Дневники Принцессы

Кира Каулиц
Дневники Принцессы

Глава 1. Вокзал

Она сидела около окна и смотрела на дождь. Небо как будто тоже плакало вместе с ней. Поезд шел. Не останавливаясь, стучал колесами, словно рассказывая ей что-то и увозя все дальше от дома, от школы, от прошлого…

За окном сменялись пейзажи, мелькали деревья и дома как картинки из какого-то фильма, а ей казалось, что вся ее тринадцатилетняя жизнь проносится сейчас перед глазами…

Лилия была любимым цветком её мамы. Мама любила его нежность, чистоту и свежесть, и поэтому дочку решила назвать именно Лилия… Лиля

Это был долгожданный ребёнок – детей у них с мужем долго не было, и когда они узнали, что ждут малыша были на седьмом небе от счастья!

Муж буквально носил её на руках, и когда жену повезли в роддом, тут же побежал в магазин и купил огромный букет белых лилий… Но и представить было страшно, что этот букет ему придется положить любимой на могилу…

Папа воспитывал Лилю как принцессу. Она была единственным его сокровищем, и он не чаял в ней души. Одевал в самые красивые платья, покупал самые дорогие куклы, но воспитывал в строгости, и поэтому Лиля совсем не избаловалась. Она была послушной, ласковой девочкой, и старалась приносить папе только радость.

Школа, семейные прогулки, музыка, бальные танцы – так проходила жизнь маленького человечка, а потом папы не стало, и померкло солнце, потемнело небо, и вся жизнь разделилась на «ДО» и «ПОСЛЕ»

На вокзал они прибыли ровно в час сорок по московскому времени. Москва встретила их апрельским солнышком, голубым небом и традиционным московским смогом.

– Дышать тяжело, – тут же пожаловалась девочка, – у нас тихо и свежо, а тут дым один…

– Ничего, привыкнешь, – равнодушно ответила её спутница, схватила за руку и потащила вперед.

Женщину звали Мария Викторовна, и ей была доверено привезти Лилю в Москву и передать в местный отдел опеки и попечительства.

За эти три месяца Лиля практически начала чувствовать себя «вещью» – её, именно как какую-то вещь, рассматривали, проверяли, описывали, передавали из рук в руки. Вот и теперь она совершенно спокойно отнеслась к тому, что женщина очередной раз совершила акт передачи.

Соцработники были все одинаковые, и поэтому Лиля даже не затруднила себя рассматриванием новой. И что толку было их рассматривать, если они все как на подбор были толстые и сердитые. Иногда, глядя на них, Лиле даже начинало казаться, что в отделы опеки и попечительства сотрудников набирают именно по внешнему признаку…

Московский отдел был намного красивей, чем их, люберецкий. На стенах тут висели яркие картины, всюду толпился народ, а по встроенному в стену телевизору показывали какой-то мультик. Увидев телевизор, Лиля даже остановилась на минуту. Но женщина, забравшая её с вокзала, посмотреть телевизор ей, конечно же, не дала, а завела в какой-то кабинет и велела ждать.

Ждать ей пришлось недолго. Скоро около её стола возникла девушка. Она была такая молоденькая и так сильно выделялась из серой массы, что сразу привлекла внимание – Лиле даже захотелось спросить, не ошиблась ли эта девушка адресом…

– Улыбаешься! – сразу заметила её реакцию та. – Это хорошо. Меня Ольга Викторовна зовут, я социальный работник. Буду навещать вашу семью, проверять, как вы живете, как ты учишься. Ну, давай быстрей, у нас мало времени, твоя тётя уже звонила. Итак… ты у нас, значит, Лилия… Лиля, да?

Девушка понравилась Лиле с первого взгляда, но это взрослое «Ольга Викторовна» такой молодой девушке совсем не подходило, так что если бы она позволила, Лиля с удовольствием тоже стала бы называть ее Оля… или Олечка.

Лиле очень понравились её светлые волосы, красивый лоб, большие серые глаза, и всё лицо казалось таким приветливым, таким милым, что Лиля сразу прониклась к ней доверием, и ей тут же захотелось пожаловаться и рассказать про все свои проблемы…

– Ты хорошо дорогу перенесла? Как ты себя чувствуешь? – девушка, наконец, оторвалась от документов и опять посмотрела на Лилю.

– У меня голова болит постоянно, – пожаловалась она. – Воспитатели говорят, что это из-за того, что я плачу. Три месяца уже прошло, как папы нет, а я всё не сплю по ночам, всё плачу. Так тяжело…

– Понимаю, – тихо сказала девушка, – Иногда в жизни бывает так тяжело, что не знаешь как всё это пережить, пробуешь выкрутиться. Я например, когда мне было тяжело, сказки писала.

– Сказки? – сразу оживилась Лиля, – а про кого?

– Да про себя, – улыбнулась Оля, – в своих сказках, я всегда была такой как мечтала, и знаешь, мне это помогло! Вот ты, например, кем мечтала стать? Наверно, как и все девчонки, принцессой?

– Папа меня принцессой называл, – вспомнила Лиля, грустно улыбнувшись.

– Ольга Викторовна, вы меня, конечно, извините, что я отвлекаю вас во время ваших откровений, но если вы будете каждому подопечному душу изливать, то вы так до вечера не управитесь, – около двери стояла женщина, которая привела Лилю сюда, и очевидно она была не очень довольна работой Оли.

– Вера Александровна, мы успеваем, документы в порядке, – попыталась оправдаться девушка. – Сейчас я кое-что занесу в компьютер и отвезу ребенка.

– Будьте добры поторопиться, – снисходительно улыбнулась женщина, – водитель вас уже ждет.

Пока Ольга Викторовна печатала что-то на компьютере, Лиля немного успела узнать про ее жизнь. Оля рассказала, что в центре она работает недавно, помогает детям, попавшем в трудные жизненные ситуации. Скоро Ольга Викторовна сложила все Лилины документы в черную папку, немного подкрасила губы, взяла Лилю за руку и они обе вышли в коридор, правда тут же в коридоре случился не очень приятный разговор.

– Ольга Викторовна, а вы уже слышали про Чижика? – как будто невзначай спросила девушку уже знакомая Лиле тетенька. – Слышали, да? А вы слышали, что это никакое не самоубийство, а самое настоящее УБИЙСТВО… а я ведь вам говорила, что так оно и случится!

– Вы просто пророк, Вера Александровна, – грустно ответила девушка.

– Я не пророк, Олечка, – с деланной улыбкой произнесла женщина. – Просто не сюсюкаться с ним надо было, а меня слушать. Я с этими детьми всю жизнь работаю, а вы только институт закончили, а уже считаете себя Макаренко.

– Спасибо за замечание, Вера Александровна, теперь я буду слушать только вас, – как бы извиняясь, сказала Оля и пошла к двери.

– Такая вредная, – поёжилась Лиля, когда они с Олей вышли да дверь.

– Да нет, она нормальная, – тихо ответила Оля. – Может, мне и правда надо старших и опытных больше слушать… Я вот всего три недели работаю, а у меня уже… труп.

– Настоящий? – вытаращила глаза Лиля.

– Настоящий, – грустно подтвердила девушка. – Коль, а ты сможешь меня ненадолго на площади высадить? – спросила она водителя, когда они отъехали от центра, – Поговорить надо кое с кем…

На площадь они приехали минут через десять. Ольга хотела было оставить Лилю в машине, но та напросилась с ней.

– А куда мы идём? А кого мы ищем? А правда мальчика того убили? – по пути задавала вопросы Лиля, но Оля не отвечала ей ничего. Народу вокруг было полно, но девушка ловко двигалась в толпе и тащила за собой Лилю.

Вскоре она, похоже, нашла того кого искала. По улице шли двое мальчишек. Одеты они были очень неопрятно, и Лиля сразу поняла – это, скорее всего, беспризорники.

– Близко не подходи! – велела Оля Лильке, и, к великой её радости, оставила её на обочине. Лиля немного побаивалась и за нее, и за себя. Уж больно эти беспризорники были странными, и поэтому казались опасными, но Ольга Викторовна, казалось, совсем никого не боялась, она быстро поймала одного из них за руку, начала что-то им объяснять. Через несколько секунд ребята, видимо, поняли свою задачу, а Оля вернулась к Лиле.

– Поаккуратней бы вы с ними! – испуганно сказала Лиля, провожая мальчишек взглядом, – вдруг что-нибудь cделают?

– Эти не сделают, – успокоила Оля, – этих не надо бояться. Вот сейчас старшие приедут, тогда – беги!

«Старшие» долго ждать себя не заставили. Скоро где-то вдалеке затрещали моторы, и Лиля увидела, как два мотоцикла свернули с дороги, и, несмотря на крики возмущенных прохожих, поехали прямо на них!

– Мамочки! – только и успела выкрикнуть Лиля и схватиться за Ольгу. Один из мотоциклов проехал, чуть не задев её! Но на этом мотоциклисты не остановились, они развернулись и начали нарезать вокруг них круги. От дыма стало нечем дышать, а от моторов стоял такой рёв, что закладывало уши. Оля, увидев такое, тоже замерла и боялась даже двинуться, она только сильнее прижимала к себе Лилю. Парням на мотоциклах, напротив, было очень весело, они смеялись, кричали что-то и любовались реакцией девчонок. Наконец, видимо всласть наигравшись, они остановились и заглушили моторы.

Парней было двое. Им было лет по двадцать, наверное, – Лиля не очень хорошо определяла возраст, когда речь шла о таких взрослых парнях. Кожаные куртки, чёрные штаны. У обоих на руках были байкерские перчатки.

– Ну, привет, – сказал один из них, подходя ближе. Он хотел было Олю обнять и поцеловать, но девушка сразу отстранила его от себя. Парню такая ее реакция явно не понравилась.

– Ты чо бычишь? Крутая, что ли, стала? Чего тогда припёрлась?

Он явно не выбирая выражения, но Оля сдержалась

– Я про Чижика хотела поговорить, – сказала она, – ты же должен про это знать….

– Чижик-пыжик, где ты был? – насмешливо ответил ей парень песенкой, – Конечно, я знаю про Чижика! Вот только… прямо здесь что ли, я тебе про всё это буду рассказывать? Поехали покатаемся. Может, что и вспомню…

– Ольга Викторовна, у вас всё нормально? – к ним уже спешил взволнованный водитель. Он тут же потребовал, чтобы они немедленно сели в машину.

– Мне вас нужно до место в целости и сохранности доставить, – начал ругаться он, – а вы что? С кем беседу завели?

– Да вы правы, – Оля уже сама была не рада, что потащила с собой Лилю, – сильно испугалась?

 

– Сильно, – кивнула Лиля. – Но они были такие классные, красивые, прямо вау!

– Классные и красивые? – удивилась Ольга Викторовна. – Кто-то у нас тут в парнях разбирается, я смотрю? Тоже мне сказанула… красивые и классный

– Да я не про парней, я про мотоциклы! – рассмеялась Лиля. – А кто это был? Ваш друг?

– Знакомый! – махнула рукой Оля. – Лёшка Тишин. В детстве хорошо дружили, а теперь, как видишь, общаться не получается.

– Додумались, Ольга Викторовна! – опять начал водитель, – Сколько они кровушки уже нашим воспитателям попили! И этот ваш Лёша! В прошлом году он сожительницу свою убил. В колодец сбросил.

– Ничего себе… – ахнула Оля, – первый раз такое слышу!

Глава 2 Новая жизнь

Всю дорогу Лиля была задумчивой и молчаливой. Эта истории с Олей и вокзалом как-то встряхнула её, внесла разнообразие в её жизнь, но когда она вспомнила куда едет, опять помрачнела – вернулась в действительность.

После смерти папы она долго не могла придти себя, но за три месяца в приюте она как-то попривыкла к новой жизни, а теперь впереди её ждала новая семья и неизвестность, и эта неизвестность очень пугала её.

На улице опять зарядил дождь. Он уныло моросил по стеклу, и Оля тоже как-то приуныла, и когда они подъехали к дому Лилиной тётки, настроение у всех было мрачное.

Пока Оля помогала Лиле вытащить из машины сумку, та внимательно следила за ней. Расставаться не хотелось. За эти сорок минут она так прикипела к девушке, будто они были знакомы всю жизнь.

– А мы ведь с вами ещё увидимся? – Лиля доверчиво поглядела ей прямо в глаза.

– Конечно, увидимся! – успокоила её Оля. – Я обязательно к вам буду приходить. Ну всё, твоя тётя идет, – она развернула девочку лицом к подъезду.

Это была их первая встреча, и почему-то ни Лиле, ни Оле эта женщина не понравилась. Что-то в ней было отталкивающее, неприятное.

– Здравствуйте, – они в один голос поздоровались с ней, когда она подошла ближе.

– Здравствуйте, здравствуйте, – без всякой улыбки ответила та.

Нос у неё был огромный, толстый, глаза – раскосые, а над верхней губой отчетливо виднелись усы… И имя у неё было какое-то холодное, грубое – Инна… будто ножом по тёрке.

В то время пока они изучали её, женщина тоже их разглядывала, и всем своим видом показывала, что они ей тоже совсем не приглянулись…

– Космы свои прибрали бы, – наконец сквозь зубы процедила она. – Распущенные волосы – это распущенность. Ты, что ли, моя племянница?

– Она. Лиля, – за девочку ответила Оля, заправляя волосы за уши. – Может, зайдем в квартиру? У меня документы.

– Здесь разберемся, – ответила женщина, – где мне расписаться и сколько мне за неё будут платить?

– Да вообще-то не очень много, – Оля начала рыться в папке, пытаясь достать нужные бумаги.

– Я так и думала, что копейки…Девушка, ну вы уж там скажите, что мы тут сами с хлеба на воду, а теперь ещё эту надо чем-то кормить!

Лиля наконец-то решилась поднять голову и встретилась глазами с женщиной.

– О, как зыркнула! – охнула та, поймав её взгляд. – Прямо испепелила глазищами-то!

Дождь зарядил ещё сильнее, и Лиля поспешила надеть на голову капюшон, чтобы спрятаться от дождя… и от всех остальных. Теперь на это у неё были все причины.

А дальше всё пошло кувырком – тетка быстренько пролистала документы, расписалась, и, даже не дав толком попрощаться, быстренько отправила Олю восвояси.

– Бери сумку и пошли быстрее, я не собираюсь мокнуть, – велела она, как только машина скрылась за поворотом.

– Тяжелая, – сказала девочка, пытаясь поднять свой багаж.

– То есть, ты хочешь, чтобы я ее несла? – возмущенно спросила женщина и, развернувшись, пошла к подъезду. Лиля все поняла, тяжело вздохнула, перехватила ручки своей сумки и потащилась за ней.

Тетя была троюродной сестрой её папы, седьмая вода на киселе – доброго отношения к себе, по-видимому, можно было не ждать.

– Сколько тебе лет? – поинтересовалась Инна, как только Лиля вошла или, лучше сказать, вползла вместе с сумкой в подъезд.

– Тринадцать, – сказала девочка, опуская сумку, чтобы немного перевести дух.

– Отлично! – обрадовалась тётка. – Через год отправишься на работу. Да-да, и не думай, что ты приедешь ко мне домой, сядешь мне на шею и свесишь ноги! Нет, моя хорошая! Ты будешь зарабатывать свой хлеб своим трудом. Только так воспитывается настоящий характер.

До их двери было добрых двенадцать ступенек, и пока Лиля забиралась по лестнице, она чуть не надорвалась. Из-за двери на неё пялились две девчонки, очевидно, её сестры. Первая – крашеная блондинка лет семнадцати, как маленькая надувала из жвачки пузыри. Вторая – брюнетка, чуть постарше Лили, улыбалась ехидной улыбочкой.

– Здравствуйте, – вежливо поздоровалась с ними Лиля.

– Здоровей видали! – ответила блондинка, и обе девочки засмеялись.

В этой квартире её явно не ждали – ей захотелось остаться наедине… И даже немного всплакнуть…

– Мне сказали, что тут где-то есть моя комната, – тихо сказала она.

– Вон, дверь направо! – тут же ответила блондинка, и девочки, опять улыбаясь, переглянулись.

Лиля открыла дверь, вошла и тут же завизжала и ринулась прочь. На неё с ревом бросилось чудовище – собачища ростом с теленка!

Лиля еле успела выскочить из комнаты и захлопнуть дверь. В ужасе прислонясь к двери, она услышала разъяренный лай… и громкий смех её сестренок.

– Зачем вы там собаку закрыли?.. – в ужасе прошептала она. – Вы что, совсем с ума сошли? Она же разорвать меня могла!..

– Ладно, успокойся! Она к батарее привязана, – ответила ей брюнетка. – И вообще, это наша собака, и она может жить там, где ей вздумается.

– И что, она будет жить со мной в моей комнате?

– Нет, это ты будешь жить с ней в её комнате! – ответила ей блондинка, и обе девочки опять рассмеялись.

Вскоре пришла тетя и увела волкодава. И после того как Лиля была еще раз громко облаяна, она наконец-то оказалась в «своей» комнате…

Девочки не врали – это действительно была комната собаки. Здесь жутко воняло псиной. Около стены стоял диван, весь покрытыми собачьей шерстью, а на полу стояла миска с едой.

– Отлично… – сказала себе Лиля и села на «собачий» диван, закрыв лицо руками. В таком состоянии её и застала тетя.

– Ничего, не принцесса, – сказала она. – Уберешься здесь, и будет у тебя чистенько.

– Я не хочу жить с собакой, – тихо сказала девочка.

– Ну, во-первых, что ты хочешь, а чего не хочешь, ты будешь рассказывать кому-нибудь другому… а, во-вторых, Герхард такой же член семьи, как и ты. День полает, два полает, а потом вы еще и подружитесь. Он – золотой пес!

Остальные два часа Лиля провела, спасаясь от "золотого пса". Он облаивал, кидался на неё. Его ненависть зашкалила, когда его опять прицепили к батарее в её, а точнее в его комнате. Он лаял так, что даже осип… Правда, после этого он, похоже, понял, что ничего не изменить, и, свернувшись, злобно смотрел на неё и скалил зубы.

Лиля взяла постельное белье, которое приготовила ей тетя, и начала стелить на диване. Все её действия Герхард сопровождал злобным рычанием – он не мог понять, что за нахалка оккупировала его диван.

Постелив постель, Лиля все-таки осмелела и постаралась получше разглядеть своего соперника.

Пёс был просто огромен. У него были черные висячие уши, желтые глаза, белое туловище с рыжими пятнами. Зубы, которые он постоянно демонстрировал, были сантиметра по три…

Лиля ещё раз залезла в свою сумку, и достала оттуда двух кукол. Они были самым большим её сокровищем, и, пожалуй, единственным напоминанием о прошлом.

– Смотри, это Клодин, это Дракулаура, – рассказывала она псу. – Папочка покупал. Ну что ты скалишься? Ты ведь все равно ничего не изменишь! Ты думаешь, мне это нравится?.. Мне тоже плохо! Я хочу обратно к себе домой, я тоже хочу, чтобы этого всего не было, и чтобы папа был жив…

Утром Лиля проснулась оттого, что с нее стащили одеяло.

– Вставай, хватит валяться! С собакой гулять пора… – Тетка нависала скалой, а Лиля хлопала ресницами, прогоняя остатки сна.

На часах было всего пять утра, и она никак не могла понять, куда ее гонят в такую рань. Ясность внесла тетка – заставив Лилю одеться, всучила ей в руки поводок и вытолкала за дверь…

Холодный воздух привел её в чувство, а ещё в чувство привел Герхард, который тащил её куда-то как бешеный, а ей, естественно, пришлось бегать вместе с ним.

Когда они пришли домой, на часах было уже семь утра. Тетка встретила их гневными криками.

– Ты где моталась? Я вас на час отправила, а ты что?!

– Он бегал…, а я утащить не могла… он рычал…, – пытаясь не заплакать, прошептала Лиля.

– Ой, ничего-то она не умеет, ничего-то она не может. Ну что за принцессу привезли нам? – с этими словами тетка вручила ей ведро и тряпку.

– Но я не могу сейчас полы мыть. Мне хотя бы немножечко полежать…

– взмолилась Лиля

– Ничего. В школу тебе к восьми, а за это время ты успеешь еще пару раз пробежаться с тряпкой… и вообще, слушай свое расписание: подъем у тебя в пять, прогулка с собакой, потом школа. Сразу после школы опять прогулка с собакой, потом ты помогаешь мне на рынке, потом у тебя уборка.

– Подождите, а когда же я буду жить? – перебила ее Лиля, ей всё ещё казалось что это какой-то дурной сон.

– В смысле – "жить"? – вскинула подведённые брови тётка.

– Ну… сидеть в интернете, гулять, читать книжки, – пояснила девочка.

– Ах, жить, – улыбнулась тетка. – Вот после десяти вечера у тебя будет свободное время, тогда и можешь "жить”…

Свободного времени Лиля, естественно, так и не дождалась. Без семи минут десять, после уборки, вечерней прогулки с собакой и жуткого скандала на кухне, она как подкошенная упала на «собачий» диван и провалилась…

Так началась новая глава её жизни. Ведь Лиля помня разговор с Олей, действительно начала писать. Не сказку, конечно, а больше дневник;

«2 апреля. Суббота.

Теперь я могу точно определить, что тётя Инна всегда сдерживает свои обещания. Последние дни у меня даже нет ни капли свободного времени. Я убираюсь, стираю, гуляю с собакой, а взамен только получаю.

Первый раз это случилось после прихода одной из её подруг… Я пожаловалась ей, что совсем не высыпаюсь, а когда она ушла, тетка обозвала меня неблагодарной скотиной и ударила по лицу. Папа, конечно, меня тоже наказывал, но это был мой папа, а не какая-то чужая женщина. Мне было не столько больно, сколько обидно и страшно!»

В такие дни спасением для Лили стали прогулки собакой. Она брала Герку и уходила с ним в укромное место, где могла выплакаться всласть. Герхард действительно оказался золотым псом – он был единственным в семье, кто её не обижал, не кричал на неё, не бил. Он выслушивал все ее вздохи, всхлипы и жалобы, и когда она уж слишком заходилась в рыданиях, тыкался холодным носом ей в лицо и слизывал с её глаз горячие солёные капли…

.

Сколько раз Лиля хотела рассказать про все свои страдания Оле. Когда в очередной раз Лиля попыталась остаться с ней наедине, тетка ей и рта открыть не дала, тут же начала расхваливать ее так, что Ольга только удивилась, как быстро Лиля устроилась и прижилась в новой семье.

– Ольга Викторовна, а можно ваш телефон? – всё-таки осмелилась попросить Лиля на прощание.

– А это ещё зачем?! – ахнула тётка. – Зачем это звонить человеку, надоедать?! Иди-иди, за уроки садись!

Рабочий день у Ольги заканчивался около шести часов. И хотя летом работы было меньше, строгая Вера Александровна не отпускала их с работы раньше положенного времени. Вот и сегодня, даже после того как Оля сообщила, что она обошла всех своих подопечных, её ждал очередной «бонус» – её и ещё одну воспитательницу послали разбирать архивы. Работа была не сложная, но очень пыльная. Оля долго перебирала дела, пока не наткнулась на одно…

– Светлана Ивановна, а вы тут давно работаете? – несмело начала она, обратившись к напарнице., – Я тут с нашим водителем разговаривала, и он мне рассказал про девочку одну… Олесю Вернер. Вот её личное дело… Вы помните о ней что-нибудь?

– Конечно, помню. Там дело тёмное!

Как и многие пожилые женщины Светлана Ивановна любила посплетничать, и тут же рассказала Оле всю историю Олеси Вернер. Та оказывается, была дочерью известной модели Марии Вернер. Оля, конечно, ничего об этой «звезде» не слышала, но Светлана Ивановна уверяла, что та снималась в русских «мыльных сериалах», слыла светской львицей, вот только о дочери мало заботилась. Пока мать была на показах и на съёмках, девочку воспитывали няни. В детстве Олеся была девочкой примерной, хорошо училась. И внешностью в мать пошла.

– Вроде всё у них хорошо было, – рассказывала Светлана Ивановна, – и вдруг на тебе – её к нам привели! Мать, оказывается, в Европе, какого-то богатенького себе отхватила, и за дочерью не торопилась возвращаться. Представляете, какой удар для ребёнка? Начали мы за их семьёй наблюдать. Её тётка оформила опекунство, но тоже её воспитанием не сильно занималась, а когда ребёнок предоставлен сам себе, он сам начинает себя воспитывать. Так и получалось. Сначала эта Олеся начала с тёткой конфликтовать, а потом вообще без вести пропала… Месяца три мы её по всей Москве искали. Нашли. Дома у Тишиных. Нехорошие такие парни, пропащие. Она, оказывается, у них жила. Связалась со старшим. Сколько раз мы её оттуда привозили. Вроде бы шестнадцать лет девочке – ребёнок ещё… Ну, и ничем хорошим это, конечно, не закончилось. Её в колодце с водой нашли. Говорят, старший Тишин, Лёшка его зовут, её туда и скинул…

 

– Да ладно? – искренне удивилась Оля. – Неужели этот Лёшка убийца?

– Да он же отмороженный на всю голову! – уверенно заявила женщина. – Такой в колодец сбросит, не задумываясь. Он, между прочим, даже на похороны её не явился – точно рыло в пуху… хоть и не доказано

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru