Любовница демона

Кира Стрельникова
Любовница демона

– Ты, – оборвал меня Руслан.

Я моргнула, растеряв запал.

– Что? – вырвалось у меня удивлённо.

– Мы уже знакомы, так что можно на «ты», Арина, – тембр его хрипловатого голоса неуловимо изменился, из него исчезло раздражение и появилось… что-то другое.

Чувственное, жаркое. От чего нервы натянулись, задрожали, а дыхание сорвалось с обычного ритма, и раздражение непонятными претензиями Руслана незаметно растворилось в волнении.

– Рассаэрн, – тут же нахмурился демон. – Перестань называть меня этим дурацким обычным именем. И не смей знакомиться с другими мужчинами, поняла?

А вот тут я вообще не нашлась, что ответить. Смотрела на него, на блестевшие в полутьме лимузина чёрные глаза, на рдевший на их дне красноватый огонёк, и понимала, что… не буду.

– П-почему? – всё же пробормотала, упрямое желание узнать причину странного поведения демона не давало покоя.

– Потому что ты моя, Арина, – низким, вибрирующим голосом ответил Рассаэрн, и столько уверенности было в нём, что возражать не нашлось храбрости.

Он придвинулся ближе, почти вплотную, погладил пальцами мои губы, тут же послушно раскрывшиеся навстречу. Я слышала дыхание демона, ставшее тяжёлым, частым, и сама взволновалась сильнее. Его лицо находилось всего в нескольких сантиметрах от моего, и я совершенно точно знала: просто так меня из этого лимузина сегодня не выпустят. Стало жарко, я осторожно пошевелилась, с удивлением прислушавшись к себе: да, я хотела повторения того вечера. Тело отозвалось на воспоминания, на близость Рассаэрна, внизу живота стало горячо, и я к собственному острому смущению почувствовала, что между ног уже влажно. Оххх… Попробовала отвернуться, но мне не дали, более того, вторая ладонь демона зарылась в мои распущенные волосы, легонько поглаживая затылок. Голова слегка откинулась, я прикрыла глаза, растворяясь в приятных ощущениях, испытывая странное чувство, что всё происходит… не со мной, или со мной, но в каком-то странном, завораживающем сне.

– Не сон, Ариша, что ты, – хрипловатый, глубокий голос, и от того, как меня назвали, внутри всё сладко сжалось. – Моё наваждение, навязчивая мысль, я постоянно думаю о тебе, ты упорно не выходишь у меня из головы, Ариш-ш-ша…

Его пальцы аккуратно прихватили пряди на затылке, слегка оттянули мою голову ещё дальше назад. Не знаю, что случилось с демоном за эти недели, почему он говорит эти странные слова, но я слышала нежность в голосе и совершенно точно знала, что сейчас всё по-другому будет. Без грубости, без жёсткости. Я отбросила все вопросы, сомнения, сдавшись на милость разбуженных желаний, противиться которым сил не осталось. Вместо крови по венам тёк горячий мёд, тело охватила слабость, и уже не хотелось исчезнуть из лимузина. Хотелось другого. Я словно очнулась от долгой спячки, будто и не было этих недель без него, без Рассаэрна. Его губы коснулись моей щеки, потом носа, уголка рта, а пальцы соскользнули с подбородка и начали быстро расстёгивать пальто. В груди стало тесно, воздуха не хватало, дыхание сбилось. Я даже не пыталась его остановить… Рассаэрн продолжал покрывать моё лицо лёгкими, бесконечно нежными поцелуями, я таяла под этими прикосновениями, медленно погружаясь в мягкий туман удовольствия. А когда сознание отстранённо зафиксировало, что пальто уже расстёгнуто, и ладонь мужчины уверенно устроилась на моём бедре, потихоньку поднимая юбку, вдруг охватило смущение. Да такое сильное, что я распахнула глаза и вцепилась в руку Рассаэрна, не давая двигаться дальше.

– Н-не надо… – вырвались тихие слова, а он просто перехватил мои запястья, легко сжав их одной рукой, и завёл за голову.

И улыбнулся, почти касаясь губами моих губ.

– Надо, Ариночка, – мурлыкнул он ну очень довольным голосом. – На-а-а-адо, моя хорошая, я устал бороться с собой…

Ответить ничего не успела. Его губы накрыли мои, язык – обычный, не раздвоенный, как невольно ожидала, – нежно погладил и проник дальше, не встретив сопротивления. Не помню, в какой момент начала отвечать, позабыв вообще обо всём и с головой окунувшись в необычные, яркие ощущения. Поцелуй длился и длился, то дразнящий, игривый, то глубокий и чувственный, заставлявший выгибаться навстречу, и я совершенно потерялась, на какое-то время отключившись от реальности. Рассаэрн был непривычно нежен вопреки нашей первой встрече, и это безмерно удивляло, последние мысли о сопротивлении потонули в том чувственном удовольствии, что дарили его губы. И, похоже, сегодня я узнаю, каково это, заниматься любовью с демоном в человеческом обличье. Кажется, и этот вариант мне более чем понравится, судя по горячей пульсации заветной точки между ног. Смущение утонуло в обжигающей волне удовольствия, поднятой долгим поцелуем Рассаэрна, и я снова расслабилась, отдавшись на волю проснувшихся чувств.

Осознание того, что ладонь на бедре никуда не исчезла, больше того, тёплая шерстяная ткань неумолимо поднимается вверх, заставило дёрнуться, и поцелуй прервался. Воздуха не хватало, я никак не могла отдышаться, а Руслан уверенно двигался всё выше, задирая юбку. И при этом его чёрные глаза не отрывались от моих, отчего я всё-таки смутилась снова. Щекам стало жарко, я выдохнула и попыталась отодвинуться. Руслан опять улыбнулся, с предвкушением, и жар со щёк перетёк на остальное тело, спустился вниз и добавил огня в самый низ живота.

– Хочешь, да? – выдохнул он, почти прижав меня к двери лимузина. – Ар-р-р-рина, сладкая моя, твой запах меня с ума сводит!..

Его губы коснулись чувствительного местечка под ухом, и я тихо ахнула, снова зажмурившись. Откровенные слова Руслана заставили вспыхнуть тот гремучий коктейль, в который превратилась кровь, кости расплавились, и я выгнулась сильнее навстречу демону.

– Как меня зовут, Арина? – требовательно спросил он, его ладонь нырнула под юбку и уже поглаживала бедро, а язык продолжал выписывать узоры на шее.

– Р-рас… – я не договорила, захлебнувшись вдохом – он аккуратно прикусил мочку уха и тут же отпустил, слегка втянув в рот и погладив языком.

– Да-а-а-а, – довольно откликнулся демон, его горячее дыхание обожгло ставшую слишком чувствительной кожу.

В какой момент мои руки стали свободными, и он всё-таки спустил с моих плеч, а потом и совсем снял пальто, не знаю – Рас снова заставил утонуть в ощущениях, целуя, легонько щекоча языком, нежно прикусывая и снова целуя шею и постепенно спускаясь всё ниже. Меня бросало то в жар, то в холод, а горячие ладони оказались вдруг под свитером, обжигая кожу, продолжая ласкать уже спину и потихоньку подбираясь к застёжке бюстгальтера. Всё, на что меня хватило, это вцепиться в его плечи и тихонько застонать – по телу растекалась слабость, одежда стала неудобной, а низ живота залила болезненная, жаркая тяжесть.

– Сейчас… сейчас, моя хорошая… – я слышала тяжёлое, учащённое дыхание Раса у самого уха и послушно подняла руки, когда он настойчиво потянул свитер вверх. – Всё по-другому будет, Ариша, тебе понравится, и больно совсем не будет…

Это был совсем другой Рассаэрн, не тот холодный, отстранённый мужчина, приказавший отвезти меня домой и забыть часы, проведённые с ним. Это был кто-то другой, настойчивый, но вместе с тем нежный, страстный, и совсем нестрашный. То, как аккуратно Рас раздевал меня, вызвало новый взрыв эмоций, смывших и стеснение, и страх. Сегодня всё действительно по-другому… Сильнее, ярче, глубже. И да, без страха и ожидания боли. Отбросив свитер, он медленно провёл ладонями по моим плечам, и через мгновение бюстгальтер присоединился к свитеру. Руки чисто рефлекторно метнулись прикрыться, но Рас поймал их, опустил и мягко сжал мои ладони. Посмотрел мне в глаза, покачал головой.

– Не надо, Арина, – своим глубоким, хрипловатым голосом произнёс мой соблазнитель. – Я хочу видеть, – пришлось сделать над собой усилие и расслабиться, хотя лицо горело от румянца. – Красивая, – выдохнул Рас, отпустил мои ладони, и его пальцы легко пробежались по обнажённой груди, обрисовав контур напрягшихся сосков. – И только моя…

От его действий по телу рассыпались огненные мурашки, дыхание перехватило – прикосновения оказались очень приятными. Последние слова Раса в сознании не задержались – он медленно наклонился, проложил дорожку из ласковых поцелуев от ключицы до ложбинки. А потом… Я не сдержалась и застонала в голос, когда его губы обхватили твёрдую горошину и втянули, мои пальцы вцепились в тёмные волосы и прижали голову Рассаэрна ближе. Слегка прикусив, он тут же отпустил и нежно лизнул, а потом подул на влажную кожу. Через меня словно пропустили разряд тока, я выгнулась навстречу, жаждая продолжения. Казалось, каждая клеточка стала невероятно чувствительной, словно оголённый нерв, прикосновения причиняли почти болезненное удовольствие. Рас повторил всё со второй грудью, заставив всхлипывать от нахлынувших ощущений, плавиться от разбуженных чувств. Краем сознания отметила, что его ладони одним движением задрали юбку до пояса, настойчиво потянули вниз колготки вместе с бельём. Учитывая, что губы Рассаэрна не отрывались от моей груди и живота, я покорно позволила снять с себя всё, кроме юбки, болтавшейся на талии. Гораздо больше, чем отсутствие на мне одежды, занимал вопрос, как справиться с дыханием, которое никак не хотело выравниваться.

– Иди сюда, Ариша, – хриплый, властный шёпот отозвался дрожью вдоль позвоночника, и в следующий момент я уже оказалась сидящей на коленях Раса, лицом к нему.

Неожиданно вновь вернулось смущение, я тихонько ойкнула и попыталась отвернуться, но он не дал, снова ухватив за подбородок и заставив смотреть в глаза. Красный огонёк в глубине уже давно не пугал…

– Я хочу видеть твоё лицо, – его пальцы легко провели по моему бедру и переместились на внутреннюю поверхность, нежно поглаживая и приближаясь к тому местечку, где сейчас сосредоточились все мои желания. – Хочу видеть, когда я делаю вот та-а-а-ак…

Щёки запылали, об них можно было зажигать спички, но я только беспомощно вздохнула, зажмурившись, волна острого удовольствия плеснула в голову. Умелые пальцы раздвинули, погладили влажное местечко, вызвав ещё одну яркую вспышку эмоций, медленно помассировали, легонько нажимая.

 

– О-о-о-о-о… – вырвалось у меня, я облизала пересохшие губы – откровенная ласка заставила всё сжаться внутри, бёдра сами подались навстречу.

Когда же пальцы Рассаэрна скользнули внутрь, глубоко, сильно, и нажали на какую-то точку, перед глазами засверкали звёзды, и стало всё равно, смотрит он или нет. Плавные, размеренные движения усиливали жаркое томление, туже скручивали искрящую спираль внизу живота. Пришло понимание, что пальцев мало, нужно другое… Я его хотела, хотела снова ощутить внутри, и плевать, кто он на самом деле. Огненная воронка наслаждения затягивала, утаскивая вниз, лишая способности думать и оставляя только желание, разраставшееся внутри огненным шаром, готовым взорваться в любой момент. Не помню, как расстегнула на Расе рубашку, и только ощущение гладкой, тёплой кожи под подушечками на мгновение вернуло в реальность. Мой демон вдруг убрал руку, и я не сдержала разочарованного стона, тут же впившись ноготками в его грудь. Мой?.. Я назвала его моим?.. Глухо рыкнув, Рас рывком пригнул мою голову, заглушив стон поцелуем – жадным, нетерпеливым, почти грубым, но меня это не испугало.

– Ты мой наркотик, Арина… – выдохнул он мне в губы, и его ладони сжали мою попку, чуть приподняли. – Я не хочу думать о тебе, но думаю, постоянно, каждую минуту… Хочу чувствовать, как ты дрожишь в моих руках, Ариша, слышать, как стонешь… Хочу быть в тебе…

Его слова обжигали сознание, отпечатывались там огненным следом, заставляя на каждую фразу мысленно отвечать: «Да, да, да!» Я медленно опустилась, задержав от нахлынувшего восторга дыхание, чувствуя, как Руслан входит в меня, и очередной протяжный, низкий стон сорвался с губ. Пружина внутри сжалась до предела, пульсируя в такт движениям, и я, хмелея от собственной несдержанности, ускорила темп, растворившись в безумном хороводе ощущений, эмоций, чувств… Огненное солнце разрослось до невиданных размеров и наконец взорвалось, окатив горячими искрами удовольствия, и хриплый вскрик Рассаэрна совпал с моим…

Обессиленная, я лежала на его груди, слушая, как быстро бьётся сердце демона, и всё ещё вздрагивала от осколков наслаждения, вспыхивавших в сознании радужными зайчиками. Тело охватила лёгкость, я чувствовала себя опустошённой, но как ни странно, хотелось улыбаться. Ладонь Раса осторожно коснулась моей спины, и я дёрнулась – кожа оставалась очень чувствительной, до болезненности. Шевелиться не хотелось, думать – тоже.

– Никаких послужных списков из кавалеров, Ариша, – тихие слова и категоричный тон выдернули из сладкой истомы, вернув в реальность. – И никаких мужей, поняла?

У меня вырвался смешок – всё-таки запомнил мои сумбурные мысли тогда, в начале нашего знакомства. К чему это заявление, интересно?

– Рас… – мой голос тоже пока ещё оставался сиплым, как бы не сорвала горло от стонов. Щёки потеплели, где-то на самом дне души зашевелились остатки смущения, но быстро затихли. – Ты такие заявления делаешь…

– Ты мне принадлежишь, поняла? – снова перебил демон, крепче сжав в объятиях. – Никакому другому не отдам!

Я замерла, не смея верить этим словам. Может, я как-то неправильно понимаю Рассаэрна? Может, он что-то другое подразумевает?

– Рас, то, что ты у меня первый, ещё ничего не значит, – осторожно произнесла и тут же поняла, что ляпнула глупость.

Он демон, и наверняка это что-то значит, особенно учитывая, что по его словам, Рас тоже не может забыть меня. И судя по его удивлению этим фактом, сие явление отнюдь не является обычным для демона.

– Это значит всё! – резко заявил мой соблазнитель и продолжил уже мягче. – Арина, я не могу отпустить тебя, – его голос упал до шёпота, а ладонь медленно сместилась на талию, легонько погладила. – Но и с собой оставить… Проблематично.

О чём он? Не понимаю…

– Рассаэрн, – тоже шёпотом произнесла. – Я не понимаю тебя…

– Я сам себя не понимаю в последнее время, – знакомое раздражение в хрипловатом голосе, и я приподняла голову, посмотрев ему в глаза. – Ты должна была исчезнуть из моей жизни, Арина. После той встречи. Но ты не испугалась, – его палец коснулся моих приоткрытых и опухших от сумасшедших поцелуев губ и обвёл контур – кожу словно закололи тысячи иголочек. – Ты заставила меня… почувствовать что-то тогда. Я думал, избавлюсь от тебя, и от этого тоже, но… – Рассаэрн медленно улыбнулся, раздражение из его голоса исчезло к моему лёгкому беспокойству. – Оно не проходило. Оно не давало мне спать, заниматься делами, всё время хотелось знать, где ты и что с тобой, я постоянно вспоминал, с каким восторгом ты тогда отдавалась мне, Ариша, – тут я снова покраснела и отвела взгляд, губы тронула немного смущённая улыбка. Рас потянулся ко мне, нежно поцеловал, и моё глупое, женское сердце забилось сильнее, грудь защекотала непонятная радость. – Я все эти недели сопротивлялся, не поддавался, пытался избавиться от этой привязанности к тебе. Так не должно было случиться, – низкий голос завораживал, заставляя прислушиваться к каждому слову, впитывать его, запоминать. – Но случилось. И я понял, ты нужна мне рядом, я должен ощущать тебя, видеть, прикасаться, а не только чувствовать. Ариша, Ариночка, сладкая моя девочка, что ж ты со мной сделала? Кто ты такая, откуда взялась на мою голову? – ещё один лёгкий поцелуй, от которого по телу прокатилась волна дрожи.

– Ничего… – беспомощно отозвалась я, даже не пытаясь разобраться в ворохе эмоций, охвативших после его слов. – Ничего я не сделала, Рас… Я просто жила в этом городе…

Снова поцелуй, бесконечно ласковый, мягкий, его язык поглаживал мои губы, не пытаясь проникнуть внутрь, словно извиняясь за недавнюю страсть. И в этой ласке растворились остатки тревожных мыслей, вспугнутые малопонятными словами Рассаэрна. Если я ему нужна…

– Я не отпускаю то, что моё, – продолжил он и медленно уложил меня на сиденье – прямо на снятое пальто, – наклонился низко-низко. Я забыла, о чём думала всего несколько мгновений назад, утонула во взгляде чёрных глаз. – А ты стала моей, Ариша, после той встречи мы связаны, я это чувствую… Как тебя, твои мысли, твоё настроение, сколько бы километров между нами ни лежало…

Удивительно, но тело с готовностью отозвалось на неторопливые ласки моего демона, словно и не было огненного шквала эмоций всего несколько минут назад. Я таяла под его поцелуями, спускавшимися постепенно всё ниже, от медово-золотистой нежности кружилась голова и поджимались пальцы на ногах.

– Я придумаю, что делать, Ариночка, обязательно, – от его слов в животе запорхали невидимые бабочки, и губы сами расползлись в счастливой, глупой улыбке. – Сладкая моя…

Его дыхание защекотало кожу на животе, а ладони властно раздвинули ноги. Едва поняв, что Рассаэрн собирается делать, я испуганно вздохнула, приподнявшись на локтях, и попыталась сдвинуть коленки обратно. Это… это слишком… Да, он это уже делал, только… Чёрт, я не соображала тогда!.. Конечно, мне не позволили, ладони Раса удержали мои колени. Я сглотнула и крепко зажмурилась, откинувшись обратно на сиденье. Он всё равно сделает так, как хочет. И я ведь знаю, как это волшебно, какое пронзительно-острое наслаждение, когда там прикасается его язык, а не пальцы. Осознание этого нехитрого факта придало смелости, и я запустила пальцы в волосы Рассаэрна, сдавшись на милость вновь проснувшихся желаний. А он не торопился, ласковые прикосновения языка вокруг заветного местечка дразнили, разжигая тлеющие угольки страсти. Вскоре я уже изгибалась навстречу умелому рту, металась по сиденью, стонала и умоляла прекратить восхитительную пытку удовольствием и уже приступить к главному. Чувствительный бугорок налился жаром и болезненно пульсировал в ожидании прикосновений, и мой демон сжалился. Его горячие губы приникли к моему жаждущему лону, я негромко вскрикнула и зажмурилась до разноцветных кругов перед глазами – тело словно молния пронзила, меня аж тряхнуло от накрывшей волны ощущений.

Когда сильное тело Рассаэрна прижало к сиденью, я с готовностью обвила его ногами, подалась вперёд, желая быть как можно ближе, ощущать его как можно глубже. И снова водоворот эмоций и чувств, только не сшибающий с ног и сбивающий дыхание, а мягкий, окутывавший, словно туман, проникающий в каждую клеточку. Оставлявший пронзительно-нежное ощущение странного счастья, несмотря на множество непоняток и неясностей между нами. Мой демон. А я – его женщина. Рас любил меня неторопливо, со знанием дела подводя к пику, не давая раньше времени достигнуть волшебной грани, и тем слаще был миг освобождения, когда я забилась в руках Рассаэрна, снова и снова сотрясаемая волнами наслаждения. Как мне хорошо…

Не знаю, сколько прошло времени, когда лимузин остановился около моего дома. Я устала настолько, что хотела только в душ и спать, ныла и тянула, казалось, каждая мышца в теле. Мой демон осторожно коснулся губами моего лба – я дремала у него на плече, уже полностью одетая, – и тихо сказал:

– Приехали, Ариша.

Мысли походили на вату, такие же клочковатые и неопределённые. Я молча кивнула, сонно моргнув, подождала, пока Рассаэрн выйдет и откроет передо мной дверь, и покинула такой тёплый и уютный салон лимузина, где провела несколько совершенно восхитительных часов. Рассаэрн проводил до подъезда, мы остановились, и я только открыла рот, чтобы попрощаться – мысли пригласить его в мою скромную однокомнатную квартирку не возникло, – как оказалась в крепких объятиях, прижатая к стене. Тихо ойкнула, сердце радостно подскочило к горлу, а ладони сами легли на плечи Расу. В чёрных глазах мелькнул довольный огонёк, мой демон мягко усмехнулся и наклонился к моему лицу.

– Отдыхай, я приеду за тобой, – он вдруг прищурился, во взгляде зарделись знакомые багровые искры. – И не смей больше ни с кем знакомиться, поняла?

Я послушно кивнула, даже не подумав возражать. Да зачем мне кто-то другой, боже, и всё равно, что Рассаэрн демон, что я ничего почти о нём не знаю кроме того, что он живёт за городом и занимается каким-то бизнесом. Всё моё существо тянулось к нему вопреки здравому смыслу, и сопротивляться этому притяжению я больше не могла. Рас запечатал рот требовательным, грубоватым поцелуем, потом отпустил, отступив на шаг. Одарил ещё одним долгим взглядом, развернулся и направился обратно к лимузину. Я проследила, как машина отъехала, и тихонько хихикнула: представляю, что будут соседи говорить, если кто увидел, как я выхожу из такой шикарной тачки. Ну и ладно, сплетни меня сейчас волновали меньше всего. Рас… Он сказал, что приедет. Улыбка стала шире, а в груди разлилось странное тепло: почему так случилось? Он… он же почти изнасиловал, напугал… А сейчас вёл себя совершенно по-другому. Почти как обычный мужчина.

Подавив зевок, оставила размышления на свежую голову, поднялась к себе, и бросив сумку на тумбочку, направилась в душ. И только уже свернувшись калачиком под одеялом, засыпая, поймала за хвост мысль: я так и не спросила, почему он разозлился, узнав, что мужчина из кафе знает моё имя.

Утром, когда пришла на работу, первое, что услышала:

– Ой, Ариша, ты прямо светишься вся! Влюбилась никак? – ехидно поддела меня Катерина, напарница.

Влюбилась?.. Неужели?.. Всего две встречи и уже любовь? Да, но зато какие встречи… Так, Арина, возвращаемся с небес на землю, ты на работе.

– Да ну что ты, – отмахнулась я, но предательски покрасневшие щёки выдали с головой. – Мне и знакомиться с мужчинами некогда…

– А чего краснеешь тогда? – Катя хихикнула. – Как его зовут? Кто он? Красивый, а? Ария-и-и-ин, ну расскажи! Где вы познакомились?

Вряд ли поверит, если про демона расскажу. А врать я не умела и легенду нашего с Расом знакомства не продумала. Вообще не планировала, что кому-то придётся рассказывать, мда. До сего дня, когда от Раса ни слуху, ни духу не было, у меня получалось делать вид, что всё в порядке, только разве что грустная ходила. Но на вопросы Кати отделывалась ответом, что за маму переживаю. Её за эти несколько недель только на выходные и отпускали домой, и то, не на каждые.

– Давай потом как-нибудь, ладно? – я немного виновато улыбнулась Кате и, собрав с полок сданные и проверенные на предмет карандашных пометок книги, поспешила к дальним стеллажам, расставлять.

Катерина как клещ, вцепится – не отстанет. А моя личная жизнь почему-то очень её волновала, она всё сокрушалась, что к двадцати семи у меня ещё нет не то, что мужа, просто мужчины. То, что мне это особо и не надо, её, похоже, не трогало. Совсем близкой подругой я Кают не считала, но несколько раз в месяц мы сидели, пили кофе недалеко от работы и болтали.

Рабочий день шёл своим чередом, студентов было не так чтобы очень много, сданных книг – тоже. Поработала с каталогом, посидела за компом, и то и дело ловила себя на том, что кошусь на телефон. Однако он молчал. А я не решалась первая дать о себе знать, хотя воспоминания вчерашней незапланированной прогулки в лимузине то и дело будоражили сознание. С другой стороны, с чего я взяла, что Рассаэрн будет, как мальчишка, названивать и посылать сообщения? Только потому, что по его словам, я не выхожу у него из головы, и он нормально работать не может? Так, сказать можно всё, что угодно… Может, он удовлетворил вчера желание, да и снова успокоился на пару недель? О том, что Рас может слышать мои размышления на расстоянии, я тогда даже не вспомнила… Тихонько хмыкнула, сунула мобильник в сумку и выкинула из головы лишние мысли. Никто мне ничего не обещал, между прочим. Ну сказал, что заедет, так ведь не уточнил, когда именно. И вообще, кто я, и кто он. Однако настроение оставалось приподнятым, и улыбка время от времени касалась губ.

 

Вечером, когда вышла с работы, около проходной ждал сюрприз: знакомый чёрный джип, за рулём которого сидел Гена.

– Садись, – кратко бросил он, едва я поравнялась с машиной.

Молча выполнила просьбу и устроилась на переднем сиденье. Интересно, он принципиально не здоровается? Или у него такая манера общения со всеми?

– Домой? – так же отрывисто осведомился он, и я кивнула. – Хорошо, – Гена помолчал, пока мы выезжали на дорогу. – Шеф просил передать, его несколько дней в городе не будет, – произнёс он через некоторое время. – Он ночью уехал. Как вернётся, позвонит.

Я покосилась на собеседника.

– Ну, я не просила отчитываться, где он и что с ним, – осторожно ответила, пока не зная, как себя держать с Геннадием. – Я ему никто…

Мужчина повернул голову и несколько минут пристально изучал меня, так что я даже поперхнулась концом фразы.

– Я пока пригляжу за тобой, – как ни в чём не бывало, продолжил Гена, переведя взгляд обратно на дорогу. – Мало ли что.

Меня охватила смесь раздражения и приятного волнения: что значит, пригляжу?! Чтобы не знакомилась ни с кем, что ли?! Я же обещала, чёрт возьми, Рас мне не верит?.. С другой стороны, беспокоится… Нарвалась же на того маньяка в подъезде.

– Да не собираюсь я ни с кем знакомиться! – пробормотала с досадой, теребя замочек на сумочке.

Гена хмыкнул.

– Помолчи, а, – отозвался он. – Не планирую таскаться за тобой хвостом. Сказал же, просто пригляжу, а не сторожить буду.

До дома мы доехали молча. Занимаясь ужином, я позвонила маме, узнала, что у неё всё более-менее хорошо, и даже какие-то анализы сегодня лучше. Да и голос звучал бодрее, чем пару дней назад. Может, всё-таки её состояние улучшится настолько, что выпишут? Хорошо бы, я очень соскучилась по маме. Единственный родной человечек, и между нами никогда не было особых разногласий, несмотря на то, что жили вместе. Я маму любила, и она меня тоже. Поев, посидела перед телевизором, параллельно лазая в инете, и около двенадцати легла спать. Когда уже почти нырнула в страну сновидений, телефон мурлыкнул, оповещая об смске: «Спи, моя Ариша. Скучаю, целую, скоро буду». Ой. Покраснела, разулыбалась, тихо вздохнула и закрыла глаза, почти сразу уснув.

Несколько дней всё было тихо и спокойно, Гена пару раз подвозил на работу и с работы, мы попили с Катькой кофе, и я выдала ей наспех сляпанную историю о знакомстве с мужчиной, который подвёз от метро, когда от мамы возвращалась вечером. Катерина удовлетворилась, не став настаивать на личном знакомстве и не выпытывая подробностей, как же я решилась сесть в машину к незнакомому мужчине. Я удачно ввернула, что сейчас Руслан уехал по делам в командировку. А что, не соврала ведь, так? Он, кстати, ещё пару раз писал, что скучает и хочет видеть. И ещё кое-что, крайне неприличное, но очень приятное, лично для меня. Я краснела и улыбалась, и с нетерпением ждала, когда же приедет мой демон. В душе расцветали цветы и пели птицы, несмотря на позднюю осень на дворе…

Дня через четыре я, как обычно, вышла через проходную в половину шестого вечера – дул прохладный ветер с Невы, срывая последние листья с деревьев, в воздухе уже чувствовался тонкий запах зимы, и хотелось поскорее домой, в тепло и уют комнаты. Подняв воротник пальто, я засунула руки в карманы и поспешила вдоль высокой железной ограды, высматривая машину Гены. Джип стоял, только почему-то белый и с тонированными стёклами. Я остановилась и нахмурилась, потом пошла дальше, к переходу. Раз Гены нет, поеду на метро. Неожиданно дверь со стороны пассажирского сиденья распахнулась, и смутно знакомый голос произнёс:

– Привет, Арина.

Я вздрогнула. Не может быть! Как он узнал, где я работаю?! На меня смотрели серые глаза давешнего незнакомца из кафе, о котором я и не вспоминала всё это время. Мужчина улыбался, открыто и дружелюбно, а у меня почему-то ёкнуло под ложечкой. Странно всё это. Арин в Питере множество, как он вычислил именно меня?!

– Садись, поедем, кофе попьём, – просто предложил он.

Невольно нащупала телефон в кармане, но он молчал. Странно… И где же Гена? Я бросила осторожный взгляд по сторонам, не торопясь принимать приглашение незнакомца. Мы всего один раз виделись, откуда я знаю, что у него на уме?! А мимо по улице проезжали машины, и знакомого джипа не наблюдалось.

– Спасибо, я домой тороплюсь, – вежливо ответила и попробовала обойти джип.

Незнакомец чуть проехал вперёд, преградив дорогу. Вдоль спины скатилась холодная змейка мурашек. Этот церемониться не будет, запихнёт, не стесняясь, в машину и увезёт неизвестно куда. Чёрт! Да что за засада, и Раса в городе нет!

– Ты боишься меня, Арин? – с искренним недоумением спросил незнакомец.

Да, боюсь, откровенно. Но если признаюсь, фиг его знает, этого странного незнакомца.

– Послушайте, я домой тороплюсь… – снова попробовала решить дело миром.

– Я тебя отвезу потом, куда скажешь. Мы просто попьём кофе, – перебил он.

Вот ещё не хватало, чтобы он знал, где я живу! Так, надо просто улучить момент и позвонить Гене, а лучше всего это сделать из туалета в кафе. Надеюсь, что меня всё-таки в кафе повезут. Внимательно посмотрела на сероглазого и негромко произнесла:

– Вообще-то, я с незнакомыми мужчинами в машине не езжу.

– Меня Паша зовут, – тут же с улыбкой ответил он. – Теперь поедем?

Спрашивать в лоб, а точно ли в кафе он меня отвезёт, было как-то стрёмно, если честно. Ладно, у меня есть Гена на крайний случай. Я молча села, закрыла дверь, пристегнулась. В салоне приятно пахло зелёными яблоками, из магнитолы доносилась ненавязчивая тихая музыка, однако я не расслаблялась, глядя перед собой и напряжённо размышляя, что делать, если этот Паша повезёт меня куда-нибудь в другое место. На ходу выпрыгивать вообще не вариант, я не каскадёр…

– В то же кафе поедем? – поинтересовался Паша, я чуть не вздрогнула. – Или другие предпочтения? Может, поужинаем?

Вот это вряд ли, дома поем. Мало ли, соглашусь сейчас на ужин с ним, а потом не расплачусь. Ну его. Да и Раса лишний раз нервировать не хочу. Хватит уже того, что села в машину к другому мужчине. А что мне оставалось, если Гены не было, и этот меня тоже не пускал?! Устраивать беготню по улице?

– Нет, спасибо, я не голодная, – вроде получилось ответить спокойно и уверенно, голос не дрогнул.

– Хорошо, – кивнул Паша и продолжил. – Так ты здесь работаешь или учишься?

– Работаю, – осторожно ответила я, не уточняя, где именно – университет большой, здесь сотни преподавателей и других работников, пусть вычисляет, – и в свою очередь спросила. – Как вы меня нашли? – я предпочла сохранить дистанцию и не переходить на «ты».

– Ну, – он улыбнулся, – я сфотографировал тебя тогда, в кафе, а потом просто по фото нашёл в базе данных. И место работы узнал.

Из этого краткого объяснения я поняла сразу несколько вещей, основательно меня встревоживших: у Павла серьёзные связи, раз у него есть доступ к базе данных, он теперь знает и мою фамилию, и место работы, а возможно, и домашний адрес. Чёрт! Зря Рас беспокоился, что имя своё назвала. С фото никакого имени не надо.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru