Котомка с приключениями

Кира Стрельникова
Котомка с приключениями

Весёлая сессия

– Хвеля, объясни, ну почему, когда я с тобой прихожу в «Погребок», тут всегда начинается драка? – чуть не плача, вопрошала Лин, пока они с телохранительницей по стеночке пробирались к порталу.

– Зато смотри, как весело! – радостно отозвалась наёмница, дёрнув блондинку за руку в сторону от летевшей в неё тарелки.

Они решили пообедать в таверне, а не в школьной столовой – как выяснилось, днём подходы к развалинам особо ревностно не охранялись. И да, как в большинстве случаев, Хвеля кому-то нахамила, чуть не получила кулаком в глаз, ну и понеслась. Олинна подозревала, что ещё одна такая заварушка, и их перестанут пускать в «Погребок». Точнее, Хвелю точно не пустят на порог портала. А сейчас они пытались добраться до выхода без ущерба для собственного здоровья, и им это почти удалось. Только вот девушки не заметили, что привлекли внимание ещё кое-кого из дальнего угла зала, куда драка ещё не докатилась.

– Глянь, какая куколка, – с удовольствием произнёс молодой человек лет двадцати в богатой, крикливой одежде, со смазливым, высокомерным лицом.

Его губы кривила предвкушающая улыбка, блёклые серые глаза не отрывались от Олинны, и взгляд скользил по ладной фигурке, оценивая все округлости. Увиденное типу явно нравилось. Его приятель, парень в одежде попроще и на физиономию понеказистее, покосился в ту сторону и скривился.

– Она же из этих, ведьм-недоучек, – буркнул он. – Видишь, к школьному порталу идёт? Оно тебе надо? Может, других поищем?

– Да не дрейфь, – хохотнул его приятель и толкнул в бок. – У меня тётка там преподаёт, так говорит, на первых курсах они ничего не умеют. Ратий, ну посмотри, хорошенькая же! – взгляд говорившего следил за Олинной с хищным блеском. – Неужели не хочешь закрутить роман с такой милашкой?

– Ты на её мордашку глянь, на ней же аршинными буквами написано, что аристократка! – фыркнул указанный Ратий. – Эта фифа нас к себе на арбалетный выстрел не подпустит!

– А мы уговорим, – с многозначительной ухмылкой подмигнул франт и поднялся. – Идём, а то упустим.

Наличие Хвели обоих совершенно не смущало, ибо наёмница не производила грозного впечатления даже с мечом на боку. Парни благополучно пересекли зал, благо драку уже почти утихомирили, и как только девушки шагнули в портал, последовали за ними.

Однако, зря парочка не приняла во внимание телохранительницы. Типов, следивших за Олинной, Хвеля заприметила сразу, поскольку зорко оглядывала зал на предмет опасностей – как всегда, во время драки. Несмотря ни на что, она добросовестно отрабатывала жалование, которое ей платила Лин, хотя и мелко пакостничала время от времени своей нанимательнице. Ну так та в долгу тоже не оставалась…

– Лин, кажется, к тебе проявили нездоровый интерес, – непривычно серьёзно сказала Хвеля, когда они шли по коридорам Развалин от портала. – Два каких-то придурка в «Погребке», мне не понравилось, как они смотрели на тебя.

– А чего сразу придурки-то? – слегка обиделась Олинна и покосилась на Хвелю. – Может, нормальные парни, что ты ярлыки цепляешь! И почему ко мне? – она фыркнула и сморщила носик. – Может, к тебе, ты же людям поесть спокойно не дала с этой дракой!

– Я серьёзно! – нахмурилась Хвеля, чутко прислушиваясь к эху шагов. Кажется, она оказалась права, и за ними кто-то шёл.

– Да? – Олинна остановилась и повернулась к наёмнице. – И почему ты решила, что они опасны? – небрежно спросила она, поправив локон. – Вдруг просто познакомиться хотят…

Насупившись, Хвеля положила ладонь на рукоять меча, и Лин не договорила, уставившись на телохранительницу. За всё время их знакомства она впервые видела, чтобы Хвеля была настолько серьёзной и сосредоточенной, разительно отличаясь сейчас от образа невоспитанной хамки с плохим чувством юмора. Глядя на нахмуренное лицо наёмницы, Олинна вдруг с удивлением подметила, что белобрысая не так уж и непривлекательна, как казалась в первые дни их знакомства… Додумать мысль Лин не успела, из-за поворота вышли двое, при виде которых она сразу поняла, что Хвеля в кои-то веки права насчёт неприятных типов. Наткнувшись на сальный взгляд русоволосого, Олинна бочком придвинулась ближе к телохранительнице и спряталась за её не особо широкой спиной, выглядывая из-за плеча.

– Вы кто? – пискнула она, заволновавшись.

– Не желаешь поужинать сегодня со мной, куколка? – ухмыльнулся смазливый – его звали Кондом, хотя он даже не удосужился представиться, – неторопливо приближаясь к девушкам.

– Нет, не желаю, – задрала носик Олинна. – С незнакомцами не ужинаю! – добавила она высокомерно. – Поищи в другом месте!

– Я Конд, – охотно сообщил он своё имя и подошёл ещё ближе. – Зачем в другом? Мне ты понравилась, – уверенно заявил Конд.

До сих пор от девушек он отказов не получал, и, видимо, не планировал и в этот раз, посчитав недовольство Лин всего лишь игрой. Среди его знакомых попадались и такие, кого приходилось уговаривать, но все соглашались обычно.

– А ей начхать, – грубо заявила Хвеля, заступив ему дорогу. – Отвали, кентавр озабоченный, а то отрежу всё лишнее, что думать мешает, – она недвусмысленно сжала пальцы на рукоятке меча, оттеснив Олинну подальше и отступив на шаг. – Нам пора, вообще-то.

– Эй, я с дамой разговариваю! – высокомерно заявил Конд, смерив Хвелю взглядом.

– А она с тобой не хочет! – зло оскалилась Хвеля, отступила ещё на шаг и вдруг вытащила меч. – Уйди, кому сказала, болезный!

Позади тихонько пискнула Олинна, видя, что дело принимает серьёзный оборот. Приятель Конда, Ратий, не растерялся, и в следующее мгновение у длинного носа наёмницы оказался кончик его клинка.

– Не мешай моему другу, слышь, недоразумение! – со снисходительной усмешкой обронил он.

– Пош-шёл к дракону в задницу! – рявкнула Хвеля и стукнула по его клинку своим. – Василиск недоразвитый.

По коридору разнёсся звон. Вот это уже было серьёзным оскорблением: недоразвитый василиск представлял собой маленькую синюю ящерицу, склизкую, слепую, и вечно норовящую забраться к кому-нибудь на ручки. Ратий взревел обиженным троллем и бросился на Хвелю, а она к удивлению всех довольно ловко ушла из-под удара, нанеся ответный.

– Лин, вали отсюдова! – бросила наёмница, не отвлекаясь от поединка.

Пушистик намертво приклеился к её плечу, умудряясь не сваливаться, пока Хвеля активно размахивала мечом, держа Ратия на расстоянии и давая Олинне время. Лин же, поняв, что шутки закончились, начала медленно отступать вглубь коридора, не сводя оторопелого взгляда с Хвели – та успешно отбивалась от наседавшего Ратия, демонстрируя очень неплохую выучку в фехтовании. Уходить совсем не хотелось, Олинна опасалась оставлять Хвелю тут одну, даже несмотря на то, что наёмница в таких ситуациях частенько бывала раньше и выбиралась без проблем. Однако она совсем позабыла о втором приятеле, увлёкшись созерцанием поединка.

– Куколка, ты уже покидаешь меня? Так скоро? – раздался совсем близко вкрадчивый, неприятный голос Конда.

Перепуганная Лин подскочила, обернулась в его сторону с колотящимся сердцем и отступила назад, не сводя широко раскрытых глаз с преследователя. Позади как назло, одна из плит пола выступала, и именно об неё Олинну угораздило запнуться. Судорожно вздохнув, она взмахнула руками, силясь удержаться, Конд с гаденькой ухмылкой подался вперёд, намереваясь подхватить Лин и не дать ей шлёпнуться на пятую точку, но…

– Да чтоб у тебя куст в штанах вырос!! – выпалила обозлённая и одновременно испуганная девчонка, предпочтя всё-таки упасть на пол, чем оказаться в объятиях приставучего парня.

Общение с Хвелей не прошло для неё даром, пару месяцев назад Олинна бы всего лишь обозвала его дураком и расплакалась. В процессе падения, видимо, размахивая руками и пытаясь удержать равновесие, Лин случайно и сделала жест, благодаря которому простое ругательство превратилось в реальность. В коридоре вдруг настала оглушающая тишина, раздался треск и глазам оторопелой Олинны предстала шикарная ветка цветущей черёмухи, появившаяся из ширинки незадачливого ухажёра. Конд замер, уставившись на сомнительное чудо, Ратий, перестав наседать на Хвелю, тоже поспешил проверить, в порядке ли приятель, ну а за ними и наёмница подтянулась.

– О, какая прелесть! – восторженно отозвалась она, увидев ветку, сорвала цветок и сунула его в растрёпанные волосы. Потом повернулась к остолбеневшим парням и кокетливо хлопнула ресницами. – Правда, мне идёт, мальчики?

Кокетничающая Хвеля – зрелище не для слабонервных, и это отвлекло парней ещё на чуть-чуть. Ровно на столько, сколько понадобилось опомнившейся Олинне, чтобы вскочить с пола, схватить Хвелю и рысью припустить к выходу из Развалин. Вслед им донёсся полный отчаяния и злобы вопль:

– Стой, ведьма!!

Лин только ускорилась, таща за собой хихикавшую телохранительницу, и даже не думая оборачиваться и тем более останавливаться. Девушку охватило тихое отчаяние: чем ей обернётся эта выходка? Кто они вообще такие, эти двое, что смогли пройти через учебный портал? Тоже местные, из Академии? А чего тогда они так перепугались, увидев куст? Или не студенты, а тогда кто?! Вдруг сыновья какой-нибудь важной персоны?.. В сумбурные мысли Олинны то и дело вклинивалось ворчание Хвели насчёт того, что она не успела нарвать цветов, чтобы сделать Пушистику мягкую постельку, ведь он так любит спать, зарывшись в цветочные лепестки или травку. Хвеля каждый божий день обдирала лужайку перед главным корпусом для своего питомца. Наконец они добежали до общежития и поднялись на свой этаж.

– Я теперь в «Погребок» даже под страхом смертной казни не пойду, – твёрдо заявила Олинна, закрыв дверь и повернув ключ в замке. Потом посмотрела на Хвелю и, замявшись, добавила. – Кстати, это… Спасибо, что ли. Что спасла меня от этого… – она вздрогнула и поёжилась. – Не думала, что ты в самом деле умеешь меч в руках держать, – призналась Лин.

Хвеля самодовольно ухмыльнулась, явно польщённая словами подружки.

 

– А ты думала, я эту железку ношу для понта? – небрежно пожала она плечами, плюхнувшись на стул. – Я ж говорила, я наёмницей подрабатывала, пока к тебе не попала, и оружием пользоваться умею, – хмыкнула белобрысая.

Олинна вздохнула, забралась с ногами на кровать и подтянула колени к подбородку, уставившись на Хвелю испуганным взглядом.

– И… и что мне теперь делать? – тоненьким от эмоций голосом спросила она телохранительницу.

Прошло две недели с моего эксперимента над Мэлом, и зачёт по зельям я сдала на отлично. Впереди маячил экзамен, самый неприятный – по магии стихий. Мне проще было запомнить разнообразные рецепты зелий, чем все эти заклинания и соответствующие им жесты из Огня, Воды, Земли, Воздуха… Сюда же относились положительные и отрицательные факторы, могущие повлиять на правильность, и приходилось зубрить – постичь логику всего этого у меня упорно не получалось, никак. Кому хорошо, так это Мэлу, у него врождённые способности, ему всё это с лёгкостью даётся! Стоп. Крепко зажмурившись, я откинулась в кресле, обнаружив, что третий раз читаю одну и ту же строчку и не могу понять её смысла. У меня сессия, а я о парнях думаю! И вообще, от Мэла последнее время я старалась держаться подальше, если мы сталкивались в коридоре или ещё где, вежливо здоровалась и по-быстренькому удирала куда-нибудь. Вот убейте меня, не верю, что он искренне заинтересовался мной! Ну какой нормальный человек станет флиртовать с начинающей ведьмой, устроившей ему – хоть и не совсем по своей вине – знатную подлянку в недалёком прошлом! Глупости какие.

– Раз, два, три, выбрасываем посторонние мысли из головы, – пробормотала я, возвращаясь к учебнику и хрустнув пальцами. – Что там у нас дальше?..

А дальше меня ждали защитные заклинания Огненной магии. С горем пополам огненный щит я могла сотворить, для экзамена хватит, а вот словосочетание «блокирующие заклинания» вогнало меня в растерянность. Какие такие блокирующие, зачем они мне нужны? Оказалось, это всего лишь заклинания, ограничивающие прыть противника, и оказалось их аж целых двадцать штук. Я тихо застонала, закрыв лицо руками и откинувшись на спинку, в сознании крепла уверенность, что Стихийную магию я завалю, как пить дать. В разгар моих страданий по подготовке раздался вежливый стук в дверь. Олинна решила побыть воспитанной, или кого-то другого принесло? Однако я с радостью воспользовалась предлогом отвлечься от вредной зубрёжки, отложила книгу и поспешила к двери. Уверенная, что вряд ли за ней враг, распахнула, даже не спрашивая, кто, и ошалело уставилась на нежданного гостя. Мой рот самым неприличным образом открылся, потому что передо мной стоял Мэл собственной персоной, чтоб его дракон сожрал!

– Привет, – поздоровался он и улыбнулся, отчего моё сердце галопом ускакало в пятки, а в коленках появилась подозрительная слабость. – Не помешал?

Помешал, ещё как! Каких троллей драных ему понадобилось у меня?! Дала себе мысленный подзатыльник за ругательство – знакомство с Хвелей не проходит даром, однако. Все эти две недели я усиленно избегала любой возможности встретиться с ним, даже случайной, и по коридорам Школы и Академии передвигалась, как заправский эльф в лесах орков: с оглядкой и нервным вздрагиванием. У меня сложилось чёткое ощущение, что Мэл прицельно искал со мной хотя бы тех самых случайных встреч, потому что несмотря на мои предосторожности, мы всё же сталкивались. Я сводила наше общение к самой малости, «привет-пока, я очень спешу» и всё. Объяснить себе же подобное поведение не получалось.

– Ну, как сказать, – протянула я, покосившись за плечо. – Я вообще-то к экзамену готовлюсь.

– Я знаю, Стихийная магия, в расписании видел, – спокойно заявил этот тип, и не думая уходить. – Пригласишь? – светлая бровь поднялась, а я от такого откровенного вопроса вторично выпала в глубокий осадок.

Мэл. У меня в гостях. Божечки мои. И что мне с ним делать?! Я посторонилась, справедливо решив, что из двух зол надо выбирать меньшее. Если кто-то засечёт, как мы мило беседуем на пороге моей комнаты, это будет хуже, чем если я дам ему войти. Мэл прошёл, окинул взглядом комнату, потом снова посмотрел на меня.

– И как продвигается учёба? – как ни в чём не бывало, спросил он.

Вопрос «нафига ты припёрся» застрял в горле, и пришлось прочистить его и аккуратно отступить на шаг, ближе к своему стулу, да ещё и глаза отвести. Мэл был непозволительно хорош в свободной рубашке василькового цвета и расстёгнутом удлинённом жилете в тон, а художественный беспорядок в русых кудрях так и тянул запустить в него пальцы и пригладить… Шарахнувшись от собственных взбесившихся мыслей, я сосредоточилась на беседе. Мне же вопрос задали?

– Никак, – буркнула я, насупившись и вспомнив о своей проблеме. – Я со Стихийной особо не дружу, я же ведьма, а не маг!

Мэл издал смешок, от которого меня пробрали нервные мурашки, подошёл к стулу и взял учебник.

– Да уж, помню, – небрежно обронил он, а мне захотелось его стукнуть.

Ну сколько можно уже ту историю с зельем припоминать! И вообще, зачем пришёл?..

– Давай, помогу, – обескуражил он предложением, от которого невозможно отказаться, будучи в здравом уме. – Где ты остановилась, ага, на Огне, да? – Мэл заглянул в книжку.

Мать моя ведьма, он предлагает мне помочь с учёбой?! У меня не слуховые галлюцинации, нет? Всего одно мгновение я мучительно колебалась между тем, чтобы отказаться и согласиться, и сдалась на милость восторженно взвывших чувств, не желавших слушать доводы разума.

– Блокирующие заклинания, двадцать штук, – со вздохом призналась я, осторожно примостившись на краешке стула. – Я их только зубрёжкой возьму, логику составления вряд ли постигну.

– Тут всё просто на самом деле, Мэт, смотри… – Мэл начал объяснять, и с грехом пополам мне удалось сосредоточиться на его словах, а не на нём самом.

Вот только наклонялся он слишком близко, на мой взгляд, и я постоянно отвлекалась на запах его туалетной воды, на чёткий профиль, на голос, звучавший около самого уха. Усилием воли возвращалась в реальность, к уроку, но когда дело дошло до отработки нужных жестов, началось самое весёлое – Мэл, естественно, и тут помогал.

– Не так руки держишь, – заявил он и подошёл ко мне со спины. – Слишком широко, и пальцы не напрягай, вот так, – и он практически обнял меня, поправляя жест.

Я чуть не отскочила на чистых рефлексах, сердце заполошно заколотилось в груди, мешая дышать и не давая сосредоточиться.

– Х-хорошо, – пискнула я и попыталась осторожно отодвинуться, но не тут-то было.

– Давай следующий, – решительно заявил Мэл, аккуратно придержав меня за талию, чтобы не удрала, видимо.

Не удержалась, резко развернулась, оказавшись с ним нос к носу. Замерла, затаив дыхание, и выпалила:

– А ты вообще зачем пришёл?

Понимаю, не особо вежливо, но мне сейчас не до неё было, честно говоря. Близкое присутствие Мэла нервировало ужасно и сбивало с мыслей, я в них путалась и спотыкалась. Синие глаза с некоторым удивлением посмотрели на меня, уголки губ снова приподнялись в улыбке.

– Узнал, что у тебя проблемы по Стихийной, решил помочь, – просто объяснил он, и я снова зависла.

Он… что? Откуда узнал? Преподавателей, что ли, спрашивал своих? Заче-е-ем, боги мои?! Последствия зелья до сих пор не отпускают, что ли? Прицепился, репей… Я всё ещё не могла понять, что блондину надо от скромной и незаметной меня, когда к его услугам весь цветник Академии и Школы ведовства заодно.

– А… Ага… – промямлила я, осторожно сделав шаг назад и выскальзывая из его рук.

– Тогда давай продолжим? – Мэл вопросительно посмотрел на меня.

Ничего другого и не оставалось. Остаток урока превратился в форменное безобразие: близость моего добровольного учителя волновала до разноцветных звёздочек в глазах. И хотя его прикосновения ко мне были оправданы, я никак не могла избавиться от стойкой уверенности, что Мэл специально придирался к каждому жесту, чтобы лишний раз оказаться поближе ко мне. Часа через полтора я решительно положила конец учёбе, заявив, что мне срочно требуется отдых. Тем более, что в голове царил полный бардак, и больше в неё ничего уже не помещалось. Да ещё и Мэл…

– Тогда до завтра? – как ни в чём не бывало, спросил он, и наши взгляды встретились.

Меня бросило сначала в жар, потом пробрала дрожь, и пришлось поспешно опустить глаза. Ну зачем так смотреть на меня, а, да ещё и улыбаться так… сногсшибательно и обаятельно?!

– Х-хорошо, – пробормотала я упавшим голосом, понимая, что не в моих силах отказаться от такого добровольного помощника.

Но ослепи меня василиск, если я и завтра позволю ему подобные вольности, как сегодня, под предлогом обучения! Обойдётся, мы даже не встречаемся, так что нечего тут руки распускать, шустрый какой. И вообще, какое встречаемся, вряд ли до этого дойдёт. Выпроводив Мэла, я вспомнила об Олинне – что-то давно она не появлялась, навещу-ка её. Заодно отвлекусь и перестану думать о блондине, прочно поселившемся в моих мыслях в последние недели. И бесполезно его оттуда выковыривать, кажется, я втюрилась по уши, и это факт. Подавив тоскливый вздох, решительно вышла из комнаты, закрыв дверь. Матильда, тебе ничего не светит, дорогая моя, и смирись.

Я добралась до комнаты Олинны, открыла дверь, тоже не утруждая себя стуком, и замерла на пороге, с удивлением воззрившись на подругу. Она сидела на кровати, забившись в угол, и затравленно смотрела на меня, а рядом в кресле развалилась Хвеля, полируя меч. На моей памяти, она первый раз обнажила его и вообще держала в руках. Опять что-то случилось, пока я грызла гранит знаний?

– У меня выросли рога? – осведомилась я у блондинки, прикрыв дверь. – Или хвост появился? Чего ты так на меня смотришь, куда ещё влипла, Лин?

– Ага, вляпалась в историю, и теперь боится за порог выходить, – сообщила Хвеля, вложив меч в ножны и цапнув Пушистика. – Она даже стука в дверь боится, – добавила наёмница, перебирая шёрстку на спине паука в поисках несуществующих блох.

Вряд ли они у него есть вообще. Я села верхом на стул и вперила в Лин нахмуренный взгляд.

– И что ты натворила? – потребовала ответа у блондинки.

– Не дыши так громко, Мэт, – встряла Хвеля. – Лин нервничает.

– Матильдочка, честное слово, оно само получилось! – проблеяла блондинка, уткнувшись носом в колени и всхлипнув. – Я ничего не делала!

Я раздражённо вздохнула и пошевелилась, но ответить не успела – снова вмешалась Хвеля.

– Угу, а куст сам по себе вырос, да? – ехидно хмыкнула телохранительница и уже мне, чуть повысив голос. – Мэт, я же просила! И не скрипи стулом, девчонка дёргается от любых резких звуков.

В любой другой момент я бы проехалась насчёт её сверхзаботы об Олинне, но уж слишком загадочно прозвучали её слова про куст.

– Что за куст, где? – опасливо переспросила я и огляделась – ну мало ли, вдруг Лин что-то тут наведьмачила, и теперь переживает, что ей влетит за эксперимент. – Ты что, случайно вырастила кактус в постели директрисы? – высказала я самое нелепое предположение.

В случае с Лин оно вполне могло оказаться правдой, учитывая её близкое знакомство с Хвелей. У той больная на всю голову фантазия, мало ли на что она могла подбить наивную Олинну. Наёмница зашлась в хихиканье, оценив мою попытку пошутить, а вот Лин только вздрогнула и шмыгнула носом, даже не улыбнувшись. Ого, дело серьёзный оборот, видать, приняло.

– Нет, – пискнула блондинка. – Мы из «Погребка» возвращались днём…

И мне поведали историю появления пресловутого куста, только не в постели директрисы, а в ширинке некоего Конда, который пытался приставать к Олинне.

– И… и вот, – грустно закончила Лин. – Они наверняка ищут меня, и я никуда отсюда не выйду! – слегка истерично добавила она, крепче обхватив колени руками и всхлипнула.

Я уставилась на неё, не зная, плакать или смеяться, потому как отлично знала – заочно, правда, – этих двоих, Конда и Ратия. Боги миловали, мы не сталкивались, но девчонки часто обсуждали парочку, на которую управы не было.

– Значит, Конд и Ратий, – протянула я, глядя на Олинну. – Мда, Лин, влипла ты конкретно, – сочувственно вздохнула. – Если колданула Конду черёмуху на причинном месте…

– А кто они такие? – обречённо поинтересовалась Линна, бледнея ещё больше, если это было возможно.

– С кустом который – племянник одной из преподавательниц, – хмыкнула я. – Поэтому и чувствует себя так безнаказанно. Про похождения этих сынов троллихи и дракона по Школе только ленивый не судачит, – фыркнула, вспомнив обсуждения девчонок. – Управы на них нет, все боятся его тётки, что она накажет за своего племянничка, вот они и наглеют сверх меры.

– Мамочки… – Олинна испугалась ещё больше, и её лицо сравнялось цветом с молодым папоротником.

– Мама не поможет, Лин, – я встала, дёрнув себя за косу. – Ладно, не дрейфь, они не учатся в Академии, так что в корпуса их не пустят, можешь спокойно выходить из комнаты. Главное, без Хвели не ходи никуда, на всякий случай, и смотри в оба. А мне пора, – я скривилась. – Ещё лекции подучить надо, и домашку сделать.

 

– А… А куст? – почти шёпотом спросила Олинна. – Они ведь искать меня будут… чтобы исправила, а я не знаю, как! – в её голосе зазвучала паника.

Я подумала и пожала плечами.

– Ой, ладно, немного воздержания этому жеребцу Конду не повредит, – ободряюще улыбнулась Линне. – Будет на досуге цветочки нюхать и букеты составлять. Уверена, или его тётя что-нибудь придумает, или оно само пропадёт через некоторое время.

Лин душераздирающе вздохнула, но я больше ничем ей помочь не могла. На этом фоне то, что Мэл вдруг решил заделаться моим персональным учителем, да ещё по собственной инициативе, выглядело даже и не проблемой, так, мелкой неприятностью. Хотя, с какой стороны посмотреть, если отбросить мою уверенность в том, что я совершенно не подхожу ему, то очень даже приятностью. Так, нет Мэтти, нечего предаваться бесплодным мечтаниям! Нас ждёт учёба.

Я отправилась к себе, дальше штудировать лекции и учебники.

Лин предстояло совершить подвиг: спуститься на завтрак в столовую. Конечно, Мэт вчера сказала, что на территорию Школы и Академии ни Конду, ни Ратию хода нет, но она всё равно отчаянно трусила. Хвеля ещё дрыхла, и будить её было делом небезопасным. Невыспавшаяся наёмница представляла собой буйное стихийное бедствие, и могла и запустить сапогом спросонья. Послонявшись по комнате и мучительно размышляя, как быть, Лин вдруг полезла под кровать, где лежала её сумка, с которой она прибыла в Школу, и начала рыться в лежавших там вещах. Большинство висело в шкафу, но кое-что осталось и там. Некоторое время спустя из своей комнатки появилась заспанная Хвеля, узрела согнувшуюся над распотрошённой сумкой Олинну, и глаза наёмницы округлились.

– Лин, тебе шмоток в шкафу мало, что ли? – протянула она, помятая физиономия Хвели вытянулась от удивления. – Решила гардероб обновить?

Отдуваясь, Олинна выпрямилась, держа в руках старый поношенный плащ. Она его иногда одевала, когда надо было отправляться в лес за всякими корешками и травками, чтобы новый не испачкать.

– Нет, собираюсь надеть его, – невозмутимо изрекла Лин, чем повергла Хвелю в нешуточное изумление, и накинула убожество на плечи. – Тогда меня не узнают.

Хвеля остолбенела от такого заявления, проснувшись окончательно. Покрутила пальцем у виска и осведомилась:

– Умом тронулась? У тебя от нервов крыша поехала?

– А что? – Лин с искренним удивлением покосилась на телохранительницу.

– От дурная девка, – фыркнула Хвеля и сдёрнула потрёпанную одежду с плеч Олинны. – Уж лучше бы об иллюзии подумала, они у тебя очень хорошо получаются, – припомнила она давешний куст шиповника. – Жди, пока умоюсь, вместе пойдём в столовую, – она закатила глаза, направляясь в уборную. – О, боги, да у Пушистика и то, больше извилин! – язвительно заметила она и скрылась за дверью.

Не получив вслед дежурного ответного замечания, Хвеля поняла, что дело серьёзно, раз блондинка не реагирует на подколки. Быстро умывшись и одевшись, она ухватила Олинну за руку и потащила в столовую. Завтрак прошёл без происшествий, если не считать, что когда с Лин поздоровалась одна из приятельниц, проходя мимо, блондинка пролила сок. Хорошо, на стол, а не на себя. По возвращении в комнату – началась сессия, и занятий уже не было, только зачёты и экзамены, – наёмница сунула в руки Олинне учебник, дабы та отвлеклась зубрёжкой.

– Запрись на замок и никому не открывай кроме меня и Мэт, – дала она указания Лин, хлопавшей ресницами. – Если что, воспользуйся своим главным оружием, – продолжила наставления Хвеля, подтянув пояс с мечом.

– А… каким? – наивно переспросила Олинна, не распознав подвоха.

– Ори дурным голосом, – буркнула желчно телохранительница и поправила Пушистика на плече. – Всё, я в «Погребок», разведаю обстановку. Учи, сиди.

Хвеля вышла, а Лин, тоскливо вздохнув, послушно уткнулась в учебник, надеясь, что получится отвлечься от нерадостных мыслей о содеянном.

Наёмницы не было до самого вечера. Когда за окном стемнело и появились первые звёзды, Олинна начала нервничать – если не учитывать её и без того взвинченное состояние. Учить получалось плохо, мысли то и дело возвращались к сотворённому и тому, что сказала Матильда. Лин косилась на дверь, подходила к окну, высматривая Хвелю – вообще, та нужна была Лин по делу, но телохранительница явилась только часам к одиннадцати, и к недовольству и возмущению Лин – не одна. Весёлая, слегка нетрезвая, и рядом с ней в обнимку шёл её спутник: на удивление, смазливый, улыбчивый паренёк с хитрым взглядом.

– Хвеля… Это кто? – растерянно спросила блондинка, глядя на то, как парочка зигзагами идёт к комнатке наёмницы.

– Мой друг, – отвечала Хвеля тем не менее, вполне связно, хотя почти висела на приятеле, он поддерживал её за талию. – Переночует здесь, ты же не против?

Белобрысая похабно подмигнула и ухмыльнулась, а у её спутника хватило воспитания слегка сконфуженно улыбнуться и пожать плечами. Олинна залилась краской, провожая пару и на время потеряв дар речи. Только когда Хвеля взялась за ручку двери, Лин отмерла и позвала:

– Хвель, стой!

– Ну чё? – явно недовольная и уже настроившаяся на весёлый вечер, телохранительница повернулась к Олинне.

– Я тут подумала… – она замялась, и Хвеля не упустила возможности подколоть.

– Чего ты поделала? – хмыкнула соседка Лин, но та снова не обратила внимания на шпильку.

– Мне в лес ночью надо, – жалобно изрекла Олинна, поёжившись от предстоящего.

– А чем тебя нормальный сортир не устраивает? – хрюкнула от сдавленного смешка Хвеля. – Или влечёт романтика сидения под кустиками в полночь и полные штаны комаров? – она смерила грустную Лин насмешливым взглядом и добила. – Кстати, да, один из тех типов, у которого всё нормально в ширинке, вокруг Школы шляется, я заметила.

Лин испуганно охнула, кавалер Хвели тут же отступил на задний план.

– Мне по делам надо, – протянула она так же жалобно. – Травку одну выкопать…

– Кочергу тебе в ухо, – с досадой выругалась Хвеля, придерживая Пушистика, норовившего сползти с её плеча. – Что, с тобой переться надо?

– Нет, мне одной, – грустно всхлипнула Лин. – Так по правилам…

Наёмница утомлённо вздохнула, вперив в блондинку раздражённый взгляд. Парень рядом с ней терпеливо ждал окончания переговоров, скучающе глядя в окно и особо не вникая, похоже.

– Слышь, сопливчик батистовый, от меня-то чего хочешь? – терпеливо переспросила Хвеля.

– Если… Если не вернусь, расскажешь Мэт? – робко попросила Олинна шмыгнув носом и ужасно жалея себя.

– Куда я денусь, – фыркнула Хвеля и снова ухмыльнулась. – Когда разденусь! – издав нетрезвый смешок, она затащила своего кавалера в комнату и захлопнула дверь.

Лин издала душераздирающий вздох, но пожалеть её было некому, а в лес отправляться надо, за нужной травкой, иначе она не сдаст практику по травоведению. Как же неудобно, что собирать её надо было в одиночестве и именно сегодня ночью! Олинна покосилась на дверь, за которой слышалась возня, смешки, неразборчивое бормотание, и слегка покраснела. Вот уж кому точно не будет сегодня скучно. Помня наставления Матильды в их первые вылазки в Развалины, Лин выбрала тёмное платье, набросила на плечи тот старый плащ, который не жалко запачкать, и взяла маленькую лопаточку.

– Ой, мамочки… – прошептала она беззвучно, подумав о предстоящей прогулке.

Снова бросила взгляд на дверь, из-за которой теперь неслись недвусмысленные страстные вздохи, и на её щеках появился яркий румянец. Неожиданно захотелось сотворить какую-нибудь пакость: что это такое, она, Лин, страдает, а несносная наёмница развлекается! На лице блондинки появилась неуверенная улыбка, она тихо пробормотала под нос несколько слов и сделала жест руками, а потом уже в открытую хихикнула. Интересно, как хахаль Хвели отнесётся к появлению пауков в постели? Пусть и не настоящих, но очень правдоподобных? Иллюзии у Олинны получались в самом деле качественные. За стеной всё затихло на несколько мгновений, потом раздался невнятный возглас, и Лин поспешно выскользнула за дверь. Шалость взбодрила, прогнав ненадолго страх, и девушка добралась до выхода из общежития, всё же не забывая опасливо коситься по сторонам. Прежде, чем выйти во двор, Олинна выглянула и внимательно оглядела пустое пространство перед общежитием. Никого. Набрав в грудь воздуха и задержав дыхание, блондинка выскользнула на улицу и рысью поспешила к видневшейся недалеко опушке леса, робко надеясь, что, может, обойдётся…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru