Не играйте с некромантом

Кира Стрельникова
Не играйте с некромантом

Спасибо моей читательнице иле за замечательные стихи в эпиграфы к главам.

Пролог.

Не дышу, читая эти строки:

Здесь игра, интриги и пороки,

Маги Жизни, некроманты, договор,

и судьбы неординарный приговор…

Черный бархат в золоченной канители,

Карты розданы, мгновенья полетели…

И как будто повернулось время вспять,

И событий повторение опять…

– Сыграй со мной, Полин.

Я смотрела на его гладкое, без возраста, лицо с хищными чертами, на котором гуляла предвкушающая улыбка, и понимала, что игры не избежать. Я не знала этого некроманта, а вот он меня – да. Откуда, интересно?

– Вы знаете моё имя? – я выгнула бровь, прислонившись бедром к стулу и скрестив руки на груди, не торопясь принимать его предложение.

А он смотрел на меня неотрывно, пристально, и во взгляде чёрных, как анмарские чернила, глаз я видела хорошо знакомое мне оценивающее выражение. Некромант, которым вообще-то запрещено посещать бордели давним королевским указом, смотрел на меня и улыбался, с огоньком недвусмысленного интереса во взгляде. По спине пробежал холодок: очень, очень нехорошо. Меньше всего я желала, чтобы он смотрел на меня именно как на женщину, а не на возможный якорь.

– Знаю, Полин, – спокойно ответил он, и то, как произнёс моё имя – с явным удовольствием, словно смакуя, вызвало новую волну беспокойства.

Я не показала вида, продолжая улыбаться в ответ чуть насмешливо и иронично.

– Так сыграем? – повторил он свой вопрос и его взгляд вновь прогулялся по мне сверху-вниз, на несколько мгновений мне стало неловко за свой откровенный наряд.

Я оглянулась на Мадам Жиан: она ответила беспомощной улыбкой и чуть развела руками. Значит, у некроманта нашлась веская причина, по которой Гвидо его пропустил в бордель, несмотря на запрет. Объяснить она ничего не успела, поскольку едва я появилась на лестнице и увидела странного гостя, Жиан как раз повернулась и заметила меня. Пришлось подойти к гостю, поздороваться, и вот тогда я увидела за его поясом кинжал с чёрным бриллиантом. И поняла, кого занесло в «Золотые колибри». Делать нечего, я отвела его за столик в углу общей залы заведения Мадам Жиан, а кругом бурлила жизнь: девочки готовились к ещё одному насыщенному вечеру и ночи, и клиенты уже начали прибывать. Не торопясь отвечать, я села, откинулась на спинку кресла. При этом весьма некстати рукав из дорогого полупрозрачного иллийского шёлка сполз, обнажив плечо с золотистой татуировкой, и по тому, как вспыхнули глаза некроманта, я поняла, что, кажется, попала. Рисунок, оставленный на моей коже магией, могли видеть только такие, как я, маги Жизни, и такие, как он. Некроманты.

– Полин? – негромко, требовательно повторил он в третий раз и достал карты.

Как заворожённая, я смотрела на его длинные, бледные пальцы, ловко тасовавшие колоду, и… совершено неожиданно для меня светлая сила внутри вдруг откликнулась, послала по крови горячую волну. Моё дыхание сорвалось, я непроизвольно облизнула губы, с досадой подумав, что некромант явился очень некстати. Я три дня отдыхала, и сейчас меня одолевали совершенно определённые желания, да вот только не с этим мужчиной я хотела их осуществить. Нет, некромант, ни этот, ни какой другой, никогда не окажется в моей постели. Как же он не вовремя пришёл! Но я с ним всё же сыграю и выиграю, потому что становиться якорем категорически не хотела, ни тогда, пятнадцать лет назад, при встрече с другим представителем его же профессии, ни сейчас.

– Как вас пропустили, мессир? – спросила я, не торопясь отвечать.

Некромант склонил голову к плечу, положил карты на стол и достал из кармана тонкую овальную пластинку из перламутра с вырезанными на ней древними рунами. Довольная усмешка по-прежнему не сходила с его лица, весьма привлекательного, будь он обычным мужчиной. Но в моих глазах он оставался хранителем тёмной силы, а значит, не представлял никакого интереса. Пусть даже моя магия сейчас мягко плескалась в крови, и приходилось тщательно следить за своими действиями и словами, чтобы невзначай не начать кокетничать с ним.

– Думаю, это снимает все вопросы, Полин.

Жетон от ясновидящих сонхау. Значит, он тут по предсказанию. Вот и причина, собственно, и очень даже веская. Мой взгляд упал на его кисть: рукав чёрной шёлковой рубашки приподнялся, показывая рисунок. Вокруг запястья вился шипастый узор чёрной же татуировки, недвусмысленно намекавший на его род занятий.

– Итак? – он снова взял карты. – Кош?

Игра, в которую мог играть далеко не каждый. Игра, в которую нельзя научиться играть. Игра, правила которой знают только некроманты и такие, как я. Маги Жизни. Полная противоположность тем, кто изучает тёмное искусство с рождения. Единственный раз я брала в руки карты для коша, и случилось это долгих пятнадцать лет назад, когда мне едва исполнилось двадцать – по меркам обычных людей ещё ребёнок в переводе на их возраст. Сейчас мне уже тридцать пять, что соответствовало двадцати пяти, будь я простой девушкой без светлой силы. Маги Жизни взрослеют гораздо медленнее обычных людей, разница составляет примерно десять лет. Тогда я выиграла, и некромант ушёл ни с чем, а мама спрятала меня здесь, надеясь, что в борделе уж точно не найдут. Ошиблась… Теперь мне предстояло сыграть снова, и с каким исходом, не могли бы предсказать даже сонхау, которые никогда не ошибались. Я могла полагаться только на свою уверенность, что выиграю. И я ответила, глядя ему в глаза и шалея от собственной смелости:

– Да.

Усмешка некроманта стала шире, он наклонил голову, а я поспешно добавила, не желая, чтобы кто-то видел, чем мы тут занимаемся.

– Думаю, нам стоит переместиться в более подходящее место, – я поднялась и поправила рукав.

– Несомненно, – негромко ответил он и тоже встал.

Мне послышался в его словах скрытый намёк, и во мне проснулось глухое раздражение, за которым я спрятала беспокойство. Обернулась через плечо, смерила его взглядом и небрежно обронила:

– Мессир, мы только сыграем в кош.

От следующих его слов, а особенно от той уверенности, с какой он их сказал, мне стало ещё больше не по себе.

– Не только, Полин. Веди.

Вообще, мне нравилось внимание мужчин, иначе я бы не осталась здесь, в борделе. Нравилось выбирать, с кем я проведу ночь, а возможно и не одну, благо клиентов имелось в достатке, и все как на подбор – абы кого сюда не впускали. Золотое правило «Золотых колибри», девочки сами решали, с каким клиентом – или клиентами – проведут ночь. Поэтому попасть сюда среди знати считалось всё равно, что получить пропуск на небеса. Девочки у Мадам Жиан были высшего сорта.

Я нахмурилась, но огрызаться или язвить не стала, хотя очень хотелось. Пусть думает себе, что хочет, мы всего лишь выясним, что я не стану его якорем. Он отправится восвояси, а я вздохну с облегчением и наконец найду клиента, чтобы успокоить светлую силу, бурлившую в крови щекочущими пузырьками. Мы направились наверх в отдельные комнаты, где нам точно никто не помешает. Я выбрала апартаменты «Чёрный бархат» – по-моему, вполне походящие такому клиенту, как некромант, подумалось мне, и не сдержала тихого смешка. Вот только заниматься мы там будем совсем не тем, для чего они предназначены, и чего бы мне хотелось, но с любым другим мужчиной. Чёртов тёмный, принесла же его нелёгкая!

Я взялась за золочёную ручку и открыла, входя первой. Покои полностью оправдывали своё название: в отделке использовался исключительно бархат и только глубокого чёрного цвета, лишь кое-где в отделке допускались вкрапления золота. Кисти на шторах, бахрома на ковре, тонкая вышивка на покрывале, толстый отделочный шнур на обивке мебели и позолота на деревянных частях. Я небрежно щёлкнула пальцами, и свечи на каминной полке вспыхнули, немного разогнав густой сумрак – вместе с магией Жизни мне достались по чуть-чуть способности и к стихийной, что вообще-то редкость среди наделённых светлой силой.

– О, у тебя есть чувство юмора, Полин, – раздался позади насмешливый голос, и я услышала тихий щелчок замка.

Я обернулась, окинула некроманта непроницаемым взглядом, оценивая моего будущего противника. Конечно, цвет его одежды отлично гармонировал с общей гаммой комнаты, как же иначе. Штаны заправлены в высокие сапоги, рубашка небрежно распахнута на груди, на поясе – кинжал с крестообразной рукояткой и вделанным в навершие крупным чёрным бриллиантом. Ни меча, ни посоха при нём я не видела, но кинжала достаточно, чтобы понять его род занятий. Руки незнакомец скрестил на груди, и моему взору снова предстала татуировка вокруг запястья. Чёрные, как вороново крыло, волосы заплетены в аккуратную косу, довольно толстую, перекинутую через плечо. Да, хорош. И тут мой взгляд зацепился за маленькое несоответствие в общем привлекательном облике незнакомца: уши. Если присмотреться, они имели слегка заострённую форму, а чёрная радужка, вдруг поняла я, отливала в полумраке серебристым. Интересно… Полукровка? Впрочем, мне всё равно. Я хочу поскорее закончить с этой неприятной встречей и пойти вниз, к остальным девочкам.

– Итак, – я не ответила на подначку и прошла к креслу. – Как вас зовут, мессир? – выгнув бровь, бросила на некроманта небрежный взгляд.

– Гастон Лоран к твоим услугам, Полин, – он отвесил мне поклон, такой же небрежный, как мой взгляд, и сел в кресло.

– Что ж, Гастон Лоран, – я опустилась в кресло, привычно закинула ногу на ногу, не обратив уже внимания, что в разрезе юбки показалось кружево чулка и подвязка, и посмотрела в его необычные глаза. – Сыграем.

Ничего себе, сам начальник городской стражи некромантов. Конечно, я слышала его имя, вскользь, правда, однако никогда не думала, что нам доведётся увидеться. Чёрные глаза Гастона сверкнули, он ухмыльнулся и ловко перекинул карты из одной руки в другую.

– Сыграем, Полли, – бархатным, низким голосом произнёс он. – Но на моих условиях.

 

– Каких? – я сузила глаза, снова ощутив укол беспокойства. – И к чему вообще эти условия, мессир Лоран?

На игру я согласилась, отступать поздно, а вот о том, что можно ещё и свои условия добавлять, слышу впервые. А некромант прикрыл глаза, его взгляд остановился на моём лице чуть ниже глаз. И куда это он так заинтересованно смотрит, хотела бы я знать?!

– Сыграем, скажу, Полин, – мурлыкнул он и выложил на стол первую карту рубашкой вниз.

Я поняла, что выпытывать бесполезно, он всё равно не скажет. Проигрывать ему ужасно не хотелось ещё и потому, что внутри зрела странная уверенность, что в этом случае отношениями некромант-якорь Гастон не ограничится. Я же видела, я ему понравилась, как женщина, сколько раз замечала во взглядах других мужчин это характерное выражение и огонёк… А я не хочу, не хочу ничего общего иметь ни с ним, ни с кем другим, у кого есть татуировка на запястьях! Быть связанной с одним мужчиной на всю жизнь, независимо от того, какие чувства к нему испытываешь… Нет уж. Лучше стать просто якорем, или даже вообще не становиться им. Наблюдая за его пальцами, раскладывавшими карты, я ненадолго нырнула в прошлое, вдруг вспомнились события далёких пятнадцати лет назад…

Глава 1

Персиковой сласти поцелуй вкушая,

И с игрой клубничной в омут попадая,

Руки сами тянут на корсаже ленту,

И уже готова следовать моменту…

Светлой силы пламя разум опаляет,

Волшебство эмоций чувства окрыляет.

И взлетая страстно в небеса открытий,

Познается счастье…Жаль, что не любимый…

Пятнадцать лет назад.

Женщина средних лет в простом, скромном платье прижимала к себе девочку лет десяти, настороженно, с опаской глядя на человека, сидевшего напротив. Точнее, не совсем человека – в раскосых тёмных глазах, тонких чертах и лице без возраста угадывалось неуловимое сходство с портретом его величества короля Наарэми, славного правителя Франции. Но во взгляде женщины страха не было, хотя она догадалась, кто пожаловал к ней в гости.

– Леди, я пришёл к вашей дочери, – прямо заявил гость и улыбнулся, переведя взгляд на девочку. – Привет, малышка, – мягко поздоровался он и протянул руку.

Рукав рубашки немного поднялся, открывая чёрную татуировку некроманта. Хозяйка дома сузила глаза и поджала губы, её пальцы сжались на плечах дочери. Девочка же стояла и смотрела на него своими удивительно яркими синими глазами, серьёзно и без тени страха.

– Ей всего двадцать лет! – женщина нахмурилась. – Побойтесь бога, милорд! Она маленькая ещё!

– О, не проблема, зато будет время узнать друг друга получше и ей привыкнуть ко мне, – со смешком произнёс гость. – Вы же догадались, кто я, так? – он проявил удивительную проницательность.

– Да, милорд, – сухо отозвалась женщина, не торопясь однако отпускать девочку. – И я ещё раз повторяю, приходите позже! Когда Полли подрастёт!

– Ну конечно, и думаете, я поверю, что вы останетесь здесь жить после моего ухода? – чёрные глаза некроманта нехорошо прищурились, улыбка пропала с его лица. Мужчина подался вперёд, и женщина чуть не отпрянула от неожиданности. – Леди, в вашей дочери таится большая сила, и хотя пока она дремлет, вы знаете, что это ненадолго. Из неё выйдет отличный маг Жизни, и я хочу, чтобы она стала моим якорем, – жёстко произнёс мужчина. – Пусть ей сейчас всего двадцать, лет через пять её способности начнут просыпаться, и я хочу, чтобы к этому моменту Полин была рядом со мной.

Некромант достал из кармана потёртую колоду карт и снова перевёл взгляд на Полин, слушавшую его с завидным для ребёнка спокойствием. И снова никакого страха в её глазках, про себя восхитился гость. Алену Дерошу, герцогу Анжуйскому и младшему брату короля нравились сильные женщины, а в этой малышке уже чувствовался характер. И Ален хотел посмотреть, какая женщина выйдет из неё со временем. Внешностью Полин бог не обидел: овальное личико девочки обрамляли густые локоны цвета воронова крыла, правильные черты лица радовали глаз, вот только фигурка пока, естественно, была ещё по-детски угловатой. Но это только пока. Дерош представил, как она расцветёт годам к двадцати пяти, когда её дар войдёт в полную силу, и чуть не облизнулся. Да, он хочет забрать эту девочку к себе, определённо.

– Сыграешь со мной, Полин? – тем же мягким голосом спросил он ребёнка.

Женщина промолчала, только лицо побледнело, и зрачки в глазах расширились так, что поглотили почти всю радужку. Она не имела права возражать и вмешиваться в диалог между дочерью и некромантом, и оба это прекрасно знали. Ей оставалось только надеяться, что Полин вспомнит то немногое, что мать знала и рассказывала про некромантов и игру, которую они предлагали магам Жизни. Последние имели право отказать, но только один раз за всю жизнь.

– Да, милорд, – чистым, звонким голоском ответила вдруг Полли, и её мать чуть беззвучно не застонала.

Ругать дочь бесполезно, это её решение, и ничего с этим не поделаешь. Женщине оставалось только молиться, чтобы Полин правильно послушалась своё чутьё, и эта игра не сломает ей жизнь. Герцог между тем удовлетворённо кивнул, подождал, пока Полли заберётся на стул, и медленно перемешал карты. Женщина, прикусив губу, подавила судорожный вздох, погладила дочь по голове и направилась к выходу из гостиной. Как бы ей ни хотелось остаться, она не имела права. В кош некроманты и маги Жизни играли наедине, без свидетелей.

Герцог Анжуйский раздал карты, потом протянул руку и ухватил тугой чёрный локон Полин, пропустив его между пальцами.

– Ты умная девочка, Полли, – мягко произнёс он, отметив, что ребёнок не отшатнулся, только в глубине синих глаз Полин мелькнул странный огонёк. – Думаю, мы сработаемся.

Девочка одарила его внимательным взглядом и вдруг улыбнулась, светло и радостно, и взяла карты. Уверенно, не дрогнувшей рукой. Потом, не дожидаясь, пока партнёр сделает то же самое, почти не глядя выложила две на стол.

– Созвездие Единорога и Гном-кузнец, – тем же звонким голоском заявила Полин и добавила. – Следующий ход тоже мой, милорд.

Чуть позже, в этом же доме.

Герцог смотрел на по-прежнему безмятежно улыбавшуюся Полин и не верил своим глазам: малявка посмела выиграть! Оставить его ни с чем! И ведь не оспоришь, потому что в коше жульничать не представлялось возможным – девчонку никто не мог научить заранее, и колода карт имелась только у некромантов. А она, не сводя с него довольного взгляда, громко крикнула:

– Мам!

Дверь тут же открылась и вошла женщина, с неприкрытой тревогой глядя на дочь.

– Мам, пойдём гулять сегодня? Ты обещала! – Полин спрыгнула со стула и вприпрыжку подбежала к ней.

– Полли… Ты… – леди запнулась, страшась задать вопрос, её взгляд не отрывался от девочки.

– Я выиграла, – просто сообщила она, даже не оглянувшись на неподвижно сидевшего за столом герцога Анжуйского.

При этих словах он поднял голову, и женщина поймала его взгляд. Вздрогнула, обняла дочь и крепко прижала к себе в защитном жесте.

– Я вернусь, леди, – негромким, ровным голосом произнёс Ален и поднялся. – Куда бы вы её ни спрятали, я найду Полин и мы сыграем ещё раз. Никуда она от меня не денется, – чёрные глаза некроманта опасно блеснули и он, коротко кивнув, вышел из гостиной, даже не попрощавшись.

Хлопнула входная дверь, и женщина, тихо всхлипнув, присела перед Полин, положив ладони ей на плечи.

– Полли, послушай меня внимательно, – быстро заговорила она, вглядываясь в лицо дочери. – Сейчас мы с тобой соберёмся и поедем к одной моей хорошей знакомой, – женщина убрала несколько локонов с лица Полин. – И ты у неё останешься, а я уеду на некоторое время. Только во всём слушайся тётю Жиан, она плохого не сделает! Поняла, Полли? И не выходи одна ни в коем случае никуда, только с Жиан или с кем-то из её людей! – леди порывисто обняла дочь. – Милая моя, я люблю тебя, – прошептала она на ухо дочери, сглотнув ком в горле. – Но так надо, понимаешь? Там тебя не найдёт этот человек, туда ему хода нет, – женщина отстранилась и снова посмотрела в глаза дочери. – А потом я обязательно вернусь к тебе, хорошо? Полли, ты мне веришь?

Девочка с серьёзным видом кивнула.

– Да, мама, верю.

– Вот и умница, пошли собираться, – преувеличенно радостным голосом ответила женщина и взяла дочь за руку. – У нас мало времени, надо ещё прикрыть наш уход.

Мать Полин обладала способностями к магии Воздуха, не очень сильными, но достаточными, чтобы с их помощью сбить со следа возможную погоню и слежку. Вряд ли герцог Анжуйский вот прямо сейчас начнёт следить за домом, ему тоже надо подготовиться. У них есть фора. А может, ему просто интересно дать им время и потом затеять охоту… Женщина не знала. Она знала только одно: Полин надо спрятать на как можно дольше, пока девочка не овладеет силой настолько, что сможет постоять за себя в случае их второй встречи. Или пока не найдёт себе другого некроманта…

Полин, поднимаясь по лестнице за матерью, изо всех сил пыталась сдержать слёзы и не показать эмоций: она знала, они с матерью больше никогда не увидятся. Иногда во время игры в кош карты бывали к магам Жизни столь милостивы, что позволяли заглянуть в будущее.

Бордель «Золотые колибри», пятнадцать лет спустя.

– Что за условия вы хотите добавить, мессир? – вернулась я к волнующему меня вопросу.

– В случае выигрыша ты будешь жить у меня, Полин, – последовал ответ, и на стол легла последняя карта рубашкой вверх.

Сердце пропустило удар, а потом радостно пустилось вскачь, но я не дала непонятным эмоциям взять верх. Мой ответ был кратким:

– Нет.

Гастон прищурился, в его необычных чёрно-серебристых глазах появилось упрямое выражение.

– Да, Полин, – произнёс он столь же кратко, как я, и взял свои карты. – Не обсуждается, – а вот сейчас в его тоне прорезались властные нотки, от которых по спине пробежал отчётливый холодок, составивший резкий контраст с волнами жара, то и дело обдававшими меня от переполнявшей светлой силы.

Я нахмурилась, не сводя с него напряжённого взгляда, и потянулась за своими картами.

– Мессир, а не много ли хотите? – ровно сказала я, не торопясь рассматривать, что же выпало с раздачи. Успею. И всё равно выиграю, чего бы мне это не стоило! Теперь точно выиграю, после его заявления. – У вас нет права требовать от меня чего-то сверх помощи в вашей работе…

Договорить я не успела.

– Поли-и-и-ин, – протянул Гастон с явным удовольствием, на его губах снова появилась улыбка. – Мой якорь в борделе работать не будет, что бы ты ни думала по этому поводу. Так что, в случае проигрыша ты переезжаешь ко мне. И если не хочешь, чтобы я принёс тебя, перекинув через плечо, лучше принять это, Птичка, – с тихим смешком добавил он, явно наслаждаясь ситуацией и тоже не торопясь начинать игру.

Его самоуверенность начала откровенно бесить, и я старалась не обращать внимания на мелькнувшее на самой границе сознания странное восхищение настойчивостью некроманта.

– Что ж, в таком случае, я выиграю, – уверенно заявила, небрежно дёрнув плечом.

– Сколько раз ты выигрывала в кош, Полин? – мягко спросил Гастон и бросил взгляд на свои карты.

– Один, – ответила я, скользнув глазами и по своему набору. – И сегодня будет второй. А скольким проиграли вы, мессир? – я не удержалась от вопроса, и тон вышел ехидно-насмешливым.

– Ни одному, – тихо ответил Гастон, его палец словно в задумчивости скользнул по краям карт, и я невольно затаила дыхание – его ход?

А вот ответ собеседника удивил, и сильно.

– У вас… до сих пор не было якоря? – осторожно переспросила я.

Если так, то он очень удачливый некромант, раз смог дожить до своих лет без страховки от безумия тёмной силы.

– Был, – кратко произнёс он. – Я же говорю, в прошлый раз я выиграл, – на его губах появилась предвкушающая улыбка, и он решительно ухватился за край карты, вытащив её. – И не вижу причин проигрывать сейчас, даже наоборот, причин выиграть достаточно для меня. Хоровод фей и Свадьба богов, Полли. Мой ход, – он выложил две первые карты на стол.

Игра началась. Дальше мы не разговаривали, слишком сосредоточенные на ней и на том, чтобы результат коша совпал с нашими желаниями. Вот только они были совсем разными, и похоже, Бог не торопился склонить чашу весов в чью-то сторону.

…Я неверяще смотрела на стол, пытаясь понять, что это: насмешка Провидения? Ирония судьбы? Как такое может быть?

– Какой интересный поворот, – протянул Гастон насмешливо, и в его голосе не слышалось ни капли сожаления.

Ничья. Мама мне о таком исходе не рассказывала, только о выигрыше и о проигрыше. И это значило…

– Что ж, Полин, я приду снова, – я посмотрела на некроманта, наткнулась на его пристальный, непроницаемый взгляд и ленивую улыбку, и по спине прокатилась волна горячей дрожи.

 

Чёрт, кажется, я… рада такому исходу?! Или это моя сила радуется за меня?

– Когда? – вырвалось у меня совершенно непроизвольно.

Я к собственному замешательству поняла, что хочу увидеть Гастона снова, но светлая магия туманила разум, заставляя думать не им, а инстинктами, которые сейчас сосредоточились только на одном: желание и мужчина. Не этот, Господи, моя магия сошла с ума?! Гастон искренне рассмеялся, чуть откинув голову, и я засмотрелась на ямочку между ключицами. Хорош, и не будь на его запястьях татуировок…

– Я рад, что ты тоже хочешь нашей следующей встречи, – весело заявил он и нахально подмигнул. – Пусть будет сюрпризом, Полин, – он неторопливо собрал карты, убрал их в карман, потом снова посмотрел на меня. – И я выиграю, – негромко добавил Гастон уже без улыбки. – Хорошего вечера, Птичка, думай обо мне почаще, – некромант встал, коротко поклонился и направился к выходу.

А я осталась сидеть, в растерянности глядя ему вслед. Мне надо срочно поговорить с Жиан!

Чуть позже в кабинете Мадам Жиан.

– Жени, что ты о нём знаешь? – спросила я, глядя в окно, как Гастон садится на лошадь и отъезжает от борделя.

– О, милая моя, мессир Лоран весьма примечательная личность, – хмыкнула Мадам. – Полукровка, отец – дроу, приближён к королю, мать – младшая дочь графа де Сен-Поля, брак чисто договорной, как часто бывает. Родила мужу двух сыновей и с тех пор они живут отдельно друг от друга, однако сохраняют дружеское общение. Лоран – младший, старший, наследник, остался с отцом.

Я покосилась на хозяйку борделя.

– Полукровка? – уточнила и нахмурилась. – Интересно как… Зачем сонхау послали его именно сюда за якорем?

Жиан пожала плечами.

– Ты меня об этом спрашиваешь, Полли? Не знаю, что тебе ответить, – она вздохнула. – Но он запал на тебя, милочка, – озвучила она очевидный факт.

Я прерывисто вздохнула, не видя смысла спорить с Мадам. А то сама не заметила. Мужчины обращали на меня внимание, да, даже когда я изредка выходила на улицу по делам.

– Он придёт ещё, – тихо произнесла я и снова посмотрела на улицу.

– Как игра прошла? – поинтересовалась осторожно Жиан, не удивившись моим словам.

– Ничья, – я натянуто улыбнулась и повернулась к ней. – Я о таком не слышала.

Мадам подняла брови в удивлении.

– Знаешь, я тоже, хотя и не имею отношения к магам Жизни, – так же негромко ответила она. – Полагаю, в следующий раз Гвидо тоже должен его пропустить?

Вздрогнув, я кивнула и обняла себя руками, поёжившись. Вдруг стало холодно и вспомнилась моя самая первая игра в кош. С тех пор я подсознательно опасалась всех, у кого была колючая татуировка вокруг запястья. А уж Гастона и подавно, раз у него ещё и личный интерес ко мне проснулся. Хотя, если сравнивать моего первого напарника по игре, то…

– Лучше уж Лоран, чем Анжуйский, – тихо произнесла я, не отрывая взгляда от улицы – там приехал очередной клиент. – По крайней мере, мне кажется, что с первым я смогу договориться, если что. А от Дероша меня в дрожь бросает.

В кабинете Жени повисла тишина.

– Помнишь, я отправила тебя на несколько дней к моей дочери в Сен-Дени, когда тебе было двадцать четыре? – снова заговорила хозяйка «Золотых колибри».

– Помню, – я кивнула.

– В тот раз сюда приходил его высочество со своими людьми.

Я выпрямилась и посмотрела на Жиан.

– Что?.. – тихо переспросила, чувствуя, как заледенели пальцы на руках и ногах. – Он спрашивал меня?

– Нет, это вроде как была обычная проверка, не завелось ли у нас какой нежити, – покачала головой Жени.

Я ничего не ответила, и в кабинете снова повисла тишина. Значит, Анжу здесь был. И хоть меня не спрашивал, уверена, под предлогом проверки именно искал, где я спряталась. Не стала спрашивать у Мадам, как она узнала о его приходе заранее, у неё свои источники даже в королевском дворце.

– Что мне делать, Жени? – мрачно спросила я, снова вспомнив нашу с Гастоном игру. – Эта ничья… И этот его интерес ко мне, – я нахмурилась, впервые в жизни мне было неприятно внимание мужчины. – Он же вряд ли отступится, да? – я оглянулась на собеседницу, и последние слова прозвучали слишком жалобно.

Она прищурилась, смерила меня оценивающим взглядом.

– Полли, а вот если просто размышлять, с кем из них ты бы предпочла быть связана магией? – задумчиво спросила Мадам Жиан. – Кого выбрала, Анжуйского или Лорана?

Я фыркнула и выразительно глянула на Жени.

– Ты ещё спрашиваешь? Конечно Лорана! Он… – я замялась, подбирая определение. – Не знаю, но у меня ощущение, что я нужна ему действительно, как якорь, и никаких иных планов на меня он не строит. Ну, почти, – поспешно поправилась, поймав насмешливый взгляд Жиан. – А Дерош… – я снова помолчала, воскрешая в памяти ту давнюю встречу. – Он специально за мной пришёл, и я ещё маленькая была, – тихо продолжила, уставившись в одну точку. – И он что-то говорил о том, что у меня сильный дар. Жени, он точно знал, кто я такая, – очнувшись от воспоминаний, я снова посмотрела на Мадам. – Ему зачем-то нужен был якорь с сильным даром. И мне совсем не хочется знать, как именно он меня нашёл и зачем, Жени.

О герцоге всякое рассказывали, но одно то, что якори у него менялись каждые два-три года, уже о многом говорило. Его высочество герцог Анжуйский, Ален Дерош, являясь главой Службы некромантов Франции, непростительно небрежно относился к жизни тех, кто с ним работал. Я регулярно читала газеты, где время от времени писали заметки о брате короля – всё же, вторая персона в королевстве. Однако магов Жизни он не берёг, никто не продержался у него дольше трёх лет, и я не хотела знать, от чего они все гибли. Потому что связь между якорем и некромантом невозможно разорвать, она исчезает только со смертью одного из них. Это я знала, это нам в школе тоже объясняли.

– Может, тогда дашь шанс Гастону? – продолжила между тем Жиан. – Иначе Анжу найдёт тебя, Полли, рано или поздно, – тихо добавила она, пристально глядя на меня.

Предложение хорошее, но… Внутри что-то протестовало против того, чтобы быть связанной с некромантом не только работой, но и силой магии. Чувств ведь не будет, и кто знает, как сложатся наши отношения, а спать с тем, к кому не испытываешь ничего положительного, и при этом не иметь возможности найти кого-то другого? Я покачала головой и вздохнула.

– Не могу, Жиан, вот знаешь. Якорь ещё куда ни шло, но на Нить Жизни точно не соглашусь. Лучше схожу в библиотеку, – задумчиво протянула я, резко сменив тему.

Брови Жени поднялись, она смерила меня озадаченным взглядом.

– Что тебе там понадобилось, Полли? – удивлённо спросила она.

– Хочу про ничью попробовать узнать, – я повернула голову и глянула на собеседницу. – Не нравится мне что-то такой поворот дел, Жиан, чую, подвох какой-то тут есть.

Мадам покачала головой и соединила кончики пальцев.

– Полин, Полин, это не те сведения, которые хранятся в открытом доступе в Большой Королевской Библиотеке, – негромко и серьёзно ответила она. – Вряд ли ты найдёшь что-то там.

– А я попробую поискать, вдруг повезёт, – я упрямо поджала губы и прислонилась затылком к стене, обхватив колено. – Вдруг исходом коша как-то можно управлять, а я не знаю об этом?

– Думаешь, Гастон знает больше? – насмешливо хмыкнула Мадам.

Я пожала плечами, продолжая смотреть на неё.

– Может, и знает, я же понятия не имею, чему учат некромантов в их школах. Всё равно стоит подготовиться к нашей следующей встрече, раз уж она снова случится, – на моих губах опять мелькнула кривая усмешка.

– Ты же не любишь выходить на улицу, – напомнила Жени мне мои же страхи.

– Придётся, – я поморщилась. – Вряд ли Анжуйский или его люди дежурят у нашего борделя, у него нет причин подозревать, что ты тогда обманула его. Так что, схожу в библиотеку завтра. О, Поль приехал! – я оживилась, увидев, кто остановился у входа в «Золотые колибри».

Знак тут же отозвался знакомым покалыванием, а низ живота затопила горячая тяжесть. Магия откликнулась щекочущими, бодрящими пузырьками в крови, и противостоять зову было почти невозможно. Да, мне снова нужен секс, его энергия, а значит, кому-то из мужчин сегодня очень повезёт. Точнее, вот этому конкретному – пожалуй, один из моих любимых постоянных клиентов. И очень радует, что магия не зациклилась на некроманте, хотя отреагировала на него тоже при встрече.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru