Мир Полуночи

Кира Стрельникова
Мир Полуночи

Ноэла

Месяц спустя

Ноэ, сгорбившись, сидела за столом в придорожной таверне и без всякого аппетита ковырялась в тушеных овощах – на большее ее скудных сбережений не хватило. В душе ведьмы поселились тоска и страх, в зеленых глазах плескалось глухое отчаяние, под которым, словно горящий торф под слоем почвы, тлели огоньки безумия. Она не знала, что или кто послужит толчком, приступы могли случиться от любой мелочи. Ноэ старалась не задерживаться в городах и деревнях, как бывало раньше, и самое страшное, отчего просто не хотелось жить, – она больше не могла использовать дар. Только если совсем чуть-чуть, не давая демонам безумия в голове сорваться с цепи.

Ноэ тихонько всхлипнула, прикусив губу, отчаяние снова запустило когти в сердце, превращая его в кровоточащую рану. То, чем она жила последние четыре года, с тех пор, как умерла бабушка, оказалось для нее теперь недоступным, и как жить дальше, а главное зачем, Ноэ не знала. Да, девушка по-прежнему умела делать лечебные отвары и мази, но они не всегда могли помочь. И еще было страшно спать. По ночам девушку преследовали кошмары, она снова оказывалась на алтаре, ее тело снова превращали в месиво из костей и мышц, и не было спасения от боли, ужаса, отчаяния… Пока не приходил Он.

Странно притягательные черные глаза, в которых плавали звездочки, смотрели ласково, а прохладные прикосновения длинных пальцев приносили покой, забирали боль. Но вместе с тем Ноэ пугали его улыбка, тихий шепот, в котором невозможно разобрать слова. Девушка просыпалась в холодном поту, ожидая, что вокруг окажутся не стены комнаты или деревья в лесу, а серый гранит страшной Обители, и вскоре ужас перед ночью прочно поселился в душе. Ноэ боялась спать, боялась закрывать глаза, боялась использовать дар, даже если видела, что человек умрет. Страх стал ее постоянным спутником. Страх и безумие.

Заставив себя доесть ужин, она допила вино, разбавленное водой, взяла посох – Ноэ сделала себе новый, как только покинула стены Заставы некромантов в Кирне. Стараясь ни на кого не смотреть, ведьма опустила взгляд в пол и вышла из-за стола. Она не увидела, что навстречу ей идет новый посетитель, в растерянности крутящий головой по сторонам. Видимо, он здесь был впервые. Столкнувшись с незнакомцем, Ноэ выронила посох и, бормоча извинения, мельком посмотрела на мужчину. Обычная, ничем не примечательная внешность, на лице усталость, темный плащ покрыт пылью, как и сапоги, – путник долго шел. Плащ. Темный… черный. Ужас моментально затопил сознание Ноэ, как и торжествующий хохот демонов, поселившихся в голове.

– Простите, мне следовало быть внимательнее, – мужчина улыбнулся, но девушка уже не видела его лица.

Перед ней стоял один из тех, кто издевался над ней в Обители, кто сломал ей жизнь, по чьей милости она отдана на растерзание безумию и… странному человеку с обманчиво мягким голосом. Потому что инстинкт ведьмы настойчиво шептал, что отныне, с той страшной ночи, они связаны. Губы Ноэ растянула ответная улыбка, в зеленых глазах загорелся огонек. Сознание, в ужасе сжавшись в комочек, забилось в самый дальний угол, не в силах вмешаться и прекратить пляску демонов.

– Ну что вы, ничего страшного, – сорванный голос восстановился не до конца, и теперь она говорила с легкой хрипотцой. Ноэ склонила голову, отчего в рыжих волосах заиграли отблески огня, плясавшего в большом очаге. – Это мне надо было смотреть по сторонам.

Человек уже внимательнее посмотрел на нее, отметил и едва видные шрамы, придававшие лицу девушки необычную асимметричность, но ничуть не портившие миловидные черты, и ладную фигурку в простом льняном платье, и на его лице появилось заинтересованное выражение. Пальцы девушки бессознательно погладили узкий кожаный футляр длиной в локоть, подвешенный к поясу, – когда он у нее появился, Ноэ не могла сказать. Видимо, в один из приступов, когда она совершенно не помнила себя и того, что творила.

– Вы никуда не торопитесь, сударыня? – спросил незнакомец.

– Нет, – девушка покачала головой. – Я путешествую.

– Я хочу предложить вам выпить вина.

– Не откажусь, – она снова улыбнулась. Пальцы Ноэ сжались на футляре, а демоны, полностью захватившие контроль, радостно взвыли в предвкушении развлечения сегодня вечером.

Ведьма захлопнула дверь и с торжеством уставилась на обмякшего на стуле незнакомца. Она даже не знала, как его зовут, да и не хотела знать. Вино и кое-какие травы, тайком добавленные в его кружку, сделали свое дело, и сейчас человек, быстро захмелев, соображал плохо. В комнате царил полумрак, разгоняемый единственной лампой, чадившей у стены, но девушке и не требовалось много света – она прекрасно ориентировалась в темноте.

– Я так и не знаю, как тебя зовут, красавица, – заплетающимся языком сказал незнакомец.

Ноэла медленно подошла к нему и улыбнулась, сбросив плащ на пол.

– Не все ли равно, милый? – низким, грудным голосом ответила она. – Мы больше никогда не встретимся, хотя ты запомнишь меня надолго.

Он не отрывал от девушки взгляда, чувствуя, как при виде ее тела по жилам пробежал огонь – у него сложилось впечатление, что под платьем у девушки ничего нет.

– Не сомневаюсь, – у мужчины неожиданно пересохло в горле.

– Я люблю особые развлечения, – мурлыкнула она, стащив с него плащ и куртку. – Надеюсь, они тебе понравятся, милый.

Та его часть, что еще осталась трезвой, насторожилась при этих словах, но близость девушки и легкий, чуть пряный аромат, исходивший от нее, усыпили все сомнения. Ноэ поставила ногу на стул и подняла юбку.

– Придержи руки, – усмехнулась она, заметив его порыв коснуться стройной лодыжки. – Я пока не разрешала тебе дотрагиваться до меня.

Не сводя с него пристального, гипнотизирующего взгляда, ведьма медленно сняла чулок, потом поменяла ногу и избавилась от второго. Все это время он почему-то послушно сдерживался, не пытаясь коснуться девушки. Она между тем наклонилась к незнакомцу совсем близко, и он даже не успел понять, каким образом его руки оказались связаны за спинкой стула чулками.

– Это зачем? – Девушка оказалась так близко, что мужчина впервые за вечер смог внимательно взглянуть ей в лицо и сразу протрезвел– глаза у случайной подружки были зеленые, веселые и совсем сумасшедшие.

– Я же говорила, я люблю особые развлечения, – Ноэ облизнулась и провела ладонью по его щеке.

Незнакомца прошиб пот, он впервые в жизни почувствовал кислый привкус ужаса во рту. Попытавшись выдернуть руки, мужчина убедился, что девушка умела крепко вязать узлы. Ведьма покачала головой, сняв с пояса футляр и открыв его.

– Не стоило вам тогда проделывать надо мной все те скверные вещи, – сквозь зубы процедила она, и в руках ведьмы появился тяжелый стержень на цепочке, усаженный множеством маленьких острых крючков. – И не стоило тебе приезжать в эту таверну, мразь.

– О чем ты говоришь?! Я впервые в жизни тебя вижу! – Он безуспешно пытался освободить руки, но, кажется, вместе с чулками она использовала и настоящие веревки.

– А врать нехорошо, – протянула Ноэ, и коротко размахнувшись, ударила его стержнем по щеке.

Брызнула кровь, незнакомец задохнулся от боли – у девушки оказалась тяжелая рука, и помимо разорванной кожи он распрощался с половиной зубов.

– Рот тебе больше не понадобится, поскольку я не намерена слушать твои лживые слова, – прокомментировала Ноэла. – А будешь слишком громко кричать, вообще сломаю челюсть, – очаровательно улыбнувшись, молодая ведьма достала из потайного кармана маленький стилет с узким лезвием, который целители используют на операциях. – Посмотрим, как тебе понравится испытать то, что вы проделывали со мной, ублюдок.

Когда девушка разрезала рубашку и взялась за него всерьез, он не смог сдержать крика, и Ноэ исполнила угрозу, ударив его кулаком в лицо. Раздался хруст, в голове несчастного помутилось от боли, но ведьма не дала ему потерять сознание, наложив руну Ясности. А чтобы никто не пришел на крики проверить, что тут происходит, и помешать ей и демонам безумия веселиться, Ноэла еще раньше, когда они только вошли в комнату, украдкой нарисовала на двери руну Тишины. Демоны все равно правили балом, можно позволить себе роскошь использовать дар, пусть и не по прямому назначению.

– Думаешь, я позволю тебе избежать веселья? – она жестко усмехнулась, и сквозь невольно выступившие слезы незнакомец смог рассмотреть, что даже это не лишило девушку странной притягательности. – Вы всю ночь не давали мне потерять сознание, не надейся получить право на подобную роскошь!

Ноэ презрительно посмотрела на окровавленное тело и вытерла лезвие стилета о лохмотья, когда-то бывшие одеждой незнакомца.

– Я же сказала, ты надолго запомнишь меня, если выживешь, конечно, – обронила она и направилась к двери.

В голове еще не рассеялся темный туман безумия, но демоны уже устали хохотать. У выхода она вдруг обернулась и снова посмотрела на жертву – комнату заливали первые рассветные лучи, и лежавший на полу плащ оказался не черного, как ей привиделось вечером, а темно-синего цвета. Ужас от только что содеянного окатил, словно ледяной волной, Ноэла изо всех сил прикусила кулак, беспомощно всхлипнув и не в силах отвести взгляд от окровавленного тела, обмякшего на стуле. О, всемогущие боги, что же она наделала! Бежать, бежать со всех ног отсюда!

Торопливо закутавшись в плащ, она выскочила за дверь, тихо прикрыв ее за собой, и порадовалась, что еще слишком рано, чтобы кто-то из постояльцев проснулся. Хотелось выть в голос от отчаяния, от страха, от безысходности, хотелось просто перестать думать и стереть из памяти страшную ночь, и только что прошедшую, и ту, месяц назад. Хотелось потерять сознание, провалиться в блаженную темноту… Но и там не было спасения. Черные с искорками звезд глаза преследовали ее везде. Покинув таверну через кухню, где сонная кухарка только разогревала печь, Ноэ поспешила прочь.

Сидя у костра и глядя в пляшущие языки пламени блестящими от слез глазами, ведьма дала себе слово не спать больше. Ночь опустилась на Риффлин, и Ноэла не рискнула добираться до жилья, хотя знала, что где-то поблизости есть деревня. Она стала опасна для людей, и пора смириться со страшной истиной.

 

– Ненавижу, ненавижу тебя, – шептали ее губы, а по щекам снова потекли слезы.

Где-то в самой глубине души зрела уверенность, что рано или поздно незнакомец в черном найдет ее. И сегодня она сделала еще один шаг к нему, снова не удержав демонов на цепи.

Дайлис

Дайлис сидел, развалившись, в кресле, и вполуха слушал Наместника. Сила ведьмочки растекалась по телу бодрящими волнами, жажда действий не давала усидеть на месте. Хотя с той волшебной ночи прошел почти месяц, Бог Смерти берег полученный дар, не расходовал по пустякам. Он собирался в скором времени, как только решит дела, требовавшие его присутствия в Лиаде, снова отправиться в Риффлин и заняться поисками блудной Эми.

– Господин, страна перенаселена, места не хватает, – бубнил Наместник – Дайлис даже имени этого… мертвого не помнил. – Надо или расширять границы, или запретить въезд тем, кто умер.

– Ну? – лениво отозвался Дайлис, бросив в рот крупную ароматную ягоду клубники и наслаждаясь вкусом. – От меня-то что хочешь?

На стол легли два указа.

– Подпишите хотя бы один. – Наместник замер, глядя на него блестящими глазами без признаков радужки.

Бога Смерти в Лиаде безмерно уважали, преклонялись и даже местную столицу назвали в его честь, испытывая бесконечную благодарность за то, что он подарил им некую разновидность бессмертия, пусть даже и такую странную. У каждого умершего в Мире была возможность через четыре дня после смерти прийти сюда, в Лиаду – Страну Мертвых, – и продолжать существовать здесь. Наместник Лиады, имевший порой смелость спорить даже с Дайлисом, не случайно занимал нынешнюю хлопотную должность проводника его воли в Лиаде. Бог Смерти любил решительных людей. «И неважно, живых или мертвых», – весело добавил он про себя. Какая же все-таки дельная мысль пришла ему когда-то: лишить этот мир… смерти.

– Вопрос о расширении границ надо обговаривать с князем Риффлина. – Дайлис пожал плечами. – И я тебе сразу могу сказать, он будет против. Так же как и его некроманты.

– Тогда закрываем границы! Господин, это серьезный вопрос!

– Безусловно, – ехидно отозвался Дайлис, скушав еще одну ягоду. А про себя добавил: «Учитывая, что мне совершенно все равно, дорогие мои, что тут у вас происходит». – Ладно, где там твой указ?

Небрежным росчерком поставив подпись, Бог Смерти махнул рукой:

– Все, утомил. Больше государственных дел нет?

– Пока нет, Господин, – Наместник чуть склонил голову. – Разве что Болотный Край… Князь опять шлет жалобы, что «эта язва на теле его страны начинает нарывать». Слишком уж много там диких Увядших, некроманты не справляются.

– Я подумаю, что с этим можно сделать, – легкомысленно отозвался Дайлис. – Ну, теперь все, надеюсь?

– Да, Господин, – поклонившись в последний раз, Наместник наконец-то вышел из кабинета и оставил его одного.

С хрустом потянувшись, Бог Смерти бросил взгляд в окно: с высоты башни, где располагался его кабинет, открывался отличный вид на Ар-Дайлис, столицу Лиады. Однако нагромождение домов, узкие улочки, освещенные последними лучами заходящего солнца, толпы мертвых, спешащие по своим делам, нагоняли на него тоску. Настолько, что ему ни разу за все эти годы не стало интересно, что у них вообще за дела, у этих его мертвых подданных…

Поморщившись, Дайлис пошевелил пальцами, и воздух за окном пошел рябью, после чего картина изменилась. Теперь перед ним расстилалась бесконечная пыльная равнина, погруженная в вечные сумерки. Мужчина вздохнул, встал с кресла и подошел к окну, заложив руки за спину. Неожиданно резанула так давно не посещавшая его тоска по родному миру, такому тихому, спокойному, пустынному… мертвому. От рождения мертвому.

– Не раскисать, – вполголоса приказал он себе. – Еще не все потеряно. Прорвемся.

Вернувшись к столу, он некоторое время разбирал бумаги, оставленные Наместником, чтобы уж окончательно избавить себя от посещений Лиады в ближайшее время. Но едва в иллюзии равнины за окном солнце нырнуло за горизонт, ознаменовав наступление ночи, Дайлиса словно пронзило молнией: где-то в Риффлине случился очень мощный скачок… его родной энергии, энергии страха, страдания и боли. Бог Смерти замер, втянув носом воздух, словно гончая, почуявшая запах дичи. Это ведь не его люди. Жертвы в Обителях приносились строго по его распоряжению, чтобы не вызвать слишком сильных волнений, и только в его присутствии. Кто, интересно, осмелился нарушить запрет и самовольничать? Прикрыв глаза, Дайлис снова прислушался к ощущениям. Что-то было знакомое в этом всплеске, отозвавшееся дрожью возбуждения по телу… Он решился потратить часть последнего «ужина», такой сладкой силы маленькой ведьмочки, чтобы поточнее понять, что происходит, и…

Черные, как безлунная ночь, глаза удивленно распахнулись, Дайлис уставился невидящим взглядом в окно, с трудом веря в только что открывшееся ему: какая-то комната в таверне, окровавленный человек, пол, тоже забрызганный красными капельками, и Ноэ, его нежная, вкусная Ноэ, невероятным образом оставшаяся в живых! Разметавшиеся рыжие пряди, остановившийся взгляд, в котором полыхал огонь безумия, застывшая кривая улыбка и тонкие пальчики, судорожно сжимавшие странный жезл, с которого капала кровь.

– О… – выдохнул Дайлис, когда его сознание рывком вернулось обратно. – Какой неожиданный подарок, однако.

Он вдруг вспомнил, что в последнее время пару раз чувствовал похожие всплески энергии, но не придавал им значения. Иногда люди в Риффлине вели себя ничуть не лучше его последователей, кромсая и рубя друг друга в порыве гнева или мести.

– А ведь зря-а, – протянул Дайлис, облизнувшись. – Напрасно не придавал…

Удивительный, совершенно удивительный случай. Ему тут же захотелось найти Ноэ, пока она окончательно не сошла с ума и не сделала с собой что-нибудь или попросту не попалась на очередном убийстве. Если ведьмочка будет с ним… Бог Смерти даже зажмурился от предвкушения – это же идеальный вариант! Не придется больше выискивать жертвы, она одна будет давать ему столько «пищи», сколько надо, особенно если умело подойти к делу. Ну, и помимо всего прочего пальцы Дайлиса еще помнили нежную, бархатистую кожу, то, как она таяла под его прикосновениями, выгибалась навстречу ласкам. В черных глазах загорелся огонек.

– Я тебя найду, моя маленькая, – вкрадчиво прошептал он, глядя в окно. – Теперь не убежишь.

Поиски следовало начинать с Кирна, только там могла жить целительница, поставившая Ноэ на ноги, – вряд ли таковая нашлась в ближайшей деревне, в которой всего четыре дома и одноэтажная придорожная таверна. Существовал, конечно, вариант, при котором эта неведомая помощница просто оказалась в нужном месте в нужное время, а потом отправилась по своим делам, но Дайлис научился доверять собственным предчувствиям. Покинув кабинет, он стремительно сбежал по винтовой лестнице вниз, прошел через столовую с длинным столом. Потом снова коридор и большой зал, напыщенно именующийся «тронным», с высоким, теряющимся в полумраке потолком. Название он получил, понятное дело, из-за массивного трона с высокой спинкой, на который Дайлис крайне редко садился. В конюшне, не дожидаясь, пока медлительный конюх оседлает любимого жеребца, он за минуту справился сам и вскоре уже удалялся от перенаселенной столицы Страны Мертвых.

Вдоль дороги густо лепились один к другому дома. Кое-где Увядшие ютились под открытым небом. «М-да, – подумал Дайлис, – похоже, Наместник прав, Лиада перенаселена, если даже богу непонятно, чем столица отличается от пригорода».

В предвкушении встречи с Ноэ он позволил себе сократить путь до Кирна, опять воспользовавшись силой ведьмы, и попросту «сложил» пространство несколько раз. Эту штуку, позволяющую сжирать дневной переход в одну секунду, рунные маги Риффлина будут осваивать еще несколько веков…

Так что на окраине городка Бог Смерти появился всего через пару дней после того, как засек Ноэ. И первым, что он увидел, оказалась высоченная башня Заставы некромантов. Испытав легкое недовольство, Дайлис, после некоторого размышления, все-таки решил зайти. Обостренная интуиция настойчиво твердила, что именно здесь стоит искать следы его нежной ведьмочки.

– Ну что ж, поговорим, господа, – усмехнувшись, вполголоса произнес он, спешившись у крыльца и привязав жеребца.

Да, некроманты Бога Смерти о-очень не любили, да и было за что. Ведь это благодаря его действиям в этом мире исчезла смерть и появились Увядшие. Зомби, которых потихоньку становилось все больше, – Лиада физически не могла вместить всех.

Поднявшись по ступеням, Дайлис толкнул дверь, прошел по коридору, небрежно кивнув дежурному за столом. Тот сначала скользнул по посетителю безразличным взглядом, но потом подобрался и привстал, прищурившись.

– Я по делу, – издевательски бросил Дайлис, даже не обернувшись.

Дежурный некромант проводил его злым взглядом, но остался на месте. Да, эти люди могли чувствовать Бога Смерти, но не рисковали связываться – и правильно, между прочим. Только он умел забирать жизнь в этом мире окончательно и навсегда. Кабинет начальника Заставы располагался на первом этаже, это Бог Смерти знал. Второй этаж отводился под жилые комнаты, а в подвале обычно хранились книги и снаряжение. Пройдя мимо лаборатории, незваный гость свернул в конце коридора и уперся в еще одну массивную дверь, обитую железными полосами. Снова усмехнувшись, Дайлис толкнул ее без стука и вошел.

За широким столом сидел немолодой мужчина с волосами, у висков посеребренными сединой. В серо-зеленых глазах, устремленных на посетителя, горел огонек настороженности, а губы сжались в жесткую линию. Напротив же на стуле сидел второй, в высшей степени примечательный персонаж. Дайлис, чуть склонив голову набок и заложив руки за спину, с интересом разглядывал его. Длинные, практически белые волосы до плеч, холодные голубые глаза, правая сторона лица покрыта рубцами, как будто обожжена. Поперек колен некроманта лежал узкий длинный меч, а к столу был прислонен черный посох с крупным оранжевым кристаллом.

– Рэйвен? Какая приятная встреча, – вкрадчиво поздоровался Дайлис, улыбнувшись.

– Не могу сказать того же самого, – сухо отозвался светловолосый, и его пальцы рефлекторно сжались на рукоятке клинка.

Теллор нахмурился, тоже узнав гостя.

– Какими судьбами, Дайлис? – поинтересовался он. Пожалуй, любые другие живые этого мира, включая князя Риффлина и Короля Улья инсектов, в панике вскочили бы, узнав, что разговаривают с богом, но только не некроманты.

Оглядевшись, Бог Смерти подтянул к себе второй стул и сел на него верхом, положив подбородок на спинку и разглядывая собеседников веселым взглядом.

– Да так, разговор есть, – невозмутимо отозвался он. Его забавляла откровенная неприязнь, которой так и сочились эти двое.

Черные глаза вновь остановились на Рэйвене. От него исходили слабые волны… какой-то странной энергетики, смутно знакомой, но Дайлис никак не мог понять, что это такое. «Ладно, сначала дело».

– О чем? – Теллор нахмурился еще сильнее. Светловолосый командир Заставы Болотного Края пока молчал, сохраняя невозмутимое выражение лица.

– О событиях, имевших место примерно… – гость на мгновение задумался, – месяц назад. К вам ведьмочку не приносили? Рыженькую такую, миленькую?

Некромант вздрогнул, в его взгляде мелькнула злость.

– После общения с твоими… последователями, – последнее слово он буквально выплюнул, – миленькой ее никак нельзя было назвать, скотина!

– Эй-эй, поаккуратнее со словами, – Дайлис не удержался от смешка, ему доставляла искреннее удовольствие реакция Теллора. – Я все-таки бог, между прочим. Кто ж виноват, что я в жертвах нуждаюсь?

– Так что там с ведьмой? – отозвался неожиданно Рэйвен.

– Я ее ищу, – вкрадчивым голосом ответил гость, переведя взгляд на светловолосого.

– Зачем? – тяжелый взгляд Теллора вогнал бы в дрожь кого угодно, но только не Бога Смерти.

– А вот это уж точно тебя не касается, некромант, – бросил Дайлис, но его взгляд по-прежнему не отрывался от Рэйвена.

Что же это за токи? Он встречался с кем-то, кого Бог Смерти знал. Отголоски странной энергетики все сильнее интересовали Дайлиса, и гость, не вытерпев, бесцеремонно вломился в сознание светловолосого, просматривая воспоминания за последние дни – если бы встреча состоялась раньше, следов бы не осталось. Рэйвен даже не успел среагировать, дернулся, прошипел сквозь зубы ругательство, но Дайлис уже увидел все, что надо, – миниатюрная, с пышными формами блондинка, с неуверенной улыбкой смотревшая на некроманта.

 

– Оооо, какаааая прелесть, – мурлыкнул довольный бог, блеснув черными глазами и чуть ли не облизываясь. – Рэйвен, и где ж ты с этой красоткой пересекся, а?

– Еще раз так сделаешь, дам в тыкву, – пообещал некромант, льдисто сверкнув голубыми глазами. – И не посмотрю, что бог!

– Ну-ну, извини уж, – хмыкнул Бог Смерти. Они оба знали, что Дайлис в десятки раз сильнее человека и угроза дать «в тыкву» – всего лишь дань гордости некроманта. Хотя он попытается, конечно, в случае чего.

– Просто пока из тебя вытянешь нужные сведения, неделя пройдет. А мне крайне дорого время, знаешь ли. Так, где вы встретились? – потребовал он ответа.

– Тебе ведьма нужна или эта женщина? – прищурился Рэйвен. Теллор переводил взгляд с одного на другого, пытаясь понять, о чем разговор.

– Обе сразу, – Дайлис двусмысленно ухмыльнулся. – Соскучился я по женскому обществу.

– Слушай, если ты пришел действительно поговорить по делу, так давай, говори, – раздраженно отозвался Теллор, скрестив руки на груди. – У нас, знаешь ли, тоже дела есть. С твоими… подданными.

Бог Смерти перестал улыбаться.

– Теллор, будь любезен, выйди-ка, – негромко попросил он, снова встретившись взглядом с Рэйвеном.

– Не обнаглел ли ты, нет? – поджал губы старый некромант.

– Я сказал, выйди, – жестким голосом повторил Дайлис, хищные черты его лица словно заострились еще больше. – У меня есть разговор исключительно для ушей Рэйвена. Если он посчитает нужным, то расскажет.

Пробормотав забористое ругательство, Теллор резко встал и вышел, хлопнув дверью. Проводив его взглядом, светловолосый некромант посмотрел на бога.

– Ну и?

– Где ты видел Эми? – негромко спросил Дайлис уже без всяких насмешливых или ироничных ноток.

Ничем не показав удивления при упоминании имени Богини Любви, Рэйвен коротко ответил:

– В Лоссе.

Два дня пути, прикинул Бог Смерти. Ну, не так далеко. Можно себе позволить отвлечься, если некромант согласится на его предложение.

– Хочу предложить тебе сделку, – медленно произнес Дайлис прищурившись.

Рэйвен молча изогнул светлую бровь.

– Ты ищешь для меня Ноэ, а я почищу Болота, – губы Бога Смерти дрогнули в усмешке. – А то я слышал, не справляешься, командир, больно много Увядших там шляется среди топей.

Светловолосый прищурился, смерив Дайлиса подозрительным взглядом.

– С чего вдруг я должен тебе верить?

Вместо ответа мужчина, сняв с пояса кинжал, вытянул руку и уколол палец – на подушечке набухла темная, почти черная капелька.

– Мне очень нужна эта малышка, – обманчиво мягким голосом ответил Дайлис. – Но и Эмилита тоже. Разорваться не могу, а ты лучше всех сможешь почувствовать ведьму. Она немножко особенная, – он снова улыбнулся. – Слегка не в себе. Временами.

Рэйвен, не отрываясь, смотрел на руку бога. Клятва на крови – дело серьезное, особенно на крови бога. Значит, действительно Дайлису очень надо.

– Что значит «не в себе»? – уточнил он, положив ладонь на стол и задумчиво постукивая пальцами по отполированному дереву.

– То и значит, – невозмутимо отозвался Дайлис. – Моя ведьмочка сумасшедшая, Рэйвен. Людей убивает с особой жестокостью. Не всегда, конечно, только когда случаются приступы.

Некромант качнул головой, поджав губы.

– Ну ты и… – он оборвал себя. – Чем она тебя так привлекла, кроме того, что выжила?

– Многия знания – многия печали, – вкрадчиво сказал Бог Смерти. – Ну, согласен? Ноэ в обмен на Болотный Край.

Рэйвен решился. Ему катастрофически не хватало людей, зомби действительно становилось все больше, и с этим надо было что-то делать. Уже приходилось забирать в патрули с четвертого года обучения, а это не радовало ничуть. Молча протянул руку, коснулся темной капли, растер между пальцами.

– Согласен.

Кровь Дайлиса вспыхнула на коже неярким голубоватым светом, бог удовлетворенно улыбнулся и кивнул.

– Как найдешь, ждите меня на Заставе Болотного Края, – Дайлис поднялся. – А я пока займусь своими делами.

– Рассказывать ей про тебя? – поинтересовался Рэйвен, оставшись на месте.

Бог Смерти подумал.

– Только так, чтобы она не испугалась, и только если будет спрашивать, – предупредил он и, не прощаясь, вышел из кабинета.

Дайлис знал, что некромант не обманет. Да и кровь не даст ни ему самому, ни Рэйвену нарушить соглашение. «Вот и чудненько, а я пока займусь поисками Эмилиты», – на губах Бога Смерти появилась довольная улыбка. Как удачно все начинает складываться, просто отлично!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru