Не играйте с некромантом

Кира Стрельникова
Не играйте с некромантом

– Далеко нам ехать? – спросила я негромко, когда мы тронулись.

– Я живу на улице Сент-Оноре, здесь недалеко, минут пятнадцать, – ответил Гастон, и на меня накатили ощущения – и его руки, обвивавшей талию, и тёплого дыхания, щекотавшего шею, и волнение снова прокатилось по телу бодрящей волной.

– Мои вещи… – вспомнила я важный момент, но некромант перебил.

– Утром попрошу экономку сходить, она передаст, чтобы принесли ко мне, – он помолчал, а потом неожиданно осторожно прижал к себе и тихо добавил твёрдым голосом. – Тебе не стоит появляться в «Золотых колибри», Полин. Анжуйского сейчас нет в городе, по крайней мере, не было, когда я утром заходил в Консьержери, но лучше не рисковать.

А я вспомнила того эльфа Талли, которого встретила в борделе, и молча с ним согласилась. Да, у Жиан становится опасно, но ведь я всегда могу зайти с чёрного входа и надеть маску. Даже в общий зал не надо выходить, есть много маленьких гостиных, где тоже ждут мужчины. Впрочем, подумаю об этом завтра. До самого дома Гастона мы ехали молча, без приключений и неожиданных встреч, и я даже ухитрилась слегка задремать – ночь выдалась утомительной, пусть и не в том смысле, как обычно для меня. Смутно помню, как мы остановились, Гастон помог слезть с лошади и открыл передо мной дверь своего дома. В памяти лишь отпечатался запах, витавший в коридоре: полынь и лимонник. Некромант отвёл меня на второй этаж в комнату, которая, вероятно, теперь будет моей.

– Раньше тут гостевая была, – пояснил он. – Располагайся. Я попросил экономку, мадам Бернье, приготовить её для тебя.

– Ага-а-а… – я широко зевнула, оставив разглядывание нового места жительства на потом, когда высплюсь и отдохну. Однако последние слова Гастона заставили встрепенуться и отогнать сонливость. – Что?! Откуда ты знал, что я буду ночевать сегодня у тебя? – я с подозрением воззрилась на Гастона, уперев руки в бока.

Он же, усмехнувшись, прислонился к косяку двери и смерил меня взглядом.

– Что именно сегодня – не знал. Но распорядился заранее, Полли, – невозмутимо объяснил он. – Я же знал, что ты мне всё равно проиграешь. Сонхау так сказала. Так, поговорим утром, – решительно заявил некромант и выпрямился. – Отдыхай, Полин, спокойной ночи.

Он вышел и аккуратно прикрыл за собой дверь. Тут же навалилась сонливость, и раздевалась я уже в полусне, небрежно повесив одежду на стул. Едва голова коснулась подушки, я крепко уснула – даже про изменения в татуировке вспомнила гораздо позже, уже утром. А ещё, к завтраку меня ждали новости, изрядно подпортившие начало новой жизни, но об этом я тоже узнала, только когда спустилась в столовую.

На следующее утро, дом Гастона.

Гастон проснулся раньше, чем Полин – открыв глаза, он отчётливо почувствовал, что девушка ещё спит. Тихо усмехнувшись, некромант некоторое время лежал, рассеянно разглядывая потолок и смакуя мысль, что Птичка наконец-то здесь, рядом. Буквально за дверью напротив его спальни. И очень хотелось к ней зайти… Гастон решительно выдохнул, откинул одеяло и встал. Рановато для таких решительных действий, пусть сначала свыкнется с новым местом и с тем, что услышала ночью в библиотеке. Она должна понять, что единственный способ наверняка избежать привязки к Анжуйскому, это Нить Жизни. Ещё бы как можно дольше избегать встречи Полин и его светлости, и совсем хорошо.

Приведя себя в порядок и надев рубашку и штаны, Лоран спустился вниз, в столовую – из кухни уже долетали соблазнительные запахи, пришла экономка и там хозяйничала. Некромант заглянул в помещение, окликнул невысокую, полную женщину в чепчике и переднике.

– Мадам Бернье, доброе утро! – поздоровался он с улыбкой.

– О, мессир Лоран, доброе! – женщина обернулась и улыбнулась в ответ. – Прикажете накрывать завтрак?

– Да, на двоих, – Гастон подмигнул. – У меня гостья, теперь постоянная, мадам Бернье.

Женщина всплеснула руками, и её улыбка стала шире.

– Ох, радость какая, мессир Лоран! А кто она? – чуть понизив голос, спросила экономка.

– Мой якорь, мадам, – с явным удовольствием сообщил Гастон. – Её зовут Полин…

– Прошу прощения, мессир, я забыла, вам же утром принесли послание, пока вы спали, – перебила его экономка. – Там в коридоре, на подносе лежит.

У Лорана зашевелились нехорошие предчувствия, настроение сразу упало. Вспомнилось требование короля, и улыбка пропала с лица некроманта.

– Спасибо, мадам, – поблагодарил он и поспешил выйти.

На тумбочке у двери, на круглом подносе лежал запечатанный конверт, и даже издалека Гастон уже знал, чьей печатью он запечатан. А приблизившись и взяв послание, понял, что не ошибся: королевский герб. Поджав губы и нахмурившись, Гастон вскрыл конверт и достал прямоугольник из плотной серебристой бумаги, на котором была написана всего одна строчка: «Мессиру Гастону Лорану, начальнику городской стражи, и его якорю. Версаль, суббота, двадцать пятое апреля, восемь часов вечера». Приглашение на два лица в загородную резиденцию его величества. Некромант резко выдохнул, прищурился. Полин точно будет недовольна, ведь дата уже завтра. И в Версаль наверняка явится Анжуйский…

Дом Гастона, спальня Полин.

Утро для меня наступило уже ближе к полудню, и когда я открыла глаза, оглядев незнакомую комнату, то окончательно осознала, что моя жизнь переменилась. И вот теперь в памяти всплыли слова Гастона об изменении в рисунке. Я села и покосилась на плечо: золотистые линии словно присыпаны чёрным перцем. Вот, значит, как. Мои пальцы медленно провели по татуировке, я прислушалась к ощущениям, но больше ничего странного не было. Ладно, пора вставать, желудок уже дал знать, что он не прочь подкрепиться. Отбросив одеяло, я встала, одела вчерашние штаны и рубашку, и огляделась, рассматривая, куда меня поселил Гастон. Небольшая, но уютная комнатка с двумя окнами, кровать с резными деревянными столбиками, на полу мягкий ковёр, и даже камин есть. Увидев простой туалетный столик с несколькими ящичками и большим овальным зеркалом, я удивлённо подняла брови: позаботился, или он здесь и раньше стоял? Впрочем, какая разница. Даже если подготовился, приятно, что о такой мелочи подумал. Ещё из мебели в комнате имелся просторный шкаф, два стула и в углу у окна круглый столик с расписной столешницей. На стенах шёлк приятного песочного оттенка, плотные шторы на тон темнее. В общем, комната мне понравилась. Пойдём осматриваться дальше и искать тут столовую.

Короткий коридор с ещё одной дверью напротив – наверное, за ней скрывалась спальня хозяина дома, и я подавила нездоровый порыв постучать и узнать, встал Гастон или ещё нет, – привёл меня к лестнице из тёмного дерева, по которой я и спустилась на первый этаж. И сразу обнаружила, где тут столовая – дверь рядом с лестницей оказалась распахнута, и я увидела овальный стол, застеленный белой скатертью, на котором стояли несколько накрытых крышками тарелок. А ещё, мой нос уловил божественный аромат кофе, и я смело зашла в столовую.

– Доброго утра, Полли, – Гастон встретил меня задумчивым взглядом, без тени улыбки на лице, и мне это сразу не понравилось. Перед ним на столе лежала какая-то записка на серебристой бумаге, и я насторожилась ещё больше. – Как спала на новом месте?

Сам некромант щеголял в свободной рубашке и штанах, такой неожиданно домашний, что я почему-то смутилась. Чтобы скрыть собственное замешательство, небрежно пожала плечами и села, с преувеличенным интересом потянувшись к крышке на ближайшей тарелке.

– Хорошо, спасибо. Что на завтрак? – я подняла её и втянула аромат запеканки с кружочками помидоров сверху, посыпанными тёртым сыром.

– Полин, – тихо позвал Гастон, и я замерла, так и держа крышку на весу и не сводя с некроманта напряжённого взгляда. – У меня не очень хорошая новость. Положи крышку.

Я молча послушалась, сердце стукнулось о рёбра, и горло пересохло от тревожного волнения – что ещё случилось?!

– Король хочет видеть нас завтра в Версале, и это не обсуждается, – заявил Гастон и подтолкнул ко мне серебристую карточку.

Пришла мысль, что лучше бы к нам Анжуйский на чай заглянул, ей-богу. Даже не став смотреть, что там написано на приглашении, я вскочила и прошлась по столовой, резко потеряв аппетит.

– Я не пойду, Гастон, – решительно заявила, чувствуя, как при одной мысли о том, что появлюсь среди такого количества людей, да ещё там, где точно могу наткнуться на Дероша, леденеют пальцы на ногах и руках. – Вот что хочешь, делай, я не пойду! Зачем ты вообще сказал королю обо мне?! – повернулась и наставила палец на него, и сердце колотилось всё сильнее от накатывавшей паники.

– Он сам догадался, – Гастон встал и попытался поймать меня, но я увернулась. – Полин, я вынужден был ему сказать, что меня в бордель сонхау послали, он бы не дал разрешения, – некромант нахмурился. – Король не дурак, ты же понимаешь…

– Да какая разница, я всё равно не пойду!.. – выкрикнула я, перебив его. – Зачем королю понадобилось, чтобы ты привёл меня в Версаль?! Он знает, что его брат ищет меня, так?

– Перестань ерунду нести, – Лоран наконец изловчился и ухватил меня за руку, притянув к себе. – Успокойся, Полли, – серьёзно произнёс он, потянув обратно к столу, и сел, развернув меня и поставив перед собой. – Идти придётся, ты понимаешь, но не волнуйся, всё хорошо будет, – тёмные глаза смотрели на меня без тени веселья или ехидства, пальцы Лорана аккуратно держали за запястья, не давая отойти. – Мы приедем, проведём там полчаса, чтобы нас заметили, и потом уедем. Я скажу, что ты почувствовала себя плохо. Король ничего не сможет сделать, указ его мы выполнили, в Версале были, – некромант улыбнулся уголком губ. – Не наша вина, что ты так сильно разволновалась. Первый раз во дворце, да ещё таком большом, – Гастон неожиданно подмигнул, в его взгляде блеснул огонёк.

Я не разделяла его воодушевления. Отвела взгляд, дёрнулась, но Лоран не отпустил. Более того, притянул ближе и усадил на колени, крепко обняв.

 

– Всё равно, за эти полчаса очень велика вероятность наткнуться на Анжуйского… – упрямо возразила я, невольно сглотнув – близость Гастона всколыхнула совсем другие эмоции, смешавшиеся со страхом в пряный, обжигающий коктейль, дурманивший разум.

– Ш-ш-ш, – решительно оборвал меня Лоран, и я ощутила его горячее дыхание на щеке. – Полли, запомни, никто не отнимет тебя у меня, даже не думай. Я не отойду от тебя ни на шаг, не оставлю одну, что бы там не планировали король и Анжуйский, – его тихие, спокойные слова ещё больше взволновали, и я не удержала прерывистого вздоха. – Сейчас мы позавтракаем, потом проедемся по магазинам, потом я немного расскажу о нашей дальнейшей работе, а вечером и ночью у меня дежурство, – пальцы Гастона медленно провели по моей щеке, и за ней словно оставался огненный след на ставшей слишком чувствительной коже.

Я замерла, тяжело дыша, и не находя в себе сил отодвинуться. Чёрт, мне нравилось происходившее, от правды не убежишь.

– Ты знаешь, Полли, что поможет обезопасить тебя от притязаний Анжуйского окончательно, – выдохнул Гастон мне на ухо, и по телу прокатилась волна обжигающих мурашек. – Но решать только тебе, конечно.

Одарив меня лёгким поцелуем в щёку, некромант разжал объятия, и бросив на него косой взгляд, я заметила довольную усмешку на этом породистом лице.

Глава 5

Теплого дыханья мимолетное касание…

Отклик магии волнует кровь.

Крепких рук надежное объятие

Побудило светлой силы зов.

– Не дождёшься, – нервно огрызнулась я, поспешно вскочив с его колен.

Хотя внутри зрела уверенность, что моя капитуляция – всего лишь дело времени. Долго держаться на расстоянии я не смогу, сила не даст. И что-то подсказывало, даже поход к Жиан не поможет: магия просто не отреагирует ни на кого больше… Она выбрала. И это не радовало. Я молча вернулась на своё место, остро чувствуя пристальный взгляд Лорана на себе – он никак не прокомментировал мой ответ, спокойно принявшись за завтрак.

– Ты говорил, мне учиться придётся, – я резко переменила тему, не желая больше разговаривать о наших отношениях и о предстоящем походе в Версаль.

Отвертеться не получится, я понимала. Как бы ни боялась и не хотела ехать, завтра вечером мы будем в загородном дворце его величества. Даже думать не желаю, откуда у Наарэми странное желание познакомиться с якорем Гастона.

– Да, как действовать в связке, – подтвердил Гастон. – Это несложно, но есть много нюансов, придётся позаниматься.

– Хорошо, что насчёт уровня моей силы? Ты говорил, это можно проверить, – я сунула в рот кусок запеканки, скользнув по собеседнику взглядом.

– Можно, и после завтрака займёмся, – кивнул некромант. – Процедура несложная и недолгая.

Я молча кивнула в ответ, и дальше наш завтрак проходил в тишине. Мои размышления вернулись к проблеме наших с Гастоном отношений и предстоящему походу в Версаль. Да, как ни хотелось признавать, он прав: единственной гарантированной защитой против притязаний Анжуйского и возможного интереса короля ко мне могла послужить Нить Жизни. Но… Чёрт. Пусть я и прожила всю жизнь в борделе, у меня было множество мужчин, но где-то глубоко в душе продолжала жить романтичная девушка, которая не хотела быть связанной с одним человеком исключительно постелью. А именно это мне грозило, если я позволю нашим деловым отношениям перейти в горизонтальную плоскость. Специфика светлого дара такова, что после первой ночи он намертво переплетается с тёмной силой некроманта, и другие мужчины меня уже не будут интересовать, и что самое грустное, от чувств здесь ничего не зависит. Я могу ненавидеть Гастона, но после всего лишь одной ночи мой дар будет реагировать только на него, и только с ним я смогу снять лишнее напряжение. Я могу влюбиться в другого мужчину, но с ним не выйдет ничего кроме целомудренной дружбы и болезненных переживаний от невозможности быть с ним вместе. Да, конечно, Нить Жизни приносила много полезного, если судить по той книге, в которой я читала про этот ритуал, но… Я же женщина, не только маг Жизни. Мне тоже чувств хочется, красивых ухаживаний…

Неожиданно в дверь позвонили, и я вздрогнула от неожиданности, чуть не выронив вилку, сердце скакнуло к горлу и грудь сдавило от приступа страха.

– Наверное, твои вещи принесли, – спокойно заметил Гастон и поднялся. – Я просил экономку, мадам Бернье, зайти в «Золотые колибри» и передать Жиан.

– С-спасибо, – пробормотала я, справившись с эмоциями – что-то со всеми переменами в своей жизни становлюсь слишком нервной.

Краем глаза заметила посыльного, нагруженного свёртками и саквояжами, и рассеянно подумала, что большинство моих вещей предназначены только для работы в борделе. Придётся обновлять гардероб. А завтра ещё и приём в Версале. Ох… Пока Гастон показывал, куда отнести вещи, я успела закончить с завтраком, и к возвращению некроманта была готова к проверке.

– Ну, и что там с уровнем моей светлой силы? – я испытующе посмотрела на Гастона, отодвинув пустую тарелку.

Той же ночью, где-то на улицах Монпарнаса.

В тишине ночи тихий стук каблучков по булыжной мостовой звучал странно и тревожно. Вдоль домов, по узкой улочке, скользили две тени, закутанные в плащи, и по тому, как уверенно двигалась первая, становилось понятно: страха перед ночью любитель опасных прогулок не испытывает. Двое свернули в переулок и остановились перед неприметным домом с тёмными окнами.

– Вы точно решили, мадам? – тихо спросил один из них, и стало понятно, что обращается он к даме.

– Да, – последовал краткий ответ, сказанный уверенным, твёрдым голосом.

Спутник незнакомки подавил вздох, поправил свёрток и достал ключ. Через несколько мгновений дверь открылась, и они скользнули в тёмный проём. Не останавливаясь, проводник женщины прошёл к лестнице и открыл ещё одну дверь, за которой обнаружились ступеньки вниз. Пара спустилась и оказалась в небольшом квадратном помещении, в котором царила кромешная тьма. Раздался щелчок, и в воздухе загорелся оранжевый шарик, осветив пустую комнату без окон с земляным полом и деревянной дверью, обшитой накладками из железа, и зачем-то ещё укреплённой железной же решёткой с увесистым замком. Вокруг дверного проёма слабо светились бледно-зелёным символы и руны.

– Об этом ходе точно никто не знает? – голос незнакомой женщины звучал властно и с лёгкими нотками пренебрежения, под глубоким капюшоном невозможно было разглядеть её лицо.

– Точно, мадам, – с поклоном ответил спутник неизвестной. – Это я его случайно нашёл и лично запечатывал.

– Хорошо, – дама кивнула. – Открывай.

– Там может быть опасно, – мужчина не спешил выполнять указание. – Я могу не справиться…

– Открывай, – с заметным раздражением повторила неизвестная. – Моя сила отпугнёт низших тварей.

– Как скажете, – со вздохом пробормотал её спутник и аккуратно положил свёрток у стены.

Потом приблизился к двери, коснулся пальцами нескольких символов и зашептал под нос еле слышно. Шарик мигнул, светло-зелёное свечение начало тускнеть, и в комнатке стало ощутимо холоднее. Женщина плотнее закуталась в плащ, переступила, но не остановила некроманта – а это был именно он. Никто другой не смог бы запечатать один из многочисленных входов в подземелья Монпарнаса, откуда в город просачивалась тёмная сила с той стороны и превращала умерших в чудовища. Несколько символов погасли, бормотание мага стало громче, и замок на решётке с громким лязгом вдруг открылся сам, решётка с тихим скрипом отворилась. Неизвестный некромант достал из кармана ещё один ключ и вставил в замок, и вскоре последняя преграда распахнулась. Из проёма пахнуло землёй, сыростью, затхлым воздухом подземелий и чуть-чуть гнилью. Мужчина едва заметно вздрогнул и оглянулся.

– Когда мы войдём, я запечатаю вход, – пояснил он. – У нас будет не более получаса, чтобы всё сделать и вернуться до того, как по подземельям пройдёт весть, что к мёртвым на огонёк заглянули живые, – в голосе некроманта проскользнула едва заметная ирония. – Потом нам не поможет ни ваша светлая сила, мадам, ни все мои знания и умения.

– Я учту, – так же немногословно ответила дама. – Веди.

В свёртке что-то зашуршало и раздался тихий звук, похожий на мяв котёнка, некромант поспешно провёл ладонью над свёртком, и шум стих. Спутник дамы первый вступил в неширокий коридор с низким потолком, женщина – сразу за ним. Отойдя чуть вперёд, некромант снова положил свёрток, закрыл двери и нарисовал на деревянной поверхности несколько символов, вспыхнувших тёмно-бордовым.

– Всё, мадам, время пошло, – отрывисто произнёс маг и подхватил свёрток.

Его поведение разительно изменилось, едва они переступили порог подземелий, и женщина не одёрнула его. Здесь лучше слушаться того, кто знает больше о той стороне.

– Далеко лучше не уходить, – негромко обронил некромант, быстро шагая по коридору – впереди плыл оранжевый шарик, зажжённый незнакомкой.

Стены, сложенные из известняка, кое-где были влажными, с потолка то и дело срывались капли, и всё отчётливее пахло сыростью и гнилью.

– А нам и не надо, – так же негромко фыркнула женщина.

Они прошли ещё немного, и впереди показалась развилка. Некромант остановился и положил свёрток на пол.

– Это отвлечёт тех, кто придёт следом, – пояснил он, хотя дама не задавала вопросов. – И у нас появится ещё время, чтобы успеть дойти до выхода.

Странная пара прошла немного вперёд до следующей развилки и остановилась.

– Здесь, – кратко произнёс некромант. – Вы принесли, что я просил?

– Да, – леди достала затянутой в лайковую чёрную перчатку рукой пузырёк с мутной жидкостью. – Ты говорил, требуется совсем немного крови, да? Она здесь водой разбавлена, ничего?

Мужчина кивнул и встряхнул руками, его взгляд стал сосредоточенным, а довольно симпатичное, но вполне обычное лицо застыло маской.

– Нежити достаточно одной капли, и они учуют жертву за много километров, – глухо ответил он, глаза некроманта засветились в полумраке холодным голубым светом.

– Отлично, – кивнула неизвестная. – Начинай.

Её спутник глубоко вздохнул и прикрыл глаза, дама отступила к стене, наблюдая за ним из-под капюшона. Некромант присел и тихо зашептал что-то, водя руками над полом, и за его пальцами вспыхивали символы и руны, опускаясь на землю и словно вплавляясь в камень. Воздух вокруг пары сгустился, стал вязким, и леди на какое-то мгновение стало трудно дышать.

– Давайте флакон, – отрывисто приказал некромант, и женщина молча протянула ему пузырёк.

Откупорив пробку, некромант по кругу накапал жидкости из него вокруг прихотливого рисунка, и каждая капля вспыхивала рубиновым прежде, чем впитаться в камень.

– Мне не нужны бесполезные ходячие мертвецы, – вполголоса заговорила женщина, следя за манипуляциями некроманта. – Им точно не подобраться…

– Это ловушка на умертвие, – оборвал её собеседник и с явным раздражением добавил. – Не мешайте мне. У нас мало времени. Потом поговорим.

Круг из капель замкнулся, весь рисунок ярко вспыхнул, и в воздухе над ним засверкали холодные голубые искры. На мгновение шарик из света, зажжённый женщиной, мигнул и погас, а потом снова засветился, но значительно тусклее, чем раньше.

– Всё, – выдохнул некромант и выпрямился, его руки ощутимо дрожали. – А теперь уходим, сюда скоро гости придут.

Женщина спорить не стала. Пара быстро направилась прочь от развилки, и когда они проходили мимо того ответвления, где некромант оставил свёрток, дама отметила, что подношения нет. Никаких чувств у неё это не вызвало, лишь удовлетворение, что ещё некоторое время темнота вокруг них не выкинет никаких сюрпризов. Дама всей кожей ощущала, как сгущается воздух, её светлая сила реагировала на ту сторону, граница с которой здесь, в катакомбах, была как нигде тонкой. И в любой момент могли появиться опасные жители изнанки мира…

Наконец показалась спасительная дверь с рдевшими на ней знаками. По взмаху руки знаки пропали, а даме вдруг почудился какой-то звук за спиной, что-то вроде тихого шарканья. Она не стала оборачиваться, поспешно переступив порог открытой двери – некромант всё сделает. Неизвестная терпеливо дождалась, пока спутник закроет обе двери, восстановит печать. В процессе ей показалось, с той стороны по дереву раздался тихий скрежет, и по тому, как вздрогнул мужчина, она поняла, что – не показалось. Но печать уже была почти нарисована заново, так что нежить осталась в подземельях.

– Как я узнаю, что твоя ловушка сработала? – уточнила дама, когда некромант закончил и устало прислонился к стене.

– Вот, возьмите, – он снял с пальца кольцо с осколком камня дымчатого цвета величиной с горошину. – Оно нагреется, вы почувствуете, камень привязан к ловушке.

 

Женщина осторожно взяла украшение и без колебаний надела на безымянный палец левой руки.

– И сколько ждать после активации ловушки? – полюбопытствовала она, изучая кольцо.

– Несколько дней, не больше. Нежить найдёт способ добраться до жертвы, привязка на кровь срабатывает без осечек, – на лице некроманта мелькнула кривая улыбка. – Мы можем идти, миледи?

– Да, – кивнула женщина и достала из складок плаща увесистый кожаный мешочек. – Вот вторая часть оплаты. Благодарю.

Некромант молча взял плату и направился к лестнице. Дама бросила ему вслед задумчивый взгляд, потом едва заметно покачала головой, словно отказавшись от какой-то мысли, и догнала сопровождающего. Если от свидетеля избавиться прямо сейчас, его хватятся, начнут искать, и возможно поднимется шумиха. Нет, лучше сделать всё по-другому, тихо и незаметно… Тем более, наёмный убийца не знает ни имени заказчицы, ни имени того, на кого сделана ловушка.

Выйдя на улицу, некромант повернулся к даме.

– Вам туда, миледи, – он махнул рукой в сторону тёмной улицы. – Остров Ситэ там.

Женщина бросила всего один взгляд в указанном спутником направлении, а когда обернулась, его уже не было. Наёмный убийца растворился в ночных тенях, а может, ушёл той стороной, опасаясь преследования. Что ж, в любом случае, она знала о нём больше благодаря связям и полезным знакомствам. На лице дамы мелькнула улыбка, которую никто не мог увидеть под низко надвинутым капюшоном, и леди уверенно направилась к дому на одной из тихих улочек Ситэ, недалеко от Нотр-Дама. Нежити она не боялась: хоть незнакомка и не являлась магом Жизни, в её крови жила светлая сила, а значит, любительница ночных прогулок могла отпугнуть тварей с той стороны. Они предпочитали обходить стороной тех, кто нёс в себе магию Жизни.

Добравшись до острова и несколько раз счастливо избежав столкновения с ночным патрулём, леди дошла наконец до нужного ей дома. Конечно, зашла она не через парадный вход, а через кухню, благо, прислуга уже спала и появится тут не раньше шести утра. В запасе у дамы имелось ещё часа два до рассвета, когда ей надо будет вернуться в другое место… Поднявшись на второй этаж, она прошла мимо нескольких тёмных гостиных и вошла в уютную спальню, отделанную в золотисто-коричневых тонах. Там её уже ждали.

– Всё прошло хорошо? – в кресле у тлеющего камина сидел мужчина с бокалом в руке, и едва леди появилась на пороге, выпрямился, отставив его на столик.

– Да, – женщина скинула капюшон плаща и нежно улыбнулась. – Ловушка настроена, – она подняла руку с кольцом, которое не так давно потеплело, дав знать, что нежить поймана и теперь будет искать жертву.

Ночная гостья повела плечами, и плащ опустился на ковёр. Взгляд её собеседника медленно прогулялся по изящной, стройной фигуре, обтянутой тончайшим шёлком, как второй кожей. При каждом движении ткань переливалась бликами, как гладь моря, и становилось сразу понятно: под нарядом у леди ничего больше нет. Глаза мужчины вспыхнули, он чуть прищурился, а гостья прерывисто вздохнула и плавно скользнула к нему, опустившись на колени и уставившись в лицо хозяину дома.

– Я соскучилась, – выдохнула она, во взгляде женщины зажглись огоньки. – У нас есть час-полтора, – леди снова улыбнулась, подалась вперёд, проведя ладонью по гладкой щеке собеседника. – А потом мне нужно вернуться в Лувр…

Не дав ей договорить, мужчина обхватил ладонями лицо гостьи и притянул к себе, одарив долгим, нежным поцелуем.

– Скоро всё закончится, амирани, – прошептал он, погладив большими пальцами щёки дамы.

– Он уже в городе? – спросила леди, послушно выпрямившись и устроившись на коленях мужчины. – Надо закончить с этой ловушкой как можно быстрее.

Её пальчики начали ловко расстёгивать рубашку, а с губ не сходила нетерпеливая улыбка.

– Со дня на день вернётся, – хозяин дома потянул тонкий шёлк с плеч собеседницы, и снова поцеловал её. – Я отправил записку ему домой, как только приедет, думаю, мы сразу встретимся…

Дальше разговоры стихли – им не хотелось терять ни минуты, ведь их и так оставалось не так много. Они даже не добрались до спальни: перед камином лежала целая медвежья шкура, очень мягкая и тёплая. Слишком редко им удавалось в последнее время встречаться, тем и дороги были эти мгновения наедине, вместе, в жарких объятиях друг друга. Ведь на людях приходилось делать вид, что между ними ничего нет – его величество не терпит соперников ни в чём, и уж тем более, в постели.

В рассветном сумраке, незадолго до шести утра, в переулок позади особняка выскользнула тень, закутанная в плащ, и поспешила в сторону Лувра. Маленькие шалости король прощал, если только они не перерастали во что-то большее и раньше, чем ему самому надоест очередная игрушка.

Особняк герцога Анжуйского, этой же ночью.

От горячей воды исходил ароматный пар, в просторной ванной царил интимный полумрак – горело всего два светильника на стене, у большого, в полный рост, зеркала. Ален Дерош расслабленно откинулся на бортик, прикрыв глаза и блаженствуя – напряжение потихоньку уходило из уставшего тела, мышцы расслаблялись. Этому немало способствовали умелые пальцы Аделины, мягко разминая каждый мускул, и на губах главы французских некромантов играла довольная улыбка. Да, последние несколько дней выдались насыщенными, в Сен-Клу на одном из старых кладбищ полезли низшие зомби вперемешку с уже перерождёнными пиявками и мумиями. Пришлось не только методично уничтожать нежить, но и затыкать прореху с той стороны, через которую и прорвались твари. Анжуйский вернулся почти под утро и жаждал добраться до кровати, однако предстояло ещё одно важное дело: почта. Её следовало просмотреть как можно быстрее, вдруг есть весточка от его друга – тогда герцог готов был ехать прямо сейчас, невзирая на то, что за окном небо едва-едва посерело, предвещая скорый рассвет.

– Принеси почту, – лениво проронил его светлость, потянувшись к бокалу, стоявшему на краю ванной. – Потом поможешь мне помыться.

– Да, милорд, – девушка склонила голову и выпрямилась, потянувшись за простынёй.

Взгляд тёмно-синих, цвета неразбавленных чернил, глаз медленно заскользил по изгибам ладной фигурки, однако на лице Алена не отразилось сколько-нибудь сильного интереса. Нет, конечно, расслабиться после трудной командировки стоило, как и успокоить тёмную магию, которой его светлость пользовался в последние дни слишком часто. Кто-то мог назвать Аделину даже симпатичной, и был бы прав – Ален всегда тщательно выбирал себе якорей, и не только по силе дара. Блондинка, с тонкими чертами лица и голубыми глазами, однако… Слишком послушная и тихая, на вкус Дероша. Нет-нет да и приходило то давнее воспоминание о единственной встрече пятнадцать лет назад. Даже ребёнком Полин производила прямо противоположное впечатление. Интересно, а какой она выросла женщиной? Анжуйский надеялся, очень скоро он это узнает.

Между тем, Аделина вылезла из ванной, завернувшись в простыню, и направилась к выходу. Проводив её рассеянным взглядом, брат короля прикрыл глаза и прислонился затылком к бортику бассейна из серого с белыми прожилками мрамора. Мысли свернули на то, что скоро придётся освобождать место для его Полли, и это грело душу. Наконец годы ожидания закончатся, и этот якорь уж точно будет у него последним. Улыбка Анжуйского стала шире, он длинно вздохнул, позволив себе предаться ненадолго приятным мечтам, пока не появилась Аделина с подносом.

– Ваша почта, милорд, – она встала на колени рядом с ванной.

Ален склонил голову, окинул девушку оценивающим взглядом и решил, что почта подождёт ещё полчасика. А он, пожалуй, всё же отдохнёт как следует.

– Поставь на скамейку, – небрежно кивнул Дерош, и дождавшись, пока девушка выполнит, поманил к себе. – А теперь залезай обратно в ванну.

Она опустила глаза, кивнула и молча сняла простыню. Потом забралась к Анжуйскому, по-прежнему не глядя на него, и села напротив, между его раздвинутых ног.

– Мне кажется, нам обоим следует расслабиться, Дел, как ты считаешь, м-м-м? – протянул он, приподняв её лицо за подбородок и заставив смотреть в глаза.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru