Чернобыльский аист

Кира Каулиц
Чернобыльский аист

Глава 1. Белая мечта

– Совет да любовь!

– Самая красивая пара в Припяти!

– Да что вы! Во всём Чернобыле! Во всём СССР!

Свадьба была весёлая, шумная. Двухкомнатная квартира еле вмещала всех гостей. На длинном столе стояли вазы с цветами, вкусное угощение: салаты, колбаска, пироги, мясо – всё как положено.

Но, конечно, главным украшением были жених и невеста.

Они были такие молодые, такие влюблённые, что гости не могли на них насмотреться. Гости тоже были в основном молодые. Вели свадьбу, пели, проводили разные конкурсы. Но из яркой толпы выделялся один мальчишка. Он не реагировал ни на смех, ни на шутки. Казалось, он вообще не понимал, что здесь происходит, и зачем все эти люди пришли в его квартиру.

***

Вот уже восемь лет Владик жил здесь со старшим братом. Маму он не помнил, отца смутно. Да и в воспоминаниях его отец почему-то всегда был очень слабым и больным. После его смерти опеку над Владиком оформил старший брат, и какое-то время они жили вдвоём.

Брата Владик очень любил. Гордился им. Ведь Вадим был пожарником – а значит, героем. Каждый день он спасал людей – выносил на руках из горящего пламени. Примерно так это представлял себе Владик, хотя брат относился к своей работе проще.

«Обычные дела и никакого геройства», – отвечал он всякий раз, когда Владик просил рассказать его о работе. Младшего брата Вадим очень любил. И хотя старался быть с ним построже, часто не выдерживал – водил в парк, покупал игрушки, баловал конфетами. В такие минуты Владику казалось, что жить с братом даже веселее, чем с родителями.

А потом в их жизни появилась Мила из 11 «Б» и всё испортила!

С ней Вадим познакомился на родительском собрании, куда она пришла из-за младшей сестры. Тогда брат весь вечер с неё глаз не сводил, потом предложил проводить до дома. А теперь эта самая Мила, уже выпускница, сидела за столом невестой его брата, и Владик никак не мог с этим смириться. Ведь эта девчонка, вдобавок ко всему, была ещё и старшей сестрой его одноклассницы – выскочки и воображалки Арины Иванчук.

Эта девочка, Арина, тоже была здесь, на свадьбе, и вела себя очень странно. Постоянно выкрикивала «Горько!», а потом хлопала в ладоши и хихикала. Почему она так делала, Владик, хоть убей, не мог понять. Все девчонки казались ему существами с другой планеты, а уж особенно эта…

«Арина Иванчук – глаза и копна волос», – так, пожалуй, смог бы описать свою одноклассницу Владик, если бы его попросили.

Волосы у Арины действительно были очень красивые – пышные, волнистые. И когда мама не успевала заплетать их в косы, люди на улицах не могли отвезти от девчушки восхищённых глаз. Но, кроме красивых волос, Ариша выделялась ещё одним качеством: это была девочка-вихрь, девочка-егоза. Порывистая, живая, готовая в любую минуту вскочить, сорваться… Вот и сейчас она сидела как иголках. Всё вертелась по сторонам да поправляла то прическу, то платье. Видно, считала, что на свадьбе она являлась почти главным действующим лицом – сестрой невесты. Наблюдая за сестрой, Арина, как и многие маленькие девочки, представляла свою свадьбу. Она представляла, как она сама сидит вот так же за столом, рядом со своим женихом. Кто это будет, для неё было не особо важно. «Жених – это вообще не главное на свадьбе, – думала она. – Главное на свадьбе – белое платье и.. фата!»

– Милка, ну какая же ты красавица! – в сотый раз сорвалась она с места и запрыгала вокруг сестры. – А я ведь тоже когда–нибудь стану невестой! И у меня будет фата! А помнишь, как мы в свадьбу играли?

– Помню! – улыбнулась Мила, обнимая сестрёнку. И действительно, все детские игры с Аришей у неё были на памяти. Она даже и думать не могла, что сразу после выпускного бала в школе выскочит замуж. Неужели всё это происходит с ней? Что это у неё белое платье, и это невеста сегодня – она…

Всё это конечно было удивительно, и… волнующе. Ведь она понимала, что детство закончилось, и она навсегда уходит из родительского дома, и теперь им с Вадимом предстоит создать новую ячейку общества – свою собственную семью.

Поймав взгляд Вадима, она улыбнулась, и волнение тут же куда-то ушло, ведь он был именно тем, о ком она мечтала: надежный, добрый, да к тому же ещё герой-пожарник. С таким не страшно. За такого можно и замуж в восемнадцать…

– О чем ты думаешь? – спросила она, прислонившись к нему.

– О тебе. Ты красавица, – улыбнулся Вадим. Сегодня он действительно не мог на неё наглядеться. Такая она была юная, нежная, милая. Сначала ему казалось, что шесть лет – это огромная разница в возрасте, но всё же он выбрал именно её. Да потому что она была самая-самая! И всё, что ему сейчас хотелось – это сделать её счастливой на всю жизнь…

Несмотря на распахнутые окна, в квартире стало душно. Гости шумной толпой вышли на улицу, во двор, привлекая всеобщее внимание.

– Невеста! Невеста! – со всех сторон сбегались ребятишки, а из окон высовывались соседи.

– Ой, Вадим, поздравляем!

– Совет да любовь!

– Какой молодец, что женился! И за братиком будет кому смотреть.

Слыша такие слова, Владик всё больше и больше терялся. Что же в этом хорошего? Брат привёл к ним домой какую-то девчонку. Именно так относился к ней Владик, ведь для него она всё ещё оставалась Милой из 11 «Б».

Он поискал глазами Арину. Ей-то, видимо, вся эта история очень нравилась. Она радостно крутилась около молодых, старалась попасть в каждую фотографию, и чуть не умерла от счастья, когда ей подарили букет невесты.

– Владька, а смотри, что у меня! – крутила она букетом у него перед носом. – Ой, гляди-ка, аисты!

Арина-егоза успевала везде и всюду, и, подняв голову, Владик действительно увидел больших птиц. Аисты жили где-то под Чернобылем, часто летали через их двор.

– Аист на крыше, аист на крыше, мир на земле! – закружилась Арина, вокруг Вадима и Милы. Как и многие маленькие девочки, она была уверена, что все на свете очень хорошо, и ничего плохого вообще не существует.

– Ой, и правда, аисты летят! – подняли головы вверх гости. – Это к счастью! Это к пополнению в семье! Готовьтесь!

– Готовимся, – улыбнулась новоиспечённая тёща. – Ну что, мои дорогие, собирайтесь потихоньку. Владик, тебе брат сказал, что мы тебя на время к себе забираем?

– Сказал, – бросив на брата обиженный взгляд, ответил Владик.

Его торопили, и он, собрав свои вещи, попрощался с братом и обнял любимого кота.

В семье Милы его приняли очень хорошо. Тётя Марьяна и дядя Миша отнеслись к нему как к родному. Подарили коробку карандашей и красивую пижаму с машинками, и Владик долго крутил её, пытаясь рассмотреть все модели. В это время Арина носилась по квартире туда-сюда и, наконец, закрылась в комнате.

– Влад, на счёт три заходи в комнату! – крикнула она. – Раз-два-три!

В комнату Владик зашёл не сразу. К девчонкам он относился с подозрением. Они вечно хихикали, визжали из-за пустяков или, ни с того ни с сего, могли начать плакать. Знал он этих девчонок…

– Я захожу! – на всякий случай предупредил он, открывая дверь. Ариша стояла, держа в руках букет.

– Ну? На кого я похожа?

– На девочку, которая надела на голову занавеску! – рассмеялся Владик.

– Ты глупый, что ли? – растерялась Ариша. – Это же фата! А я – невеста. Давай играть в свадьбу? Только вот не знаю, кем ты будешь…

– Точно не женихом! – сказал Владик. В такие девчачьи игры он играть не собирался. Подумав, предложить лучше сыграть в партизан. По его мнению, попадать в плен к врагам было намного интересней, чем бегать по дому, завернувшись в занавеску.

– Хорошо давай в партизан, но фату я не сниму! – поставила условие Арина.

Но игра, увы, не состоялась – в комнату вошла тётя Марьяна и сказала, что уже поздно и что пора готовиться ко сну.

На часах действительно было почти двенадцать, и минут через десять Владик уже сидел на кровати в новой пижаме. У Ариши тоже была пижама, только с куклами. Тётя Марьяна шила их сама.

– Мама, а что, Владик будет на Милиной кровати спать? – спросила Ариша. Владик ухмыльнулся: «Наконец эта девчонка поняла, что в её жизни что-то поменялось. Да, вот так! Нет у тебя здесь больше сестры! Она у нас!»

Потом и сам помрачнел. Сейчас эта Мила, наверное, будет тискать их кота, а потом, может, даже ляжет спать на ЕГО кровати…

– Арина, Владик, ну что за настроение! – засмеялась тётя Марьяна. – Вы попробуйте не ревновать, а порадоваться за своих брата и сестру. У них всё хорошо. Они любят друг друга. Давайте-ка, дети, ложитесь, а я вам почитаю.

– Библию? – шепотом спросил Владик.

Теперь в его семье была тайна. И он бы никогда никому не рассказал, что его новые родственники тайком посещали собрания евангельских христиан.

Дедушка Ариши даже сидел за веру, и когда тётя Марьяна рассказывала о нём, Владик совсем не понимал, почему власти называли сектантами и так жестоко гнали добрых и искренних людей.

– Знаете, мне очень нравится читать про Давида, и про Даниила, и про Иисуса, – начал перечислять он. Одна из библий сохранённых Арининым дедушкой была и у них дома, и Вадим часто читал ему по вечерам.

– А мы с Аришей сейчас читаем Откровение, – тоже открыла тётя Марьяна главную семейную реликвию:

– Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде "полынь"; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки.

– Мам, а помнишь, ты говорила, что Чернобыль переводится «Полынь»? – зачем-то перебила её Ариша.

– Да, растение такое есть, Чернобыльник. Чёрная полынь.

Обычно, библейские истории Владик любил. Они были интересные, интригующие, про героев. Но эта ему не понравилась.

– Страсти какие-то пишут! – поежился он, повернувшись на другой бок, – разве можно такое детям на ночь?

На календаре было 25 августа 1985 года. До взрыва оставалось восемь месяцев.

 

Глава 2. За сутки до…

С появлением в семье Милы Владику всё-таки пришлось смириться. И, на удивление, это оказалось совсем несложно. Потому что вместе с Людмилой в квартиру пришёл тёплый домашний уют.

У старшего брата заниматься воспитанием Владика времени почти не было – он работал, и поэтому Владик сам приходил из школы, сам делал домашнее задание, сам готовил себе и брату незатейливый ужин – бутерброды какие-нибудь… Что ещё мог приготовить первоклашка? А теперь их всегда ждал вкусный обед и ужин. Из школы его забирала Мила и учила с ним стихи, и делала уроки, и Владик сам не заметил, как привязался к ней всей душой. У него даже успеваемость повысилась.

Людмила собиралась в педагогический, но в первый год, как ни старалась, поступить не смогла. Но она решила не отчаиваться и бросить все силы на воспитание племянника. Опыт у неё уже имелся. Одиннадцать лет назад родители торжественно сообщили ей, что теперь она – старшая сестра. Именно в тот момент в сердце Милы что-то перевернулось. Она сразу почувствовала себя взрослой и к этой новой роли подошла со всей ответственностью – приглядывала за Аришкой и помогала маме по хозяйству. Этот опыт очень пригодился ей в семейной жизни.

***

Быстро пролетела осень, прошла долгая, холодная зима, а потом в Припять ворвалась весна. Тёплая, ранняя, дождливая. Как всегда, весна пробуждала в душе новые чувства, радовала, вызывала улыбки на лицах, и Мила, улыбаясь тёплому солнышку, шла по тропинке парка, намечая планы на ближайшие недели.

За последние семь месяцев она приноровилась к семейной жизни, привыкла быть хозяйкой – домашние хлопоты ей очень нравились. А тут ещё у Вадима наконец-то выдался отпуск, и они намеревались хотя бы часть его провести в деревне под Чернобылем. У родителей там был небольшой домик рядом с рекой, и для их молодой семьи этого было больше, чем достаточно.

Мила зашла в свой подъезд, поднялась на седьмой этаж. Здесь, в родительском доме, она знала каждою ступеньку, каждую надпись на стене.

К родителям она старалась заглядывать почаще. Здесь она всегда чувствовала себя «дочкой», и теперь с удовольствием наблюдала, как мама спешно накрывала на стол, и как Аришка завертелась вокруг неё, начав рассказывать последние новости.

«Как всё-таки быстро растут дети, – думала она, слушая сестру. – Недавно только в коляске её катала, отбивала во дворе от мальчишек-хулиганов, а теперь уже она первоклашка, и во дворе сама кому хочешь отпор даст…»

– Мам, да ты не суетись так, – попросила Мила, – я же просто за ключами пришла.

– Пока все не съёшь, из-за стола не выйдешь, – пошутила мама. – Владьку с собой, что ли, берёте? Оставили бы его нам, а сами отдохнули.

– Мама, да зачем нам этот Владик? – тут же влезла Арина. – Он в школе знаешь что учудил? Лягушку в класс принёс! Живую!

– Так может, это была Царевна-лягушка! – пошутила мама.

Мила улыбнулась:

– Вадим, конечно, очень обрадуется, если вы его оставите. И нам спокойней.

После обеда она взяла ключи, прошлась по квартире, зашла в их с Аришей комнату. Она любила сюда приходить, ведь эта комната ещё хранила все её девичьи секреты. Здесь всё было так же, как и прежде. Стоял её школьный стол, любимая кровать, как будто поджидая её, на нём сидел большой игрушечный мишка…

– Мил, знаешь, ты как замуж вышла, так изменилась, – вдруг сказала Арина, разглядывая сестру.

– Конечно. Я стала совсем другой. Я стала… взрослой.

Она всегда старалась выглядеть старше, но внешность и рост подводили. Её и Людмилой-то никто никогда не звал: всё Мила да Милька. Единственным плюсом было то, что её, такую маленькую, всегда берегли, – всё за неё делали мальчишки. Вот и Вадим в первый день решил перенести её через лужу, и так и нёс до самого дома…

– Ариш, а смотри, что у меня есть! – вспомнила она, села за стол и достала из сумочки лак для ногтей. Пока они жили с родителями, мама краситься ей не разрешала, и, вырвавшись на свободу, Мила первым делом подстриглась покороче и обзавелась косметичкой.

– Только маме не показывай, – накрасила она сестрёнке один ноготок. – Ну ладно, я побежала.

Девушка выпорхнула в коридор, поцеловала маму.

– Такие косы отрезала! – опять вздохнула та.

– Мам, да кому сейчас нужны эти косы! – завертелась Мила перед зеркалом. – Вот каре – это да! Мода!

– Нет, Милька, ты не стала взрослой, – рассмеялась Арина. – Ты стала воображулей.

***

В это время Владик сидел за столом, положив голову на руки. Он был очень примерным в этот момент, поскольку уже с утра успел нашкодить. Нарушил запрет не играть дома в футбол, разбил вазу, стоявшую на пианино, и теперь, заметя следы, старался придумать, что же сказать брату в своё оправдание. С завтрашнего дня у брата начинался отпуск, и Владик очень надеялся, что они проведут его весело: поедут на рыбалку, отметят майские праздники на природе.

Скоро в коридоре послышался шум – пришли Вадим и Мила. Они разулись, повесили кофты.

– Вадь, давай я сама ему скажу? Помягче? – предложила мужу Мила.

Рейтинг@Mail.ru