Не желайте слишком громко

Кира Стрельникова
Не желайте слишком громко

– Не испугается? – негромко всё же произнёс Паша.

– А ты что, предлагаешь, что ли, нахрапом? – Андрей покачал головой. – Мы же никуда не торопимся, да? Будем потихоньку приучать. Юлька девочка взрослая, не думаю, что прямо такая уж стеснительная. Скорее, никогда не думала о подобной возможности, – он снова улыбнулся, мягко, мечтательно.

Они не касались этой темы, по молчаливому взаимному согласию, ещё с тех самых пор, как обнаружили, что им нравятся одни и те же девушки. И первая же попытка совершенно логично – с их точки зрения – предложить вариант жить втроём с треском провалилась. Барышня возмутилась, обиделась, обозвала извращенцами, сказала, что родители её не поймут, развернулась и ушла. Больше братья не рисковали, хотя мечта найти ту, которая бы согласилась на такой, мягко говоря, необычный шаг, оставалась самой заветной. Удивительно, но ни разу не получилось так, что близнецам понравились бы разные девушки. А поскольку ссориться из-за такого достаточно несерьёзного повода выглядело полной глупостью, они и придумали вариант, помогавший и получать свою долю внимания, и не отпугивать подруг. Просто по очереди ходить на свидания, и всё, иногда, для успокоения, так сказать, встречаясь втроём, или в больших компаниях.

– Авантюра, конечно, но какая заманчивая, – ухмылка у Пашки вышла очень довольной, он потянулся, хрустнув пальцами. – Ладно, давай попробуем, в конце концов, кто не рискует, и далее по тексту.

Они переглянулись, в одинаковых глазах цвета весенней листвы отразилось предвкушение. На их памяти, баба Валя ещё ни разу не ошиблась.

– Всё, давай спать, у тебя завтра ответственный день, – Андрей подмигнул и встал.

– Ага, наконец-то работа без командировок, – Пашка широко зевнул.

– Подбросишь или мне свою тачку брать? – его брат сполоснул тарелку.

– Подброшу, ладно уж, – кивнул тот.

– Обратно созвонимся, ага?

– Ага, ага, – ответил Павел уже из коридора. – Спокойной ночи.

– Спокойной ночи!

И хотя спали они в разных комнатах, снилось им одно и то же лицо, с упрямо сжатыми губами и прищуренными глазами цвета мха, с коричневыми крапинками…

Я, конечно, люблю свою работу, но вот вставать каждый день в семь утра для такой неисправимой совы, как я, почти что подвиг панфиловцев. Не, привыкла уже, и особой ломки нет, в будние дни стараюсь ложиться не позже двенадцати, но всё равно, завтрак проходит на автопилоте, а организм просыпается где-то часам к двенадцати дня. Хорошо, что должность штатного переводчика не предполагает серьёзных умственных усилий и сосредоточенности. Английский изучаю давно и очень люблю, и когда работаю с переводами, для меня это не напряжение, а кайф. Пусть тексты технические, всё равно это язык.

Как обычно, собралась, покушала, сунула наушники и включила плеер. Погрузившись в мир музыки и мыслей, доехала до работы, заняла место. На сегодня текущих дел не так много, можно позволить себе с полчасика подремать над кружкой с кофе. Однако не успела я вдохнуть бодрящий аромат, как в наш отдел, где я сидела вместе с менеджерами, влетела секретарша Аллочка, возбуждённо блестя глазами и улыбаясь во все тридцать два.

– Народ, новость дня! – выпалила она. – Шеф вам коммерческого нашёл!

Оп-па, вот уж действительно новость. Обитатели нашего отдела живо оторвались от мониторов.

– Когда успел?! – выдала Наташка, нервно поправляя причёску.

Мы кандидатов, естественно, не видели, хотя искали давно на эту должность, собеседование проводилось в кабинете у гендира. И вот, свершилось, наконец, после двух месяцев существования в относительно свободном режиме.

– Да в пятницу приходил один, его и взяли, – Аллочка закатила глаза. – Девчонки-и-и, красавчик, закачаешься! Высокий, светловолосый, мм!

Наташка пренебрежительно пожала плечами и демонстративно посмотрела на кольцо на пальце.

– Мне и мужа хватает, – отозвалась она. – Главное, чтоб как начальник не дурак оказался.

Я же вовсе никак не прокомментировала заявление Аллочки. Служебные романы меня никогда не прельщали. А кроме нас с Наташкой больше в отделе девушек не было.

– Ничего, у нас вон Юлька не пристроенная, – хихикнула секретарь. – Всё, девочки, пошла я, он сейчас уже должен подъехать с Санычем!

Аллочка умчалась, а я продолжила медитировать над кофе. Мне, в общем-то, параллельно до коммерческого, я сама по себе, переводы стекаются ко мне со всего офиса. То письма, то инструкции, то чертежи механизмов, так что работы хватает. Когда за дверью послышались голоса, я даже не обратила внимания, ровно до тех пор, пока шеф не распахнул дверь и не объявил:

– Проходите, будем знакомиться.

Невольно подняла голову, и… встретилась взглядом с новым коммерческим директором. Горло защекотал истеричный смешок, и я порадовалась, что кружка стоит на столе, иначе неминуемо бы выронила её из дрогнувших рук. Нет, нет, так не бывает, так просто не может быть!! На меня смотрели с не меньшим удивлением зелёные глаза Пашки. Несмотря на деловой костюм, я его узнала и не приняла за Андрея. Как, не спрашивайте, не скажу всё равно. Считайте, чутьё.

– Коллеги, прошу любить и жаловать, Павел Владимирович, ваш новый коммерческий директор.

От следующей мысли я едва не расхохоталась в голос: офигеть, я гоняю в Дозоре с одним из моих начальников! Как дальше жить?!

– Всем доброе утро, – наш новый коммерческий улыбнулся, пока я подбирала челюсть и упихивала взвихрившиеся эмоции обратно.

Мда, Питер город маленький. Как так могло получиться, что мы снова пересеклись, да не где-нибудь, а на моей работе? Вот уж таких сведений Пашке точно неоткуда взять, да и знакомы мы всего ничего, а он раньше сюда на собеседование приходил. Знак?.. Я поёжилась и уткнулась в монитор. Какой нафиг знак, чего, скажите, пожалуйста? Мы просто играем вместе, я ведь даже не думала про Пашку в другом ключе, кроме как драйвера! Уф-ф, выдыхаем, пять секунд, полёт нормальный. Ну, будем работать вместе, ладно уж, бывает. В конце концов, я всего лишь переводчик, чего дёргаюсь?

Уговаривая себя таким образом, я параллельно занималась переводом. Зачем уговариваю? А, не знаю. Есть у меня такая миленькая особенность, из мух делать просто стада летающих слонов. Я настолько ревностно охраняю свою свободу и устаканившуюся жизнь, что при любых переменах, или даже намёке на оные, начинаю переживать и дёргаться. Слишком долго шла к тому, что теперь есть, не хочется похерить всё и вернуться к унылому и скучному существованию. И вообще, я отвыкла от общения с противоположным полом вне Дозора. А там совершенно другие реалии.

К моему удивлению и чего уж там, радости, Пашка не стал афишировать, что мы таки знакомы. Просто кивнул, проходя мимо в свой кабинет, и улыбнулся уголком губ. И неважно, что при этом по спине прокатилась непонятная дрожь, и пальцы нажали пару лишних букв. Я привыкла к тому, что в последнее время организм реагировал на симпатичных мужчин одинаково, и научилась отделять обычный гормональный всплеск от настоящего интереса. Последний впал в спячку где-то почти год назад, с моих последних неудачных отношений. С тех пор я решила, что надо разнообразить жизнь, не впуская в неё никого постороннего, и успешно справилась с этой задачей. Да, чисто с физиологической точки зрения, мужчины не хватало. Помогали пустырник и загруженность каждого дня под завязку, чтобы уставать и засыпать без задних ног. Как там в «Укрощении строптивого», кто-то в колокол звонит, кто-то дрова колет. Ну а я играю в Дозор, хожу на скалодром, и вот теперь ещё танцы появились. Мда, а там Андрей… Стоп. Не думать!! Оккупировали, блин, один на работе, другой на тренировках… И ведь не подкопаешься, действительно стечение обстоятельств, чтоб их через забор да налево! Всё, всё, успокаиваемся и сосредотачиваемся на переводах. Мне к концу дня длиннющую инструкцию сдать надо, которую мучаю с прошлой недели, уж больно много там всяких терминов, да ещё проверить надо с кем-нибудь, правильно ли всё употребила.

Любимая работа помогла отвлечься от мыслей о близнецах. Первое время подсознательно ожидала, что Пашка будет искать предлоги таки пересечься – видимо, давала знать о себе начитанность всяких женских современных романчиков про начальника и подчинённую. Вот и мыслила шаблонно… Не, обошлось. Я тихонько щёлкала по клавишам, Павел Владимирович вливался в работу, сначала собрав менеджеров на коротенькое совещание, потом вообще ушёл к гендиру, почти до обеда. Я расслабилась и перестала ожидать подвоха каждую минуту. Зря, как оказалось…

Бросив в очередной раз взгляд на часы, обнаружила, что время обеда подобралось незаметно, да и желудок тут же радостно отозвался, что пора, пора подкрепиться. Я с хрустом потянулась, зажмурившись, встала и пошла к выходу из офиса. И чего бы мне не посмотреть, на месте ли наш КД?! Потому что на улице ждал сюрприз в виде Пашки, стоявшего около машины и курившего. Моим намерениям пройти мимо и отправиться в ближайшую кафешку, где всегда обедала, не суждено было сбыться. Ничего не спрашивая, блондин распахнул дверь и невозмутимо произнёс:

– Садись.

– Э-э… – я притормозила и вопросительно уставилась на него. – Спасибо, конечно, но я в состоянии пройти сто метров до кафе.

Чтоб ещё судачили за моей спиной, что не успел появиться новый начальник, как я с ним уже обедать езжу?! Да нафиг оно мне надо!

– При чём здесь кафе? – Пашка искренне удивился. – Поедем, нормально поедим. Юль, садись, а. Приставать не буду, – он усмехнулся.

Да сговорились, что ли, что один, что второй?! Не буду, не буду, будто я только этого и жду! Кому-то слишком резвому, посмевшему тихонько пискнуть внутри «А жаль…», дала мощного пендаля. Жаль, понимаешь, ему. А мне вот нет. Мимолётных увлечений на одну-две ночи и даром не надо, особенно с Пашкой – нам работать ещё в одном офисе. Чего-то серьёзного… Так, мать, не туда заносит. Ладно, проще согласиться, чем стоять тут и препираться на глазах у всех. Пожала плечами и с крайне независимым видом села в машину.

 

– Как нога? – осведомился Пашка, выруливая со двора.

– Да нормально, далась она вам всем! – немного раздражённо ответила я. – Не первый и не последний раз, постоянно с игры битая прихожу. К выходным пройдёт.

– Чего рычишь-то сразу, уж и спросить нельзя, – раздалось насмешливое. – О тебе же беспокоюсь. Зачем на тренировку вчера пошла?

Не удержалась и закатила глаза. Мы знакомы всего ничего, а он ведёт себя так, будто я самое малое прихожусь ему родственницей!

– Тебя забыла спросить, – дёрнула плечом. – Андрей наябедничал, да?

– Почему сразу наябедничал, просто рассказал, – скосив глаза, я заметила, что он улыбается. – Забавно получилось, не находишь?

Отвечать не стала. Лично я не вижу ничего забавного, мне вообще как-то не по себе от появления в жизни близнецов. Пашка тоже не стал продолжать разговор, видимо, заметив, что я не в настроении. Мы в тишине доехали до небольшого уютного ресторанчика и вышли. Едва устроились за столиком, и я взяла меню, блондин заявил голосом, не предполагавшим возражений:

– Плачу я. Если из вежливости закажешь только салатик с травой, будешь есть то, что я выберу.

Не, посмотрите на него, а! Скажи он это по-другому, ну, в смысле, что за его счёт обед, я бы может и стерпела. В моём понимании, это нормальное поведение, когда мужчина платит за женщину. Но… обычно так бывает на свиданиях… А у нас вроде как рабочий обед. Длинно выдохнула, подавив порыв огрызнуться, и напомнила себе, что не стоит выпускать на волю моих тараканов и пугать пока ещё ни в чём не повинного человека. Пашка не виноват в том, что у меня исключительно негативный опыт отношений, и я окончательно разочаровалась в мужчинах.

– Давай, ты не будешь диктовать мне условия, идёт? – буркнула, рассеянно скользя взглядом по меню. – Я не козёл, я траву не ем, – повторила известную фразу из мультика. – И вежливостью никогда не отличалась, – не удержалась и добавила шпильку. – Так что не переживай, покушать я люблю.

– Это хорошо, – снова улыбка, и какой-то слишком уж пристальный взгляд. – Я как раз готовить люблю.

В удивлении подняла брови. Странно слышать такое заявление от мужчины, обычно они к плите упорно ставят женщину. Даже если умеют держать в руках сковородку и знают, с какой стороны браться за блендер.

– Рада за тебя, – невозмутимо отозвалась и углубилась в меню.

Очень вовремя подошла девушка, и мы сделали заказ. Я не мелочилась, есть хотелось, а тут всё вкусное было. Да и раз Пашка платит, почему бы не воспользоваться? Вряд ли он потом предъявит лично мне счёт за совместный обед… Сам пригласил, сам сказал, так что пусть даже не думает.

– Ты как вообще в Дозор попала? – наш КД выбрал нейтральную тему для разговора, что несказанно обрадовало.

Молчать было неуютно, не настолько близко мы знакомы, чтобы сидеть в ненапряжной тишине. Это вообще очень редко встречается, когда необязательно разговаривать, чтобы чувствовать себя комфортно.

– Да случайно, хотя давно хотела, – я повертела зажигалку, стараясь не смотреть на собеседника. – Полгода назад вот собралась и оставила заявку на форуме, и Мишка меня сразу к Психам в команду забрал.

Объяснять, что Дозор послужил таблеткой от затяжной депрессии, не собиралась. Оно ему надо, о моих проблемах слушать?

– И что, сразу на двойки полезла? – по голосу поняла, что Пашка улыбается.

– Нет, конечно, – я хмыкнула. – С единичек начала, как все. Просто потом пошла на скалодром, ну и понеслась. Кэп поворчал, да махнул рукой, хотя у нас хватает вроде парней для сложных КО. А ты как, давно?

– Года три, – ошарашил Пашка ответом. – Вообще, Андрюха привёл, он раньше в это дело влез, с тех пор и гоняем по ночам. Только у меня командировки начались где-то месяца два назад, пришлось отложить на время. Потом понял, что надоело мотаться по городам и весям и жить в поездах и самолётах, и сменил работу, – он замолчал, я рискнула бросить на собеседника осторожный взгляд.

Задумчивое лицо, и снова этот непонятный взгляд. Нам принесли еду, я уткнулась в тарелку, лихорадочно соображая, что бы спросить ещё – не хотелось, чтобы Пашка продолжил узнавать о моей жизни.

– А чем ещё кроме Дозора интересуешься? – в общем, логично, и займёт его на некоторое время.

– Ну, по мелочи много чем, вообще, любим с Андрюхой активный образ жизни, – с готовностью ответил блондин. – Летом походы всякие, на машине путешествуем, я тоже полазать люблю, Дрон танцами увлекается. Кстати, о птичках, не ходила бы завтра на тренировку, – взгляд цвета весенней травы мазнул по мне, и я заметила в нём странный огонёк. – Тем более, на выхах ПМка будет скорее всего, а ты на неё наверняка захочешь поехать, – и усмешка, понимающая такая.

– Паш, закрыли тему, – немного резко ответила я. – Сама решу, куда ходить, а куда не ходить.

– Да я просто сказал, чего ты сразу в бутылку лезешь, – он откинулся на спинку, и от его прямого взгляда хотелось поёжиться и обхватить себя руками. – Ощущение, что не о здоровье твоём беспокоюсь, а предлагаю что-то крайне неприличное, так нервно реагируешь, – Пашка чуть прищурился.

– Ну вот такая я, извини, – поджала губы и привычно подавила раздражение. – Не привыкла, что посторонние люди в мою жизнь активно лезут.

– Да никто никуда не лезет, – он вдруг негромко рассмеялся, а меня посетило стойкое впечатление, что в воздухе повисло противное словечко «пока». – Юль, расслабься и будь проще. И ты не такая, не ври, – чуть тише добавил вдруг Пашка.

Сердце нервно дёрнулось, будто в него ткнули оголённым проводом. Это что вот за заявы такие? Попыталась свести всё к шутке.

– Психолог, что ли? – смерила собеседника насмешливым взглядом. – Такая, не такая… Какая тебе разница, собственно? И почему не такая? – извечное женское любопытство до добра не доведёт, мгновением позже поняла я, когда Пашка всерьёз начал отвечать.

– Ты как защищаешься, осталось выставить пограничные столбы и написать табличку «Паспортный контроль», – задумчиво произнёс он. – Хотя я вроде бы и не говорю ничего такого, что может тебя обидеть. Просто пытаюсь общаться.

На пару секунд задержала дыхание, сдерживая порыв доходчиво объяснить, почему так себя веду. Да, защитная реакция, он правильно угадал… Мне проще заранее напугать мужчину, чем потом расхлёбывать последствия обычной улыбки и дружелюбного отношения. Раньше разочарование у моих партнёров наступало быстро, они почему-то успевали напридумывать себе что-то такое про меня, и когда обнаруживали, что я не вписываюсь в их представления обо мне, резвенько уходили. А я, как дура, успевала втюриться по уши… нафиг, нафиг. Больше в эти игры не играю, и веду себя так, как обычно. Кому не нравится, не мои проблемы. И мне тоже меньше проблем и переживаний.

– Я не против общения, – наконец ответила, тщательно подбирая слова. – До определённых границ. И, это, сразу, никогда не мечтала о служебных романах, – да, предпочитаю расставить точки как можно раньше. Ну, мало ли что там Пашка мог надумать, а даже если и не надумал, то всё равно, перестраховаться не мешает.

– Продолжаешь пугать? – на его губах блуждала какая-то слишком уж, на мой взгляд, довольная улыбка, а глаза не отрывались от моего лица.

– Предупреждаю, – чего стоила невозмутимость, говорить не стоит.

Да, меня волновало его близкое присутствие и флюиды обаяния, исходившие от Пашки, врать не буду. Но я давно приучилась сдерживать мечты и фантазии, от них ничего хорошего никогда не было. Намечтаюсь, а потом в реальности всё совсем не так, и становится грустно и стыдно за то, что снова наступила на одни и те же грабли.

– Ладно, – он неожиданно выпрямился, и я чуть нервно не дёрнулась. – Поехали в офис.

Ничего не имею против. Хочется уже вернуться к работе и перестать перебирать в голове странный разговор. А вечером можно посидеть на любимом литературном форуме, и посочинять в своё удовольствие. Да, я ещё и творчеством баловалась, несерьёзно, правда, рассказы всякие да повести писала, на большие объёмы меня не хватало. Так, идейки разные приходили в голову, я их и записывала. Об этой стороне моей жизни в реале знала только Маринка, я как-то под пивом проговорилась ей, и даже дала заценить тот самый пикантный рассказик, от которого до сих пор щёки вспыхивали, едва вспомню, про ЧТО он… На следующий день Мари с блестящими глазами и блуждающей улыбкой засыпала меня благодарностями. В том плане, что Мишке последствия прочтения моей шалости очень понравились, хотя он и не знал настоящей причины. Угу… Называется, автор был слегка пьян, неадекватен, находился в стадии острой нехватки мужского общества, и позволил самым тайным желаниям ненадолго вылезти на поверхность. Хорошо, что писала не под своим настоящим именем. Как выяснилось, мечты о двух мужчинах обуревают очень многих, и среди них даже попадаются почтенные замужние дамы с детьми.

Ну, мечты мечтами, а пора возвращаться в реальность, работа ждала. Обратно мы тоже доехали в тишине, я углубилась в свои мысли, почти не обращая внимания на Пашку. Гнала прочь странное ожидание, почему-то казалось, он так просто не оставит меня в покое, и непременно попытается предложить встретиться вне работы и до Дозора. Нечто вредное и непримиримое внутри ощетинивалось колючками, воинственно размахивало берданкой и кричало, что нафиг нам такое счастье, жили одни до сих пор, и дальше проживём. Я не спорила. Подсознание лучше знает, что ему надо. А вредный блондин как чувствовал, и невозмутимо молчал, крутя баранку.

До вечера день прошёл спокойно. Я снова углубилась в переводы, Пашка вникал в дела, и на время удалось выкинуть из головы зеленоглазого братца Андрея. Ровно до момента, когда стрелки офисных часов замерли на шести. Умная я осторожно покосилась на кабинет – отсутствие света в нём не обрадовало. Тихо понадеялась, что новый КД ушёл раньше, шустренько собралась, и вышла на улицу… Не, он издевается, что ли?! И нечего так сверлить меня гляделками, ещё бы пальчиком поманил, тоже мне, джентльмен! И так удостоилась сегодня любопытных взглядов коллег после обеда, пришлось нехотя объяснить, что мы немного знакомы с Павлом Владимировичем. Про Дозор не стала уточнять, зачем палить секреты начальства.

Пашка закончил говорить по телефону, я же, сделав морду кирпичом, кивнула и потопала дальше… Пока меня не окликнули.

– Юль.

– А? – обернулась, наткнулась на его пристальный взгляд.

Так, ну хватит.

– Даже не думай, – буркнула и покачала головой, скрестив руки на груди.

– О чём? – он поднял брови и усмехнулся уголком губ.

Я ни на секунду не поверила его хитрой и одновременно невинной роже. Прекрасно понимает, что я имела в виду.

– Обо всём! – рявкнула, выведенная из себя.

Вместо ответа Пашка распахнул дверь.

– Садись, нам ещё за Андрюхой ехать.

– Не стоит, сама доберусь, – предельно вежливо отозвалась я. – Тем более что тут уж совсем не по пути, ты же в Автово живёшь.

– Родители, – спокойно сказал этот… интриган. – Мы с Дроном на Московской обитаем.

Ах, вот как. Спокойствие, только спокойствие.

– Юль, прекращай, у меня ощущение, что ты элементарно боишься, – продолжил уговоры Пашка. – Причём, неизвестно чего, я ничего страшного не сделал.

И опять, опять это словечко «пока» очень явственно повисло в воздухе! И весь вид блондина говорил, что мои подозрения можно смело превращать в уверенность. Да, боюсь. Того, что действия Пашки подозрительно смахивают на попытки не просто подружиться, настойчивые такие попытки. Того, что где-то ну очень глубоко в душе мне приятно его внимание – я же в конце концов женщина, хоть в последнее время вспоминаю об этом редко. И того, что опять могу размечтаться… Чтобы в результате получить граблями по носу.

– Юлька, я просто подвезу тебя до дома, что за детский сад, – показалось, или в его голосе мелькнуло предупреждение? – Не спорь, садись, давай, там Андрюха ждёт.

Я просто знала, если сейчас упрямо пойду к метро, этому гаду белобрысому хватит наглости поехать следом, и если что, насильно усадить меня. Если, конечно, я всерьёз начну отбиваться. Поджала губы, усмирила детские желания раздражённо фыркнуть и послать, и молча села, нахохлившись, как недовольный воробей. Вот что ему от меня надо, а?! Мало других вокруг? Вцепился, как клещ… Или недотроги привлекают? Не, я всё понимаю, охотничий инстинкт и всё такое, но по моему опыту, охотники среди мужиков давно перевелись, им подавай что полегче, без долгих уговоров и хождений вокруг да около. Тем и пользуюсь, собственно, мои колючки отпугивают качественнее, чем прямой посыл по известному адресу.

До работы Андрея ехали молча. Я спряталась за сиденье водителя и угрюмо созерцала город за окном, эмоции скакали, как пульс на осциллографе. Хочу, не хочу?.. А ведь ещё на периферии маячил его братец, который вчера на тренировке тоже как-то странно посматривал на меня. Тьфу, вот же ж. Называется, бойтесь своих желаний, они могут исполниться. Да не хотела я ничего такого, ну в самом деле! Бред какой-то, честное слово! Мечты на то и остаются мечтами, уж тем более такие… мягко говоря необычные. Как фантазия, сойдёт, на деле – мужики собственники, хоть и кобели те ещё, вряд ли потерпят соперника рядом. Пусть это и будет лучший друг… Или брат.

 

Вдоль спины скользнула холодная змейка беспокойства. Ой, опасные мысли, Кит, опасные. Не увлекайся, а то понравится, мечтать о том, чего, скорее всего, не будет.

– Ты чего там притихла? – голос Пашки ворвался в размышления, заставив вздрогнуть и вернуться из дебрей самоанализа. – Обиделась, что ли?

– Вот ещё, баловаться, – фыркнула и выпрямилась.

– Вот и молодец, – блондин обернулся и с усмешкой подмигнул. – Мой тебе совет, Юль, смирись и получай удовольствие.

Я встрепенулась и уставилась на него с подозрением. Нехорошим таким…

– С чем смириться? – тихо спросила, обмирая внутри от ожидания ответа.

И почему знаю, каким он примерно будет…

– Со всем, – так же тихо ответил Пашка, и веселье пропало из его глаз.

Ой два раза. И тут же взметнулись защитные инстинкты. Я вздёрнула подбородок, вызывающе усмехнулась и с иронией обронила:

– А с чего ты взял, что я буду получать удовольствие?

– Уж поверь, я приложу все усилия к этому, – нагло уведомили меня, а вот от окончания фразы я чуть не покрылась изморозью от вспышки страха. – И не только я.

Сердце превратилось в кусочек льда и скатилось в желудок. Пока хватала ртом воздух и судорожно пыталась понять, о чём мне только что прозрачно намекнули, дверь открылась, и на переднее сиденье сел Андрей.

– Всем привет, – радостно известил он и оглянулся. – Как коленка?

Я выдохнула сквозь стиснутые зубы.

– Далась вам моя нога?! Жить буду, на тренировку приду, и закрыли уже тему наконец! – выдала я, с трудом удержавшись от ёмкого словечка, очень точно передававшего мои эмоции.

Судя по тому, что зеленоглазый тренер не шибко удивился, увидев меня, Пашка уже успел поделиться с братом новостью. Кстати, голоса у них разные, у Андрея немного ниже, мягче. Ещё бы поставить их рядом и поиграть в «найди десять отличий»…

– Пабло, это ты уже успел её достать так за первый рабочий день? – Андрей хмыкнул и посмотрел на близнеца.

– Она сама кого хочешь, достанет, – отозвался гад белобрысый.

– Идите нафиг, а, – пробурчала, поудобнее устроилась и решительно закрыла глаза.

Надоели уже, со своими странными намёками и подколками.

– Понятно, – весело ответил Андрей. – Ладно, приходи, только не пищи потом, что всё болит. Поблажек делать не буду.

Грозный какой, усраться, мелькнула желчная мысль. Я? Пищать? Оно мне надо? Чтобы не нарваться на очередную ехидность, промолчала. Усталость и нервное напряжение дали о себе знать, и я благополучно вырубилась до самого дома. Упрямо отказалась называть номер, вышла на остановке и направилась наконец к себе. Пока не завернула за угол, спину жгли два внимательных взгляда. Я мужественно не оборачивалась, хотя очень хотелось, и язык показать в том числе. Ну что привязались, а. Нет, чтобы просто дружить…

Дома не дала себе возможности углубляться в переживания, быстренько залезла на форум Психов, порадовалась за нас – ожидаемо, мы порвали всех, с отрывом в час от ближайших конкурентов. Отлично, последнюю игру в сезоне надо сделать однозначно. Мать с отцом опять поссорились, судя по тому, что дверь в спальню закрыта, а маман медитирует за ноутом в гостиной. Не стала насиловать организм, и поскольку глаза слипались, завалилась дрыхать. И хотя мысли всякие попытались было помешать мне в этом благородном деле, запинала их куда подальше. Не буду думать о близнецах, вот не буду и всё!

– Ну, ты и сейчас будешь говорить, что не бывает случайностей? – Андрей проводил взглядом едва заметно прихрамывавшую девушку.

– Не буду, – Пашка широко улыбнулся. – Чёрт, я сам офигел, когда увидел её в офисе, веришь?

– Верю, – хмыкнул Андрюха. – Почву пробовал уже прощупать?

– А не заметно по ней? – улыбка его брата превратилась в ехидную усмешку. – Она сразу все колючки повыставляла, едва я намекнул, что мой интерес простирается несколько дальше дружеского общения.

– Чую, будет весело, – в зелёных глазах Андрея мелькнул азартный огонёк.

– Ещё как, – откликнулся Пашка и поехал дальше. – Нет, как всё-таки удачно сложилось, я на работе, ты на тренировке, – довольным голосом добавил он. – Может, бабуля про этот случай говорила?..

– Не торопись, – Андрюха покачал головой. – И подумай вот над чем, Паш, – он помолчал. – Тебе в принципе интересно, как что-то новенькое и необычное, или ты готов на большее?

– Знаешь, мне не двадцать, чтобы затевать отношения просто ради эксперимента, – немного резко ответил Павел и с неодобрением покосился на собеседника. – Да и Юлька не сопливая девчонка, а у меня всё же совесть ещё завалялась где-то, чтобы не приставать к понравившейся женщине просто для того, чтобы переспать с ней пару раз.

– Ладно, ладно, я просто уточнил, чего ты завёлся, – Андрей поднял ладони. – Значит, продолжаем?

Его брат кивнул.

– Знаешь, у меня ощущение, что она реально боится подпускать к себе кого-то слишком близко, – задумчиво произнёс он. – Слишком уж резко реагирует на любую попытку перейти границы дружеского общения.

– Ну, это не проблема, – Андрей махнул рукой. – Ясное дело, что-то в прошлом не ладилось, вот и шарахается теперь, – близнец мягко улыбнулся, вспомнив упрямо поджатые губы Юльки. – Это лечится, не сразу, конечно, но я терпеливый.

– Она, похоже, не слишком привыкла к мужскому вниманию, – Пашка хмыкнул. – Странно, симпатичная такая девчонка…

– Суровая правда жизни, брат, – Андрей потянулся и смачно зевнул. – Красивые обычно и огребают от жизни. Особенно, если за фасадом ещё и мозги есть. Как первый рабочий день прошёл-то?

Больше они не касались темы новой знакомой, с ходу зацепившей обоих братьев.

Утром только в самый последний момент вспомнила, что вечером тренировка и надо захватить форму. Зевая так, что челюсть трещала – конечно, в голову полночи лезли всякие мысли и воспоминания, и спала плохо, – я скатилась по лестнице, выскочила на улицу и поспешила к остановке. Мозг ещё крепко спал, действиями правил автопилот, видимо, поэтому, увидев знакомую машину, не нашла ничего лучшего, как помахать рукой и продолжить высматривать маршрутку. Вопрос, а что тут делает мой КД с утра пораньше, где-то заблудился по пути к сознанию… Стекло опустилось, и я узрела физию Андрея.

– Юль, садись.

Э? Я превратилась в большой знак вопроса, в голове со скрипом закрутились колёсики, а потом словно что-то щёлкнуло, и тело окатила волна обжигающих мурашек. Я чего-то не понимаю, или за мной заехал начальник вместе с братом?.. А я просила?! И вообще, откуда им известно, когда именно я на работу еду? Организм моментально проснулся, взбодрился и воинственно ощетинился.

– Спасибо, конечно, но предупреждать надо, – недовольно поджала губы. – Вы что, караулили, что ли?!

Андрей улыбнулся.

– Логика, Юль, и умение считать. Падай, давай.

Спорить и ругаться было некогда, я только поставила себе галочку на будущее быть поосторожнее с ними, и нырнула в тёплый салон. Несмотря на лето, по утрам всё же на улице было довольно свежо. Мне хватило выдержки не перетряхивать судорожно гардероб в лихорадочных поисках подходящей одёжки – появление близнецов в моей жизни не значило, что я резко начну для кого-то там наряжаться и наводить красоту. Натянула привычную юбку, рубашку и пиджак, и хватит. Едва устроившись, тут же закрыла глаза и задремала – общаться не было желания. В том смысле, что не собираюсь сокращать дистанцию между нами. Ночь пусть и прошла не слишком спокойно, зато к утру я уверилась в решении: хотят общаться, протестовать не буду. Всё равно так уж получилось, что пересекаемся по жизни. Но что-то большее – фига с два. Буду держаться вежливо и отстранённо.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru