Котомка с приключениями

Кира Стрельникова
Котомка с приключениями

– Дура девка!.. – шёпотом, зло выругалась я, однако долго горевать не пришлось.

– Ну вот, а я-то думала, – послышался немного приглушённый, разочарованный голосок Лин с той стороны тумана. – Фи, неинтересно!

– Линна! – прошипела я и вскочила с земли, злость смешалась с облегчением, хотелось одновременно отшлёпать девчонку и затискать её. – Дуй сюда, экспериментаторша доморощенная! Какого орка драного ты попёрлась в этот туман?!

– Мэт, ну не ругайся, я не специально, – блондинка выпорхнула из бокового коридора, вроде живая и здоровая, без видимых последствий. – Просто он такой красивый, я думала, там внутри интересно будет, – она виновато посмотрела на меня.

– О, ты ещё и думала?! А ты умеешь? – не сдержала я едкого комментария и поднялась, отряхнув платье. – Пошли отсюда, болезная, а то ещё куда-нибудь влипнешь, – хмуро добавила я и протянула ей руку, выразительно глянув.

Олинна покаянно вздохнула, уцепилась за мою ладонь, и мы наконец покинули развалины от греха подальше. Удивительно, но до общежития добрались без происшествий и нежелательных встреч. Там мы с Лин распрощались, я стребовала с неё обещание сразу мне рассказать, если с ней начнут происходить какие-то странности, и удалилась к себе в комнату, утомлённая насыщенным вечером. Забегая вперёд, насчёт странностей я как в воду глядела, как выяснилось спустя несколько дней после нашего подпольного забега в развалины…

За окном вовсю светило яркое весеннее солнышко, а я с кислым видом зубрила нудную лекцию по теории составления заклинаний, листая тетрадь. Хотелось на улицу, побродить по лесу вокруг, подышать сладким воздухом, побегать за первыми бабочками, но – сессия неумолимо приближалась, а с ней и предварительные зачёты. Позволив себе всего один тоскливый вздох, я углубилась дальше в теорию, когда вдруг палец словно рассекло невидимое лезвие. Зашипев от неожиданности, я затрясла рукой, а потом ошарашенно уставилась на длинный порез. Так, первокурсники опять изучают иллюзии? Но нет, ранка была самой что ни на есть настоящей, кровь текла и немножко щипало. Я заговорила порез, чтобы остановить кровь, намазала мазью и забинтовала. Значит, кто-то из старшекурсников шалит, наугад швыряясь заклинаниями в воздух. Поморщившись, покачала головой и вернулась к учёбе.

Минуло дня три, пока до меня дошло: внезапные синяки, головные боли, ушибы, растянутая непонятно где и когда лодыжка – это не просто случайности, а нечто, выходящее за рамки обычных происшествий. Обычно я не настолько болезненная и неуклюжая, а тут прямо ходячее несчастье. Непорядок! Но идей, что это может быть, не возникало, и я, задумчиво жуя яблоко, сидела на подоконнике в одном из коридоров Школы и листала взятую в библиотеке Энциклопедию Классических заклинаний, готовясь к следующему занятию. Может, найду что-то, похожее на мой случай? Однако сосредоточиться на чтении не удалось, около уха раздалось сердитое сопение и знакомый голосок буквально прошипел:

– Матильда, метлу тебе в ухо, что за шуточки?!

– А? – с удивлением откликнулась я, подняв голову от книги, и уставилась на гневно сдвинувшую брови Олинну, сверлившую меня взглядом. – Что случилось, Лин?

– Откуда у меня все эти синяки и царапины? – продолжила она шипеть разъярённой кошкой и сунула мне под нос запястье. – Вот, например! Я не обжигалась!

Я покосилась на её конечность и замерла, насторожившись: на нежной коже Линны красовался ожёг, причём ровно на том месте, где и у меня. А пару дней назад, на практике магического эксперимента, я как раз слегка ошпарилась горячим паром. В груди ёкнуло, вспомнился недавний порез, и я потребовала:

– А ну-ка, покажи левый большой палец!

Олинна, притихнув, послушно ткнула мне названное, я уставилась на тонкий белый шрам и грозно нахмурилась, вперившись в неё взглядом:

– Когда и при каких обстоятельствах порезалась?

– Корень чистотела выкапывала и чистила потом, – послушно пискнула Линна, мгновенно испугавшись моего командного тона, и её глаза стали большими и блестящими – так, вот только слёз мне не хватало ещё.

– Цыц! – прикрикнула я на болезную, в моей голове что-то щёлкнуло, и я поняла, откуда у нас эти одинаковые синяки да шишки.

Собственно, как раз в книжке и вычитала, правильно мне чутьё подсказало.

– Мэтти, ты знаешь, что это? – шёпотом спросила Лин, зачем-то оглянувшись.

– Знаю, – буркнула, помрачнев. – Это заклинание переноса физических ощущений, только бракованное, судя по тому, что с нами происходит! И, похоже, ты в него как раз влезла, недоразумение! – мой палец обвиняюще уткнулся в грудь блондинке. – В развалинах! – понизив голос, добавила я тоже почти шёпотом.

– Почему бракованное? – Олинна хлопнула ресницами, растерянно уставившись на меня.

– Потому что обычно оно работает по-другому, не оба ощущают одно и то же, а кто-то другой чувствует ушибы и синяки сотворившего заклинание, который как раз и перестаёт их чувствовать! – немного сумбурно объяснила я. – И не спрашивай, как оно оказалось там, нечего было лезть, куда не надо! – я сердито фыркнула и скрестила руки на груди, отвернувшись.

Признаться, сообразив, в чём дело, я слегка успокоилась – не настолько всё плохо, просто нужно быть теперь аккуратнее и как-нибудь исхитриться, и попытаться вызнать, как избавиться от последствий глупого поступка Лин. Вопрос в том, как – я же всего на втором курсе, и специализация у меня ведьминское дело, а не общая магия… Хотя и по последней лекции есть, куда без них.

– И… И что теперь делать? – жалобно спросила Олинна, шмыгнув носом. – Я не хочу твои шишки огребать! – добавила она, и тут я спорить не стала.

– Я, знаешь ли, тоже, – вздохнула, повернулась к блондинке, помолчала. – Значит так, слушай сюда, – решительно заявила, уперев палец ей в грудь. – Профессорам не скажешь, мигом выговор влепят, если вообще не отчислят, – я поморщилась, а Олинна испуганно ойкнула и прикрыла рот ладошкой, её глаза стали ещё больше. – Директрисе тем более. Значит, надо вернуться в развалины и попробовать поискать там, вдруг вместе с самим заклинанием где-нибудь и контрзаклинание есть, – я покосилась в окно, на видневшиеся вдалеке камни. – Мне кажется, эти развалины – полигон для отработки магами заданий, – высказала я свою догадку.

– А когда ты хочешь пойти? – осторожно спросила Лин – похоже, она не горела желанием снова вляпываться во что-то.

– Пока не знаю, на днях, – я соскочила с подоконника и сунула учебник под мышку – время приближалось к следующей лекции. – Пойдём, занятие начинается. Что у тебя сейчас? – спросила я подружку, шагая по коридору.

– Введение в теорию магии, – Лин скривилась. – Скукотень! – она закатила глаза.

Я хмыкнула, вспомнив, как сама клевала носом на этом предмете. Но ничего не поделаешь, теория входит в общеобразовательный курс, так что Олинне терпеть его до летней сессии.

– А у меня три часа практики по заклинаниям, – гордо похвасталась я.

Линна завистливо вздохнула, мы спустились по лестнице и вышли в просторный холл на втором этаже. Лаборатории, где проходили практические занятия, лежали в левом крыле, куда я направлялась, а Олинне надо было подняться на третий этаж и в правое крыло, где собственно аудитории Академии Общей магии. Остановившись, я уже собиралась попрощаться с блондинкой, когда взгляд выхватил среди толпы галдящих и спешащих разойтись по своим занятиям студентов высокую статную фигуру. Ой. Лицо тут же вспыхнуло жаром, я прикусила губу и отвернулась, но проницательная, когда не надо, Олинна заметила мою странную реакцию и сбежать не дала. Крепко ухватив за локоть, она внимательно посмотрела на меня, потом попыталась высмотреть, на кого это я так странно отреагировала.

– Мэтти, ты чего такая красная? Кого увидела?

Я попыталась высвободить руку и уйти от ответа, а заодно с пути неумолимо приближавшегося предмета моего смущения. Взгляд невольно вернулся к нему, и я залюбовалась мужественным лицом, открытой улыбкой, ясными голубыми глазами и ямочкой на подбородке. Пшеничные волосы лежали в лёгком беспорядке, так, будто обладатель этой примечательной внешности то и дело запускал в них пальцы, когда находился в задумчивости. Сил отвернуться и отойти в сторонку у меня не осталось, я украдкой вздохнула, с грустью глядя на предмет своих мечтаний. Ну да, естественно, я, как и полагается по закону подлости и банальности, засматривалась на одного из лучших студентов Академии Общей магии, и не я одна, между прочим. Таких, как я, тут полная Школа ведовства и зельеварения, и половина магичек из Академии. И даже кое-кто из молоденьких преподавательниц.

– Матильда? Это кто? – удивлённо спросила Олинна, проследив за моим взглядом.

– С третьего курса, – ответила я, нехотя отвернувшись от удалявшегося студента. – Он боевой маг, один из лучших студентов Академии, – в моём голосе отчётливо прозвучали грустные нотки, которые Лин, естественно, уловила.

У блондинки тут же загорелись глаза, она подхватила меня под локоть и решила проводить до моей лаборатории.

– Втюрилась? – ехидно поинтересовалась она и тут же, не дав мне возмущённо булькнуть, продолжила. – Как хоть его зовут?

– Мэл, – буркнула я, снова вздохнув. – И нечего ехидно скалиться, по нему половина Академии сохнет и вся Школа ведовства! – желчно отозвалась, заметив, как усмешка Лин стала шире. – И даже кое-кто из профессоров! Он и имени-то моего не знает, – расстроенно закончила я, потом встряхнулась и отогнала грустные мысли о недоступном красавчике-третьекурснике. – Так, дорогая, всё, в развалины идём сегодня! – приняла я судьбоносное, как потом выяснилось, решение. – В десять вечера жду у себя. И ради спокойствия дежурных преподавательниц, Лин, оденься в тёмное! – прошипела я в лицо оторопевшей от резкой смены темы блондинке.

– Хорошо, – пискнула она, часто закивала и развернувшись, побежала на свою скучную лекцию.

Я же отправилась на лабораторный практикум, надеясь, что сегодня обойдётся без порезов и ожогов, и Олинна меня не покусает. Ну и, занятия помогли не думать слишком много о синеглазом боевике с третьего курса.

 

После ужина предстояло переделать домашнее задание на завтра, и опять удалось избежать лишних мыслей, ну а там уже наступил час икс, и ко мне постучалась Олинна. Хвала богам, на ней было тёмное платье, хотя и из шёлка, но хотя бы синее, а не розовое или голубое. Волосы она заплела в косу, и к моей радости, ещё и плащ взяла.

– Я готова, – отрапортовала девчонка, глядя на меня с воодушевлением и надеждой.

– Ты, это, пыл поубавь, – проворчала я, нервно дёрнув плечом. – Ещё неизвестно, найдём ли что-то или нет, или придётся всё же сдаваться преподавателям.

– Ой, а давай найдём всё-таки? – умоляюще проговорила Лин, хлопнув ресничками и трогательно сложив руки под подбородком. – Пожалуйста-пожалуйста, Матильдочка?

Закатив глаза, я вздохнула, накинула капюшон плаща на голову и схватила Лин за руку.

– От меня – ни на шаг, – отчеканила, выходя из комнаты. – Ни в какие разноцветные туманы не соваться, и в обычные тоже, поняла? – свирепо глянула на Олинну, она ойкнула и кивнула. – И вообще никуда не соваться без моего разрешения, – подвела я итог инструктажу, и мы направились к развалинам.

В этот раз подобраться получилось без проблем – почему-то, дежурной преподавательницы я так и не увидела, хотя, может, она пошла в обход. Но зато, схоронившись за пышным кустом дикой розы, мы с Линной оторопело наблюдали занятное зрелище: две профессорши, одна из которых вела у меня лекцию по истории магии, неровной походкой шли по тропинке от развалин. И всё бы ничего, но они хихикали и поддерживали друг друга под локти, и судя по их блестевшим глазам и румянцу, были явно навеселе. Но задери меня дракон, если эти две дамы устроили поздний пикничок с распитием вина из погребов Академии! Честно говоря, тут оно водилось, если только старшие студенты из дома привозили, а так, обходились элем из ближайшей деревни, если уж хотелось расслабиться. Другие варианты были мне неизвестны. А вот этим двоим, похоже, да.

– Лин! – прошипела я, сжав ладонь подружки и проводив глазами нетрезвую парочку. – В развалинах портал есть, зуб даю!

– Ты так думаешь, Мэтти? – робко переспросила Олинна.

– Проверить стоит, – уверенно кивнула я, захваченная предположением, и прежнее намерение найти спасение от бракованного заклинания благополучно вылетело из головы. – Пойдём.

– Мэ-э-эт, а может, не надо? – жалобным шёпотом переспросила Лин, несильно упираясь. – Зачем нам этот портал? Мы же нейтрализующее заклинание собирались искать!

– И это тоже найдём, – снова кивнула я, направляясь к замшелым камням. – Но портал интереснее! Сомневаюсь, что он опасный, иначе его бы заблокировали, – успокоила я Олинну, переступив границу развалин.

– Матильда, я всё равно не хочу в портал! – заканючила Лин, но послушно шла за мной по коридору из каменных плит, и хорошо, что не пыталась дёрнуться в сторону, как в прошлый раз.

– Мы только посмотрим, есть он или нет, – успокоила я её, искренне веря в свои слова. – Исследовать потом будем…

Тут мы завернули за очередной поворот и в самом деле обнаружили арку обычного портала с клубившимся серым туманом внутри. Я замерла, во все глаза глядя на находку, Олинна притаилась за моим плечом, но произнести мы ничего не успели: из портала выпала… выпало… В общем, наверное, всё же девушка, несмотря на мешковатую и не слишком опрятную одежду, короткие волосы неопределённого цвета и самый настоящий меч в ножнах на боку. На её остреньком лице сияла довольная, широкая улыбка, а на плече сидел большой мохнатый паук, при виде которого Лин тут же завизжала.

Девица вздрогнула, остановилась и оглядела нас внимательным взглядом. Потом шмыгнула носом, пренебрежительно фыркнула на вопль Олинны и обронила:

– Чего орёшь, он не кусается.

– Это паук!! – блондинка обвиняюще ткнула из-за моего плеча в питомца девушки.

– Да-а-а? А я думала, ящерица! – насмешливо протянула она и засунула руки в карманы с независимым видом. – Ну, паук и паук, его Пушистик зовут, – девица с любопытством огляделась. – А вообще, где это я?

– Тебя саму как зовут? – осторожно спросила я у незнакомки.

– Хвеля, – представилась она и добавила. – Наёмница. Так где я оказалась, скажете?

Наёмница пребывала в благодушном настроении: после сытного ужина, на который ещё хватило денег, полученных от балахонистого, Хвеле не хотелось думать о завтрашнем дне и о том, как найти работу. Кормили в «Погребке» очень вкусно, персонал – дружелюбный и приятный, даже не стали пугаться её Пушистика, послушно сидевшего на плече. Публика здесь сидела самая разная, и Хвеля с любопытством разглядывала завсегдатаев этого известного местечка. В одной стороне сидела шумная компания наёмников – они громко хохотали, так же громко сыто срыгивали, что-то обсуждали и стукались глиняными кружками с элем и вином. В другом углу сидела компания молодых людей, как поняла Хвеля из долетавших отрывков разговоров про лекции, учёбу, профессоров – студенты какой-то магической академии, откуда, оказывается, тоже сюда вёл портал. Ещё были просто посетители, которые, видно, зашли посидеть и отдохнуть, расслабиться вечером, и вся эта публика уменьшала шансы Хвели найти работу, и очень сильно.

Девица вздохнула и спустила Пушистика на стол, насыпав перед ним крошки – паук не привередничал и ел всё, чем нынешняя хозяйка его кормила. И тут с ближайшего столика раздался брезгливый рык:

– Слышь, ты, заморыш, убери свою гадость! – Хвеля вскинула взгляд на бритоголового детину с густыми бровями и в кожаной безрукавке на голое тело. Выглядел он внушительно с бугрящимися мускулами и широченными плечами, и любая другая на месте белобрысой поостереглась бы спорить с бугаём. Но только не Хвеля. – Оно портит мне аппетит! – мужик цыкнул сквозь зубы и смерил собеседницу нетерпеливым взглядом.

– Отвали, – тут же ощетинилась Хвеля на защиту своего любимца и злобно зыркнула на бугая. – Пушистик не гадость! Не нравится, не смотри! – огрызнулась она, исподлобья глядя на мужика.

– Моль болотная, ты чё вякаешь там?! – наёмник поднялся, угрожающе нависнув над столиком Хвели, и остальные посетители притихли, разом заинтересовавшись происходящим – назревала драка. – Живо конечности собрала и брысь отсюда вместе со своим паразитом! – лапища бугая потянулась к Пушистику, смахнуть его щелчком со стола.

Он плохо знал Хвелю, которая очень трепетно относилась к своему любимцу и не собиралась давать его в обиду всяким плохо воспитанным лысым качкам. Издав боевой клич эльфа-партизана, наткнувшегося на мерзкого орка в своих заповедных лесах, Хвеля вскочила, ловко убрала Пушистика с траектории движения руки бугая, и метко запустила тарелкой с остатками еды и костей от куриных бёдрышек в физиономию лысого. Тот оторопел на мгновение от беспредельной наглости щупленькой девицы, потом взревел раненым медведем:

– Хамло белобрысое!!

И в следующий момент деревянный стол с грохотом разлетелся, только вот Хвели за ним уже не было. А дальше, закономерно, ничего не видевший от злости наёмник, размахивающий внушительными кулаками, смахнул в пылу погони чей-то ужин, за что недовольный посетитель тоже включился в происходящее… И понеслось. Хвеля, донельзя довольная поднявшейся суетой и имеющая богатый опыт по избеганию серьёзных увечий в подобных заварушках, добралась до портала, пока в общем зале охранники пытались навести порядок, и, придерживая Пушистика, юркнула в серое марево. Она полагала, что выйдет там же, где вошла, но оказалась в странном месте, больше похожем на развалины какого-то ужасно древнего то ли храма, то ли другого священного места. И тут же столкнулась с двумя девчонками, с удивлением воззрившимися на неожиданную гостью.

Я только открыла рот, чтобы ответить Хвеле, как Олинна за моим плечом вдруг захихикала.

– Как-как, Пушистик?! – переспросила она с нотками нездорового веселья.

Хвеля тут же насупилась и воззрилась на Лин прищуренным взглядом.

– Слышь, аристократка долбаная, не смей ржать над моим пауком! – огрызнулась белобрысая и шагнула вперёд, сжав кулаки.

– Сама сопля орочья! – выдала Олинна, и у меня чуть челюсть не отпала: при мне блондинка не ругалась до сих пор.

Небесное создание, вывалившееся из портала, явно настроено было вцепиться в волосы Лин, но я пресекла драку в зародыше – заклинание-то мы так и не сняли, и огрести шишки и синяки Олинны мне не хотелось.

– Так, стоп, – я шагнула вперёд, встав между ними. – Никаких драк в моём присутствии! Хвеля, я – Матильда Виттарн, потомственная ведьма, это – Олинна де Лейфил, тоже ведьмочка, мы учимся в Школе ведовства, – миролюбиво представила я нас Хвеле. – А ты что тут делаешь?

– Вообще, я в «Погребке» сидела, – наёмница не стала больше цепляться к Олинне. – А так, работу ищу.

О таверне «Погребок» я краем уха слышала, но бывать там не доводилось. Так вот куда ведёт этот портал! Готова спорить на коготь дракона, старшекурсники в теме про него, а преподавательницы охраняют развалины исключительно от младших курсов, чтоб не разлагались морально раньше, чем следует.

– Но если тут у вас колдуны всякие ошиваются, пойду я, – Хвеля развернулась. – Вряд ли получится устроиться…

И тут Олинна удивила: она выступила из-за моего плеча и громко спросила:

– Хочешь у меня работать? Телохранительницей?

Моя челюсть с громким стуком упала вниз, а глаза стали размером с круглые большие монеты. На мордашке Хвели тоже отразилось безграничное удивление. Она повернулась и окинула Лин внимательным взглядом.

– У тебя? – переспросила она с недоверием. – А чё, на тебя кто-то покушается, что ли? На такое тепличное растение?

Лин поджала губки и вздёрнула подбородок, скрестив руки на груди.

– Деньги у меня есть, мои родители довольно состоятельные, между прочим! – с сильно удивившим меня высокомерием ответила Олинна.

Обычно она нос не задирает, даже не вспоминая о своём происхождении, что на неё нашло?

– И откуда ты знаешь, может, у меня полно врагов, спящих и видящих, как меня обидеть! – фыркнула она.

Хвеля ухмыльнулась, ещё раз окинула Олинну взглядом.

– Где, в этой вашей колдунской школе? Ой, не думаю, – она покачала головой, а потом, без всякого перехода, добавила. – Ладно, согласна. Сколько платить будешь?

Тут я очнулась от столбняка и дёрнула воодушевившуюся Олинну.

– Дорогая моя, а ты не подумала о том, что надо для начала директрису спросить, разрешит ли она тебе телохранительницу держать? – ехидно осведомилась я, и блондинка сразу скисла.

– Между прочим, я слышала, у Коринн горничная есть! – не собиралась сдаваться Лин, хотя уверенности в её голосе поубавилось. – А у меня телохранительница будет, я же аристократка? – она хлопнула ресницами и посмотрела на меня так, будто это мне предстояло решить, оставаться Хвеле в Школе или нет.

Крепко ухватив Олинну за плечо и цапнув собиравшуюся свалить под шумок Хвелю, я потащила обеих к выходу из развалин.

– А вот это, дорогие мои, вы будете директрисе объяснять, – заявила я, шагая вперёд.

Обе притихли, как нашкодившие котята, и не пытались вырваться из моей хватки, даже Хвеля, что удивительно. Неужели так сильно в работе нуждалась?

– Мэтти, может, не надо? – робко попыталась всё же выразить свой протест Олинна, когда мы уже подходили к входу в общежитие. – Может, так обойдётся? У меня всё равно две комнаты…

– А питаться Хвеля чем будет? Воздухом? – насмешливо отозвалась я, покосившись на понурую блондинку. – Или будешь ей из столовой таскать, как домашнему питомцу?

– Эй, я не зверушка какая! – тут же возмутилась белобрысая.

– Вот поэтому завтра утром перед занятиями – к директрисе, – категорично заявила я.

– А она не узнает о… ну, о том, что с нами случилось? – Лин выразительно глянула на меня.

– Ну, если даже узнает, проще будет – вдруг поможет, – храбро ответила я, хотя в душе была далеко не так уверена в благосклонности директрисы.

Всё же, залезли, куда не надо, вляпались – некоторые – куда не стоило, и вообще, портал в «Погребок» обнаружили и даже притащили нового жильца в общежитие… Эх, ладно. Я слышала, директриса наша тётка хоть и строгая, но отходчивая. Будем надеяться на лучшее.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru