулось, снова сбив дыхание. «Индеец» узнал меня?.. Мы были знакомы в прошлой жизни? Вопросы, на которые я вряд ли получу в ближайшее время ответы, закружились в голове беспорядочной стаей ворон, и один всё-таки вырвался из моих плотно сжатых губ:

– Кто это?

– Хант, – коротко бросил Гарт, и я сдержала удивлённый возглас.

Если брать аналог, то на английском это переводилось, как ищейка. Но… я же не на этом языке говорю и думаю, и даже не на русском. На местном, понятно, полагаю, в момент переноса сознание адаптировалось каким-то образом под окружающие реалии. А может, навыки прежней владелицы остались. Не знаю и не хочу углубляться во все эти тонкие материи, если честно.

– Очень информативно, – проворчала я, когда мы вошли в очередной поворот, да так резко, что не будь ремней, я бы завалилась на Гарта.

 

Вдруг просто совпадение по звучанию, не более.

– Тебе полное имя и паспортные данные вместе с датой рождения?! – прошипел зло Хардаген, выворачивая руль, и я инстинктивно ожидала визга тормозов.

Его не последовало, только раздалась мелодичная трель и замигал какой-то огонёк на панели. Бросив взгляд на экран, я обнаружила, что этого самого Ханта за нами нет. Оторвались?.. В груди кольнуло сожаление, почему-то сознание занесло незнакомца в категорию «хороших», уж не знаю, на каком основании. Может, потому что Гарта явно бесило это преследование, и такое внимание ему точно не нравилось?

– Скажите пожалуйста, нервный какой, – язвительно огрызнулась я, рискуя заработать косоглазие и продолжая мониторить обстановку позади нас.

Скарт кидало из стороны в сторону, и я подозревала, что с таким стилем езды Гарт точно не останется незамеченным для местной полиции – а она тут точно есть, я уверена.

– Поговори мне ещё, языкастая, – не остался в долгу Гарт, петляя, как заяц, и закладывая опасные виражи. Огоньки на панели перемигивались, как светомузыка на дискотеке, то и дело раздавались трели каких-то приборов, и при очередном взгляде на экран я увидела, что Хант снова на хвосте. – Держись, – коротко бросил мой спутник, тоже заметив преследователя.

Спросить, зачем, не успела: машина вдруг в очередной раз вильнула, потом через всю дорогу наискосок срезала к бортику, и… встав на дыбы, рыбкой нырнула вниз. Большой такой рыбкой, у которой нет плавников. Ой, а я и не знала, что умею так пронзительно визжать, однако, настоящая звуковая атака! Сердце прилипло к позвоночнику, несколько «чудных» мгновений я практически висела на ремнях, с ужасом глядя на стремительно приближающийся нижний уровень дороги. Гарт резко дёрнул руль на себя – оказывается, он не только крутился, – и скарт выровнялся, заскользив по полотну уже нормально. Тут на радаре замигали красным сразу несколько точек, и от Хардагена долетела пара заковыристых фразочек, в которых почему-то фигурировал заяц в весьма пикантных отношениях с родственниками преследователей. И этого Ханта тоже.

– Законники, – не дожидаясь моего вопроса, коротко пояснил Гарт, а потом весьма невежливо заржал – по-другому и не сказать. – Что, красотуля, не любишь скорость?

– Иди ты, – буркнула я, тут же нахохлившись.

Скорость может и люблю, но не гонки на выживание. Нет уж, не до такой степени мне в жизни адреналина не хватает. Хм, Гарт сказал – законники… Местные копы, точно, и вот было бы хорошо, если бы они поймали нас…

– Так, дело скверно пахнет, – пробормотал Гарт, снова куда-то сворачивая и ныряя ещё ниже – в этот раз я обошлась лишь судорожным вздохом, когда земля снова скакнула в лобовое стекло. – Делаем вот так…

Впереди показался очередной поворот, и дорога уходила прямо в дом – судя по отсутствию ворот, мелькнула догадка, что это местная парковка. Разглядывать в окно здание было некогда, мы уже нырнули в зев входа, освещённый красноватыми лампочками, и – да, вскоре выскочили в просторное помещение, заставленное скартами разных размеров. Наш резко затормозил, чуть не вписавшись в чужую машину, Гарт едва дождался, пока откроется дверь – по-моему, он вообще хотел её вышибить к чертям. Ремни убрались сами, с моей стороны дверь тоже поднялась, и мелькнула шальная мысль дать дёру… Копы наверняка знают, как избавить меня от чёртова маячка в крови. Тем более, ухо уловило знакомые сигналы – сирена приближающихся патрульных. Ага, как мелькнула мысль, так и пропала: Хардаген тут же нырнул обратно в салон и крепко ухватил за запястье, до боли сжав так, что я зашипела и зло уставилась на него.

– А потише?! Ты мне руку сломаешь! – огрызнулась, безуспешно дёрнув конечность.

– Я по твоей мордашке вижу, что задумала, – перед моим лицом оказался его палец. – Даже не думай, красотуля. Вперёд, – Гарт бесцеремонно потянул к себе, и пришлось перелезать через водительское сиденье, молча складывая на голову перестраховщика свой немалый запас ненормативной лексики.

Дождавшись, пока я выберусь, он развернулся к машине и в следующий момент с силой опустил кулак на панель, безжалостно разбивая экраны, радары и прочее. Брызнули осколки, машина дёрнулась и опустила на пол, затихнув, огоньки погасли.

– Жаль, хорошая была тачка, – с искренним сожалением протянул Гарт и развернулся, широкими шагами направившись к ближайшему скарту.

Что он задумал, учитывая приближающиеся сирены – и наверняка там где-то ещё этот Хант, – я поняла, только когда меня поставили перед блестящей дверью тёмно-синего цвета и ткнули в гладкую панель, похожую на сенсорную для прикладывания пальца.

– Вскрывай, – коротко скомандовал Гарт и добавил с донельзя довольной ухмылочкой. – Будет тебе полевая практика и первое боевое крещение.

– Э-э-э… – я растерянно хлопнула ресницами, уставившись на этого… неумного. – Сдурел? Какая практика? Как я тебе вскрывать буду, когда даже не знаю, как ваша техника работает?! – чуть не сорвалась на истеричный визг, но вовремя оборвала себя.

Боже, это же угон. По-любому статья, даже в этом мире, тут и в местный свод законов можно не заглядывать. Тогда точно буду заодно с Гартом и от встреч с законниками мне лучше воздержаться. Свидетелей принуждения нет ни одного, так что…

– Молча, – не внял моим попыткам отвертеться от уголовщины этот отморозок и без всяких дополнительных уговоров просто приложил мою ладонь к сенсорной панели. – Работай, красотуля.

Мой рот распахнулся, но новый виток паники увлечь за собой не успел. Очередной вопрос замер на губах, а мир вокруг изменился в одно неуловимое мгновение. Меня словно втянуло в скарт, и окружающее состояло из густого переплетения синих нитей, как будто я оказалась внутри трёхмерной модели в какой-нибудь компьютерной программе. От странности и необычности происходящего я чуть не забыла, что у нас на хвосте местная полиция, которая вот-вот будет на стоянке, и рядом чрезвычайно раздражённый тип, желающий побыстрее покинуть это местечко и не засветиться перед копами.

– Живее, Райна! – раздался где-то вдалеке требовательный, злой голос, и пришлось включать мозг, пытаясь понять, что же от меня хотят.

Так. Синие нити, я так понимаю, это «тело» скарта, и откуда-то есть уверенность, что оно мне не нужно, а нужны как раз вот эти красненькие, ведущие к сгустку того же цвета, похожему на сердце. По ним пробегали искры, по одиночке и цепочками, и сразу пришла ассоциация с нейронами и нервами. Хм. И как мне с этим общаться?! Чувствуя себя ужасно глупо – ещё и потому, что здесь понятие времени терялось совершенно, я не понимала, сколько прошло минут или секунд, – попробовала мысленно дотронуться до одной из красных нитей, и она отозвалась сердитым взблеском и целой вереницей ярких вспышек. «Послушай, не знаю, как с тобой говорить, но если понимаешь меня, пусти нас к себе, а? – послала мысль этому… ну, наверное, бортовому компьютеру, который красный сгусток. – Иначе этот человек рядом со мной сделает мне больно, и придётся делать больно уже тебе, а я не хочу ломать тебя».

Дурдом, конечно, разговаривать с машиной, как с живым существом, но больше я сейчас ничего не могла придумать, времени на размышления и анализ ситуации не было от слова «совсем». Поэтому пришлось довериться интуиции и слепо ей следовать. Несколько томительных мгновений ничего не происходило, и я уже приготовилась на свой страх и риск оборвать парочку красных нитей, хотя ужасно не хотелось этого делать, но тут вдруг сгусток передо мной запульсировал, по нему прошёл розовый блик, и по красным нитям пробежали очередные цепочки искорок. Издалека донёсся тихий щелчок, и меня дёрнули в сторону, вырывая из странной реальности.

– Чудно, лапочка, – раздался довольный голос Гарта, я моргнула и вернулась в обычный мир.

Двери скарта, обе, были подняты, а на морде моего спутника читалось удовлетворение.

– Залезай, – приказал он и, не дожидаясь моей реакции, буквально втолкнул на переднее сиденье, опустив дверь.

Панель перемигивалась огоньками, на самой грани слышимости раздавалось тихое гудение – скарт был готов к поездке. А сирены раздавались уже совсем близко… Гарт плюхнулся рядом, шумно вздохнул и положил руки на руль.

– Хорошая девочка, – пробормотал он, обозрев экраны на панели, и уточнять, кому он говорит, мне или машине, я не стала. – А теперь медленно-медленно делаем отсюда ноги.

Он вывел аппарат, попутно нажал ещё пару кнопок, и окна в скарте потемнели. Ух ты, система тонирования по желанию – неплохой девайс. Если честно, не представляла, как Гарт собирается уехать со стоянки, не привлекая внимания, здание же наверняка оцепили уже. Если только оно не соединяется ещё с чем-нибудь. Как оказалось, верна была последняя догадка: мы свернули не к одному из выходов, а в противоположную сторону, в очередной длинный туннель, скрывавшийся за подъёмной дверью. И я успела увидеть на стенах сине-белые отблески от прибывших копов… Потом мы свернули – туннель плавно изгибался, спускаясь вниз, дверь окончательно закрылась, и моё настроение опустилось до отметки «стабильно паршивое».

– Неплохо сработано, красотуля, – от похвалы Гарта стало ещё гаже, и я отвернулась к окну, нахохлившись и скрестив руки на груди. – Особенно учитывая, что сигнализация здесь довольно сложная. Стояла.

– Я рада, что ты счастлив, – сухо отозвалась, лишь бы сказать хоть что-то.

Молчать значило дальше погружаться в нехорошие мысли и переживания, достигая той точки невозврата, после которой защитные механизмы психики полетят к едрене фене. И хотя нервы у меня вполне себе крепкие, однако всему есть предел, и я нутром чуяла, что мой уже очень близок. А при Гарте превращаться в сопливую истеричную девицу, ревущую белугой, не очень хотелось, хуже унижения не придумаешь. Копить эмоции в себе вредно, и лучше сразу выпустить пар, чем потом в самый неподходящий момент меня переклинит.

– Ой, какие мы недовольные, – насмешливо фыркнул Хардаген, выруливая из тоннеля на подземную трассу, судя по потоку других скартов, и вливаясь в него – мы сразу стали незаметными среди машин. – Сколько тебе лет на самом деле? – задал он неожиданный вопрос.

Вот чего-чего, а откровенничать с ним я точно не намерена.

– У девушек такие вещи не спрашивают, – пожала плечами, не поворачиваясь – мы тем временем выехали обратно на улицу и постепенно удалялись от места происшествия.

Интересно, а тот мужик, Хант который, сможет обнаружить что-нибудь или нет? Ведь там осталась тачка Гарта… Хотя с другой стороны, всю электронику мой спутник благополучно уничтожил, и я уверена, если здесь существует система регистрации скартов, то тот, в котором ездил Гарт, точно в ней не значится.

– Ну точно взрослее бывшей хозяйки, – сделал правильный вывод Хардаген. – Слишком спокойно ведёшь себя, другая бы давно билась в истерике. Значит, достаточно взрослая, чтобы соображать, что к чему, и не лезть на рожон.

Умный такой, а. Очень хотелось много чего ответить ему, но я сдержалась.

– Сколько ей было лет? – опередила я Гарта, перехватив эстафету по вопросам.

– Двадцать три или около того, – ломаться он не стал, сворачивая на другую магистраль, и я обратила внимание, что дома стали ниже, и кое-где попадались зелёные островки скверов или небольших парков.

Похоже, мы приближались к окраине города, или району, где застройка велась по другим правилам. Зелени стало больше, небоскрёбы уступили место обычным трёх-четырёхэтажным домам, похожим на загородные особняки в моём родном мире. Они были разбросаны без всякой системы на большом пространстве – ну, полагаю, леса всё-таки, и к ним вёл целый лабиринт дорожек, на которые разбегалась центральная магистраль. Она проходила через весь район, уходя дальше, но Гарт свернул, углубившись в этот квартал.

– Хочешь спрятаться – сделай это на виду у всех, – у Хардагена явно было хорошее настроение и повышенная говорливость. Хотя я больше и не задавала вопросов, он всё равно зачем-то решил объяснить мне. – Здесь живут богачи и те, кто держит власть в городе, как видишь, и денег у них достаточно, чтобы заграбастать себе целый отдельный дом вместо стандартной квартиры в одной из высоток в центре. Хотя там тоже есть неплохие многоуровневые хатки, знаешь ли, – авторитетно заявил Гарт, и я не сомневаюсь, что и такая у этого Ловца душ имелась.

Раз он занимался незаконной деятельностью, то по определению у него должны быть несколько берлог, раскиданных в разных частях города на все случаи жизни.

– И что, у тебя тут тоже особнячок? – с вялым интересом спросила я.

– Не у меня, – поправил Гарт, сворачивая на тихую улочку, с двух сторон которой сплошной стеной тянулись высокие деревья, похожие на кипарисы. – Тот, на кого записан этот дом, никоим образом не связан не только со мной, но и с теми людьми, кто имеет ко мне хотя бы косвенное отношение. Я тёртый калач, красотуля, – хмыкнул Гарт, ещё раз свернул, и скарт упёрся в настоящие кованые ворота, с трудом вязавшиеся с высокими технологиями.

 

Собственно, как и двухэтажный особняк, утопавший всё в той же зелени, и подъездная дорожка к крыльцу. Меня на несколько мгновений посетило мощное чувство дежавю, аж голова закружилась и пульс зачастил, пришлось дышать глубоко и размеренно, убеждая себя, что это реальность другого мира. Просто очень похожая на мою, только и всего. Ворота медленно открылись, скарт вплыл в них и вскоре остановился у ступенек. Мраморных, если здесь есть такой отделочный камень. Белоснежные, с тонкими серыми прожилками, они поблёскивали в свете солнца, напоминая сахар, и в какой-то момент даже мелькнуло шальное желание попробовать, а не сладкие ли.

Дверь скарта поднялась, Гарт повернулся ко мне и сделал театральный приглашающий жест.

– Прошу в мою скромную обитель, дорогая гостья, – с ленивой улыбочкой произнёс он, и вот теперь в равнодушных глазах мелькнуло нечто, похожее на тень облегчения и довольства жизнью.

Даже внешне Гарт выглядел расслабленным, значит – тут он чувствовал себя в полной безопасности. Фигово, потому что это резко снижало мои шансы на хоть какую-то помощь. Вот бы узнать подробнее, что могут эти менталы-ищейки, ведь каким-то образом Хант оказался именно там, где ехала наша машина, и зачем-то сорвался в погоню за ней. «Не думаешь, что он не за тобой, а за Гартом поехал?» – возразил внутренний голос, и я вынуждена была с ним согласиться. Да, не учла такой возможности, а уж если посмотреть, Гарт тут наверняка персона более известная среди законников, чем какая-то девчонка, которая вообще официально мертва. Ладно, похандрить всегда успею, надо осмотреться и понять, что из себя представляет моя новая комфортабельная тюрьма.

Я вышла, покосившись по сторонам и отметив, что парк вокруг дома в самом деле просто кусок леса. Деревья росли в свободном порядке, никаких аккуратно подстриженных кустов, клумб и прочего, что отличало особняки знати в моём мире. Кроме всего, подозреваю, буйная растительность прекрасно маскировала дом от возможной слежки. Гарт легко взбежал по ступенькам, что-то сделал с замком – его широкая спина заслоняла обзор, – потом оглянулся и подмигнул.

– Прибавь газу, красотуля. Никто тебя тут не съест, не дрейфь, – и он переступил порог.

За ним поднялась и я, и дверь за моей спиной мягко и бесшумно закрылась, отрезая путь назад.

Внутри оказалось, как в классическом загородном коттедже миллионов за шесть-семь. Просторный холл, переходящий в гостиную, в углу винтовая деревянная лестница наверх. Мягкая мебель, к моему удивлению – большой камин, судя по остаткам копоти, настоящий. Большие панорамные окна на одной стене, выходящие всё в тот же запущенный сад и на веранду. Виднелся коридор дальше, в глубь дома, и арка на кухню, совмещённую со столовой. Оттуда долетали вкусные ароматы, и мой желудок вспомнил, что время близится к обеду, а его ещё не кормили.

– Там Эмма, экономка, за едой это к ней, – Гарт махнул в ту сторону, направляясь к лестнице, и по пути обернулся ко мне. – Предана душой и телом только мне, – доверительным тоном добавил он, выразительно посмотрев.

Я ничего не стала отвечать. Надеяться здесь, в гнезде этого отморозка, найти союзников, было бы крайне глупо с моей стороны. Придётся полагаться только на себя, впрочем, как и в той, прошлой жизни. Кстати, о ней. Вдруг возникла мысль, пока мы поднимались наверх, а не соврал ли Гарт в отношении моей смерти там, в родном мире? Вдруг я лежу где-нибудь в коме, с трубкой для дыхания в горле, и… возможность вернуться не такая уж призрачная? Во рту стало сухо, и хотя я знаю, что надежда – крайне опасное чувство, стоило лишь подумать о такой вероятности, как она тут же запустила корни в душу, не давая отмахнуться от себя.

– Твоя комната наверху, – между тем продолжил экскурсию Гарт. – По дому можешь передвигаться свободно, за исключением тех дверей, которые закрыты, – он свернул в коридор, я за ним. – Здесь вообще жилые помещения, на первом библиотека, мой кабинет, пара отдельных гостиных, в подвале – тир, – Хардаген остановился около входа в комнату. – Здесь твоя спальня. Скоро остальные приедут, я позову тебя. Располагайся, – Гарт кивнул и любезно распахнул передо мной дверь. – Если что-то надо из вещей, обращайся к Эмме, она поможет.

Ну понятно, что в кабинет Гарта вряд ли удастся проникнуть, а вот библиотека – это очень хорошо. Информация мне сейчас ой, как нужна, прежде, чем делать выводы на основе имеющейся, нужно уточнить, во многом ли соврал мне Хардаген. И подозреваю, раз мир высокотехнологичный, библиотека здесь тоже совсем не с бумажными книгами, и это есть очень хорошо. Кроме сведений о мире, менталах и их способностях, признаюсь, я планировала ещё попробовать найти что-нибудь про прежнюю владелицу этого тела и… Про Ханта. Лицо его я запомнила хорошо.

– Спасибо, – скупо поблагодарила Гарта и шагнула в отведённую мне комнату.

Чем-то она напомнила стандартный гостиничный номер. Светлая, с широкой кроватью, тумбочкой рядом, шкафом и дверью в ванную. Напротив, на стене вделана панель – полагаю, телевизор, или как это тут называется. Ага, отлично. Ещё стол, стул, пара нейтральных картин на стенах. Если отбросить моё путешествие сюда, то на какой-то момент посетило странное ощущение, что я совсем не в другом мире, а просто на самом деле в отпуске в другой стране.

– В сад тоже можешь выходить, но за ворота не выпустит система охраны дома, – Гарт, прислонившись к косяку, наблюдал за мной со скрещенными руками. – Как понимаешь, добраться до неё не получится, – на его губах играла ленивая усмешка. – До важной электроники я тебя не пущу, красотуля. Обживайся, как все соберутся, позову знакомиться. Бывай, – он помахал мне и вышел, прикрыв за собой дверь.

Насчёт электроники это Гарт зря надеется. Он ещё не знает, на что способна загнанная в угол женщина, умеющая думать, и способная анализировать. Так что посмотрим, кто кого переиграет.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru