Тайна большой воды

Карина Вальц
Тайна большой воды

ГЛАВА 1. Добро пожаловать в Гезелькроос

Всегда любила небольшие города, хотя бывала в них нечасто. Но это ничуть не мешало мне представлять жизнь вдали от дворца и городской суеты. Все вокруг приветливо улыбаются и обязательно знают друг друга, по вечерам собирается какой-нибудь книжный клуб, а если город расположен возле моря, то обязательна прогулка по набережной перед сном. Просто мечта.

Но небольшой приморский городок Гезелькроос быстро разрушил мои фантазии. Во-первых, потому что оказался куда больше, чем я думала. Мрачный, неприветливый и пугающий – вот как я описала бы Гезелькроос. Даже шум моря не успокаивал, а наоборот, заставлял опасаться, затаиться и слушать. Возможно, все дело в том, что попали сюда мы лишь поздно вечером, и днем все будет по-другому, быть может, я даже посмеюсь над своими мыслями.

Но что-то подсказывало мне: хороших сюрпризов этот город не припас.

– Ты просто волнуешься за него, вот и все, – быстро объяснил Алекс мои страхи, но, как ни странно, ошибся, ведь всерьез за Воина я не тревожилась. Он может за себя постоять и уж точно способен дать отпор.

Скорее, я злилась, ведь именно из-за Мартина Ароктийского мы все оказались здесь. От парня давно не было вестей, он пропал в этом мрачном Гезелькроосе, а нам предстояло его отыскать. Возможно, стоило отложить эту задачу на утро, но, когда я предложила не откладывать дело в долгий ящик, со мной согласились все. Даже Ника. И мы разделились, чтобы прочесать наиболее популярные заведения, которые могли заинтересовать Воина.

Мне досталась западная часть берега. Точнее, второй береговой линии – люди здесь старались селиться как можно дальше от воды. Боятся шторма? Странно, обычно возле моря живет немало водников, которым нетрудно позаботиться о безопасности местных жителей. Впрочем, это не мое дело. Моя задача – найти Воина, помочь ему, если парню вообще нужна помощь. В особенности моя – в последнее время отношения у нас не особо складывались.

Заметив заманчивую вывеску с надписью «Морской Змей», я решила начать поиски отсюда. Не уверена, что подобное место заинтересовало бы Мартина Ароктийского, обычно его тянуло в более вычурные и дорогие места. Но то столица, а здесь… Гезелькроос.

Узкий коридор привел меня в основной зал. Тусклое освещение, затхлый воздух и вполне стандартная обстановка, если не считать гигантской зеленой змеи, выведенной на стене за барной стойкой. Такое чувство, что рисовал ребенок – змея скорее вызывала улыбку, чем недоумение. Быстро оглядев десяток столиков, пять из которых пустовали, я разочарованно вздохнула: Воина здесь не было. Конечно, не было. Было бы странно, найди я его так быстро. Не отчаиваясь, я уверенно прошагала в сторону той самой змеи, то есть, барной стойки. Из пяти высоких стульев выбрав наиболее надежный, я забралась наверх и приветливо улыбнулась скучающему бармену.

Парень, до того момента с любопытством наблюдавший за моим приближением, сразу же подался в мою сторону, легко улыбаясь в ответ. Я некстати подумала, что он очень симпатичный, хоть и выглядит как типичный житель приморского городка: темная кожа, темные спутанные волосы до подбородка, медово-карие глаза. Его не портила даже некоторая неопрятность, такое чувство, что парень вот уже месяц не смотрелся в зеркало, а по волосам проходился лишь пятерней, искренне считая, что и так сойдет. Но было в его лице что-то такое… открытое, что ли. Я с первого взгляда решила, что он мне понравится, а со мной такое бывает очень и очень редко.

На моем лице расцвела широкая улыбка.

– Привет, – я кивнула за спину парню. – Забавный рисунок.

Он оглянулся и хохотнул:

– Сразу видно руку мастера, да?

Закончив разглядывать змея, мы сосредоточились друг на друге. Парень оперся руками о стойку и с любопытством пробежался по мне взглядом, наверняка сходу вычислив приезжую. Самое мое простое платье здесь выглядело чуть ли не бальным, а сама я казалась чем-то инородным.

– Закажешь что-нибудь? – вспомнил он об обязанностях.

– Конечно. Воду.

Заказ я получила быстро, но парень отходить от меня не спешил. Все так же разглядывал с улыбкой. То ли его держало рядом любопытство, то ли попросту скука – посетители тут особо не шумели, да не очень много их и было. В эмоциях чувствовалось все сразу, что вполне вписывалось в ситуацию.

– Ты приезжая? – по-простому спросил он. В таких городках подобное панибратство – норма, никому не придет в голову друг другу «выкать» и ждать разрешения обратиться как-то по-другому.

– И что же меня выдало?

– Честно?

– Было бы неплохо.

– Тебя выдало вообще все. Но ты и сама это понимаешь, – он отвлекся ненадолго, чтобы налить себе эля и опять вернулся ко мне.

– Тебе за это не попадет?

– Пожалуй, я прощу себе эту шалость, – увидев некоторое недоумение на моей физиономии, он пояснил: – Заведение принадлежит мне. Вон того жуткого змея у меня за спиной рисовал я сам. В детстве.

– Так и знала, что это творчество ребенка!

– Ребенка без особого таланта к рисованию, можешь не кривить душой. Кстати, я Олли.

Он протянул ко мне руку, я ее пожала.

– Таната.

– Приятно познакомиться, Таната. И что же привело тебя в Гезелькроос?

– На самом деле, я ждала этого вопроса, подумала, ты сможешь мне помочь. Видишь ли, я ищу своего… хм… родственника. Родители беспокоятся, он давно не выходил на связь, ни единой весточки не отправил, а парень он бедовый. Лучше найти его, пока не натворил дел.

Глаза Олли округлились.

– И родители отправили тебя?

– Я доброволец.

– Может, у твоего родственника подростковой бунт? Как-то раз я сам прятался от родителей, и даже не в другом городе. Их решения казались мне несправедливыми… – он мотнул головой, будто опомнился. – Каждый бунтует как может, да?

– Думаю, для подросткового бунта он уже стар.

– Ты потеряла дедушку?

– Кузена, он одного со мной возраста.

– Тогда какая тут старость? И как выглядит твой кузен?

– Высокий, довольно крупный. Русые волосы, стрижка короткая… – тут я осеклась, потому что Мартина не видела уже несколько месяцев и его прическа могла измениться. – …возможно, не очень короткая. Нос прямой, глаза серые, – подняв взгляд на Олли, я не заметила и проблеска узнавания на его лице.

Нет, Воина стоит описывать совсем не так.

– Знаешь, что? Это все неважно, потому что у него есть особые приметы, которые ты просто не мог пропустить. Он редкий засранец и никогда не следит за языком. Возможно, ему уже за это попадало здесь пару раз. Быть может, он успел нахамить и тебе самому. Или сказал, что эль у вас дешевка, или советовал закрыть бар и больше никогда его не открывать. И он уж точно отпустил пару обидных шуточек про твой рисунок.

– И такого приятного родственника ты кинулась искать? – хмыкнул Олли.

– Кровь – не водица.

– Что ж, я понял, о ком ты. Не помню точно, как его зовут, но похожий на твое описание тип часто сюда захаживает. Говорят, он отчисленный студент, сейчас перебивается мелкими заработками, но планирует тут осесть. На прошлой неделе помог Милли – ее дом стоял на краю скалы и вот-вот должен был рухнуть. У нас магов почти нет, одни водники, и те только за мелочи всякие отвечают, если что – сразу из столицы вызывают подмогу. Так вот, Милли помогать никто не собирался, но твой кузен ее выручил, талантливый парень оказался. Даже странно, что он в Гезелькроосе оказался, а не где-нибудь подальше.

– Да, он талантливый, – пробормотала я, думая, с чего бы это Воину перебиваться какими-то там заработками и строить из себя отчисленного студента? Наверное, это вообще не он.

С другой стороны, кто еще мог помочь женщине с домом? Маг должен быть сильный, а таких сколько осталось? Слишком мало, чтобы тратить время в мрачном Гезелькроосе.

– Ты за него беспокоишься, да?

– Что?

– За родственника своего. Может, он ближе тебе, чем ты признаешь? Извини, но я до сих пор не верю, что родители могли послать девушку вроде тебя в далекие земли, да еще в одиночестве.

– Я не говорила, что приехала одна.

Едва я это сказала, как почувствовала нечто странное. Облегчение, исходящее от Олли. Раньше мой дар эмпатии не подводил, так что оставалось только гадать, что его так обрадовало. Но это в другой раз, сейчас меня интересовал Мартин.

– Ты сказал, похожий на моего кузена парень нередко сюда захаживает. Когда ты видел его последний раз?

– Вчера.

Ответ меня порадовал. Если Мартин был здесь вчера, значит, все с ним в порядке. Кроме головы, надо полагать. С ней точно что-то приключилось.

– А сегодня он не появлялся?

– Пока нет. Но ты можешь его подождать, а я составлю тебе компанию, – Олли подмигнул и подлил себе еще эля. Интересно, он каждый день так «работает»? Если да, то понятно, почему у него такой помятый вид.

– Очень хочу, – заверила я.

В «Морском змее» я просидела долго.

Олли иногда болтал со мной о всякой ерунде, иногда отвлекался на заказы. Возможно, мне стоило побродить по городу и поискать Мартина в другом месте. Но, честно говоря, Гезелькроос в ночное время казался небезопасным, и я успела пожалеть, что мы с ребятами разделились. Нужно было как минимум разбиться на пары. Сейчас рядом со мной сидел бы Алекс и загадывал свои загадки. Мы бы вместе рассматривали посетителей «Змея» и строили теории. А так приходилось развлекаться в одиночестве, разглядывая то мертвецки пьяного мужчину на скамейке в углу, то веселую молодежь справа. Вскоре я поняла, что ожидание затянулось и, попрощавшись с гостеприимным Олли, откланялась. Вернусь сюда завтра вечером, если за день мы не отыщем нашего пропавшего.

ГЛАВА 2. Девушка из воды

На улице меня едва не сбил с ног пронизывающий осенний ветер. Казалось бы, Гезелькроос много южнее столицы, но этого совсем не чувствовалось. Так холодно и ветрено, так сыро. Стоило одеться теплее. Я поежилась, но скорее от мысли, что мне еще идти до поместья, а дорогу я знаю лишь примерно. Раньше бродить по ночам в одиночестве мне не доводилось, нов се бывает в первый раз. Откинув невеселые мысли, я уверенно свернула в сторону набережной.

 

Там меня ждал сюрприз, как ни странно, приятный: облокотившись на угол каменного дома, стоял Алекс и поглядывал в сторону моря. Глаза парня загадочно блестели в темноте, думаю, Гезелькроос его впечатлил, поэтому он выглядел таким довольным. На мое приближение Алекс не отреагировал, будто точно знал, кто именно к нему идет. Хотя почему «будто»? Это же Алекс, он просто знал.

Я остановилась рядом.

– Давно меня ждешь?

– Не очень, – быстро ответил он. – Так и думал, что скоро ты появишься.

– Именно здесь? Даже я этого не знала.

– Брось. Здесь всего две дороги, не надо быть гением, чтобы отгадать: ты выберешь набережную. Любой приезжий выбрал бы набережную.

– И то верно, – признала я. – Думаю, спрашивать, нашел ли ты Воина, не стоит?

Алекс равнодушно пожал плечами.

– Почему же? Спроси.

– И что я услышу?

– Ничего, пока не задашь вопроса.

Возможно, такая манера общения может показаться странной, но для Алекса это в порядке вещей. Странные фразы, загадочные замечания, ленивая ухмылка, иногда откровенная скука, отчетливо написанная на его очень красивом лице – в этом весь он. Поначалу все это жутко раздражало, но со временем я смирилась. Все мы смирились. Начни Алекс общаться по-другому, я бы заподозрила неладное.

Правда, иногда он мог быть очень милым и обходительным. С другими. С теми, кто не знает его тайну. Со мной же Алекс был собой, по крайней мере, мне хотелось так думать. И он нравился мне таким, честно нравился, хотя от его взгляда до сих пор бросало в дрожь. Все дело в его глазах – черных, словно ночь. Сейчас они блестели в темноте и выглядели еще темнее обычного. «Бездна, что вглядывается в тебя» – так я всегда описывала его взгляд.

Алекс подал мне руку, мы вместе спустились до набережной и медленно пошли в сторону поместья, которое на некоторое время станет нашим домом. Пока мы не найдем Воина и не разберемся с его делом. Надеюсь, мы быстро управимся.

– Я тоже его не нашла, – поделилась я. – Но зато нашла место, где он иногда появляется. Неплохо для самого начала поисков, да?

– Город не такой уж и большой. Кому-нибудь из нас должно было повезти.

– Возможно, Нике или Расу удача улыбнется побольше, чем нам. К тому же, я не до конца уверена, что нашла именно Мартина. Но по описанию подходит.

– Расскажи, – потребовал Алекс и я, конечно, вкратце передала разговор с приветливым барменом Олли. Алекс выслушал меня, не перебивая, взгляд его был устремлен в сторону моря. То ли в этой пугающей темноте таилось что-то интересное, то ли рассказчик из меня так себе и парень просто заскучал. Правда, о последнем Алекс бы непременно сообщил, тут сомневаться не приходится.

Выслушав меня, он сделал вывод:

– Это Мартин, без сомнений.

– Знаю, но…

– Никаких «но». Сама подумай, что за талантливый студент забрел в Гезелькроос? Вряд ли здесь появляется кто-то, кроме водников, чуть дальше в сторону севера есть школа высшей водной подготовки, ничему другому в окрестностях Гезелькрооса не учат. Это Мартин.

– Это и так понятно, Алекс. Я просто хотела сказать, что не следует сразу исключать все варианты. Мне не понятно, что происходит с Мартином… временное помешательство? Или он решил все бросить и поселиться у моря?

Ладно, это даже звучало глупо. Вот только в последнее время с Мартином всякое творилось, он действительно мог выкинуть нечто подобное. Смерть Вика далась ему нелегко, Мартин винил себя, но не спешил делиться переживаниями. Он такой, все привык держать в себе, смеяться в лицо и загибаться от тоски где-то глубоко внутри.

– Поселиться у моря? Отличный вариант, – порадовал бестактный Алекс. – Для него, конечно. А для тебя – так себе, не получится и дальше за ним бегать. Или как минимум придется перебраться подальше от столицы.

– И вовсе я за ним не бегала!

– Ну-ну.

– Мы не виделись очень давно.

– Может быть, он просто прячется от тебя?

– Не смешно, – буркнула я.

Алекс все извратил, чтобы меня поддеть – такое он тоже любил проворачивать. Некоторое время назад я сильно обидела Мартина и пыталась все исправить. Но выходило так себе, важные вещи у меня часто получались коряво, неправильно. Потом Мартин уехал на задание, как и мы все, а после и вовсе исчез.

– Ты забавная, когда начинаешь бестолковить.

– Рядом с тобой это происходит постоянно. Не подскажешь, почему так?

– Я просто открываю тебе глаза. На самом деле, у тебя другая проблема – чувство вины. Счастье, что я им обделен.

Обычно я бы вступила в дискуссию, но в этот раз отвлеклась. Мне показалось… нет, я точно видела, как впереди что-то мелькнуло. Что-то светлое и смазанное. Морская пена так светится в темноте? В той стороне только море, ничего боле. Темные волны, их даже не видно сейчас, только слышно. И это светлое пятно…

Алекс мое молчание расценил как немое возражение.

– Достаточно просто посмотреть на тебя, чтобы на всю жизнь отказаться от никому не нужного сострадания и сочувствия. Ты постоянно во всем винишь себя, потому часто перестаешь мыслить трезво. Вот и с твоим Воином…

– Ты видишь? – перебила я резко. – Ты тоже это видишь, верно?

– Что вижу?

– Там, в темноте.

Я почти почувствовала его недоумение, но мне было все равно. Потому что на сей раз в темноте я видела уже не смазанное пятно, а тонкий женский силуэт. Девушка, молодая и хрупкая на вид, облачена в светлое платье. Или в простыню? Мы с Алексом слишком далеко, не разобрать точно. Вот только… что девушка может делать в воде? И так далеко от берега? Она совсем не двигалась, словно застыла. И море… море вокруг нее стало подозрительно спокойным, казалось, даже волны стихли.

Алекс проследил за моим взглядом и крепко взял за руку.

– Там ничего нет, Таната.

Смысл его слов дошел до меня не сразу.

– Что? Как это нет? Она стоит в воде… на воде.

– Никто не стоит на воде, – его хватка на моей руке стала еще более цепкой, как будто он ждал, что я побегу ночью в холодное море. Возможно, только его хватка меня и остановила.

Я тряхнула головой и зажмурилась, пытаясь избавиться от видения. Если Алекс говорит, что там ничего, значит, мне показалось. Или все дело в отражении… поморгав несколько раз, я вновь вгляделась в море. Девушка никуда не исчезла. Конечно, нет. Зато теперь я отчетливо видела, как она склонила голову набок, наблюдая за нами. Ее лицо не разглядеть, но мне казалось, что она улыбается нам. Печально, но улыбается.

– Она смотрит на нас.

– Кто?

– Ты забавный, когда начинаешь бестолковить, – мстительно бросила я, теперь уже не отрывая взгляда от незнакомки. Она как раз приветливо помахала рукой. – И она нас зовет. Подойдем поближе, – я потянула Алекса за руку.

Он неожиданно легко поддался, вместе мы свернули с набережной и ступили на каменный берег. Мне чудилось, что до незнакомки рукой подать, но прибрежье оказалось неожиданно неприятным. Огромные шаткие валуны чередовались с острыми камнями, что так и норовили проткнуть обувь. Не скажешь, что мы совершили приятную прогулку, но одно хорошо – Алекс молча двигался следом за мной, оставив все вопросы на потом.

Но даже он скоро не выдержал:

– Долго еще? Ноги мне еще пригодятся…

– Тихо, – шикнула я, боясь отвести взгляд от девушки. Она стояла все так же неподвижно, но такое чувство, что все больше отдалялась. За нами наблюдала с грустью, даже с разочарованием, или мне так казалось.

«Я улавливаю ее эмоции» – поняла я.

Ее лица не видно, но чувства… они помогают мне ее видеть. Едва я это осознала, как на меня обрушилась еще и чужая тоска, словно незнакомка знала, что сколько бы мы до нее ни пытались добраться, у нас не получится. Она махнула рукой, указывая на воду. Хочет, чтобы я зашла в море? Может быть, тогда я почувствую больше…

Я вырвала руку из хватки Алекса и юркнула к воде. Мгновение – и ноги мои погрузились в ледяную морскую гладь под неодобрительный крик Алекса. Я забыла разуться, а камни внизу очень скользкие. Жаль, что это до меня дошло слишком поздно, во время стремительного полета вниз.

Меня ожидало самое неудачное падение из всех возможных – я плюхнулась лицом вперед, едва успев подставить руки перед собой. В лицо ударила соленая вода, нос неприятно защипало, а в живот больно воткнулся камень, и благодаря этому я даже не почувствовала, насколько холодна вода. Своеобразное преимущество падения на мелкой глубине – боль притупляет остальные чувства. Впрочем, даже живот быстро перестал меня беспокоить, как только мне удалось приподняться и убрать с лица налипшие мокрые пряди волос, я устремила взгляд в сторону незнакомки. Которая – кто бы сомневался – исчезла.

– Спятила совсем? – в отличие от меня, Алекс сообразил разуться, прежде чем лезть за мной. Хотя ноги его все равно скользили, это было заметно даже в темноте. – Надо хотя бы иногда думать! – легко подхватив за плечи, он потянул меня вверх. Поняв, что идти по скользким камням я не способна, он подхватил меня на руки и вытащил из воды на берег.

– Она исчезла.

Меня трясло, но даже не от холода, а от обиды. Девушка хотела что-то мне сказать… или показать. А я этого не поняла, не успела.

Не особо церемонясь, Алекс поставил меня на камни.

– Извини, но в темноте с тобой на руках мне до дороги не дойти. Придется помочь мне. Потом могу и понести… смотря как договоримся.

– До дома дойду, – буркнула я.

– Отлично. Подумай по дороге, как объяснить произошедшее.

До поместья мы добирались молча. Это своего рода достопримечательность Гезелькрооса – место с пугающим названием «Багровая Скала». На отшибе города, на одной из самых высоких и обрывистых скал. Поместье видно отовсюду.

Так как мы с Алексом двигались по каменной береговой дороге, в конце пути нам пришлось преодолеть крутой подъем по высеченным в скале ступеням. Впрочем, путь через город ненамного проще, все тот же подъем вверх, только более плавный и приятный. И без скользких опасных ступеней. Но кто же знал? На экскурсию у нас времени не было, по прибытии мы сразу отправились на поиски Воина, а на «Багровую Скалу» нам указали местные жители, они же и объяснили, как можно добраться.

Само поместье принадлежало то ли советнику Дэнверу Стрейту, под началом которого мы все трудились, то ли одному из его многочисленных приятелей. Скорее второе, да и то с натяжкой. Хотя у советника самые разные знакомства имеются… главное, что хозяин «Багровой Скалы» временно отсутствует и он не против неожиданных гостей. Персонал в количестве трех человек предупрежден, нас ожидают.

В этом мы скоро убедились лично – встретила нас круглая женщина неопределенного возраста, улыбчивая и со смешным чепчиком на голове. Я так и не определилась, прибавлял этот чепчик ей возраст, или наоборот. Женщина долго охала и ахала, но в конце концов сообщила, что Ника и Рас еще не приходили, мы с Алексом первые.

– Хозяева, ну вы проходите, проходите…

Она заметно волновалась и все время звала нас «хозяевами». И все говорила, говорила, говорила… а у меня так стучали зубы от холода, что я к своему стыду пропустила момент представления. Придется выяснять имя женщины позже. Хорошо, что со мной гений, который ничего никогда не забывает.

Не без труда мы отделались от новой знакомой, сбежали на второй этаж и разошлись по комнатам. Быстро скинув ледяную одежду, я натянула домашние брюки и теплую кофту. Волосы уже начали сохнуть и пушиться, но как раз с этим ничего не поделать. Вниз я не торопилась, но вдруг Ника и Рас вернутся? Придется спуститься.

Безымянная женщина в чепчике топталась у лестницы. Увидев меня, она заметно обрадовалась и сунула в руки чашу с дымящимся отваром.

– А то мало ли что, хозяева, – пробормотала она, пряча взгляд.

– Зовите меня Танатой, прошу.

Женщина промолчала, но с таким видом, будто я ее оскорбила.

– Хмм… вы можете проводить меня в гостиную? – с улыбкой попросила я.

Она хмуро кивнула и повела меня по темным коридорам. По дороге бегло объяснила, что гостиным в поместье сразу несколько, но удобнее всего во второй. Почему там удобнее, женщина не объяснила, вопрос ее дара речи лишил. И опять этот странно-оскорбленный вид… видимо, в следующий раз лучше раз двадцать подумать, прежде чем что-нибудь говорить.

В гостиной она меня одну не оставила, топталась рядом до самого прихода Алекса. Как только он появился, она убежала и принесла еще одну чашу с отваром. Алекс поблагодарил галантно, обычно в этом месте все таяли и начинали улыбаться, но только не дама в чепчике. Она поджала губы и по виду собиралась расплакаться.

 

– С вами все в порядке? – уточнила я.

– Да-да, конечно. Просто море сегодня подозрительное, волнуюсь я, волнуюсь. Это все не к добру, попомните мои слова! Не к добру…

– Море сегодня спокойное. У вас есть примета на такой случай?

– Ох! – ответила она и поспешила удалиться.

Мы с Алексом недоуменно переглянулись.

– Есть ли мысли, что это? – кивнула я на чашу. Во дворце у меня есть одна приятельница – любительница экспериментальных отваров. Вот как раз знакомство с ней и научило осторожности.

– Чувствуешь запах? Это иссоп, растение такое. Используется, чтобы очистить организм от воздействия злого духа.

– Как мило.

– Раньше таким поили всех незнакомцев, входивших в дом. Иногда насильно, – с неоднозначной улыбкой поведал Алекс. – Считалось, если человека уже нельзя спасти, то есть очистить, он умрет от отравления, испив отвар из иссопа. Уверен, Лидия тоже в это верит, так что лучше выпить ее варево, иначе злого духа из нас изгонят другим способом. Менее приятным.

– Вот тебе и милый город Гезелькроос, – буркнула я.

Злые духи, призраки на воде, сумасшедшие местные, которые верят во всякую чушь… и это в первый же вечер. Отличный старт, ничего не скажешь. Воин еще со своими завихрениями…

Вскоре появились Ника и Рас. И Лидия, конечно – теперь я знала имя нашей «спасительницы» в чепчике. Она начала было суетиться вокруг нас, но Ника быстро выставила ее вон. С Никой не забалуешь, она и раньше подарком не была, а теперь и вовсе пугала.

– Я думала, что хуже уже некуда, когда ползла по этой дурацкой скале наверх. Пока не увидела эту сумасшедшую! Она ждала нас на пороге и заставила проглотить какую-то дрянь! Бррр! – первым делом заявила Близняшка. – Мы выпили, только чтобы она отстала. Кто вообще держит эту тетку? А вдруг она отравительница?

– А Таната свалилась в воду, – легко сдал меня Алекс, преследуя сразу две цели: отвлечь Нику и вытянуть из меня подробности встречи с «призраком».

– Неужели хотела утопиться? Надо было ей позволить…

Надо сказать, наши с Никой отношения не складывались от слова совсем. Весной погиб ее брат и случилось это при моем непосредственном участии. Моем и Воина, он тоже оказался втянут в события того печального дня. Но гнев Ники на парня не распространялся, все знали – он убил ее брата, чтобы спасти меня. Так что именно я стала для нее корнем всех бед и самой настоящей злодейкой. Хотелось бы ей возразить, но у меня не получалось, в душе я была согласна с Никой и своей вины не отрицала.

– Я думаю, Нике очень интересно, как же так ты упала, – с насмешкой заметил Алекс. – И лучше не упускать даже самых мелких подробностей, а то она тебя укусит, а ты ей это позволишь.

Иногда я ненавижу этого парня. Но он прав, историей поделиться стоит. Послав Алексу «благодарный» взгляд, я подробно описала увиденную в воде девушку и ее чувства.

– Привидение? Чудесно, не хватало нам одного неадеквата…

– Со мной случалось подобное однажды, – привычно не реагируя на Нику, поделилась я. – Когда мы с Мартином свалились в ловушку, я видела… не призрак, но что-то похожее. Тогда это было не так ясно, я скорее чувствовала чужое присутствие, чем видела кого-то. К тому же, в тот момент я была почти не в себе, и потом списывала произошедшее на глюки и удачу.

– Думаешь, твои видения связаны с даром?

– Звучит более убедительно, чем призраки, разве нет?

– Значит, потому ты полезла в воду? – задумчиво протянул Алекс. – Хотела узнать, чего она хочет.

– Или что чувствует, да. Мне показалось… перед тем, как я свалилась вниз, мне на мгновение показалось, что она боится.

– Запомнила, как она выглядела?

– Трудно сказать. Невысокая, хрупкая, волосы, кажется, светлые. Это все.

– Как думаешь, это могла быть Милана Кроос?

– Милана? – не сразу понял Арастан.

– Описание ей вполне подходит, – быстро ответила я Алексу, затем пояснила: – Погибшие Кроосы были заданием Воина. Он должен был узнать, что произошло той ночью, потому и оказался здесь.

Точнее, все мы знали, что произошло той ночью. Задачей Мартина было выяснить, кто это сделал и почему. В тот день, когда он получил задание, без работы не остались и мы, вот только Воину пришлось отправиться к морю в одиночестве. Алекс с Никой тогда переместились на север, чтобы найти похищенную девушку, а мы с Расом остались во дворце, выясняли, кто пытался отравить троюродную сестру короля. Если честно, я до последнего подозревала самого венценосного, ведь сестрицу он ненавидел всерьез и даже не пытался этого скрыть. Но нет, случай оказался банальным: виновна горничная.

А еще мне казался несправедливым такой расклад: тройное убийство это вам не дворцовые дрязги, Стрейт не должен был отправлять Мартина одного. Пару раз я пыталась вызвать советника на разговор и предложить свою помощь, но он ненавязчиво предлагал мне заняться своим делом, а не думать о чужом. А три дня назад советник собрал нас четверых и сообщил, что дело Кроосов наше, но для начала надо отыскать Мартина, конечно.

– Ароктийский здесь довольно давно, – заметил Рас.

– И все мы догадываемся, что он ничего не узнал, – Ника не могла обойтись без уничижительного комментария. – Глупо было доверять ему что-то более, чем воровство кошелька или пропажу соседского пса.

– И он пропал. Сдался или махнул рукой на советника и его задания?

– Спился.

– Вы что-нибудь узнали? – обратилась я к Расу.

– Нет, но в паре местных забегаловок видели парня, похожего на Мартина. И… Ника не преувеличила, про него рассказывали, как про пьяницу. И любителя помахать кулаками. И еще…

– Я поняла, не продолжай.

– Не умер твой драгоценный Ароктийский, – фыркнула Ника. – Можно было не тащиться за ним в эту дыру, полную сумасшедших теток. Одна из них подошла ко мне на улице и начала шептать какую-то дичь! Вторая со своим отваром… в забегаловках мы тоже наслушались достаточно, чтобы завтра же бежать к порталу и валить отсюда.

– Боюсь, завтра не получится.

– Догадалась, не дура.

Лучше сменить тему.

– Как долго Мартин находится в Гезелькроосе? – задумалась я вслух.

– Сорок восемь дней, – у Алекса всегда готов ответ. – Большой срок.

– Он должен был что-то выяснить. Что-то, что заставило его вести себя так странно. Я имею ввиду, заняться сомнительными подработками и шататься по дешевым заведениям, которые он ненавидит.

– Предлагаю не отставать и завтра заняться Кроосами. Возможно, мы столкнемся с Мартином гораздо раньше, чем планируем, и нам не придется искать его по всем углам.

Само собой, с планом Алекса все согласились. Если у нашей недружной компании и был лидер, то это он. Даже Ника ему не перечила, уж не знаю, почему. Она вообще притихла после замечания Алекса, и первой ушла к себе в комнату. Погадав еще немного, мы последовали ее примеру – завтра нам предстоял нелегкий день, следовало хорошенько отдохнуть.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru