Глинтвейн, сноуборд и Чудо Новогоднее

Карина Вальц
Глинтвейн, сноуборд и Чудо Новогоднее

Позволив себе небольшой перерыв, мы впили чая с облепихой. Маня рассказала о поездках в горы, оказалось, она уже много где успела побывать. После развода отец готов был отправить их с братом куда угодно, вину так заглаживал. Он вообще отличный чувак (меткая фразочка от Мани). И Новый Год она должна была встречать с отцом, но мать настояла на знакомстве дочери с будущим отчимом и притащила все семейство сюда. Маня сопротивлялась и бунтовала как могла.

– Но у меня все не так отстойно как у тебя, конечно, – весело подытожила она, за что получила снежком.

Когда мы вернулись на склон после перерыва, людской поток резко схлынул. Часы показывали восемь, скоро подъемники перестанут работать, народ окончательно разбредется по компаниям, шале и номерам. Вперед, к празднику.

Маня притихла, затеяв переписку с подругой.

– У нас наметилось расследование, – с важным видом пояснила она. – Пока я тут тобой занималась, Полька вынюхивала кое-что.

– Полька – это подруга твоя или кошка?

– Ты детективы вообще смотришь? Полька – напарница. И подруга. И учимся мы вместе. Ну и в одном доме живем.

– Что за расследование?

– Ну уж не в «Восточном экспрессе»! В инстаграме инфу надо было проверить. Полька занялась, скинула результаты мне на утверждение.

– У вас все серьезно.

– Да. И некогда всякие глупости обсуждать! Мне скоро придется возвращаться, – деловито напомнила Маня, пряча смартфон обратно в карман куртки. – Семейная фигня… я рассказывала. Но время еще есть! Я обещала быть твоим новогодним чудом, значит, все сделаю в лучшем виде. Сроки сжатые, но есть с чем работать.

Тут было самое время насторожиться, но вкусный чай меня расслабил, а деловитость Мани смешила. Забавная она, конечно.

– Елку ты катаешь плохо, – продолжила девчонка, игнорируя мою ироничную улыбку. – Но знаешь, какой спуск самый крутецкий? Параллельный. Вилять не надо, едешь вперед, а волосы такие назад… ух, какое же это чувство! Настоящее новогоднее чудо для новичка вроде тебя. Вспоминать потом будешь этот заезд – ух! Я свой никогда не забуду. Давай-давай, вставай на лыжи…

– Я же разгонюсь так.

– Пффф, ты видела местную трассу? Тут только чудом до низа докатываешься, настолько она плоская. Сноубордисты, – тут она поморщилась от отвращения, – вообще встают колом и давай ногой себе помогать, как немощные. У них скорости же совсем низкие, а у новичков считай что их нет. Короче, это я к чему? Все будет нормально, хоть один раз прокатишься вниз с ветерком. Я даже подтолкну тебя немного, в качестве новогоднего чуда.

Ну тут я точно насторожилась. Но пакости от Мани все равно не ожидала – все-таки мы почти три часа вместе провели и она честно пыталась меня учить. А уклон у трассы на самом деле маленький.

– Итак, устроим новогодний прокат с ветерком?

– Устроим! – в моем согласии звучал неподдельный энтузиазм. Прокатиться с ветерком хотелось, не все же падать на каждом метре. Манило меня как раз чувство полета, я столько о нем слышала. Да и вообще… планов на вечер все равно нет, можно спокойно наворачиваться на склоне. Добавить немного безумства в этот бестолковый день.

Маня засмеялась совсем уж по-злодейски и пихнула меня вперед с горы.

И я полетела.

Навстречу безумствам, не иначе.

ГЛАВА 3

Летела я недолго. Если быть совсем уж точной, то не больше трех секунд. Мелкая злодейка не собиралась помогать мне кататься, она просто пихнула меня в того самого салатового сноубордиста, коего присмотрела еще с подъемника, но явно перестаралась: я сшибла парня, споткнулась о его доску и кубарем покатилась дальше. Лыжи потерялись по дороге, остались только палки. Если бы не они, я бы уже давно остановила падение, но две привязанные к рукам штуковины как-то разом лишали ловкости и я больше думала не о собственном падении, а о том, как бы никого этими палками не задеть. И себя ненароком не проткнуть.

Задела, конечно. Поставила подножку девчонке, она как раз стояла спиной к склону и моего приближения видеть не могла. Девчонка оказалась тоньше и легче салатового сноубордиста, взвизгнула и повалилась на снег вместе со мной. Дальше мы летели в обнимку, держась друг за друга. Вот тебе и плоский склон, сколько уже можно падать?!

Подруга по падению оказалась ловкой и умелой, перекувыркнулась в полете и выставила вперед сноуборд, резко тормозя нас обеих. Обессиленная, я раскинулась на снегу в позе звезды, тяжело дыша и обещая себе больше никогда не связываться с подростками. Надо же, притворилась нормальной! А я, дура, прониклась и бдительность потеряла. Умилялась еще рассуждениям о расследованиях!

– Живая? – надо мной склонилась девушка. Она уже успела снять маску и даже шлем стянула. Ее платиновые волосы разметались по капюшону, в глазах читалось скорее равнодушие, чем недовольство.

– Живая… вроде.

– Это радует.

– Прости, что так тебя сбила. Ты сама в порядке?

– Да. Но простить? Это вряд ли. Тим снял на камеру наше падение, теперь будет показывать мне это видео целую вечность, еще и стоп-кадров наделает. Прощу, разве что если ты треснешь его по голове своей палкой и выкрадешь запись. – Она говорила так серьезно, что я растерялась.

А потом пригляделась к блондинке получше. О, и тут я ее наконец узнала!

Странно, что этого не случилось сразу, потому что Эльзу вообще невозможно забыть, если видел хоть раз. Уж очень она эффектна: вся такая тонкая, высокая, светлая до прозрачности и с надменным ледяным взглядом, от нее веяло серьезностью и даже суровостью. Она училась в нашем университете, только на курс меня младше. Я часто замечала ее в коридорах и неосознанно обходила стороной. Казалось, заденешь ее и пожалеешь. С такой девушкой просто так не заговоришь и даже не подойдешь спросить дорогу, как-то она сразу от себя отпугивала. Лучше заблудиться, честное слово.

Но была у меня еще одна причина Эльзу запомнить. И эта причина – упомянутый ранее Тим, ее… честно говоря, я так и не разобралась, кто они друг другу. Весной странная парочка обратилась ко мне за фотосессией, и сказать, что все прошло странно – ничего не сказать. Эльза (не уверена, что ее настоящее имя, но Тим обращался к ней только так, а еще постоянно напевал надоедливую песню «Отпусти и забудь») сияла недовольством и всеми силами демонстрировала, что фотографироваться не желает, и вообще пришла не по своей воле, а парень крутился вокруг нее и явно пытался довести, заставляя позировать как «та самая Эльза». Но она была непрошибаема, как айсберг. Тимур – хотя бы одно имя я знала точно – утраивал усилия, шутил понятные только этим двоим шутки и вообще выглядел чокнутым со своими бесконечными песнями и наставлениями. И почему-то она им следовала. После пары часов, проведенных в их компании, я пришла домой выжатой, словно лимон и потом целый месяц не брала новые заказы, опасаясь, что все повторится. Второго такого испытания я бы просто не пережила.

Но, справедливости ради, фотографии вышли прекрасными. Не те, где Эльза позировала одна, а где они случайно вошли в кадр вдвоем. В основном благодаря контрасту: платиновая ледышка Эльза и кудрявый черноволосый Тимур походили на инь и янь. И смотрели друг на друга без наигранных взглядов, по-особенному глубоко. Они не играли, не старались и не улыбались друг другу натужно, но химия между ними ощущалась даже на фотографиях. Химия такая же странная, как и они сами, потому что на пару они все равно не походили.

Кажется, Эльза меня тоже вспомнила:

– Мы где-то уже встречались…

– Я фотографировала вас весной. С Тимуром.

Девушка тут же закатила глаза.

– Снимки получились красивыми, – зачем-то ляпнула я.

– Точно, гаденыш шарит в принуждении, – ответила Эльза, косясь мне за спину. Я повернулась и увидела, как парень в джинсах (?!) на доске съезжает к нам. – А ты не сиди истуканом, палку мне отдавай.

– Что? Какую…

Эльза сама выхватила из моих рук лыжную палку, шустро поднялась на ноги и вытянула перед собой оружие, делая вид, что в руках у нее шпага. Я отползла в сторону, с недоумением глядя, как Тимур подъезжает ближе и в его грудь упирается острый конец палки.

Парень тут же поднял руки вверх:

– Ахтунг! Пощады прошу! Пощады!

– Это твое желание?

– Ха! Даже не мечтай так легко отделаться.

– Что ж, тогда… – глаза Эльзы угрожающе блеснули. И это был далеко не игривый блеск, а очень пугающий. Да что у нее за взгляд такой?!

Но Тим не особо испугался. Смотрел на Эльзу все так же смеясь. Даже когда она ткнула его палкой в грудь и он, не устояв на доске, завалился назад. Но и тут Эльза не мешкала, пригвоздила парня к снегу. И далеко не в игровой манере.

Фотосессия с ними примерно так вот и проходила. Какие-то дикие игры между собой, а я должна была снять приличный кадр, вместо того, чтобы бежать от этих ненормальных подальше. Мучали бы друг друга без свидетелей, в самом деле.

Но тут Эльза скосила глаза в мою сторону. О нет! Надеюсь, мне сейчас не достанется тычок палкой? На всякий случай я схватила свою обеими руками, намекая: буду обороняться. Я не чокнутый Тим, лежать и смеяться не стану.

– Фройляйн Коварина, ты провела наедине с этой девушкой меньше минуты и уже ее запугала? Никогда не перестану тобой восхищаться!

– Мы с ней поговорили. Может, я даже прощу ее за причиненный ущерб, – тут Эльза зыркнула на меня еще раз и даже брови белесые подняла, моля не тупить.

А, вон чего она от меня ждет! У Тимура в руках остался телефон. Она говорила, что он записал падение и почему-то ей это не понравилось, хотя позор вроде бы мой. Но раз уж я могу помочь… я мотнула головой, показывая, что до меня дошло. Эльза резко откинула палку и села Тиму на ноги, в то время как я бросилась за телефоном. Парень соображал быстро, но все равно опоздал на мгновение: гаджет я отняла и отползла подальше.

– Са-аш!

– Нет! – Эльза и Тим заголосили вместе, смотря за мою спину.

 

Инстинктивно я прижала телефон к груди, решив оборонять краденый трофей до последнего. Обернулась – позади стоял тот самый сноубордист в салатовом костюме. Моя первая жертва. С моими лыжами в руках, между прочим. А костюм этот смутно мне знаком…

– Са-аш! – повторил Тимур и на меня кивнул: – Сделай одолжение, друг?

– Что-то не хочется. – Салатовый порадовал. Но радость быстро сменилась огорчением: – Но ради дружбы…

– Беги! – рявкнула Эльза.

И я побежала. А что еще оставалось делать?

Мудро рассудив, что Салатовый на доске, а я на своих двоих, побежала я не вниз, а вверх по горе. Ну как побежала… лыжные ботинки так и остались при мне, но я перебирала ногами так шустро, как только могла. Черт с ними, с ногами, когда такие странности творятся. Легкие горели, ноги жгло от непривычной нагрузки, злополучная палка так и болталась на руке, все не хватало времени, чтобы ее снять. Ну и ворованный телефон, конечно, куда уж без него.

Пусть фора у меня и имелась, но ботинки сделали свое дело: пока я делала мелкие тяжелые шаги, Салатовый успел скинуть сноуборд и догнать меня, у него и обувь удобнее и ноги в разы длиннее. Почувствовав, что преследователь близко и от него уже не уйти, я вспомнила о хитром приеме из мира животных: если от хищника не получается убежать, можно притвориться мертвым. Я свалилась на снег лицом вниз, придавила собой телефон и затихла.

– Значит, по-хорошему телефон не отдашь? – поинтересовался Салатовый.

Так же упираясь лбом в снег, я покачала головой. Буду бороться до конца. Может, Эльза успеет прийти мне на помощь, уж она-то с Салатовым церемониться не станет. Да и против нее он не пойдет, потому что никто в здравом уме так не поступит.

Надо потянуть время и дождаться помощи. Пользуясь моментом, я незаметно затолкала телефон в карман на груди. Место очевидное, но не будет же Салатовый меня обыскивать и куртку обшаривать? Это уже ни в какие ворота, даже для этой ненормальной компании. Все-таки я не одна из них.

Добычу я спрятала вовремя: одним движением преследователь перевернул меня на спину. И… подал руку? Неожиданно. Не требовал вернуть телефон, как мне подумалось, а предлагал помощь:

– Ты вставай, чего на снегу лежать?

Заподозрив уловку, я опять покачала головой. И зависла ненадолго, узнав жертву.

Вот же Маня! Чудо новогоднее…

Салатовый, которого в жизни звали Саней Морозовым, был не менее известен, чем вся их компания. Как это часто бывает, курсе на первом самые заметные представители всея универа сбиваются в единую кучу, чтобы стать центром притяжения всеобщего внимания. И все знают их в лицо и помнят имена, даже к этому не стремясь. Этакое Знание, от которого не избавиться. Например, я точно знала, что Саша профессиональный спортсмен, у него около трехсот тысяч подписчиков в инстаграме, а салатовый костюм он носит как рекламное обязательство. И это далеко не все, что я о нем слышала. И его я тоже фотографировала, конечно, но только на официальном мероприятии. Кажется, на каком-то университетском награждении или вроде того. Даже удивительно, что я сразу не признала в Салатовом известную личность. Маня, похоже, прозорливее меня, точно угадала, в чью сторону толкать. А еще эта засранка, совершив свое «чудо новогоднее», исчезла со склона. Кто бы сомневался! Повезло еще, что Саша Морозов не пострадал от моей глупости, иначе катастрофа была бы полной.

– Хорошо, а если так? – Саша снял маску вместе со шлемом и широко мне улыбнулся. Светлые с рыжиной волосы остались в полном беспорядке, но черт возьми… не зря я и сама подписана на его страничку. Иногда хочется посмотреть на прекрасное. А все его фотки таковыми и были: яркими, эмоциональными и зимними даже в разгар лета. И я виновна в их раглядывании!

Но вот такое самолюбование это как-то чересчур.

Зато я быстро спустилась с небес на землю:

– Серьезно?! Твои зубы не настолько белые, чтобы я ослепла и вернула тебе телефон. Если честно… почти уверена, что потеряла его по дороге. Поищи лучше в снегу.

– Я подумал, с человеком общаться легче, когда он без маски.

– О. – Последовав чужому примеру, свою я тоже стянула. Ладно, быть может, он не настолько самовлюбленный засранец. Но выглядел очень похоже.

Саша весело засмеялся:

– Телефон в снегу, говоришь?

– Точно.

– Ладно, тогда будем искать.

– Без меня.

– С тобой. Лыжи не теряла случайно? Теряла. Считай их заложниками ситуации. Кстати, я заметил на них наклейку проката. Что там обычно в залог оставляют? Права или паспорт?

– Паспорт, – буркнула я.

– Ищем телефон в снегу, или случайно находим в нагрудном кармане? – с видом победителя Морозов снова подал мне руку, предлагая встать. В этот раз отказываться было глупо, все равно проиграла.

Вместе мы поковыляли обратно к странной парочке, ну или кем они там друг другу приходятся… Эльза, кстати, мне на помощь не спешила, а с маниакальным энтузиазмом швырялась снежками в Тимура. Выглядела при этом настоящей фурией.

Рейтинг@Mail.ru