Котомка с приключениями

Кира Стрельникова
Котомка с приключениями

Взревев раненым драконом и не разбираясь, что собственно случилось, наёмник развернулся и зашвырнул тарелкой с объедками в толпу студентов-старшекурсников, свято уверенный в том, что это дело их рук. Обглоданные бараньи кости попали прямо в физиономию Деми к моей тихой радости, поскольку Мэл и его сосед, видимо, привыкшие к подобным происшествиям в «Погребке», успели нагнуться. Эльфийка, медленно наливаясь краской и стряхнув с лица остатки пищи, не осталась в долгу, развернулась к наёмнику и зашвырнула в него каким-то заклинанием в виде роя серебристых звёздочек. Бугай успел уклониться, но часть на него всё же попала. Основная масса заклинания осела на группу ребят в форменной одежде – видимо, гвардейцы из какого-то замка пришли расслабиться вечерком после дежурства. По моментально раздавшемуся громовому «А-а-а-а-апчх-хи-и-и!» я опознала в магии заклинание чихания.

Кто-то из гвардейцев схватил табуретку и запустил ею в студентов. Мама!!! Рука бросавшего дрогнула от очередного приступа чиха, и мебель полетела прямёхонько мне в лоб. Признаться, я застыла от неожиданности, из горла только вырвался сдавленный вопль:

– А-а-а!..

До столкновения табуретки и моей головы оставались считанные мгновения, я захлебнулась криком, и тут кто-то очень вовремя дёрнул меня вниз. Снаряд просвистел мимо, а я, естественно, свалилась на пол. В «Погребке» творился полный беспредел: визг, крики, грохот, разнообразные летающие предметы от посуды до визуальных проявлений заклинаний – народ веселился от души. Олинна, съёжившись, сидела под соседним столом, крепко зажмурившись, Хвеля куда-то испарилась, а я совершенно неожиданно обнаружила себя нос к носу с Мэлом. Оказывается, это он дёрнул меня, избавив от сотрясения мозга самое малое.

– Буйная у тебя подружка, – заметил он с улыбкой, ловко отбив летевший в нашу сторону поднос, слава богам, пустой.

Я нервно улыбнулась, краем глаза заметив, как тощая рука Хвели вынырнула из-за опрокинутого за спиной Мэла стола и быстро вылила из пузырька в его кружку, стоявшую рядом с парнем, зелье. Мне стоило огромных трудов сдержать обречённый стон: Мэл, естественно, ничего не заметив, поднёс кружку к губам и сделал глоток.

– Ага, – пробормотала я, беспомощно наблюдая за тем, как осуществляется желание Хвели и мой эксперимент по проверке зелий на практике.

Хвеля, довольная собой донельзя, приступила к первой части плана: мести Лин за художественную раскраску своей физиономии не так давно. Блондинка как раз робко приподняла голову, пытаясь осмотреться, что происходит вокруг, и выглянула из-под стола. На её беду, Хвеля уже сидела рядом, а в личико Олинны летел глиняный кувшин, наверняка ещё и с чем-то внутри.

– Во-о-о-здух! – весело заорала наёмница и с превеликим удовольствием вдавила мордашку Лин в мешанину из остатков чьего-то ужина и эля, разлитого на полу.

Хвеля испытывала искреннее наслаждение от происходившего, чувствуя себя в заварушке, как рыба в воде. Пушистик успел вернуться к хозяйке и занимал привычное место на плече, чудом не падая с него. Сдавленно пискнув, Олинна вывернулась из-под руки Хвели, отплёвываясь и шипя, как рассерженная гадюка.

– Ты!.. – выпалила она, выпутывая объедки из волос и нехорошо поглядывая на телохранительницу.

– Я тебе здоровье спасла, – обронила Хвеля, вытащила из кармана флакон с зельем и юркнула за спину Мэла, очень удачно оказавшегося рядом.

Рядом с ним с напряжённым лицом сидела Матильда, отвлекая студента, что было наёмнице только на руку. Олинна проводила её злым взглядом, сплюнула.

– Орочий завтрак! – огрызнулась вслед блондинка. – Причём протухший!!

Длинно вздохнув, Лин оглядела «Погребок» – драка и не думала прекращаться. «Пора сваливать», – справедливо решила она и повернулась к Матильде. Та, похоже, от пребывания рядом с предметом своих дум слегка выпала в астрал, и Олинна, подобравшись ближе, дёрнула подругу за руку.

– Мэт, уходим! – быстро проговорила Лин, покосившись на приложившегося к кружке Мэла.

Хвели рядом уже не было. Удовлетворённо хмыкнув про себя, Олинна потёрла руки: дело сделано! Мэтти, очнувшись, кивнула собеседнику и отползла к Линне.

– Хвеля где? – быстро уточнила юная ведьмочка.

– Уж она-то выберется отсюда самостоятельно, – фыркнула Олинна, всё ещё злая на телохранительницу за её выходку, и на всякий случай уточнила. – С зельем всё нормально?

– Да, – тут же помрачнела Матильда. – Эта тоща кривая вылила его… – понизив голос, ответила она, и с такой тоской, что Олинна чуть не призналась, что в зелье и остатки её питья.

– Тогда уходим, – кивнула Лин и подруги начали пробираться к порталу.

Им удалось покинуть таверну без происшествий, и вскоре они уже шли по тропинке к общежитию.

– И когда проявится действие? – спросила Лин по пути.

– Завтра к утру, – буркнула Мэтти, отряхивая платье.

– Ага, – кивнула Олинна, выдирая из светлых прядей кусочки картошки и какие-то крошки.

Хвеля нагнала их у самого входа в общежитие, довольная собой и улыбавшаяся во весь рот. Матильда, скомканно попрощавшись, поспешила к себе, а Олинна с телохранительницей ушли в свою комнату.

Проснувшись утром, я твёрдо решила провести сегодняшний день на природе. Во-первых, на свежем воздухе лучше учится, во-вторых, чахнуть в комнате не хочу, и в-третьих, у меня вообще сегодня нет занятий. Да, малодушно врала себе – ещё меньше хотелось дожидаться результата вчерашней выходки, на которую подбила меня Хвеля. Нет, с одной стороны, конечно, испытывать зелья всё равно на ком-то надо, чтобы быть точно уверенной, что они подействуют, как надо, и на зачёте я не засыплюсь. С другой… О, боги, это же Мэл! И я приворожила его к тощему недоразумению, по чистой случайности считавшемуся Олинниной телохранительницей!! Правда, пока эта белобрысая больше встревала в мелкие передряги со своей хозяйкой, чем реально её от чего-то охраняла, но это уже мелочи.

Умывшись и собрав тетрадки и книги, я спустилась в столовую. Было страшновато – а ну как встречу там Мэла?! Однако хотелось есть, да и с собой надо что-то взять перекусить. То и дело оглядываясь, я позавтракала в рекордные сроки, к облегчению, не встретив никого лишнего, сложила в корзинку нарезанный сыр, немного ветчины и хлеба, прихватила выданную доброй поварихой флягу с компотом и с чувством выполненного долга чуть ли не бегом покинула общежитие. Нашла в роще неподалёку от Академии и Школы уютную полянку, устроилась под деревом, открыла учебник и углубилась в учёбу. День стоял отличный: тихий, солнечный, в лесу стрекотали кузнечики, щебетали птички. Полная идиллия. Иногда доносились голоса студентов и учениц Школы, но меня никто не беспокоил. Я отвлеклась на учёбу, выбросив из головы злополучный эксперимент, и даже не слишком часто думала о Мэле…

– Мэ-э-э-этти-и-и-и-и!!!

Громкий визг разорвал умиротворённую тишину, я от неожиданности подавилась куском бутерброда и чуть не уронила книгу, ошалело уставившись на появившуюся из-за деревьев Олинну.

– А? Что? – широко распахнутые голубые глаза блондинки, похожие на два блюдца, и общее ошарашенное выражение её лица мне не понравились.

– Там… это… – задыхаясь, выговорила она и остановилась, пытаясь отдышаться – видимо, девчонка бежала сюда. – Мэл того… С Хвелей любезничает, – выпалила она.

– Уписаться, какая потрясающая новость, – желчно отозвалась я, скривившись. – А ты ожидала, что он пошлёт её подальше? Знаешь ли, по зельям у меня всегда пятёрки были! – пожалуй, в этот момент я пожалела, что так оно и было.

Честное слово, лучше бы мои ведьминские способности проявились в чём-нибудь другом! И это демоново зелье не сработало…

Наёмница любила понежиться в кровати, и поэтому, когда наконец она соизволила выползти из-под одеяла, солнце поднялось уже довольно высоко. У Олинны, как у особы благородных кровей, выделенное жильё состояло из двух комнат, правда, вторая совсем крохотная, больше похожая на кладовку с окном, но Хвелю и такая устраивала – вещей у неё всё равно почти не имелось. Зато кровать была мягкой, постельное бельё чистым, и одеяло тёплым. Да ещё и удобства. Олинна, уже успев позавтракать, сидела на кровати с ногами, грызла яблоко и с упоением читала какую-то книжку. Как обратила внимание Хвеля, к учёбе оная не имела отношения.

– А чего филонишь? – хриплым со сна голосом мимоходом поинтересовалась наёмница, шлёпая босыми пятками в направлении уборной. – Прогуливаешь занятия?

– У меня их сегодня нет, – миролюбиво отозвалась Лин, не отрываясь от чтения. – В столовую сама сходишь, без меня.

– Ноль проблем, – пожав плечами, Хвеля скрылась за дверью.

Вообще-то, по-честному, гораздо больше книги Олинну интересовало поведение Мэла после употреблённого вчера приправленного эля. По идее, его интерес должен быть направлен на Матильду, но ведь там присутствовали и остатки питья от Хвели… Может ли одна составляющая нейтрализовать другую, и если да, то какая? А если нет? О последнем Лин старалась не думать, как и о возможных последствиях, и предпочитала думать о хорошем. Например, как здорово помогла подруге обратить на себя внимание нравящегося ей парня. Отложив книгу, Олинна мечтательно улыбнулась и зажмурилась: вот было бы здорово, если они начнут встречаться! Девушка любила сентиментальные и романтические истории, особенно если они происходили с кем-то из знакомых. В её родном замке было ужасно скучно в этом плане.

Из уборной появилась Хвеля, умытая и уже не такая помятая, как раньше. Одевшись, она вышла из своей комнатушки и направилась к выходу.

– Я завтракать, – известила она и открыла дверь.

– А я Мэтти проведаю! – тут же отложила книгу Олинна и села на кровати.

– Заодно узнай, когда зелье начнёт действовать, – ухмыльнулась Хвеля и похабно подмигнула. – Когда мне ждать приглашения на свиданку с тем красавчиком.

– С такой внешностью, как у тебя, только с помощью зелья и можно заарканить парня, – фыркнула Лин, не удержавшись от дежурной шпильки.

 

Однако Хвеля уже вышла и не слышала. Хмыкнув, блондинка мельком глянула на себя в зеркало, поправила локоны и вышла следом. И остолбенела: в конце коридора стояли Хвеля и Мэл и любезничали!

Проснувшись, Мэл, как всегда, собирался немного позаниматься – сессия не за горами, – а потом в обед у них с друзьями намечалась встреча в «Погребке». Хоть в столовой и кормили вкусно, но немного однообразно, а в таверне повар был отменным. Мысли зацепились за «Погребок», вспомнилась вчерашняя заварушка там и страшненькая, невзрачная телохранительница какой-то первокурсницы – об этой парочке судачила и Академия, и Школа, зачем блондинке вообще охрана в стенах учебного заведения, в котором отродясь никаких опасных инцидентов не происходило. «И откуда только взялась такая… миленькая…» Мэл, как раз брившийся, опешил от подобной странной мысли в отношении девчонки и порезался. Зашипев, он уставился на собственное отражение, заговорив кровь и срастив мелкий порез.

– Что за фигня? – пробормотал парень. – С какой стати эта моль бледная показалась мне миленькой?..

Задумчивый и озадаченный, Мэл оделся и вышел из комнаты, решив, что, возможно, вчера просто выпил эля чуть больше, чем стоило, вот остатки его и бродят в голове. Хотя вроде уходил он из «Погребка» трезвый. Он дошёл до лестницы, спустился на этаж ниже, и вдруг ноги понесли его в коридор – вроде здесь жилил первокурсницы. Мэл скрипнул зубами, происходившее не нравилось ему всё больше с каждой минутой. «Чья, интересно, шуточка?! Кира или Эннио?! Узнаю, всыплю по полной!» В том, что это кто-то из буйных друзей, парень не сомневался – кто же ещё? И навстречу Мэлу очень некстати шла как раз та самая наёмница.

– О, Хвелечка! – слова сорвались с языка помимо участия сознания, и улыбка появилась на его губах тоже как-то без ведома Мэла. Надо же, откуда-то даже имя белобрысой в памяти завалялось. – Доброго утра! – поздоровался он, внутренне цепенея от собственного поведения.

– Доброго, красавчик, – Хвеля расплылась в ответной довольной улыбке. От её следующих слов, а особенно от собственного ответа, Мэл чуть не взвыл раненым троллем. – Ты вечером свободен? – с места в карьер взяла белобрысая.

– Для тебя – да, – изрёк Мэл, тихо свирепея: неясное подозрение оформилось в уверенность.

Кто-то напоил его приворотным зельем, ничем иным его внезапно вспыхнувший интерес к этой пародии на наёмницу объяснить нельзя.

– Тогда посидим в «Погребке»? – моментально сориентировалась Хвеля, в её блёклых глазах появился нездоровый блеск.

– С большим удовольствием, Хвелечка, – обречённо ответил Мэл, даже не пытаясь обуздать вышедший из-под контроля язык.

– Замётано! – радостно осклабилась наёмница в улыбке, послала ему воздушный поцелуй, отчего Мэла чуть не передёрнуло, и развернувшись, вприпрыжку направилась по лестнице вниз.

Бормоча проклятия, студент поплёлся за ней, мрачно размышляя, что до вечера надо кровь из носу выяснить, кто и зачем над ним так злостно подшутил, а заодно, как эту дрянь нейтрализовать. Если его увидят в компании Хвели, засмеют же! Тем более, он так успешно противостоял многочисленным попыткам поклонниц добиться его внимания, а тут – такое недоразумение! Он же сгорит со стыда!

– Не хочешь узнать, чем закончилась встреча Мэла и Хвели? – робко поинтересовалась Олинна – одной ей возвращаться в Школу было боязно, откровенно говоря.

Похоже, зелье действовало, как надо, и это было весьма печально.

– Нет, – отрезала Мэт. – Не горю желанием, знаешь ли.

– Матильдочка, милая, ну пойдём! – заканючила блондинка.

– Мне учить надо, – ведьмочка с плохо скрываемым раздражением посмотрела на подругу. – Потом узнаю, после обеда!

Лин вздохнула. Похоже, Мэтти всерьёз расстроилась от того, как сработал её отвар.

– Ладно, – вздохнула она. – Тогда не буду мешать.

– Ага… – буркнула Мэт, уткнувшись в книгу.

Возвращаясь, Лин подумала, что в библиотеке самое безопасное место, где уж она вряд ли столкнётся с Мэлом или Хвелей, ну и самой бы неплохо кое-что подучить, и направилась туда. Обычно полупустой, сейчас читальный зал был заполнен студентами и ученицами Школы, все усиленно готовились к зачётам и экзаменам. Взяв с полок несколько книг, Олинна устроилась за столиком, и даже успела открыть первую из них, когда вдруг рядом раздался знакомый голос:

– Привет! Олинна, кажется, да?

Блондинка остолбенела: к ней со стопкой книг подсел Мэл. И он ей улыбался! Студент же, глядя на ошарашенное личико девушки, с тоской подумал: «Вот зараза, да что ж такое! Почему мне хочется… поцеловать её?!»

– Д-да, – пискнула Лин, не зная, куда деваться, и лихорадочно придумывая благовидный предлог, чтобы избавиться от общества избранника Матильды.

– Прекрасно выглядишь, – выдал Мэл, положив подбородок на сцепленные в замок пальцы, и хотя он продолжал улыбаться, нехорошее выражение глаз напугало Лин. – Кстати, что делаешь сегодня вечером?

Глядя, как посерело лицо собеседницы, Мэл прищурился. В голове зашевелились смутные подозрения: ведь Олинна училась в Школе ведовства, уж не она ли развлекалась с зельем? «Хотя вряд ли, у неё изобретательности не хватит», – усомнился Мэл. Но ведь у Лин наверняка есть и другие подружки-ведьмы.

– Н-ничего… – ляпнула Олинна, не придумав ничего лучше.

– Вот и отлично, – Мэл ничего не мог с собой поделать, глаза сами оценивающе прогулялись по ладной фигурке блондинки. – Пойдём, повеселимся в «Погребке»? Отказа не принимаю, – усмехнулся он, уже почти успокоившись насчёт своего поведения.

Вот вечером, на очной ставке, и узнает у этих двух, Лин и Хвели, что за фигня происходит, и кто же в ней виноват. Ему ведь никогда не нравились и такие куколки, как эта, вокруг полно похожих крутилось, жаждавших заполучить его внимание. Но, надо признать, девчонка хорошенькая, даже удивительно, что за ней поклонники не бегают… «Тьфу!!» – выругался молча Мэл. Что там было намешано в этом зелье, если его и к этой так настойчиво потянуло, что он назначил ей свидание? Вместе с Хвелей, да.

– Тогда до вечера, Линночка, – Мэл неожиданно для себя подмигнул ей и поднялся, прихватив книги.

Олинна, проводив его ошалелым взглядом, находилась в полуобморочном состоянии, внезапно вспомнив: Мэтти пила из её кружки, значит… В зелье попали остатки питься их троих. «Мамочки!! Теперь мы ему все нравимся…» Хотя Мэл действительно был парень видный, Олинну он не интересовал, в первую очередь, потому, что нравился Матильде, ну и во вторую, он казался блондинке слишком взрослым, аж на целых три года старше её самой. Позабыв про учебники, Лин, едва Мэл вышел из библиотеки, сорвалась с места и помчалась к Матильде, каяться во всём и спрашивать, что теперь делать. Однако ведьмочка ещё не вернулась, и Лин со вздохом пристроилась на подоконнике, ждать её возвращения. Вскоре к ней подошла Хвеля, находящаяся в непривычно благодушном настроении.

– А у меня свиданка вечером! – выдала наёмница, устроившись рядом с Лин. – С тем красавчиком! Работает зелье, – та несильно пихнула блондинку локтем.

– У меня тоже, – грустно отозвалась Олинна и, помолчав, добавила. – С ним же.

– Ка-а-ак?! – Хвеля вытаращилась на неё.

Лин поморщилась.

– Матильда вернётся, объясню, – буркнула она, нахохлившись, и замолчала.

Телохранительница тоже не стала выпытывать подробности, улыбка с её лица исчезла, и оно стало задумчивым. И даже чуть-чуть привлекательнее, чем обычно, когда его кривили насмешка и ирония.

Прижав учебники к груди, я направлялась обратно в Школу – уже хотелось есть, и корзинка была пустой. В голове крутились назойливые мысли о Хвеле и Мэле, и на душе становилось тошно. Ну каких бешеных химер я согласилась на эту авантюру?! Сказала бы сопле тощей, пусть выбирает себе другой объект, ну потерпела бы насмешки и подколки, не впервой, за то время, что общаюсь с белобрысой. Зато теперь не мучилась бы. Пусть действие и кратковременное… Хотелось махнуть на всё рукой и пойти, признаться Мэлу, хотя он точно будет зол, как легион демонов. Ладно бы, Олинна, но Хвеля! И, хм, я вспомнила один нюанс: в книге точно не говорилось, когда заканчивается действие зелья. Мол, «несколько часов или дней, в зависимости от реальных отношений субъекта и объекта магического воздействия». Поди пойми такое туманное определение, откуда я знаю, может, Мэл питает тайную нездоровую страсть к тощим подобиям брутальных наёмников с громадными насекомыми в качестве живой игрушки. Фыркнув собственным нелепым домыслам и обзывая себя всякими нелестными эпитетами, я поднялась на свой этаж и озадаченно уставилась на живописную группу из Олинны и Хвели. Первая была подозрительно бледна и встревожена, а вторая – ожидаемо радостная.

– Мэтти, мне надо тебе кое-что сказать, – протараторила блондинка, едва увидела меня.

Умильный тон не обманул: Лин собиралась в чём-то признаваться, и судя по бегающим глазкам, в чём-то нехорошем. Так…

– Ну заходите, – я открыла дверь и пропустила их в комнату.

Даже странно, Хвеля ведёт себя до удивительного тихо. Не задирает Олинну, не хвастается свиданием, только ухмылка во всё лицо и глаза блестят. Моя тревога усилилась, я глянула по сторонам и… остолбенела: в конце коридора, у лестницы, появился Мэл, и наши взгляды встретились. По резко прищурившимся глазам парня я поняла, что он обо всём догадался, и он знал, что я тоже это знаю. Уф, какая сумбурная мысль.

– Матильда! – голос Мэла не предвещал ничего хорошего – не думаю, что он собирался и меня пригласить на кружку эля в «Погребок».

В совершеннейшей панике я юркнула к себе, прислонившись спиной к двери, и на всякий случай заперлась изнутри. Хотя, что я знаю о возможностях Мэла? Может, для него ни замок не помеха, ни щеколда. После чего я повернулась к девчонкам и, уперев руки в бока, грозно спросила:

– Ну, подружки, и что происходит, жду внятных объяснений! – и честно добавила. – Кстати, я видела сейчас Мэла. О зелье он догадался, и о том, кто ему сотворил такую пакость, кажется, тоже.

– А он меня в таверну пригласил! – выпалила довольная Хвеля, тиская Пушистика.

– И меня тоже… – проблеяла Олинна.

У меня пропал дар речи.

– ???

В комнате повисло тяжёлое молчание. Наёмница сидела невозмутимая, как каменный голем, а вот личико блондинки напоминало зарисовку на тему «К нам пришла директриса с бешеным драконом на поводке и ищет повод спустить его».

– Линна, к тебе применить пытку пауком за шиворот, или сама всё расскажешь? – наконец совладала я с языком и оформила мысли вслух.

У девчонки сначала задёргался глаз, потом сморщился нос – похоже, она собиралась разреветься, – и наконец её прорвало.

– Матильдочка, милая, это я во всём виновата! – размазывая по лицу слёзы, она попыталась пасть мне в ноги и побиться головой об пол. – Я добавила квас из твоей… моей кружки! Ну прости, прости, прости-и-и-и!

Я с открытым ртом сползла по двери, сев прямо на пол, меня объял тихий ужас. Как там, в зависимости от реальных отношений, да? Кажется, при следующей встрече Мэл меня не просто убьёт, а изощрённо уничтожит с помощью каких-нибудь особо убойных боевых заклинаний.

– И что, теперь он любит всех нас? – Хвеля переводила восторженный взгляд с меня на Лин. – Ура! Будем жить одной дружной семьёй! Так, чур, по нечётным он мой! – белобрысая язва требовательно уставилась на меня, будто это я – главная в нашем гареме, демоны её побери!

– Заткнись, дрянь озабоченная! – вырвалось у меня, выдавая степень моей взбешённости нелепой ситуацией – а вообще, руки чесались повыдергать Хвеле патлы и надавать по щекам, я чуть не сорвалась на визг.

Наёмница сразу поняла, что шутки закончились.

– Молчу, молчу, – пискнула она и даже попыталась стать меньше ростом и ну очень незаметной, ухмылка враз пропала с её лица.

Линна икала уже от рыданий, и я решила прекращать этот спектакль.

– Хватит сырость разводить, стены плесенью покроются, – оборвала я блондинку и поднялась, кое-как взяв себя в руки. – В конце концов, не ядом же мы его напоили. Говорите, назначил вам обоим свидание? – я прищурилась. – Отлично, идём втроём и честно во всём признаёмся, – я обвела притихших подружек строгим взглядом. – Возражения имеются? Нет? Чудно.

Ещё бы, они имелись. Вид у девчонок был донельзя испуганный, кажется, мои глаза чуть не молнии метали, и в воздухе свежо пахло грозой… До вечера наша компания непутёвых ведьмочек сидела у меня в комнате. Мало ли, на Мэла наткёмся.

Глядя на стопку учебников, Мэл подумывал, а не швырнуть ли их об стену, столько в нём клокотало эмоций. «Хвеля. Жутковатая, как вампир в новолуние на кладбище. Но боги, такая восхитительно нескладная, худенькая, куда приятнее тех смазливых физиономий девиц, крутящихся вокруг… Химеры полосатые!» Зелье туманило мозги и рождало странные мысли, и Мэл не выдержал. Бабах! Сборник боевых заклинаний громко встретился со стеной. Парень нервно взъерошил русые волосы, прошёлся по комнате. «А Линночка! Нервная барышня, плачущая по любому поводу, с тонкой душевной организацией аристократки… Но эта её беззащитность и наивность, так и хочется прижать, и защитить… Тьфу, сожри меня дракон!» Фр-р-р. Следующим за сборником полетела брошюра по изготовлению артефактов. Вспомнил Мэл и третью ведьмочку, виденную в таверне, и даже как они разговаривали во время драки. «Матильда. Как говорят, самая здравомыслящая и умненькая из этой компании. Ведьма непутёвая, шутница доморощенная! Кстати, а фигурка у неё очень даже ничего, и кудряшки эти рыжие ей очень идут… Озабоченного кентавра им в тёмном перелеске!!» Толстый том Практической магии повторил судьбу двух предыдущих книг. Значит, хитрое зелье действует так, что его тянет ко всем трём.

 

Однако нервы нервами, а вечером предстояло идти на свидание в «Погребок», с Хвелей и Олинной. «Уж лучше бы Матильда только была! Вот поймаю и выскажу всё, что думаю о её ведьминских способностях! – кипятился Мэл, не в силах обуздать собственное вышедшее из-под контроля сознание. – Симпатичная такая, юная ведьмочка…» Парень выругался вслух и скрипнул зубами.

– По крайней мере, приятнее думать о ней, чем о собственной нездоровой тяге к убогой наёмнице и капризной аристократке, – пробормотал Мэл, снова вцепившись в многострадальную причёску.

Оставалось только ждать вечера, ибо ничем другим он заниматься не мог, в голову ничего не лезло, в ней царили три таких непохожих друг на друга подружки.

Кое-как всё же позанимавшись, Мэл дождался вечера и отправился в «Погребок». От дневной встречи с друзьями он отговорился, ухитрившись не возбудить у них подозрений. Естественно, готовиться к этому… свиданию он не стал, ибо не собирался поддаваться влиянию зелья, а планировал вытрясти из подружек, как его побыстрее нейтрализовать. Ну или выспросить, где и как поймать Матильду, если это её рук дело. Решив прийти пораньше, чтобы успеть к появлению обеих успокоиться и взять себя в руки, насколько это возможно, Мэл направился к Развалинам. Старшекурсников уже не гоняли преподавательницы, поэтому он шёл, не особо таясь.

Ему повезло: подружек в «Погребке» ещё не наблюдалось, и Мэл занял столик подальше от портала – вдруг его друзей сюда вечером занесёт, чтобы лишних вопросов потом не задавали. Ну и, когда Хвели и Олинны не было в поле зрения, сопротивляться мыслям о них становилось значительно легче. «Всё-таки недурной отвар сварила Матильда, крепкий, – невольно восхитился талантами ведьмочки Мэл. Он почему-то не сомневался, что это именно она сделала, а не Олинна. – Зачёт ей точно обеспечен…» Его напряжённый взгляд не отрывался от портала, и появление блондинки с телохранительницей он не пропустил. К удивлению и весёлому раздражению Мэла, с ними была и Матильда. «Очень кстати, сейчас всё и выскажу этой ведьме. Но сначала замечу, что Линночке очень идёт эта интересная бледность лица!»

Чуть не сплюнув с досады, Мэл наблюдал, как девушки, оглядевшись и увидев его, направились к его столику, и пришлось приложить немалые усилия, чтобы не встать и не пойти навстречу. Да уж, крепкое зелье вышло… Хвеля радостно ухмылялась, Матильда выглядела хмуро, немного испуганно и сурово поджимала губы, Олинна, похоже, сильно нервничала и бледнела всё больше, хотя куда уж дальше.

– Добрый вечер, красавицы, – сквозь зубы процедил Мэл, улыбка против воли расползлась на лице. – Замечательно, Матильда, что ты тоже пришла.

Юная ведьма вздрогнула, но взгляд не опустила, и парень невольно восхитился характеру рыженькой.

– Я могу объяснить, что происходит, – тем не менее, голос её звучал твёрдо, что только подтверждало его догадки, что среди этой троицы Мэтти – самая здравомыслящая и собранная.

И, похоже, готова отвечать за свои поступки, а не прятаться за спины подружек. Уже интересно… Видать, история с зельем не так проста, как кажется на первый взгляд.

– Догадался уже, – так же процедил он, сражаясь с фривольными мыслями, упорно лезшими в голову при виде троицы. – Приворотное зелье, да?

– Это Хвеля подбила меня, – хмуро призналась Матильда, сдав наёмницу с потрохами, но та и не думала смутиться, даже помахала Мэлу. – А Олинна влезла, куда не надо, – ведьма гневно покосилась на подружку – блондинка, казалось, стала ещё меньше, чуть не уткнувшись носом в столешницу.

– И когда закончится действие? – Мэл совершенно не удивился, что идея исходила от телохранительницы Олинны.

Матильда мученически вздохнула и отвела взгляд, и тут Мэл напрягся.

– Точно не знаю… – выдавила она из себя.

– Сожри тебя дракон! – парень чуть не поперхнулся элем, всерьёз рассматривая возможность задушить непутёвую ведьмочку.

– Скорее всего, завтра утром, – поспешно добавила Лин, при этом Мэл заметил странный взгляд, который она метнула на подружку.

Хвеля же только молча улыбалась, почёсывая своего паука. Мэл не знал, что перед выходом Матильда сделала ей внушение: буде наёмницу понесёт на приключения и гадости, Мэтти лично сделает ошейник с кляпом и посадит Хвелю на поводок. Белобрысая поняла, что ведьма на этот раз так и сделает, без шуток, и вела себя в кои-то веки прилично и тихо.

Порывшись по карманам, Матильда достала и протянула Мэлу кусочек коры.

– Вот, пожуй, – пробормотала она, всё так же не глядя на жертву своего эксперимента. – Это немного ослабит эффект, пока он совсем не пройдёт.

– С-спасибо, – Мэл поспешно сунул кусочек в рот, тщательно разжёвывая.

Хотя, конечно, после зелья доверять настолько ей не стоило бы, по-хорошему. Но у Мэла выбора не было, потому что в сознании мелькнула коварная мыслишка: «А не пригласить ли Хвелечку сегодня в гости?..» Вкус у коры был вяжущий, не сказать, чтобы приятный, но всё лучше, чем перспектива тощего недоразумения в постели.

– До утра полегчает, а там и зелье выветрится, – Матильда поднялась и поспешно распрощалась. – До свидания, и… прости, пожалуйста, – пробормотала она.

Не дождавшись ответа, ведьмочка ухватила за руку подружек, и они чуть ли не бегом бросились к порталу. Правда, Хвеля умудрилась обернуться и послать Мэлу воздушный поцелуй. Парня передёрнуло, он отвернулся, запив неприятный вкус коры элем. Но в мозгах прояснилось, к его удовольствию, хотя вкус во рту становился с каждой минутой всё неприятнее. Но стоило потерпеть ради того, чтобы не думать о Хвеле и Олинне в далёком от целомудрия ключе.

Ближе к вечеру следующего дня, после занятий, Лин зашла к Матильде, узнать, как дела, и сообщить новости. Ведьмочка сидела за очередным учебником с очень сосредоточенным видом, что-то бормоча вполголоса.

– Приветик! – весело прощебетала Олинна, плюхнувшись рядом с Мэтти на кровать.

– Здрасьте, – не слишком дружелюбно отозвалась Матильда, подняла на неё глаза и одарила мрачным взглядом.

– Что-то случилось? – блондинка на всякий случай приготовилась испугаться. – Ты чего такая бука?

– Действие зелья не хочет заканчиваться, – буркнула ведьмочка мрачно.

– Как? – несказанно удивилась Олинна. – Мэл сегодня вообще не обратил на меня внимания, только «привет» бросил и всё. А Хвеля, – Лин подленько хихикнула. – Так та вообще отмочила! Я подбила её проверить, действует ли ещё зелье, и она как бы невзначай уронила своё гадкое насекомое ему в тарелку!

Олинна выглядела страшно довольной, но Матильда против обыкновения отреагировала на рассказ вяло.

– Вполне в духе твоей телохранительницы, – ведьмочка поморщилась.

– Мэл так её отбрил, что эта язва белобрысая зареклась подходить к нему ближе, чем на десять шагов, – завершила Лин рассказ. – Так что, не действует больше зелье.

– Угу… – протянула Мэтти, и блондинка насторожилась ещё больше.

– Ты можешь толком объяснить? – жалобно попросила она. – А то по твоим междометиям очень сложно догадаться, знаешь ли.

– Значит, что-то не так было с самим зельем, – уныло сообщила Матильда. – Мы в библиотеке встретились…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru