Не играйте с некромантом

Кира Стрельникова
Не играйте с некромантом

Фасад борделя украшала вывеска с названием и нарисованными в золотых клетках разноцветными колибри, и Гастон уверился, что сонхау имела в виду в своём предсказании именно это место. В дверях стоял детина внушительной комплекции, с квадратным щетинистым подбородком, и жевал соломинку, лениво поглядывая вокруг. Буквально перед Оллсинэлем и Лораном к «Золотым колибри» подъехала компания, судя по всему, завсегдатаев – охранник вежливо улыбнулся, окинул четверых весёлых мужчин быстрым, внимательным взглядом и посторонился, пропуская внутрь.

– Ну, пойдём, – со вздохом произнёс маркиз и подъехал ближе.

Тут же из-за угла выскочил подросток, ухватил поводья их животных, и дождавшись, пока гости спешатся, увёл в конюшню – как пояснил Син, она находилась на заднем дворе борделя. Полуэльфа охранник сразу узнал, почтительно склонил голову.

– Мессир маркиз, – произнёс он. – Рад видеть вас снова.

– Вечер добрый, Гвидо, – небрежно улыбнулся Оллсинэль и махнул в сторону Гастона. – Это мой друг, он со мной.

Взгляд Гвидо упал на рукоять кинжала, которую Лоран особо и не прятал, потом поднялся к невозмутимому лицу некроманта.

– Вы знаете, кто ваш друг? – ровным голосом спросил охранник.

Полуэльф на мгновение прикрыл глаза, неслышно вздохнул и выразительно посмотрел на Гастона.

– Да, Гвидо, знаю, но ему действительно надо сюда.

– Син, иди, я сам тут разберусь, – вступил в разговор Лоран и чуть улыбнулся другу. – В конце концов, это моя проблема, как я попаду внутрь.

– Ладно, – Оллсинэль снова вздохнул и зашёл в гостеприимно распахнутую дверь. – Жду тебя, Гас! – напоследок бросил он и скрылся в полутьме небольшого коридорчика.

– Некромантам вход в бордели закрыт, – тем же тоном произнёс Гвидо, не сводя с Лорана напряжённого взгляда.

Начальник городской стражи достал из кармана жетон сонхау.

– Вот это сойдёт за пропуск? – Гастон выгнул чёрную бровь.

Охранник поджал губы, скрестил руки на груди и нахмурился, смерив настырного гостя неприязненным взглядом.

– Откуда я знаю, что ваше предсказание связано именно с борделем, мессир? – буркнул он, не собираясь сдавать позиции.

– Даже если ты сейчас меня не пустишь, я приду завтра с официальным разрешением короля, – Гастон пожал плечами. – Но что-то мне подсказывает, твоей хозяйке не хотелось бы привлекать к вашему славному заведению внимание его величества, – добавил он с едва заметной усмешкой.

Гвидо помолчал, хмурясь всё сильнее, пожевал губами и наконец нехотя ответил:

– Зайди, я позову Мадам. Пусть она решает.

И Лоран переступил порог борделя. Здесь, в небольшом коридоре, царил уютный полумрак, на стенах, обтянутым шёлком вкусного малинового цвета, горели позолоченные светильники, в зеркалах отражался их свет и отблески хрустальных подвесок, рассыпая радужные искры. Из-за второй двери долетал приглушённый шум и женский смех.

– Жди здесь, – буркнул мрачный Гвидо и скрылся за этой дверью.

Заложив руки за спину, некромант окинул взглядом коридорчик, сделал несколько шагов к двери, прислушиваясь, и остановился. Конечно, очень хотелось оказаться по ту сторону, Гастона распирало почти детское любопытство – он ведь ни разу не был в подобном месте. Но Лоран сдержался, лишь его усмешка стала шире. Возможно, очень скоро у него появится такая возможность… Словно в ответ на его мысли, дверь распахнулась и снова показался Гвидо.

– Заходи, – кратко произнёс он и посторонился.

И некромант вступил в главный зал «Золотых колибри». Всюду ковры, низенькие диванчики, кресла, в глубине – столики и стулья с мягкими спинками, с правой стороны что-то вроде стойки, прямо перед ним – широкая деревянная лестница с малиновым же ковром. Всюду – девушки и женщины в разнообразных откровенных, но не вульгарных платьях из дорогих тканей, и среди них ни одной некрасивой или с плохой фигурой. Изящные нимфы с чувственными улыбками были заняты тем, что кокетничали с гостями и выбирали себе клиентов на ночь – Оллсинэль по дороге посвятил Гастона в особенности этого борделя. У некоторых красоток некромант заметил пушистые золотые перья в руках, и прямо на его глазах одно такое девушка небрежно заткнула за ухо рослого черноволосого мужчины. После чего он с довольной, широкой усмешкой подхватил хохочущую блондинку на руки и понёс к лестнице.

А от стойки к некроманту спешила высокая, средних лет женщина в чуть более скромном наряде, чем остальные, и с тревогой на лице. Гастон догадался, кто это, ещё до того, как Гвидо заговорил.

– Мадам, – охранник почтительно склонил голову и отступил в сторону, предоставляя хозяйке право вести дальнейшие переговоры.

– Кто вы, мессир? – быстро спросила женщина, окинув Лорана взглядом.

– Гастон Лоран, начальник городской стражи Парижа, – представился он и сразу показал перламутровый жетон. – Давайте, вы просто позволите мне поговорить с той, к кому я пришёл? – Гастон не дал Мадам сказать ни слова.

Женщина, услышав его слова и увидев кинжал, слегка побледнела, но более ничем не показала своих эмоций.

– И к кому же вы пришли? – ровно спросила она.

– Её зовут Полин, – уверенно ответил Гастон, не сомневаясь, что друг подсказал правильную девушку.

Шанталь рассказала ему немного о специфике светлого дара, и по тому, что описал Оллсинэль, эта Птичка как раз подходила. Брови Мадам поползли вверх, а вот во взгляде мелькнуло беспокойство, что только подтвердило версию Гастона.

– Полин? – задумчиво протянула женщина. – Вы знаете, что здесь девушки сами выбирают себе мужчин?

– Мадам, я пришёл несколько за другим, чем остальные мужчины, – насмешливо заявил Гастон. – Дайте мне встретиться с Полин, я вижу, вы знаете, кто она такая на самом деле.

Мадам побледнела ещё больше, но ответить ничего не успела. Лоран заметил на лестнице движение и посмотрел: по ступенькам спускалась темноволосая красотка с точёной фигуркой и тонкими чертами лица. Кожаный корсаж обрисовывал тонкую талию и подчёркивал грудь, тугие локоны цвета воронова крыла спускались до самой талии, а в разрезах полупрозрачной юбки мелькали стройные ножки, затянутые в шёлк чулок. Гастон ощутил, как внутри мягко толкнулась тёмная сила, заволновалась, послала по крови горячую волну, а татуировки на запястьях слегка закололо, и понял, что – вот она, Птичка, маг Жизни, которую предсказала ему сонхау.

– Полин? – тихо спросил Гастон, медленно улыбнувшись, и бросил взгляд на женщину.

Та как-то устало вздохнула, её плечи поникли, и Мадам кивнула.

– Да, Полин, – голос тоже звучал глухо.

Гастон знал, что маги Жизни не особо жалуют некромантов и не все из них горят желанием становиться якорями, но Полин он точно не собирался давать возможности избежать игры.

– Благодарю, – Лоран наклонил голову и шагнул вперёд, тем более, Птичка тоже его заметила.

Вечер обещал быть очень интересным…

На следующий день, Лувр.

Гастон встрепенулся и вынырнул из приятных воспоминаний: он подошёл к Лувру, к главному входу со стороны садов Тюильри. По тенистым дорожкам прогуливались аристократы, на скамейках сидели дамы и обмахивались веерами, улыбаясь и кокетничая с кавалерами, а у дверей стоял караул из королевских гвардейцев. Лорана пропустили без всяких вопросов: посох и меч с чёрными бриллиантами говорили сами за себя. Лоран поймал себя на том, что улыбается, вспоминая красавицу Полин, и поспешно убрал улыбку с лица. В беседе с его величеством лучше сохранять серьёзность, особенно в таком щепетильном вопросе, как посещение борделя по предсказанию. Сонхау просто так предупреждать не будут, а значит, чем меньше народу будут знать о Полин, тем лучше. По крайней мере, пока она не проиграет Гастону в кош. Раскланиваясь по пути со знакомыми из придворных, некромант дошёл до приёмной перед кабинетом его величества, где тоже сидел секретарь. Большая полукруглая комната с затянутыми светло-серым с серебром шёлком стенами была полна людей, тихо переговаривавшихся между собой, или стоявших молча у окон. Высокие двери из чёрного дерева с позолоченной резьбой и украшенные жемчугом естественно, закрыты – за ними его величество Наарэми занимался государственными делами. Остальные терпеливо ждали своей очереди и кстати, вполне могли сегодня так и не дождаться аудиенции. Гастон с непроницаемым лицом подошёл к столу и остановился.

– Добрый день, Жорж, – поздоровался он с секретарём. – Я к его величеству со срочным делом.

– Здравствуйте, мессир Лоран, – секретарь встал и почтительно склонил голову.

Гастон нечасто приходил в Лувр по делам или на приёмы, но из-за происхождения примерно пару раз в месяц вынужден был посещать торжественные мероприятия, в том числе и во дворце. Отец не ленился лично присылать приглашения, и даже пару раз, когда на эти дни выпадало дежурство Гастона, лично просил Анжуйского перенести. Собственно, из-за этого тоже между его светлостью и начальником стражи были слегка натянутые отношения. Ален Дерош не слыл завсегдатаем светских раутов, хотя и являлся младшим братом короля.

– Что передать его величеству? – негромко спросил барон Жорж Сен-Жиль, секретарь Наарэми. – Какое у вас дело?

Лоран протянул запечатанное прошение.

– Вот, и добавь, что это действительно срочно, – произнёс он. – Я надолго не задержу, минут на десять, не больше.

– Хорошо, мессир Лоран, – барон наклонил голову и вышел из-за стола, потом подошёл к двери и негромко постучал.

Гастон поймал на себе парочку недовольных взглядов остальных, толпившихся в приёмной, но возмущаться никто не рискнул. Некромантов побаивались и не рисковали с ними связываться, даже если кого-то не устраивали действия хранителей тёмной силы. Между тем, барон скрылся за тяжёлой створкой и через несколько минут появился снова в приёмной.

– Вас примут, мессир Лоран, – к радости и облегчению начальника стражи ответил секретарь. – Прошу, проходите.

Глава 3

Вот ресторанчика ухоженный фасад,

 

Изысканных цветов едва заметный аромат.

Уютный интерьер, чувств наслаждение,

За столиком в тени уединения…

Гастон невольно сильнее сжал жетон от сонхау в кармане и зашёл в кабинет. Он не боялся, что король откажет, он опасался, что его величество… слишком заинтересуется такой странной просьбой. К чему это могло привести, Лоран не знал, но противостоять королю, в случае чего, будет в разы сложнее, чем Анжуйскому. А сдаваться некромант не собирался, Полин ему самому ох, как нужна, и он готов был поспорить за неё даже с правителем Франции, не то, что с его братом.

– Ваше величество, – Гастон остановился посередине кабинета и почтительно склонил голову, приветствуя хозяина кабинета. – Благодарю за аудиенцию.

– Мессир Лоран, ваше прошение весьма любопытно, – раздался бесстрастный, звучный голос короля, заполнивший, казалось, всё пространство кабинета, доносившийся сразу со всех сторон. – Зачем сонхау послали вас в бордель?

Некромант выпрямился и посмотрел на короля, сидевшего за внушительным столом. Наарэми, альв, производил пугающее впечатление на неподготовленного человека. Широкий разворот плеч, на которых, казалось, вот-вот лопнет камзол, идеально правильные черты лица, настолько красивого, что при взгляде на него накрывало острое чувство собственной ущербности. Взгляд… Он пронизывал до самой глубины души, разноцветные глаза – один серебристый, как ртуть, другой горевший чистым золотом, – смотрели пристально, отстранённо, и так, словно королю были известны все мысли собеседника, даже те, которые тщательно скрывались в самых дальних уголках души. Пепельные волосы свободно лежали на плечах, схваченные узким серебряным обручем с крупным бриллиантом посередине. Король-альв Наарэми слишком сильно отличался от обычных людей, но Гастон уже несколько раз встречался с венценосной персоной, правда, не по долгу службы, и поэтому необычная внешность короля не произвела на него такого сильного впечатления, как в первые их встречи.

Наарэми ждал ответа, нетерпеливо постукивая уголком вскрытого послания Гастона по столу, и некромант понял, что отделаться общими фразами не получится. Подавив глухую досаду, он произнёс:

– Провидица сказала, я найду там человека, который мне поможет, – Лоран постарался ответить по возможности обтекаемо и в то же время не соврал ни в одном слове.

Полин действительно поможет Гастону уравновесить тёмную силу. Король прищурился, откинулся на спинку кресла, продолжая изучать посетителя холодным взглядом. Некромант не опустил головы, хотя от глаз Наарэми по спине спустилась волна прохладных мурашек. Показалось, его величество заглянул в самую душу…

– У вас нет якоря уже три года, мессир Лоран, – вновь заговорил он, опасно близко подойдя к той теме, которой Гастон не хотел касаться. – Вы не ищете? Или не удаётся?

Лоран прищурился.

– Это к моему прошению не относится, ваше величество, – твёрдым голосом ответил он.

Дерзко, да, и начальник стражи рисковал с таким ответом, но… Говорить о Полин раньше, чем они снова сыграют, и Гастон выиграет, некромант не собирался. В разноцветных глазах Наарэми мелькнул радужный отблеск, и король неожиданно усмехнулся. Эмоции добавили нечеловеческому лицу притягательности, и теперь легко можно было понять, почему перед его величеством не могла устоять ни одна придворная дама. Ни для кого не являлось секретом, что почти все они мечтали занять место его фаворитки и прилагали для этого массу усилий.

– А наглости вам не занимать, мессир Лоран, – обронил король, положил перед собой чистый лист бумаги и потянулся к перу. – Впрочем, я и так догадываюсь, что сонхау послали вас в бордель за якорем, – Наарэми окунул перо в чернильницу из цельного кристалла хрусталя, оправленного в золото, а Гастон при этих словах едва заметно вздрогнул и с досадой поджал губы.

Конечно, глупо с его стороны предполагать, что альв не догадается, но попытаться всё же стоило.

– Я удовлетворю вашу просьбу, мессир Лоран, с одним условием, – король покрывал лист быстрым, летящим почерком, перестав наконец смотреть на Гастона. Слова короля заставили некроманта насторожиться – он так и знал, что добром интерес Наарэми к просьбе сына его советника не закончится. Однако разрешение ему всё же выпишут, что не могло не радовать. – Вы приведёте её во дворец, приглашение вышлю в ближайшие дни. Хочу посмотреть, кого вам напророчили сонхау, да ещё и в таком месте. Я должен знать, ради кого дал разрешение нарушить приказ моего деда. Держите, – Наарэми поставил размашистую подпись, приложил прямо к бумаге массивную печатку-перстень из чёрного бриллианта, и она мягко засияла серебристым светом.

На листе появился оттиск, вместе с подписью делавший его вступившим в силу документом, по которому Мадам не имела права теперь задерживать его на пороге своего заведения. И Гастон мог прийти туда в любое удобное ему время, а не только вечером… С приглашением во дворец что-нибудь придумает.

– Благодарю, ваше величество, – произнёс Гастон, наклонив голову, и взял драгоценную бумагу.

– Я устраиваю приём в Версале, – альв снова посмотрел на него. – Жду вас там с вашим якорем, мессир Лоран. Не вздумайте найти предлог и отказаться, – разноцветные глаза опасно прищурились.

Некромант подавил раздражённый вздох и ровно ответил:

– Не буду, ваше величество. Мы приедем.

– Вот и отлично, – Наарэми кивнул. – Всё, ступайте, – он махнул рукой.

Гастон ещё раз поклонился и покинул кабинет альва. В общем, всё оказалось не так уж плохо, Версаль всяко больше Лувра, и там среди приглашённых легко можно затеряться. А потом сказать королю, что даме стало плохо, поскольку она непривычная к таким приёмам, и они спешно отбыли домой. Вроде и приглашение приняли, и в то же время Гастон убережёт Полин от пристального внимания Наарэми. Интуиция шептала, что нельзя допускать, чтобы его величество увидел девушку, а своему чутью некромант всегда доверял. Якорь альву, может, и не нужен, но он слыл страстным коллекционером. Красивых женщин. Особенно сейчас, когда его супруга ждала наследника. А Полин отнюдь не дурнушка… Гастон отвлёкся от тревожных размышлений и развернул бумагу короля. «Мессиру Гастону Лорану, начальнику городской стражи некромантов дозволяется посещение дома терпимости «Золотые колибри» по личной нужде в связи с предсказанием сонхау». Далее шла подпись и печать. Мужчина усмехнулся, градус его раздражения поутих: в документе не говорилось, сколько раз он может приходить в бордель, а значит… Можно пока не торопиться с повторным предложением сыграть, и просто познакомиться с Полин получше. Тёмные глаза блеснули, Гастон прищурился, аккуратно сложив указ и спрятав во внутренний карман куртки.

– Попалась, Птичка, – вполголоса произнёс он, махнул извозчику и назвал адрес на Монмартре.

Полин уже должна проснуться, время близилось к обеду. Улыбка на лице некроманта стала шире, и даже недовольство условием короля отошло на задний план. Как-нибудь решит вопрос.

Бордель «Золотые колибри».

Как всегда, после бурной ночи, проснулась я только к обеду. Тело приятно ломило, но я чувствовала себя, как сытая кошка, на лице то и дело норовила появиться довольная улыбка. Усмирённая сила колыхалась мягким облаком и больше не туманила разум – пару дней можно спать спокойно. Я позволила себе поваляться, лениво разглядывая узоры на потолке, потом сползла с кровати и дёрнула шнурок звонка, вызывая прислугу: следовало перестелить постель. Я же пока налила воду в ванну и устроила себе ещё полчасика расслабленного отдыха. Ну а после уже подумала, что неплохо бы теперь подкрепиться. Воспоминания о встрече с некромантом старательно задвинула в самый дальний угол – не хотела портить себе чудный день. Подумаю об этом после, что делать и с ничьёй, и с этим типом. Слегка насторожило, что при мысли о Лоране по телу прошла тёплая волна – магия встрепенулась, хотя не должна, Поль получил ночью достаточно. Нахмурившись, я потянулась к кустику герани, стоявшему на прикроватной тумбочке, но к моему облегчению, растение никак не отреагировало на прикосновение. Значит, ерунда, просто эмоции.

Поскольку «Золотые колибри» до вечера закрыты для посетителей, я не стала утруждать себя платьем, а накинула длинный шёлковый халат с вышивкой и завязала пояс. Расчесавшись, вышла из своей спальни и направилась к лестнице, однако едва приблизилась к ступенькам, услышала снизу шум. Кажется, кто-то настойчиво пытался зайти, судя по недовольному голосу Мадам Жиан.

– Мессир, мы закрыты, я же сказала, приходите вечером!

– Мадам, у меня разрешение короля, – а вот услышав уже этот голос, я застыла на первой ступеньке, вцепившись в перила и уставившись на незваного гостя.

Он стоял у дверей, небрежно положив ладонь на рукоятку меча, и с довольной ухмылкой смотрел на Жени, а во второй руке я заметила сложенный лист бумаги. Несомненно, то самое разрешение. Наш охранник, Гвидо, стоял рядом и хмуро смотрел на Лорана, но вмешиваться не рисковал – и правильно. Гвидо всего лишь не слишком сильный маг Огня, для охраны борделя и защиты девочек хватало, но идти против некроманта – себе дороже.

Хорошее настроение резко пошло вниз, я нахмурилась и прислушалась к разговору. Разрешение короля – это серьёзно. Значит, теперь некромант может свободно приходить в «Золотые колибри», несмотря на старый указ, запрещавший таким, как он, посещать бордели. Не знаю, радоваться или огорчаться, ведь я знала, что он придёт. Но… так скоро?.. Неужели прямо сейчас мы снова сыграем? Забеспокоиться и разволноваться всерьёз я не успела.

– Я всего лишь хочу увидеть Полин, – продолжил между тем Лоран. – Будьте так любезны, мадам, позовите её.

– Не надо меня звать, – я начала спускаться по лестнице – раз уж по мою душу, разберусь сама. – Мессир, вы решили снова попытать счастья? – прохладно поинтересовалась я, остановившись рядом с Жиан и небрежно поправив края халата.

Знала бы, что он тут появится, оделась бы приличнее. Понятное дело, тонкий шёлк прекрасно обрисовывал и грудь, и остальное тело – ведь под ним ничего больше не было. Взгляд некроманта медленно, оценивающе прошёлся по мне, и в тёмных глазах появилось неприкрытое восхищение. Я скрестила руки на груди, поймав себя на том, что, кажется, слегка смущена таким пристальным вниманием мужчины к себе. Раньше за мной такого не наблюдалось, что странно. Да и сила – она снова заволновалась! По татуировке словно прошлась невидимая кисточка, родив россыпь мурашек по спине. А Лоран понимающе усмехнулся, заметив мой жест. Наглец. Вот уж что ему точно не светило, так это моё тело, даже если мне не повезёт, и я стану его якорем. Предпочту случайных любовников, пусть даже и тайком от некроманта.

– Доброе утро, Полин, – Лоран, обойдя замершую с беспомощным видом Жени, подошёл ко мне. – Нет, я решил не торопиться.

– Зачем тогда вы здесь? – я выгнула бровь.

– Пообедаешь со мной, Птичка? – неожиданно предложил Гастон, не сводя с меня взгляда.

Неожиданно, однако. Справившись с удивлением, я решительно ответила:

– Нет, – и собралась развернуться и уйти к себе.

Позавтракаю лучше в комнате, что-то настроение слегка упало. И моя сила, странно реагировавшая на некроманта, не переубедит. Откуда я знаю, может, светлая магия всегда так себя ведёт в присутствии тёмной, и беспокоиться нечего. А потом можно и в библиотеку прогуляться, как собиралась. Лоран между тем склонил голову к плечу, задумчиво прищурился.

– Полин, обед или кош? – негромко спросил он, его усмешка стала шире, а в чёрных глазах блеснуло предвкушение.

Жиан метнула на меня обеспокоенный взгляд, но не вмешивалась в наш диалог. Я же задохнулась от возмущения и лёгкого беспокойства: желания вот прямо сейчас снова сесть за рискованную игру с некромантом не возникло, и как этот чёртов тёмный угадал, чем шантажировать?! Вчера всё произошло на азарте, если можно так выразиться, сейчас же… Я могла проиграть, легко. А интуиция подсказывала, что, хотя стать якорем Гастона Лорана лучше, чем герцога Анжуйского, она же и шептала, что проблем у меня возникнет не меньше. Только несколько иного свойства, чем опасение за свою жизнь и рассудок. Обед с Лораном… Ладно. В конце концов, я и так собиралась поесть. Дёрнула плечом и ответила:

– Хорошо. Я пообедаю с вами, – потом посмотрела на округлившую глаза Жиан и продолжила. – Жени, пусть принесут в голубую гостиную…

– Не здесь, Полин, – перебил меня Гастон, и не скрывая довольной усмешки, начинавшей меня раздражать. В первую очередь тем, что она только придавала обаяния Лорану, и отвести взгляд становилось затруднительно. – Здесь неподалёку есть чудный ресторанчик, туда и пойдём.

Я молча кивнула, развернулась и направилась обратно к лестнице. Моё позднее утро окончательно перестало быть прекрасным. Предстояло ещё выбрать что-нибудь поскромнее из моего гардероба – на улицу я выходила редко, в основном предпочитала гулять во внутреннем дворике «Золотых колибри». Бережёного, как говорится, бог бережёт. Хотя за себя постоять могла – Жени нашла мне учителей, и я отлично управлялась с кинжалом, без которого бордель не покидала, если уж приходилось выходить. Длинный, тонкий, он становился опасным оружием в умелых руках, а я посвящала тренировкам каждый день часа по два, не меньше. Моя магия, к сожалению, почти не умела разрушать или убивать, только если нежить, как чуждую светлой силе материю.

 

Поднявшись к себе, я зашла в гардеробную и ненадолго задумалась, оглядывая вешалки. Вещей у меня было не так чтобы много, мне хватало, а вот с приличными, в которых можно пойти в общественные заведения, совсем беда оказалась. Имелись парочка скромных платьев на всякий случай, но в ресторан в них не пойдёшь! Хотя… Ай, ладно. Специально наряжаться для некроманта – больно надо, в конце концов, он не предупредил о своём внезапном приходе и приглашении, так что пусть не надеется. Пока одевалась, невольно задумалась о том, что же ждёт меня дальше: понятно, что Гастон не отстанет, раз у нас ничья получилась. Анжуйский тоже будет меня искать, хотя с чего такое упорство, когда в Париже достаточно других магов Жизни, не знаю. Так может…

Я прикусила губу и нахмурилась, застёгивая ряд маленьких пуговичек сбоку на платье. С точки зрения практичности и защиты, мне стоило принять как данность факт, что в следующий раз в кош я всё же проиграю. Но Гастон требовал невозможного: уйти из борделя и скорее всего, он точно попытается перевести наши отношения из чисто деловых в личные. А мой дар нуждался в регулярных встречах с мужчинами, без этого он меня попросту сожжёт. И, чувствую, любовников заводить Лоран мне не даст, и придётся изощряться… Что ж, вот и тема для разговора за обедом – обсуждение условий нашего сотрудничества. У меня есть дня два, не больше, пока дар опять не проснётся.

Внимательно оглядела себя в зеркало: тонкий, непрозрачный лён платья вполне целомудренно скрывал мои ноги, довольно скромный вырез, украшенный кружевом ручного плетения, едва приоткрывал ложбинку, рукава до самых запястий, тоже отделанные кружевом. Да, наряд слишком плотно облегал фигуру, подчёркивая все изгибы, но это мелочи. Плащ накину. Волосы я заколола на затылке в свободный узел, так, что несколько прядей падали на лицо. Вроде не слишком вызывающе, хотя взгляды определённо буду привлекать. Кинжал занял своё место в специальных ножнах на бедре – мне гораздо быстрее поднять юбку, чем выковыривать оружие из декольте, особенно учитывая, что грудь у меня чуть больше среднего размера, не скажу, что маленькая.

Прихватив плащ, я спустилась вниз к Гастону и Мадам Жиан, с непроницаемым видом стоявшей в стороне и демонстративно не смотревшей на странного гостя.

– Я готова, – кратко отозвалась и подошла к некроманту.

– Отлично, – Лоран снова одарил меня улыбкой и одобрительным взглядом. – Хорошо выглядишь, Полли. Прошу, – он открыл передо мной дверь.

Поймав косой, слегка встревоженный взгляд Жени, я чуть прикрыла глаза ресницами, давая понять, что пока волноваться не о чём, и вышла на улицу. На мгновение пронзил острый приступ страха – вокруг слишком много народу, спешащего по своим делам, оживлённый шум оглушил, и прежде, чем успела подумать, что делаю, я вцепилась в локоть Гастона, опустив взгляд в землю. Ещё некстати вспомнился рассказ Мадам о посещении «Золотых колибри» герцогом… Вопрос Лорана, заданный немного удивлённым голосом, не дал углубиться в воспоминания и нервные переживания.

– Что-то не так, Полин?

Я бросила на него быстрый взгляд и покачала головой, постаравшись унять ненужные сейчас эмоции.

– Всё хорошо, мессир…

– Просто Гастон, – прервал меня некромант, неторопливо шагая по тротуару. – Не вижу нужды в официальности, Полин.

– Хорошо, – односложно согласилась я, всей кожей чувствуя на себе взгляды остальных прохожих.

Чёрт, надо избавляться от старых привычек, ведь скоро мне предстоит совсем другая работа, чем сейчас. И на улице я буду появляться чаще, и с незнакомыми людьми встречаться тоже придётся. Давний детский страх перед главным некромантом Франции очень мешал, но как от него избавиться, не представляю. Слишком крепко он засел. Я передёрнула плечами, поджала губы и вздёрнула подбородок, заставив себя перестать сутулиться. У его светлости герцога Анжуйского нет абсолютно никакой причины следить конкретно за «Золотыми колибри», по Парижу полно борделей, на том же Монмартре их сотни, если не больше, и если даже Анжуйский заподозрил, куда мама меня спрятала, он не сможет следить за каждым весёлым домом в городе. Ну а девушек с таким же именем, как у меня, тоже достаточно, и в борделях в том числе. Успокоив себя таким образом, я справилась с нервозностью и расслабила пальцы, лежавшие на локте Гастона. Невольно покосилась на спутника и снова отметила, что с женской точки зрения некромант очень даже ничего. Не обладай он этим тёмным даром… Пожалуй, я бы выбрала его своим клиентом взамен Поля. Татуировка на мгновение зачесалась, потом странные ощущения пропали.

Мы молчали, пока Гастон не остановился у того ресторанчика, о котором говорил, на площади Пигаль. Окна украшали цветочные горшки, над дверью висел колокольчик, а вывеска гласила «Цветущий сад». Подходящее название, поняла я, едва переступила порог заведения. Внутри помещение выглядело именно, как указано. Множество самых разнообразных цветов и растений украшали зал, столики, под потолком висели кашпо, и в воздухе плыл тонкий сладковатый аромат. Большой зал разделён на две части, общую, где стояли столики, накрытые белыми скатертями с кружевной отделкой, и ту, где посетителей отделяли друг от друга расписные шёлковые ширмы, создавая ощущение уединённости. На второй этаж вела деревянная лестница, и скорее всего, там отдельные кабинеты для клиентов посолиднее и побогаче. Я только открыла рот, чтобы заявить, что туда точно не пойду, как Гастон повёл меня именно туда. Сердце трепыхнулось вспугнутой бабочкой, я дёрнулась, попытавшись остановиться.

– Я не пойду! – тихо, сквозь зубы прошипела я и попыталась выдернуть руку.

Гастон с искренним удивлением посмотрел на меня.

– Кабинеты защищены магией от прослушивания, Полин, – терпеливо разъяснил он, тоже остановившись. – Я не хочу, чтобы нас случайно услышали или увидели тебя со мной. А ты что подумала? – понизив голос, с ухмылкой добавил Гастон, чуть наклонившись ко мне.

Вот теперь удивилась я. Моргнула, уставившись на него, и вздёрнула бровь.

– Стесняешься, что меня могут узнать клиенты? – съехидничала, спрятав за ним волнение, бродившее в крови бодрящими пузырьками.

Гастон вдруг перестал улыбаться и чуть прищурился.

– Нет, – кратко ответил он и снова потянул меня к лестнице. – Я не хочу, чтобы раньше времени узнали, что мы знакомы.

– Раньше какого времени? – уцепилась я за его оговорку, не торопясь идти за ним.

– Пока не сыграем снова, – Лоран оглянулся на меня. – Полин, ты мне нравишься, но я не собираюсь набрасываться на тебя прямо сейчас, – с усмешкой добавил он. – Успокойся. Пойдём, я есть хочу, да и ты голодная, наверное.

Как легко он раскусил меня, даже немного неловко стало. Ощутив, как лицу стало тепло от румянца, я поджала губы и молча последовала за ним к лестнице. Мы поднялись, там нас встретила приветливая официантка в белоснежном переднике и кружевном чепчике.

– Мессир Лоран, – она поклонилась. – Рада вас видеть снова.

Девушка проводила нас до одной из дверей и распахнула, и я, на мгновение замешкавшись, зашла за Гастоном в кабинет. Небольшое уютное помещение с одним окном, столом, на котором уже были расставлены приборы, два стула с мягкими спинками, стены, обитые шёлком. Миленько.

– Приятно здесь, – нейтрально заметила, когда мы сели за стол.

– Да, мне тоже нравится, – некромант наклонил голову, одарив меня задумчивым и каким-то чересчур внимательным взглядом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru