Лилия. Мы – дети пригородных вокзалов

Камрян Кинге
Лилия. Мы – дети пригородных вокзалов

13

«Счастливые» мамы и папы, вооружитесь нижеследующими знаниями. Вероятно, вы уже позабыли все те щекотливые изменения организма. Вот вам справка:

Возрастные рамки периода полового созревания разнятся. В зависимости от индивидуальных особенностей развития пубертат начинается в девять-двенадцать лет и заканчивается в семнадцать-двадцать.

В это время организм подростка подвергается изменениям. Ребёнок взрослеет, становится способным продолжить род. Толчком является подача сигналов из соответствующих отделов мозга к половым железам: яичникам девочек, семенникам мальчиков. Половые железы начинают активно вырабатывать гормоны, стимулирующие рост и развитие костей, мышц, кожи и репродуктивных органов. Рост тела ускоряется в первой половине полового созревания, заканчивая трансформацию к завершению. До наступления первой стадии строения тел мальчик и девочка отличаются лишь гениталиями. Процесс пубертата формирует значительные различия в размерах, форме, составе и отдельных функциях организма. Наиболее очевидные относятся ко вторичным половым признакам.

Понятие «пубертат» отражает физиологические преобразования, происходящие в половой системе. Психоэмоциональные, социокультурные аспекты затрагивает лишь вскользь. Для более верной характеристики трансформации человека в это щекотливое время более уместным термином является «подростковый период», включающий в том числе и период полового созревания.

В современном мире наблюдается тенденция к ускоренному развитию детей и существенно более раннему вступлению в пубертатный период как девочек, так и мальчиков.

Журнал «Психология и психотерапия подростков» 1981 год.

14

Каждому выделяли дом. На улицах не слонялись потерянные лица без определённого места жительства. Дома по большей части деревянные, уютные, светлые, из двух отсеков: кухня с кроватью в углу, большая комната – с двуспальной и одной – меньшего размера. Огород с американским клёном по дальней стороне. Огорожено по периметру старым разваливающимся деревянным забором. От всего мира. Застолбили клочок земли внутри Родины.

Позднее появятся более модные дома – большие на несколько семей, с отдельными ячейками для каждой – квартиры. Квартиры станут настолько модными, что разрушат семьи особо впечатлительных.

А до тех пор на огороде росли маки. Но в одну ночь маки кто-то сорвал. Видимо, такие же молодые и перспективные. Им зачем-то понадобились чужие маки. Была в этом тайна! Родители, пошептавшись, приняли решение больше маки не сажать. Что-то начало меняться с тех пор. Раньше роботы не срывали чужие маки.

Перетасовываю фрагменты, увиденные и услышанные в дальнейшем от матери. (Она иногда удивлялась каким образом я мог сохранять в памяти те обрывки, которые должны были сгинуть за истечением времени).

Вот вставляю слайды чередой в ваш проектор. Кадры требуют субтитров:

Мужчина пытался убедить себя, что он мачо и истязал жену пытаясь проникнуть туда, куда проникать не положено и предназначено для других целей. При этом грубо хватая за волосы – так представляя себе истинную страсть, неизвестно когда вычитанную в случайно попавшейся книжке. Возможно, это странное проявление чувств действительно являлось страстью, и он представлял себе то, чего не было на самом деле, но оставалось желанным.

Ей же не такой виделась любовь, взращённая в сознании Айвенгами и Артурами. Муж со временем перестал соответствовать девичьим амбициям. Ранее он казался таким уверенным и симпатичным. Тогда убеждения не прорвались наружу. Впрочем, она должна была делать вид, что страсть поглотила и её: вздыхать приходилось с пристрастием, и стонать. Но стонала не подстраиваясь, а из-за боли. После склонность мужа проникать в неположенное пропала, и она выдохнула с облегчением: интимное вошло в прежнее русло так, как и следует – убаюкиваемое скрытой от превратностей погоды редкой растительностью, уже лишней, но упрямо сохраняющейся.

Как-то в гостях у знакомой с удивлением заметила голые конечности и подмышки. Соседка – смелая, хоть и туповата своей ограниченностью. В городе обратила внимание на картиночных буржуазных девиц – красивых и стройных. Мать же вспомнила забытые мужем в потайном месте игральные карты с голыми, выбритыми, в том числе и там, где находится некогда вожделенное, а теперь позабытое. В её воображении явилось потрёпанное тело подруги, красующейся перед зеркалом, с поднятыми руками и опущенными трусами: отвратительные рыжеватые заросли – надо сбрить, может быть это вернёт интерес. В следующее мгновение – абсолютно голая и прогрессивная в бане. Интерес мужа, судя по всему, так и не вернулся.

На следующий день папа обнаружил лежащую с распростёртыми руками жену. На полу, в белых трусах и чёрном лифе. Теперь уже прогрессивная мама, со смехом поведала как жжёт подмышки и не только. В первый раз после полового созревания кожа в затаённых местах поглощала окружающий свет не сквозь препятствия.

Ей не особо требовалось, а партнеру не понравились изменения – это противоречило естественности и аскетизму и было невероятно западно-неприемлемым. Наступающая демократия страшила молодого человека; новые ценности претили и пугали голые теперь фрагменты безупречной фигурки. В воздухе витала необъяснимая угроза – молодая супруга в новом голом виде и новыми стремлениями стала тревожной. У неё было красивое тело, в этом и была опасность: созревал набирающий силу страх где-то глубоко внутри – не сможет её удержать. Мужчина вовсе не был приспособлен к борьбе.

Из всего вышеизложенного я мог видеть только «лежащую с распростёртыми руками жену». Остальное же собрано из осколков в единую испещренную трещинами картину на основании вполне правдоподобных рассказов матери в то время, когда сын ещё не превратился в мужчину, воспринимается как ребёнок, возможно собеседник, а точнее свободные уши – духовно не близкий, но совершенно точно не посторонний.

15

О нет, не делайте преждевременных выводов. Вероятно, впечатление от прочитанного сформирует совершенно ложное представление об авторе. Какого-либо атипичного влечения к матери я не испытывал совершенно точно. Разве что проявлял интерес к женскому телу, как и все подростки в период полового созревания. А если вас передернуло от неприятия такового, пожалуйте ознакомиться со статьей в Википедии (соглашаться или нет – в зависимости от своих особенностей видения окружающей действительности):

Эдипов комплекс – понятие, введённое в психоанализ Зигмундом Фрейдом, обозначающее бессознательное или сознательное сексуальное влечение к родителю противоположного пола и амбивалентные (двойственные) чувства к родителю того же пола. В общем же смысле эдипов комплекс обозначает имманентное, соответствующее биполярному расположению, универсальное бессознательное эротическое влечение ребёнка к родителю. Данное понятие является одним из ключевых в психоаналитической теории.

Возможно даже, я – обычный. Чувства и желания мои характерны всем представителям мужского пола, но все же у меня возникают сомнения, поскольку нормальным считается секс с одной единственной, выбранной в качестве благоверной и без присутствия посторонних. Ух, забежал вперед…

16

Тем временем ростки противоречий взрастали. Они набирали силу с неизбежной настойчивостью.

Родители завели маленькое хозяйство: корову, цыплят. Точнее завела мама. Отец противился. По его разумению, уход за скотиной – занятие недостойное перспективных молодых людей с высшим образованием. В действительности же, страшила необходимость выбивать корма, косить сено и все остальное сопутствующее; не из-за лени, а скорее из-за опасения нового. В наказание все заботы о хозяйстве легли на плечи хрупкой, но удивительно быстрой, как принято выражаться, «пробивной» девушки.

Первое время родители беспокоились мало и со свойственной ребячеству оптимизму мечтали – молодые, перспективные, – все ещё дети; им казалось, что все в жизни устроено так как надо. Молодым везде открыта дорога в светлое будущее. До тех пор, пока оно не станет настоящим. А когда будущее становится настоящим – оно, хрясь, и ломает хребет об колено. С течением времени малыш подрастает, мечты не реализуются, и уже взрослый ребёнок вынужден жить чуждой жизнью. Бывает, взрослые уничтожают перспективное будущее своих детей – хрясь, хребтом об колено судьбу несмышлёнышей. Часто случается чудо, и дитя избегает трагической участи. Зачастую ходит по лезвию ножа, но воля божья хранит невинный организм, оберегая от расставленных ловушек судьбоносной лестницы.

Я помню, как однажды рано утром, меня какого-то рожна оказавшегося с мамой рядом при выгоне дурной коровы на пастбище, это чудовище неожиданно взбесившись прижало меня лбом так, что кинжалами упёрлась в забор, и не будь я в то время ростом и толщиной с плюшевого медведя, либо чуточку правее или левее, рогом насадила бы словно кусочек мяса на шампур. Мать, наблюдавшая за этим словно в замедленной съёмке, очнулась, представила на секунду, что могло случиться непоправимое, и вилами отходила бока удивляющейся махины до такой степени, что совершенно выбилась из сил. Изумлённое животное забилось в дальний угол загона, обиделось, пыталось сообразить, что же, собственно, она сделала не так.

Притянуть смерть и избежать её у меня получались ещё пару раз. По крайней мере из тех попыток, что я помню. В одном случае, на руку мне обрушился осколок стекла, образовавшийся в результате броска чего-то там пятилетней сестрёнки и кое-как держащийся в раме. Стекло вспороло мне руку до кости, началом от основания ладони и до локтевого сгиба и, если не вовремя вернувшаяся мать (как впоследствии рассказывала «словно почуяла неладное») я был бы обескровлен вплоть до летального исхода. В другой раз мимоходом дёрнул старушку за косу аккурат под выступающей крышей, в тот самый миг, в который смертоносная льдина едва не сровняла моё хрупкое тело с землёй. Отодвинутая невидимой рукой она разлетелась на мелкие кусочки сантиметрах в тридцати.

 

И тогда же, как и вы порой (не отрицайте), я осознал, что – избранный, особенный, не такой, как другие. Он, и вот он, да и все вокруг – не божьи твари, только меня коснулась длань его. Знакомо?!

В течении жизни таковые заблуждения преследуют нас. Мы – люди самовлюблённые существа. Каждый прыщ на собственном лице важнее, чем вся жизнь другого человека. В это время тысячи людей ежедневно умирают от болезней, несчастных случаев, преступлений и каждый из них думает или думал точно также – он избранный и каждый убежден, что, разумеется, он достойнее жить, чем все остальные, боги выбрали именно его для воплощения своих целей, его рождение есть какая-то божественная миссия.

В последующем закрадываются сомнения в избранности. Почему я, а не он? Чем я лучше? Оглядываемся, вспоминаем и осознаем, что многие скромнее, сердечнее, бескорыстнее, но при всем при этом убеждённость в собственной избранности остаётся. Остаётся на всю жизнь, до самой смерти и каждый из нас избранных живёт с этим.

17

Следующие слайды; проецирую на ваш экран: отец принес щенка, без роду и племени, черно-белую милую собачку – впоследствии единственное существо, близкое к каждому члену семьи, семьи чужих друг другу людей.

Как и было должно в отношении именования безродных дворняжек, мы общим собранием назвали его «Шарик». Возможно, щенок, будучи более благородных кровей удостоился бы более вычурной клички: «Барон», «Цезарь», но он стал Шариком, по воле отца, который все ещё старался быть главой семьи, – после жарких споров третейский судья выбрал кличку сам.

Шарику пришлось испытать человеческую сущность на собственной шкуре. Через два дома от нас жила приветливая, постоянно улыбающаяся пожилая женщина. Под каждым взглядом, при общении со знакомыми, она вмиг сильно старилась, пыталась казаться беспомощной, постоянно жаловалась и никогда не отказывалась от помощи, особенно от помощи моего отца, который по доброте душевной помогал ей во всем по двору, да и по дому. Доходило до того, что в первую очередь дрова кололись во дворе соседки, а наши дожидались своей очереди до лучших времён.

«Беспомощная» старушка тащила к себе в дом все подряд, вне зависимости от пользы: инструменты, ведра, белье. Причём преимущественно принадлежащее нам (отцу попадался скарб в просторах её двора). Та же участь коснулась и Шарика, вдруг исчезнувшего из небольшого загона, откуда самостоятельно он выбраться был не в состоянии. Мама, разумеется, знавшая о патологически нездоровом интересе старушки к чужим вещам, решительно направилась к ней. После, мы из рассказа узнали, что ведьма яростно отпиралась, в то время как страдалец Шарик предательски выполз из-под матраса и явился на свет, тем самым обречённый на спасение – возвращён нам, убитым горем детям.

Ведьма после случившегося представлялась абсолютнейшим злом. От неё, скрюченной, шаркающей ногами и подходившей с протянутой в руке конфеткой (как ни в чем не бывало) мы шарахались как от огня, а мама в ответ на замешательство немым укоризненным взглядом давала понять безмозглой карге, мол: «а что же вы хотели?».

Отец, вопреки протестам жены, продолжил оказывать ей всяческую помощь, что воспринималось второй половиной как предательство. Упрямство и жёсткость к супруге не позволяли ему идти у неё на поводу – оправдываясь жалостью он стал помогать пуще прежнего, временами по собственной инициативе. Отца даже не остановило то, что при выделении дополнительного участка земли, старушка костьми легла перед властями, причитая на всю округу как ей тяжело и обвиняла нашу семью во всех грехах. Клочок земли получила она. Он ей совершенно не был нужен. Старушке не был нужен и щенок. Она ей вдруг понадобился по причине того, что у соседей он был, а у неё нет.

Ооо, этот божий одуванчик ради наживы не задумываясь сгноил бы всю нашу семью в тёмном подвале, отрезая кожу ленточками. Такого рода люди ползают как тараканы повсеместно. К старости многие из нас достигнут той стадии циничности, при которой собственный комфорт, станут во главу угла настолько, что за лишнюю копейку готовы будем уничтожить другого человека, семью, сообщество.

Впрочем, иногда и старости глубокой ждать не приходится и много позднее, будучи в эмиграции, был невольным свидетелем картины, которую многие молодые люди нет-нет да представляют в пылу эротических фантазий. Кажется, что такового в реальности не происходит, однако безжизненные глаза, незаметные для ничего не подозревающих актёров, фиксируют многое из сокрытого от посторонних:

Салон. Массажист сделал приятное посетительнице. Инициатива исходила от женщины – подтолкнула, направила руку в нужном направлении. Мужчина навряд ли посмеет отказаться от подобной инициативы. Особенно восточный, особенно при контакте с чужестранкой, которая в ограниченном и возбуждённом сознании кажется прибывшей из другого совершенного мира.

Запретное, вожделенное притягивает, фантазии реализуются. Желание достигло предела, требовало удовлетворения. Для дамы все закончилось благополучно, неожиданно быстро. Далее – сомнения. Самозащита. Девушке убеждает себя, что стала жертвой, страхуется на случай повторного посещения: не быть стеснённой – вдруг случится вернуться. Мимолётное благополучие, мнение окружающих во главе и важнее, чем любой исход в судьбе постороннего (и не только) человека, жизнь которого могла бы сложиться иначе.

Покидая салон, клиентка ответственному за качество сотруднику жалуется на домогательства – работника увольняют с высокооплачиваемой работы. Без пособия. Со скандалом.

18

Если бы у меня были записи, и я имел усидчивое постоянство характера, наверняка много интересного бы сейчас вспомнил. Но несмотря на то, что дневник заводил неоднократно, после пары абзацев забрасывал вплоть до появления нового, пока не выкинул эту идею из головы напрочь. Поэтому в настоящее время приходится выдёргивать из лабиринтов памяти те или иные заплатки; они выскакивают неожиданно, как черт из табакерки, ведомые черт знает каким алгоритмом. И вот сейчас (я пишу чуть ли не на автомате, без плана) появляется впервые она. Первая она, появляется снова и снова, неугасаемая и от того имеющая образ совершенный, притягательный в любом состоянии умственной активности:

Она лепила из песка какие-то фигуры.

Дети модели «человек» быстро находят общий язык:

«Давай поиграем вместе?»

«Привет. Давай».

«А что ты делаешь?»

«Готовлю обед мужу».

Лилия или Лиля, её звали Лилия. Оказалось, что она готовит на кухне. Белое платьице запачкано, но нисколько не затмевает прелесть хрупкого тела. Два маленьких робота что-то лепят вместе, оба одинаковой модели, но каждый из них представитель внеземной жизни. Через несколько минут уже лежат на груди в мягкой траве. Миниатюрная машинка, «девочка», не может видеть, что платье задралось и оголило тоненькие ножки, воткнутые в белые трусики. Робот модели «мальчик» замечает краем глаза и было в этом интимное, таинственное – двух представителей разных цивилизаций тянет друг к другу, тянет вопреки невинному этапу развития, ибо период полового созревания ещё нескоро, но заложенное в сознание с единственной целью – обновление, не даёт покоя с самого рождения.

Половое созревание наступит позднее. Оно наступает неожиданно и бывает неуместно. Искусственный организм «мальчик», на тропе ведущей к единственному в посёлке магазину. Неожиданно защемило в паху, защекотало непривычно и изверглись наружу тысячи кодов, запрограммированные сеять обновление. Мгновение, и не достигнув цели армия головастиков сдыхает разочаровавшись. Мальчик держится за дерево, стараясь понять происходящее, унять щекотку. Никто не видел странное поведение? Нет. Вскоре, дрожь улеглась, он направился дальше, навсегда сохранил в библиотеке памяти момент.

Это все позднее. На тот момент была трава, початая кучка песка, и загадочное, но вполне безобидное волнение. Ещё рано и нет явных отличий между двумя роботами модели «человек» за исключением одежды и длины волос.

Картина сопровождает меня всю жизнь, укоренившись в сознании, то ли из-за тех трусиков, то ли из-за близости. Близость девичьей скульптурки! В этом есть загвоздка! Отличительные черты пола ещё не начали формироваться, и я не настолько «ненормален», чтобы возбуждаться при виде детского тела, но сохраняющаяся картина неуместным образом занимает место в памяти и зачастую мешает сосредоточиться на действительно полезных мыслях, изложение которых подразумевалось.

19

Итак, в невинное течение моей жизни ворвалась Лилия и она же появилась в жизни Даши, поскольку, как водится в семье с детьми небольшой разницы в возрасте, она крутилась зачастую рядом, принимала участие практически на равных, разве что с небольшим благородным снисхождением с высоты братского великодушия.

К двенадцати годам Лилия превратилась, вернее преобразилась (разумеется, мина замедленного действия была заложена в ней изначально), в тот тип прелестных созданий, с присущей им чертовщинкой, которая характеризует всех свободных от предрассудков женщин: кошачья поступь; томный, любопытствующий взгляд; загадочная и властная усмешка; повадки юной соблазнительницы. Она имела влияние, знала это, и сводила с ума мужчин любого возраста. Чертовка, одним словом.

К тому времени, я также вздумал сочинительствовать и выдал сие творение, которое позднее местная газетёнка соизволила напечатать, при этом перепутав последовательность чередования предложений настолько, что смысл и рифма терялись напрочь. Бездарности одолевают. Следовало изложить в следующем виде:

За что дана любовь в непостоянстве?

Во мне горит пожар. Как в танце,

Я улетаю в мир иной

И ты со мной, всегда со мной.

Я погружаюсь в омут страсти,

В мгновенье ока я влюблён

И погребён в тебе… я погребён.

Ты шепчешь мне что я умён?

Но как понять, что все пленён?

Тобой! Мошенник-каюсь.

Единый организм, мы дышим

Вместе! И окружающих не слышим.

20

А теперь, родители мальчиков, – звонок для вас. Внесу панику в вашу безоблачную семейную жизнь.

Первые признаки полового созревания – увеличение мошонки и красноватый оттенок. Функции яичек – выработка гормонов и сперматозоидов. Гормоны начинают вырабатываться раньше и сигнализируют в мозг, что настало время производства головастиков. Через год с момента начала пубертата в моче уже присутствуют сперматозоиды. Половой член активно растёт вслед за яичками. Возникает неконтролируемая эрекция; появляются поллюции[3]; так называемые «мокрые сны», вызванные переходом энергии либидо[4] в генитальную стадию. Период мокрых снов характеризуется гиперсексуальностью. Мальчики беспокоятся по причине сексуальной напряжённости. Интерес к противоположному полу конвертируется в нестерпимое влечение, природа неумолимо толкает на производство потомства. В среднем к тринадцати годам юноши достигают фазы потенциальной фертильности[5].

Журнал «Психология и психотерапия подростков» 1981 год.

3Поллюция – непроизвольное семяизвержение у юношей и мужчин.
4Либидо – половое влечение, сексуальное желание.
5Фертильность – способность зрелого организма производить потомство.
Рейтинг@Mail.ru