Укрощение строптивой… ведьмы

Кира Стрельникова
Укрощение строптивой… ведьмы

В оформлении обложки использованы фотографии с сайта depositfiles.com.

Пролог.

Алекс, глядя на экран планшета, едва удерживался, чтобы не расхохотаться в голос. Интересная выходит ситуация! Почта, которую он использовал для связи с клиентами, радовала тремя сообщениями, которых объединяло нечто общее. Алекс хмыкнул, отпил красного ирландского эля «Килкенни» и снова перечитал.

«Требуется устранить одну особу в кратчайшие сроки. Имя – Ярина Елагина. Оплата – вдвое сверх вашего обычного гонорара». Ружинский лениво шевельнул пальцами, запустил хитрую программу, в которую был встроен специальный код с магическими символами, и через несколько минут выяснил, кто скрывался за адресом ящика на Рамблере. Брови Алекса поползли вверх, выражая лёгкое удивление: сам наследник одного из многочисленных вампирских кланов Лондона, старший сын Майкла Лесли Джастин, жаждал убить чужими руками эту самую Ярину. Демон тихо хмыкнул, отпил ещё глоток горьковатого эля и пробормотал под нос:

– И чем же тебе насолила госпожа Елагина, парень?..

Открыв специальный защищенный файл, где Алекс хранил данные на всех клиентов, как действительных, так и потенциальных, Ружинский занёс сведения о молодом вампире. Информацию по Елагиной просмотрит позже. Наёмник открыл следующее сообщение.

«У меня к вам поручение деликатного свойства, возможно, оно вас удивит – я знаю, обычно вы по другому профилю. Но ваша репутация говорит о вас, как о профессионале высокого класса, и я надеюсь, мой заказ вас привлечёт хотя бы оплатой. Готов заплатить ваш двойной обычный гонорар за то, чтобы некая госпожа Елагина познала всю бездну страданий неразделённой любви, почувствовала себя отвергнутой и обманутой. Другими словами, соблазните её, влюбите в себя и бросьте. Чтобы она на коленях умоляла вас вернуться… Если предоставите видео этого замечательного момента, я добавлю премию в половину указанной суммы». И снова Алекс чуть не поперхнулся элем от накатившего веселья – витиеватый стиль и необычность просьбы и без всяких программ указывали на инкуба. А через несколько минут Ружинский убедился в своей правоте: Дэниел Вудворт, демон страсти, секс-символ женской части нелюдей Лондона и предмет их мечтаний. Строгий запрет на питание эмоциями своих же и магическая печать делали его неопасным, хотя данной от природы способностью обаять милашка Дэнни пользовался напропалую. И что, неужели Елагина ему отказала? Перед инкубом устоять могли очень и очень немногие.

И, наконец, третье сообщение. «Господин наёмник, моя просьба может показаться вам странной, но мне необходимо, чтобы вы передали госпоже Елагиной Ярине подарок от меня, весьма дорогое колье. Обязательное условие – она должна надеть его сама, в вашем присутствии и своими руками застегнуть замок. Если вы согласны, я скажу, где можно забрать мой подарок. Оплата – ваш полуторный гонорар». Алекс задумчиво прищурился, похлопал пальцами по губам и снова запустил программку. А вот результат удивил… Тем, что указанный адрес оказался несуществующим, и на его ящик тут же пришло следующее сообщение от неизвестного адресата: «Ваше внимание к моей личности означает, что вы принимаете моё предложение, господин наёмник?» Алекс побарабанил пальцами по столу, отхлебнул эля. Задумчиво прищурился, в его тёмно-карих глазах засветился азартный огонёк.

– А давай, господин хороший, – тихо произнёс Ружинский, и на его губах появилась предвкушающая ухмылка.

Он быстро набрал ответ, потом, помедлив, вернулся к письму инкуба. Ухмылка стала шире, Александр хрустнул пальцами и отправил согласие и мистеру Вудворту. Потом достал смартфон одной из последних моделей известного брэнда и набрал номер.

– Доброго вечера, Джонни, не отвлекаю? – светским тоном спросил Алекс. – Пять минут, старик. Сможешь мне скинуть досье на Елагину Ярину? – помолчал, выслушал собеседника и удовлетворённо кивнул. – Окей, старик, обязан буду. Да нет, что ты, ни в коем случае, убивать её не собираюсь. Честно, честно, – успокоил он таинственного Джонни. – Потом расскажу, ладно? Давай, отдыхай.

Закончив разговор, Алекс ответил на последнее письмо, от вампира. Отрицательно. Обычными заказными убийствами он не занимался, его больше интересовала дичь посерьёзнее. В определённых кругах демон-наёмник Алекс Ружинский имел известность, как охотник за головами – к нему обращались, когда официальные органы, пусть даже среди нелюдей, оказывались бессильны. В остальное время Сашка, родившийся и выросший в России, но лет десять назад перебравшийся в Лондон, брался за самые разнообразные заказы. Планшет издал тихую трель, сообщая об очередном письме, и Алекс скачал присланный другом архив.

– Ну-с, мисс Елагина, и что вы у нас за фрукт? – демон щёлкнул мышкой по папке и углубился в изучение полученной информации.

Чем дальше он читал, тем больше убеждался – следующие недели предстоят ой, какими интересными. Охота на потомственную ведьму Ярину Станиславовну Елагину, в Лондоне больше известную как Эйрин Елагину, обещала быть крайне захватывающей и весёлой. Дама оказалась… во всех смыслах любопытной личностью. А Сашка любил сложные задачки. И сложных женщин… тоже. Любил.

Глава 1

Звонок телефона раздался, как перфоратор соседей в девять утра в воскресенье. Хорошо, что в Лондоне я была избавлена от этой напасти российских квартир. Но всё равно, тот, кто посмел меня разбудить – смертник. Да, сейчас не воскресенье, однако же половина девятого утра!! А мне в салон только к часу! Я ж уснула чёрт знает, когда – Колин по мне жутко соскучился и со всем тщанием подошёл к доказательству сего факта. Глухо застонав, я нащупала на тумбочке трубку и уставилась на экран мутным взглядом. Едва увидев номер, чуть не выругалась вслух, сонливость мигом слетела с меня. Я откинула одеяло, уже понимая, что поспать нормально не получится, и ответила бодрым голосом:

– Алло, Мартин! Нет ничего лучше к утреннему чаю, чем свеженький труп, да? – не удержалась от ехидной реплики, а сама уже встала и поспешила в ванную – надо приводить себя в порядок, Мартин, начальник убойного, просто так не звонит с утра пораньше. – Куда ехать? – уже серьёзно спросила, включив воду.

– Кенсингтонские сады, недалеко от монумента принцу Альберту, – невозмутимо отозвался флегматичный оборотень из клана Овчарок. – Женщина, блондинка, двадцать пять лет. Остальное, как приедешь.

– И тебе доброе утро, – пробормотала я в замолчавшую трубку.

Майкл всегда был немногословен, а его выдержке могли позавидовать сфинксы. Эх, ладно. Если уж работаешь судмедэкспертом в морге убойного отдела, надо быть готовой к таким вот внезапным звонкам даже в выходной, и даже если твоё присутствие на основной работе не требуется каждый день. Колин уже ушёл, у него сегодня вроде бы какое-то важное слушанье в суде утром. Я быстро оделась, оставила записку, что сегодня остаюсь ночевать у себя, и вышла из дома. Конечно, мой нынешний любовник слегка обидится, и снова будет названивать, пытаясь уговорить меня вернуться. Он вообще давно звал переехать к нему, но я соблюдала железное правило в любых отношениях с мужчинами: не переводить всё в подобие семейной жизни с совместными вечерами у телевизора и уик-эндами у его родителей. Мы встречались с Колином уже полгода, и пока меня всё устраивало. Если он не собирается слишком настаивать на нашем совместном проживании, конечно.

Перед тем, как поехать на место убийства, я зашла в уютное кафе позавтракать. На голодный желудок осматривать трупы как-то не хочется, ещё изжога замучает. С удовольствием смолотив целую тарелку омлета с беконом, тушёной фасолью и колбасками, запила всё любимым Эрл Греем и села в машину, отправившись к Мартину. Хорошо, Колин жил недалеко, на Кромвель роуд, и основные пробки сейчас уже рассосались. Утренний Лондон чудесен, надо сказать, даже несмотря на забитые машинами и автобусами улицы и спешащих по своим делам людей и нелюдей. Мне нравилось неторопливо ехать по улицам, любоваться домами, украшенными ящиками с цветами, рассматривать витрины, многочисленные кафе и пабы. Живу здесь уже больше десяти лет, а всё равно, не устаю каждый день удивляться и восхищаться этим городом. Лондон не похож ни на один город старушки-Европы, и мне здесь на удивление комфортно, хотя я и провела большую часть жизни в России. Но так уж получилось, что пришлось уехать…

Мда. Ладно, не будем о моём прошлом, там особо нечего вспоминать. По Квинс гейт я добралась до въезда в Кенсингтонские сады и через некоторое время добралась до указанного Мартином места, Мемориала Принца Альберта, недалеко от которого одна из дорожек и пространство вокруг были оцеплены полицией. Я посмотрела в зеркало заднего вида, подправила помаду и вышла из своего «Мини-купера», направившись к месту преступления. Надеюсь всё же, убийство не выходит за рамки обычного, хотя с другой стороны, Мартин мне бы не позвонил, если можно было бы обойтись силами людских копов.

– О, Эйрин, быстро ты, – оборотень, заметив меня, невозмутимо кивнул. – Иди, любуйся на своё поле деятельности. Ребята! – чуть повысив голос, обратился он к коллегам. – Пропустите нашего судмедэксперта!

Хорошо, я вчера к Колину приехала в джинсах и рубашке, а не в костюме и на каблуках, как обычно работала в салоне. Нет, мне не проблема явиться на осмотр места преступления одетой с иголочки, но не хочется отвлекать уважаемых коллег, ибо даже в таком затрапезном виде, как сейчас, они на меня пялились. Ну, да, хорошо, на мою пятую точку, обтянутую синим денимом, но суть та же. Чёрт, надо было всё же иллюзию натянуть и отвод глаз сотворить на скорую руку. Ладно, сейчас быстренько осмотрю и в морг. Если понадобится, конечно.

– Ну, что у вас тут? – непринуждённо осведомилась я, остановившись с телом.

Человек, с ходу определила я по остаткам энергетики. Я присела и коснулась бледной руки – ага, умерла ближе к утру, ещё не всё тепло ушло из тела. И, хм. В теле ни кровинки. Кто-то слишком умный перерезал бедняге горло и… выпустил всю кровь вокруг в землю? Бессмыслица какая-то. Я нахмурилась, взяла горсть земли и растёрла между пальцами. Интересно, кровь жертвы или под неё просто налили взятую на скотобойне? Нет, сразу поняла, в земле – человеческая кровь.

 

– Вместе с землёй в лабораторию, – распорядилась я и выпрямилась.

Придётся ребятам землекопами поработать, но что поделать – мне нужны все возможные улики. Из земли кровь уже без свидетелей выделю и поработаю над ней своими, особыми методами. Не зря же я потомственная ведьма в чёрт знает скольких поколениях. Пока меня обеспечивали фронтом работ, я стояла в сторонке и продолжала сканировать тело на тонком уровне. Следов воздействия вампирского гипноза нет – значит, не они, касатики, резвились. Собственно, после того, как я несколько недель назад отправила встречать рассвет главного отморозка из клана «Кровавой розы» – как предсказуемо и банально, правда, название вампирского клана? – Майлза Лесли, они приутихли. Да и не режут господа кровососы жертвам горло и не выпускают просто так кровь из тела. Нет, точно не они. И не диковатые оборотни из Волков – тогда бы на девушке живого места не осталось. Но Волки охотятся в своих угодьях и людей не трогают, от греха подальше. Оно им надо, чтобы за ними с заряженными серебром двустволками носились?!

Кто ещё у нас из нелюдей охотится на людей? Хмыкнула игре слов, посторонилась, дав пройти ребятам – они осторожно несли на брезенте тело вместе с выкопанной землёй.

– Есть соображения, Эйрин? – рядом остановился Мартин, попыхивая ароматной сигарой.

Я покосилась на оборотня: этот консерватор носил не обычную фуражку, а ту самую смешную каску, отличающую английских бобби от остальных копов. Весь отдел по-тихому хихикал над шефом, но, естественно, в лицо ему никто ничего не говорил. Мартин мужик хороший, надёжный, и на его счету, по-моему, чуть ли не самое большое количество раскрытых преступлений в Лондоне. Повезло мне работать в его участке.

– Пока не знаю, Мартин, с ходу не сказать, – я покачала головой. – А что-то подобное по Лондону было уже? Это часом не серийное, а? – пришла мне в голову мысль.

Мартин пожал плечами, проводив взглядом брезент с трупом.

– Нет, не было, я попросил ребят сделать запрос, – он стряхнул пепел и направился к патрульной машине. – Поехали?

Жаль, с серийкой было бы проще. А тут – или маньяк, или кто-то очень хитрый и наглый.

– А почему меня-то вызвали, кстати, Март? – спросила я, когда мы уже двигались к выходу из Кенсингтонских садов. – Вроде никаких признаков магии или того, что убийца из наших. Может, обычный маньяк резвился, не? – я вопросительно покосилась на оборотня.

Он помолчал.

– Я на ней запах учуял странный, не человеческий, и не принадлежащий ни одной из наших рас, – выдал Мартин с тем же невозмутимым лицом. – Даже тень запаха, но подумал, вдруг ты что-нибудь посущественнее найдёшь. Сутки тело наше, потом придётся передать Натану.

Натан – судмедэксперт из людей, один из тех немногих, кто был посвящён в тайную жизнь Лондона. Но его это не пугало. Человека, который всю жизнь имеет дело с трупами самой разной степени порченности и копается в их внутренностях, вряд ли испугает новость, что рядом с ним спокойно живут оборотни, вампиры, суккубы, инкубы, ведьмы, колдуны и прочие нелюди. Не говоря уже о Малом народце, исконных жителях Британии. Я вздохнула: опять сутки на ногах.

– Март, мне днём на несколько часов в салон надо, – предупредила я. – Не отменить никак.

– Ладно, – он снова пожал плечами.

Лаборатория находилась на территории участка, вполне неплохо укомплектованная, с современным оборудованием даже для моих специфических исследований.

– Всё, Март, что-то обнаружу – позвоню, – я кивнула оборотню и зашла в помещение, терпко пахнувшее формалином и всякими другими химикалиями.

Халат, шапочка, перчатки, бахилы – через несколько минут я готова была приступить к исследованию и остановилась у стола, где лежало тело. Земля, пропитанная кровью, находилась на брезенте отдельно, на втором столе. Итак, работаем, Ярина Станиславовна. Я хрустнула пальцами и приступила.

…Почти через два часа организм настоятельно потребовал кофе – и не той бурды, что продавалась в автомате в коридоре участка, а чего-нибудь поприличнее. На этой же улице недалеко находился «Старбакс», и ещё, хочется чего-нибудь сладенького. У меня всегда после применения способностей прорезалась повышенная тяга к потреблению вредных тортиков и печенек. Бросив последний взгляд на тело жертвы – вскрытие будет делать Натан, мне не нужно потрошить бедняжку, чтобы получить нужные сведения, – я вышла из лаборатории, на ходу стягивая перчатки. Заглянула в общий зал и поймала пробегавшего мимо молоденького полицейского.

– Приятель, будь другом, сбегай в «Старбакс», возьми мне каппучино с сахаром и какого-нибудь пирожного, – я мило улыбнулась, захлопав ресницами, и протянула ему десять фунтов.

Да, безбожно пользовалась своим ведьминским обаянием, ну и что? Меня подняли с утра пораньше, я спала шесть часов, что для меня равносильно бодрствованию! Март простит, я знаю. Парень просиял, разулыбался и часто закивал.

– Спасибочки, – проворковала и коснулась его щеки ладонью.

Парень ускакал, а откуда-то сбоку донеслось насмешливое хмыканье.

– Эйрин, как ты можешь распивать кофе и есть в компании свеженького трупа? – поинтересовался Джон, один из подчинённых Мартина.

Я пожала плечами.

– Легко, – с непринуждённой улыбкой ответила ему. – Он же не оживёт и не потребует себе чашечку.

– Типун тебе на язык, – Джон вздрогнул и опасливо покосился на меня.

– Эйрин, что-нибудь выяснила? – как всегда, Мартин с неизменной сигарой и невозмутимым видом появился вовремя.

– Вообще, да, – я кивнула, отбросив игривый тон.

Оборотень склонил голову и пошёл за мной в лабораторию. Перед дверью он аккуратно загасил сигару и бережно положил в коробочку, вытер ноги и зашёл.

– Кровь, хоть и такой же группы, не её, – начала я радовать начальника. – Кто-то где-то нашёл пару литров и вылил под тело, создав видимость, что она просто вытекла через перерезанное горло. А на самом деле неизвестный аккуратно собрал всё до капли и унёс с собой.

– О, как, – крякнул Март, на его лице мелькнуло удивление. – Кудесник, однако. Больше ничего?

– Память чистая, – я вздохнула. – Девушка возвращалась через парк домой, видимо, а ей сделали моментальный отказ сердца. Оно как будто раздавлено, – поведала я следующее открытие. – Но при этом внешние покровы грудной клетки не повреждены.

Оборотень поднял густые брови, терпеливо дожидаясь продолжения. Фи, неинтересный какой, даже в вопросы и ответы не поиграть с ним. Я снова вздохнула.

– Остатки чужой энергетики, ты прав, но очень слабые и едва определимые, я только с третьего раза уловила, – я встала и прошлась по давней привычке рассуждать вслух. – Кто-то догнал девушку, на расстоянии раздавил ей сердце, а потом перерезал горло, выпустив всю кровь. И налил под неё такую же, но чужую.

Мы помолчали. Явился парнишка с моим кофе и кусочком шоколадно-трюфельного торта, умница моя. Я тут же присела за стол и, зажмурившись, отхлебнула божественного напитка.

– Что с сериями? – пробубнила с полным ртом.

– Похожих не было, по крайней мере, чтобы жертва без крови оставалась, – ответил оборотень. – Так что или это случайное, или первое.

– С чем нас и поздравляю, – я мрачно покосилась на коллегу. – Какие соображения, Март?

– Где можно взять человеческую кровь и не возбудить подозрений? – вместо ответа наградил он меня вопросом.

Я пожала плечами.

– Донорские пункты, – и отправила в рот ещё кусочек шоколадной вкусняшки. – Но в количестве нескольких литров там дают только на экстренные операции и вампирам по предъявлении талонов.

– Я проверю, – Мартин поднялся. – Натан завтра на вскрытие придёт, если возникнет желание осмотреть всё ещё раз, подтягивайся.

Ну… У меня осталось чуть больше двух часов, чтобы привести себя в порядок и отправиться в салон. А ещё неплохо бы ланч по пути перехватить, ибо общение с группой, жаждущей открыть у себя третий глаз и прочистить чакры, точно доведёт до изжоги. Так что, разве после обеда меня посетит желание ещё разок пообщаться с трупом, что вряд ли. Но расстраивать Марта не хотелось.

– Ты тоже, если что найдёшь, звони, пиши, – я кивнула оборотню.

Он вышел. Я допила кофе, доела пирожное и сняла рабочую одежду. Мне настоятельно требовалось принять душ, после общения с трупами и применения магии в таких количествах за утро, как сегодня, я чувствовала себя немного усталой. А вода всегда приносила мне бодрость, несмотря на то, что я чистая ведьма без малейшей примеси крови кого-то из нелюдей. Захватив сумочку, я вышла из лаборатории, прошла участок под восхищёнными взглядами полицейских и оказалась на улице. Погода радовала солнышком и теплом, и надеюсь, остаток лета пройдёт и дальше под таким же позитивным прогнозом. Я направилась к своему «Куперу» и уже взялась за ручку, собираясь открыть дверь, как вдруг накрыло чёткое осознание чужого внимательного взгляда. Не враждебного, точно. Но… Я вскинула голову и безошибочно нашла обладателя наглых гляделок.

Он стоял на другой стороне улицы, прислонившись к крутому навороченному байку, блестевшему на солнце хромированными деталями, как новогодняя ёлка украшениями. Тёмная футболка едва не трещала на мускулистых плечах, бицепсы внушали уважение. Не перекачанные, однако видно, что незнакомец уважает железо. М-м-м, я предпочитала мужчин комплекции поскромнее, бруталы в татушках меня не привлекали. А у этого, начиная с предплечий и увиваясь под рукава футболки, змеились узоры, надо признать, смотревшиеся на загорелой коже очень естественно. Фи, как вульгарно, разрисовывать себя, как какой-нибудь дикий индеец в прериях. Я поджала губы, смерив демона – а это был именно демон, причём из рода боевых, и если не ошибаюсь, огненный, – неприязненным взглядом.

Да, он носил тёмные очки, но это не мешало мне чувствовать, как он пялится на меня. И ещё, индивид был абсолютно лыс. Как коленка. Ну да, каждый раз заново шевелюру отращивать после превращения замучаешься. Вот уж с кем с кем, а с демоном точно никогда не хотела иметь ничего общего. Прямолинейные, местами грубые, настоящие мужланы, понятия не имеющие, как ухаживать за женщиной. Я открыла дверь и скользнула на сиденье машины, желая оказаться от незнакомца как можно дальше. Время поджимало, чтобы ещё тратить его на каких-то непонятных наглецов. Ну рассматривал и рассматривал, я привыкла к чужим взглядам, особенно к мужским. Никуда не деваться, чистокровные ведьмы от природы обладали флёром обаяния и привлекательности. Женской харизмой, если хотите. Постоянно носить экранирующие амулеты – это головная боль обеспечена, я с артефактами не очень хорошо уживалась. Ходить в иллюзии – а ну как забуду в один прекрасный день? Хлопот не оберёшься. Поэтому я просто не обращала внимания на такие вот взгляды.

До дома я добралась быстро – жила недалеко от метро «Бэйсуотер», в спокойном и тихом квартале с другой стороны Кенсингтонских садов. Ещё был симпатичный домик в Хаммерсмите, на юге Лондона, туда я обычно уезжала на выходные, ну или когда хотела отдохнуть от суеты и шума большого города. Вот, кстати, может, сегодня вечерком махнуть? Колин наверняка будет опять названивать, адрес этой квартиры он знал, а вот домика – нет. Наверное, так и сделаю.

Однако у дверей ждал сюрприз, уже надоевший и ставший почти привычным: на коврике лежала чёрная роза, усыпанная бриллиантами росы. Господи, как банально и пошло, а. Я закатила глаза и небрежно отбросила цветок носком туфельки. Дэниел всё никак не может успокоиться, что без своего инкубского обаяния, как мужчина, он далеко не для всех женщин привлекателен. Как же мне повезло родиться чистокровной ведьмой! На меня не действовал ни вампирский гипноз, ни инкубова магия соблазнения, ни прочие штучки в таком духе. У меня абсолютный иммунитет к ментальному воздействию, что позволяло в свободное время подрабатывать выполнением всяких деликатных дел по запросам нелюдей и Малого народца. Ага, в некотором роде, наёмница. Но за действительно опасные дела я не бралась, не совсем сумасшедшая. С вампиром же получилось так, что были личные счёты, потому и взялась. И не жалею.

Поджав губы, я открыла дверь и зашла в свою квартиру, справившись с минутным приступом раздражения. Так, сейчас быстро в душ, переодеться и на ланч. Тут недалеко есть восхитительный итальянский ресторанчик, оформленный в деревенском стиле, там и перекушу. И заодно настроюсь – мне предстояло полтора часа морочить голову состоятельным бездельникам, желающим потратить свои деньги на такую бесполезную чепуху, как развитие у себя экстрасенсорных способностей. Любому нелюдю известно, что магом или волшебником, или ведьмой на худой конец, можно только родиться. Просто так, ниоткуда, способности у обычных людей не возникают. Ну, что поделать, эзотерический салон – отличное прикрытие для моих необычных клиентов, приходится поддерживать марку, так сказать. И деньги никогда лишними не бывают тоже.

 

За час с небольшим до начала занятий в моём салоне я сидела в итальянском ресторанчике, с аппетитом уплетала пасту болоньезе и чувствовала себя в хорошем расположении духа. Да, впереди предстояли скучные занятия, но зато вечером… Можно по пути купить нежной вырезки и сбацать для себя, любимой, восхитительный шашлык на лужайке позади дома. Благодаря невидимому щиту, мои соседи не могли видеть, чем я занимаюсь в своём садике – я не любила лишних глаз. Для них лужайка всегда оставалась пустой. Возьму ещё вкусного пива на разлив в любимом пабе, и вечер пойдёт на ура, не в пример утру со свеженьким трупом.

Только вот, выходя из машины у входа в салон «Третий глаз» на тихой и уютной Брэндон стрит, я никак не ожидала снова наткнуться на того же неизвестного демона. Вот зараза! И ведь не скрывается совершенно, внаглую стоит прямо на углу и в упор меня разглядывает! Особенно взбесила его ленивая ухмылочка и зубочистка в уголке рта. Едва удержалась от фырканья, разгладила узкую юбку-карандаш делового костюма – а что вы думали, я буду выряжаться, как пугало, раз эзотерический салон держу? – и поспешила скрыться в прохладном холле. Уф. Ещё раз увижу, пойду учинять разборки. Когда за мной начинают следить, особенно такие подозрительные типы, я нервничаю. А нервная ведьма, я вам скажу, весьма опасная особа. Я ж могу с перепугу как колдануть не того чего-нибудь, так от бородавок по всему телу месяцы избавляться будет.

– О, мисс Эйрин! – радостно прощебетала Мэри, мой администратор. – Доброго дня!

– Кто-нибудь пришёл уже? – я улыбнулась девушке – она была обычным человеком, мне здесь нелюди ни к чему.

– Да, двое вас уже ждут, – с готовностью ответила она.

– Ну отлично, – я поспешила подняться в свой рабочий кабинет.

…Шла сороковая минута, как я изо всех сил изображала из себя крутую ведьму, способную научить открывать третий, и при желании четвёртый глаз, подтягивать чакры и полировать нимб. И даже чистить пёрышки на ангельских крыльях, если очень надо. В какую только ерунду не верят люди, желая хоть как-то прикоснуться к чему-то отличному от их повседневной рутины! Только то, что для них необычное и чудесное, для меня как раз и есть та самая повседневная жизнь. Так, Яра, не отвлекаемся. Я сменила цвет лампы на приятный зеленоватый, покосилась на группу, неподвижно сидевшую в позе лотоса, и метидировавшую над хрустальными шариками. Подавила зевок. И тут одна из просвещавшихся, англичанка средних лет со слегка безумным взглядом как заорёт:

– Я вижу!!! О, мисс Катрина, кажется, я вижу!

Я аж вздрогнула, с опаской покосившись на мадам. Ладно, видит и видит, зачем так пугать-то. Уж не знаю, что именно эта леди узрела в глубине обычного хрустального шарика, главное, она сама в это верит. Я величественно кивнула и небрежно улыбнулась.

– Поздравляю с прогрессом, милая, всего четыре занятия, и вы уже способны видеть сквозь туман времени, – да, обычная пафосно-философская чушь.

Но в неё, как ни странно, верили. У людей сильны стереотипы, и если ты посмеешь хоть чуть-чуть выйти за их рамки, тебе вряд ли поверят, будь хоть трижды потомственной ведьмой и влетаешь в окно на метле каждый день. Если при этом у тебя нет чёрной кошки и остроконечной шляпы, и суперкороткого сексуального платья в обтяжку с большим декольте, всё – ты не ведьма! Шарлатанка-фокусница, не более. Поэтому мне приходилось делать иллюзию вьющихся мелкой стружкой ярко-рыжих волос, хотя от природы они у меня красивого, каштаново-янтарного цвета. На самом деле, они спускаются крупными локонами почти до самой талии. Да, горжусь своими волосами, очень их люблю и тщательно ухаживаю.

Тут неожиданно дверь приоткрылась и заглянула Мэри со слегка растерянным лицом. Я вопросительно подняла брови: обычно во время занятий меня ни для кого не было.

– Мисс… прошу прощения… – зашептала администратор. – Там очень просят вас спуститься…

– Скажи, я занята, – почти не разжимая губ, ответила я, краем глаза следя за группой.

Мне кажется, или вон тот мужчина довольно привлекательной наружности самым наглым образом разглядывает меня сквозь ресницы, притворяясь, будто медитирует вместе со всеми? Нахал. Специально кольцо снимает перед занятиями, а у самого жена дома, между прочим. И ребёнок маленький. Пока я ему не давала шанса флиртовать со мной, и если честно, испытываю нездоровое желание в следующий раз в чашечку чая сыпануть ему кое-что из моих фирменных травяных сборов. Что надолго отобьет не просто ходить налево, а даже смотреть в сторону других женщин.

– Мисс… – начала было Мэри с несчастным видом, но её перебил шум, раздавшийся в коридоре.

Ну и кто там такой настойчивый?! Если тот демон, спущу с лестницы и пинка для ускорения придам. Я выдохнула, решительно поднялась.

– Прошу прощения, мне надо ненадолго отлучиться. Продолжайте, – бросила я группе и выскользнула за дверь.

Они пока заняты, а я разберусь, что за проблемы. Проблема оказалась одна, небольшого роста, с роскошной рыжей бородой по самые брови и широкой ухмылкой на красной физиономии. Да ещё и ростом мне едва по пояс. Я чуть не выругалась.

– Иди, Мэри, – отпустила я администратора, опасливо косившегося на неожиданного гостя.

– Привет, Яр, – на чистом русском обратился ко мне посетитель, и его взгляд стал виноватым. – Прости, я не знал, куда мне ещё пойти…

– Так, – решительно заявила я, ухватила господина гнома за плечо и подтолкнула к лестнице. – Быстро, вниз. Матиас, ты с ума сошёл, ты знаешь, когда ко мне можно приходить! – прошипела, донельзя раздосадованная внезапным появлением непрошенного гостя. – У меня занятия сейчас!

– Ярочка, миленькая, ну я не виноват, что твой салон так близко от паба! – Матиас оглянулся и посмотрел на меня просительным взглядом. – А за мной…

Он не договорил: мы как раз спустились в холл, и во входную дверь раздался громкий требовательный стук.

– Матиас, гоблин озабоченный, я знаю, ты там! – от возмущённого вопля я чуть не оглохла вторично за последнюю четверть часа. – Ярина тебя не спасёт, прекрати прятаться за её юбку!

Я выразительно посмотрела на гнома и упёрла руки в бока.

– Опять?! – тихо рыкнула и уже не церемонясь, ухватила его за бороду. – Кого на этот раз за задницу лапал, а?!

– Я думал, она к подруге ушла, а она за мной попёрлась следить! – выпалил Матиас приглушённым шёпотом и умоляюще посмотрел на меня, и не думая высвобождать растительность. – Яр, пожалуйста, ну оно само получилось! Не говори, что я здесь! Обязан буду! – гном чуть руки молитвенно не сложил и не держи я его, готова спорить, на что угодно, бухнулся бы на колени.

Хмыкнув, я потянула Матиаса к гостевой комнате на первом этаже, втолкнула с напутствием:

– Второй выход – через вон ту дверь и в конце коридора!

После чего направилась к входной – Ингер, добропорядочная гнома и супруга Матиаса, продолжала бушевать. Предусмотрительная Мэри, молодец, после появления её мужа предпочла запереть на замок вход. Смышлёная девочка, надо будет ей премию в конце месяца небольшую начислить. Несмотря на происходящие в салоне «Третий глаз» время от времени странности, она лишних вопросов не задавала и не в своё дело нос не совала. Вот и сейчас только наблюдала за мной из-за стойки, не вмешиваясь. Я же открыла дверь и поймала кулак Ингер, после чего мило улыбнулась и завела хмурую гному в холл.

– Ну и где этот кобель? – буркнула невысокая крепышка с копной иссиня-чёрных кудряшек. – Я ему сейчас поотрываю всё лишнее, чтобы неповадно было!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru