Эля дома

Julia Beisenov
Эля дома

Оказались в "Копейке", поужинали. Из окна столовой была видна табличка, хорошо описывающая произошедшее: "Комната смеха, ул. Пограничная, 2". Вернулись в квартиру с тараканами. Легли спать. И только тут меня накрыло. Я выла, била кулаками плечо мужа: "Ну почему, почему, почему? ПОЧЕМУ!!!???" Алик гладил меня по голове, слушал и утешал. Тяжелая ночь. Снова не спала. Когда за окном начало светать, организм взял свое: я заснула и во сне продолжала спорить, доказывать судье, что она просто обязана отпустить Элю домой.

С 5 по 9 сентября 2015. День шестой и последующие.

Вяло прошелестели оставшиеся дни поездки. Обратные билеты у нас были на раннее утро 8 сентября: Владивосток-Хабаровск-Москва-Мюнхен. Брали с возможностью передвигать дату, но смысла в этом сейчас не было.

Проснулись на следующий день ближе к вечеру и пошли прогуляться. В голове гулко, глухо, безнадежно. Непонятно, что теперь делать, куда идти и зачем? На набережной шли "Дни мира на Тихом океане". Прогуливающиеся у моря пары, выступающие на уличной трибуне артисты, смеющиеся и хлопающие зрители – я воспринимала происходящее вокруг как издевательскую насмешку. Идущие навстречу семьи с детьми, радостно скачущими вокруг родителей, обостряли чувство несправедливости. Мозг сверлила мысль: Почему Эля не здесь? Какое право имела судья так распорядиться ее и нашими жизнями? Зачем она это сделала? Отчего всё так глупо вышло?

На последующие дни Алик нашел малюсенькую, но чистую комнатку размером чуть больше кровати. Когда отыскались силы, встретились с теми, кому обещали, – с Наташей и ее очаровательными приемными детками, которые были бальзамом на душу. Она два дня подряд водила нас по городу – в восточную кухню, на вышку, откуда открывался вид на весь Владивосток и бухту, на маяк, который я впервые видела так близко. Когда держала в руках шебуршащую своими многочисленными ножками морскую звезду и морского ежа, вспомнилась притча про мальчика. Маяк, пожалуй, был одним из лучших моментов всего этого тяжелого путешествия.

Потом был перелет до Хабаровска, там я поспала в кафе на диванчике. Муж купил кофе с блинчиками и сторожил мой сон. Затем Москва: переночевали на старом месте, где нас уже начали узнавать. И 9 сентября наконец-то оказались дома. Обняли своих деток, которые по нам ужасно соскучились, и стали думать, как жить дальше.

Ну вот я и поведала историю, которая грузом лежала на сердце. Мне после повествования обычно становится легче, как будто перекладываю часть этого груза в текст. А вчера вечером, готовя ужин, даже песни распевала. Все будет хорошо, обязательно будет. То, что мне тогда казалось точкой, – это запятая. Бессмысленная, жестокая, но запятая. Она мощно долбанула нас, но так быстро мы не опустим руки. И мудрое Мироздание наверняка увидит, насколько мы тверды в своем желании стать родителями Эле. Оно поможет нам поставить другую точку в этой истории, вернее, многоточие, после которого начнутся обычные семейные будни. Я в это верю.

22 сентября 2015. Change.org.

Представители платформы петиций Change.org написали мне, что обратили внимание на нашу петицию и хотят помочь в ее распространении. Элина история вызывает столько искреннего отклика в сердцах людей!

25 сентября 2015. Продуманный ход.

Приморский суд выдал определение об оставлении нашей апелляции без движения, т.к. в жалобе не указаны основания, по которым мы считаем решение суда неправильным, и дал срок на устранение недостатков до 20 октября. На это адвокат Голованов и рассчитывал. Таким образом мы выиграли время на составление юридически обоснованной и сильной апелляции.

26 сентября 2015. Информационная волна.

Александр убежден: на свету темные дела делать сложнее, и чем больше внимания общественности, тем сложнее будет чиновникам втихую замять наше дело и отказать окончательно. Мы принялись за создание информационного сайта: волшебница и по совместительству помощница адвоката Ольга запустила группы в соцсетях. Параллельно администрация Change.org помогала нам с продвижением петиции. Информационная волна набирает обороты, и на данный момент уже 50.000 подписей!

30 сентября 2015. АиФ.

СМИ начали откликаться на эту волну и писать мне. Одной из первых была отзывчивая и искренняя журналист Надежда Кузьмина, которая принялась работать над статьей для "Аргументов и Фактов".

1 октября 2015. Все вместе.

Мы с Головановым помогли составить и подать в срок обжалование от имени дома ребенка. Органы опеки Уссурийска также подали жалобу на решение суда. Стоит отметить, что приемным родителям нередко ставят палки в колеса именно органы опеки и попечительства. Но в опеке Уссурийска работают люди, для которых интересы детей действительно что-то значат.

В немецкой опеке Jugendamt нас тоже поддержали и выдали ряд дополнительных документов: обязательство по предоставлению регулярных отчетов после усыновления, выписку по законодательной базе в области усыновлений, справку о полномочиях ведомств и так далее.

Получили сообщение: "100 000 человек подписали вашу петицию". Волна нарастает снежным валом – столько откликов, комментариев, теплых слов и пожеланий, такая мощная поддержка со всего мира! Поразительно, скольких хороших сердец коснулась наша история, сколько отзывчивости и неравнодушия!

9 октября 2015. Видеообращение.

Записали и выложили видеообращение для общественности, где кратко изложили нашу историю.

13 октября 2015. Мои подруги.

Все это время со мной были мои подруги из России, Чехии, Израиля, Латвии, Германии. Их около 10 человек, тех, кто был рядом с САМОГО начала, видел все наши взлеты и падения, надежды и крушения. Это вам я писала все эти строки, а вы переживали за нас и вселяли в меня веру в благоприятный исход. Ваша поддержка совершенно особая, а на определенных виражах была и вовсе экзистенциально необходимой, помогающей не сломаться и найти силы идти дальше. Это бесценно. Спасибо, дорогие девочки!

В Германии подключилась моя подруга, адвокат Юлия Клейман, которая составила обширное юридическое заключение по статусу и правам однополых союзов. В нем она указала, что на практике одиноким людям в Германии практически невозможно усыновить ребенка: по статистике на одного ребенка, подлежащего усыновлению, приходится 7-10 потенциальных кандидатов в усыновители, и предпочтение отдают семейным парам, состоящим в законном браке. Соответственно вероятность "переусыновления" Эли в однополую семью стремится к нулю.

Марина Глок, аккредитованный переводчик в Германии, также всем сердцем прониклась историей Эли. Она делала для нас заверенные переводы всех бесчисленных документов для суда не только вне очереди, а еще и бесплатно!

Оля Лазарева из Астрахани запустила в соцсетях фото-флешмоб "Элю – маме". Отклик был невероятным! Фотографии множества неравнодушных лиц с листом в руках "Элю – маме" заполонили интернет. Видеть визуально масштабы переживающих за нас людей было так трогательно!

15 октября 2015. СМИ.

В "АиФ" вышла статья Надежды Кузьминой "Уберечь от Европы", а в "Ведомостях" – "Воображаемая угроза гомосексуализма как фактор в суде" Марии Эйсмонт.

Параллельно мы безостановочно работали со СМИ, давали интервью, предоставляли им материалы. Тут были свои нюансы: нельзя было допустить грязи и скандала, которые легко раздуть на любом громком деле. Поэтому мы с мужем для себя решили: никаких ток-шоу. Нам начали писать с передач "Пусть говорят", "Мужское и Женское", "Прямой эфир", приглашали на свои площадки, звали, уговаривали. Огласка истории важна, если мы хотим привлечь общественное внимание. Но ток-шоу, скорее всего, попытаются для повышения градуса выманить на передачу, например, кровную семью Эли и подставить их под закидывание камнями. Или пригласить в эфир ярых ненавистников иностранного усыновления, которые будут рассказывать об издевательствах над детьми в иностранных семьях и горланить о том, что русские дети ДОЛЖНЫ жить в России, хотя бы и в домах инвалидов. И так далее. Шоу создается в противостоянии, и целью являются эмоции и накал страстей. Поэтому со СМИ мы были предельно осторожны: не все средства приемлемы. Огонь – это хорошо, но важно не дать ему превратиться в пожар.

К тому же под раздачу и так уже начали попадать кто ни попадя: прокуратура подала жалобу на дом ребенка, на органы опеки начали давить сверху.

16 октября 2015. Еще одна Юлия.

Мне написал удивительный человек, которым я восхищаюсь по сей день, – Юлия Рихтер, специалист по иностранному усыновлению, сотрудник другого немецкого агентства – "Zukunft fuer Kinder". Она окунулась с головой в наше дело, будучи на девятом месяце беременности. Юлия в личное время изучала наше досье, давала важные советы, предоставляла нам юридические брошюры, справки, образцы документов.

19 октября 2015. Уполномоченный по правам ребенка.

Адвокат Голованов закончил составление юридически обоснованной апелляционной жалобы, мы с мужем подписали ее и выслали почтой. Для надежности наша приморский адвокат Юлия отнесла во Владивостокский суд письмо с уведомлением – мол, ждите.

Уполномоченный по правам ребенка Астахов дал интервью телеканалу "Звезда" и официально заявил: "Я на стороне приёмной семьи Бейсеновых". Особую важность это заявление приобретало ещё и потому, что он ведь не сам по себе, он часть системы, а это означает, что в целом настроения в нашу сторону там, видимо, неплохие.

Дальневосточные СМИ тоже проявили большую отзывчивость: Анна Маленко, Дмитрий Комаров и другие связывались со мной и писали на местных порталах.

20 октября 2015. Издержки "славы".

Ажиотаж вокруг всей истории уже начинает напрягать. Как актеры, певцы и политики живут на всеобщем обозрении и обсуждении, а нередко и осуждении изо дня в день? Это давит, особенно когда безосновательно переходят на личности.

Одним не нравится, что ты на фото слишком улыбаешься: "Ведь неискренне же, немцы всегда такие, на лицо улыбку натягивают, а сами подлое замышляют". Другим претит твоя физиономия в принципе: "Да вы посмотрите на эти рожи, ни следа интеллекта, наверняка безработные, наплодили детей, живут на пособие". Третьи в праведном гневе вторят вторым: "А где гарантии, что семья не усыновляет ребенка ради пособий?" Этим если даже и доказать, что выложенная нами сумма за процесс усыновления уже превышает далеко не один и не два десятка тысяч евро и стремительно растет дальше, будут пытаться найти другой подвох. Четвертые, привыкшие, что за них думают (удобно же), убеждены, что "не мог суд ТАК ПРОСТО отказать: нечисто тут дело, и наверняка есть другие причины отказа. А если их не видно, то интуиция у судьи сработала или опыт сказался". Пятые предполагают, что мы можем ребенка-инвалида на органы собственным детям везти… Шестые подозревают нас в том, что мы усыновляем ребенка, чтобы сделать ее террористкой: "Ручки у Эли хоть и короткие, но до кнопки на поясе шахидки дотянутся". Седьмые открывают сбор денег в помощь удочерению на собственные счета! Притом, что мы денег не просили и не просим.

 

И это лишь осколки боев, разворачивающихся на форумах и в комментариях статей. Там происходят настоящие войны между нашими защитниками и "продвинутыми обладателями критического мышления". Но "наших" на этих платформах, слава Богу, больше.

Муж призывает не обращать внимания, говорит, что просто некоторым важно считать себя лучше других. И когда в их окружении появляется кто-то, кто нарушает эту картину, то вернуть себя на пьедестал они могут двумя путями: постараться вырасти самим, что часто требует больших усилий, либо принизить значение других, что гораздо легче, и в чем многие из них проявляют недюжинную смекалку. Если человек крут в спорте – то наверняка недалёк в развитии, если жизнерадостен – то поверхностный, если "слишком" добрый – то только для видимости или грехи замаливает и так далее. Как в той песне "Куплеты Тристана" из фильма "Собака на сене".

Да я и сама понимаю, что вся эта болтовня в интернете, как выразился один замечательный человек, – "тлен". Но обидно и неприятно все равно. Есть среди них не только тролли, но и те, кто всерьез не верит. Ищут скрытые мотивы непонятного им желания вытащить ребенка в семью и не дать ему сгинуть в системе детских интернатов. Мне и раньше, с начала волонтерской деятельности, встречалось немало людей, искренне не понимающих моих побуждений. Неужели эти люди настолько черствы, что не могут понять или хотя бы принять наличие у человека обычной эмпатии, желания помочь другому не ради наживы, а ради самого другого? Да, он делает это и для себя тоже, но не чтобы "заработать", а чтобы не потерять в себе человека.

Есть, конечно, и те, кто все понимают, но "спускать" собственные ресурсы на постороннего человека им досадно. А если просто смотреть на эту деятельность "в окошко", то совесть не спокойна. И чтобы легитимно самоустраниться, они переводят вопрос в другую плоскость: "помогая другим, мы делаем их инфантильными и ещё более зависимыми", "систему надо менять, но мне одному это не под силу (соответсвенно я могу ничего не делать)" и так далее. Мол разбираться с подобными вопросами – дело государства, которому я, кстати, плачу за это налоги, и нечего тут всяким волонтерам мнить себя в белом пальто и разводить суету.

Для меня же волонтеры в социальных сферах – это люди с расширенной "зоной комфорта". К примеру, в своей квартире большинству нравятся чистота и порядок. В какой-то момент кто-то из них расширяет свою "зону комфорта" на подъезд, затем они не хотят видеть мусор на своих улицах, в своем городе, на планете в целом. Тут то же самое, только в смысле не пространства, а людей и их отношений. Ведь каждому человеку важно чувствовать, что рядом идет кто-то, кому есть дело именно до него, кто принимает личное участие в его жизни. А детям близкий значимый человек необходим втройне. И волонтеры расширяют зону эмпатии со своей семьи до "чужих" детей, стариков, инвалидов и так далее. Они становятся голосами тех, кого не видят и не слышат.

Я не спорю, что нужно менять систему так, чтобы детских домов не было как таковых. Но каждый ребенок, который уже прямо сейчас находится в сиротском учреждении, нуждается в нашей помощи. Без сомнения, всякая помощь может быть как здравой и целесообразной, так и неразумной. И никто никого не агитирует потакать тем, кто "ножки свесил". Но все мы хоть раз в жизни оказывались в таком состоянии, когда без помощи другого человека было не обойтись. И как было хорошо, когда такой человек находился. Но когда нуждаются другие, нам так хочется, чтобы те оказались "сами виноваты" в своих бедах. Ведь тогда от них гораздо легче отгородиться. Так может стоит перестать обманывать себя и постараться хотя бы не мешать тем, кто хочет и может оказаться тем самым человеком.

Надоело быть в фокусе. Я весьма непубличный человек, интроверт, и мой дневник у меня под замком, и в соцсетях я всегда была под псевдонимом. А тут ощущение беззащитности перед праздной и любопытной толпой. Видимо, вся эта грязь – дело неизбежное при огласке. Вон как девушкам из благотворительного фонда "Старость в радость" в свое время досталось: они, якобы, на стариках "пиарились". О борьбе за детей из Разночиновского дома-интерната тоже чего только не несли и как только не пытались радостно выяснить, чего "на самом деле" хотят волонтеры. Вспомнилась фраза: "Если вы раскинули руки, открывшись миру, то будьте готовы, что вас за них могут тут же и прибить к столбу".

Параллельно приходится выдерживать натиск и нарастающее напряжение со стороны дома ребенка и опеки, которые очень хорошо к нам относятся, но не любят огласку. И каждый раз приходится по новой объяснять, почему оная нужна.

Ну да ладно, вновь вдалась я в лирику. Поплакалась вам, и полегчало. Все равно "наших" больше по качеству. Разве можно с такой поддержкой грустить? Но тем не менее буду безмерно рада, когда всё закончится. Схвачу своих четверых детей в охапку, запрусь дома, удалю из сети всё, что только можно будет удалить, и будем мы долго и счастливо наслаждаться семейными буднями.

25 октября 2015. Адвокат Голованов.

С ним мы на связи практически беспрерывно. Разработали список действий по пунктам и трудимся над ним чуть ли не круглосуточно: ходатайства, обращения, запросы на документы и статистику. Обсуждали, согласовывали, спорили и ломали копья, решая, например, идти ли на ток-шоу к Малахову. Только изредка можно было позволить себе подобное сообщение: "Александр, по Вашим последним сообщениям отвечу в воскресенье. Завтра у дочки день рождения. Семья и дети должны видеть меня тоже: один день – тайм-аут. До связи!"

Адвокат отдался делу полностью. Он давал во всех обращениях свой телефонный номер и принимал на себя шквал звонков и писем. За этот защитный "заслон" я ему очень благодарна.

27 октября 2015. Апелляция принята.

Наша Апелляционная жалоба принята к производству! Это значит, что в ближайшее время дело будет официально передано в Верховный суд.

6 ноября 2015. Продвижения.

Вчера был день маленьких радостей:

1) Приморский краевой суд известил нас, что обработка на месте завершена и дело поехало в Москву. С Богом! Будем ждать назначения даты суда. Держите кулачки, чтобы суд нам назначили до Нового Года, так как потом половину января никто и шевелиться не будет.

2) Вышла передача на RTVi, куда я летала 16 сентября. По откликам, мнения положительные, ну и хорошо. Мне и самой передача понравилась, только вырезали некоторые важные куски. Ну да ладно, главное:

– в целом она была по существу,

– посыл, как выразилась подруга Оля, "прямо вот сразу понятно, что ты героиня положительная и что суд однозначно накосячил" прозвучал,

– депутат на всю Россию помочь пообещал.

3) По отслеживанию на сайте почты вижу, что мои письма с ходатайствами получили и действующий канцлер Германии Меркель, и бывший канцлер Шрёдер. Надеюсь на их личное вмешательство, особенно на г-на Шрёдера, который и сам пару лет назад усыновил двоих детей из России. К тому же его дружба с Путиным всем известна.

4) Пачка дополнительных документов, высланная мною для Верховного Cуда, покинула Германию. А то долго она что-то не появлялась в отслеживании, и я начала беспокоиться. Пусть поскорее дойдет, затем побыстрее переведут ее на русский язык и направят куда надо.

16 ноября 2015. Дело в Верховном Суде!

И теперь продвижение можно отслеживать онлайн на сайте Верховного Суда РФ. Вдох-выдох. Следующий шаг – дело должны принять к производству и назначить дату суда. Наш адвокат рассчитывает на декабрь. Волнуюсь, как первоклассница.

18 ноября 2015. МК.

Екатерина Сажнева написала пронзительную статью про Элю в "Московском комсомольце".

20 ноября 2015. Дата заседания назначена!

Аллилуйя! 15 декабря 2015 года в 11:00 в Москве состоится рассмотрение дела номер 56-АПГ15-41 по апелляционной жалобе на решение Приморского краевого суда от 04.09.2015. В лучшем случае Новый Год Эля встретит дома. Но наиболее вероятен вариант, что будет второе заседание, через месяц. Посмотрим, главное – мы на финишной прямой!

Заканчиваю обновление документов; как только всё будет на руках – к нотариусу и за апостилями, потом в Россию на перевод, они – адвокату, он – в суд. Билеты на самолет мы уже купили, визой срочно займусь в понедельник, хостел забронирую, гостинцы закуплю. Со СМИ постоянно на связи, возможно, придется еще раз слетать в Москву на съемки. Сделать надо еще много, но, думаю, всё успеем: где наша не пропадала! Адвокат тащит дело мастерски. Депутат вроде занимается вопросом. Тьфу-тьфу-тьфу, пока все складывается неплохо.

Господи, помоги! И пусть все получится!

23 ноября 2015. Доползем.

Если я доживу до 15 декабря и не свихнусь, уже неплохо. Ну а если еще и Эльку отвоюем, то нечеловеческое счастье накроет мою бедную головушку. Как же я устала! И чем ближе дата суда, тем круче мясорубка: выходных нет, свободных вечеров с детьми тоже, высыпаться удается редко.

К примеру, сегодня встала в 7 утра и понеслось:

– собрала детей в школу и садик,

– отправила 27 емэйлов по теме усыновления. И это не массовая рассылка: каждый из них надо было проработать,

– согласовали с адвокатом обращение к Астахову,

– отослала запрос в две немецкие клиники по поводу лечения Эли, чтобы те обновили приглашения, так как срок в старых устарел,

– подбила суммы и отослала сканы кучи документов налоговому консультанту, чтобы он составил для нас обновленные документы по имуществу и финансам,

– перевела на немецкий и отправила в агентство письмо для Посольства Германии,

– подготовили с Головановым ходатайство для Верховного суда о приобщении к делу новых документов,

– отправила запрос на обновление медзаключения Эли в Приморье,

– согласовала с Баден-Баденом обновленное обязательство о написании отчетов после усыновления,

– согласовала с ними же новый документ о том, что в случае жестокого обращения с ребенком и пр. они уведомят в течение пяти дней все необходимые инстанции,

– вела переписку с телеканалом RTVi, которые хотят снимать нас снова,

– сходила к зубному,

– закупила подарки на Новый Год для моих подшефных ребят, упаковала и отправила три бандерольки, сделала еще мелкие покупки и почтовые дела,

– поработала у себя на фирме, а вечером приготовила детям простенький ужин.

Не замечаю, как пролетает день. Вот уже снова спать. А я опять почти не видела своих деток, ну разве что поиграла с ними с полчасика в "Монополию".

Голованов вчера решил "приободрить", увидев, что я подустала: "Юль, не обмякайте, Вы же боец". Конечно, я боец, но не робот. Всё время соответствовать и не ронять свой имидж в глазах окружающих тяжело. Бывает, устаю и имею, блин, право!

В общем, в последние дни строчим с адвокатом личные обращения к кому только можно – лишним не будет. К тому же я всегда за диалог. Ну или почти всегда. Будь то враги, противники или вертикаль власти. Гордость – слишком дорогое удовольствие. К тому же иногда сделать добро можно только из "темной материи", и отсутствие диалога лишь ухудшит ситуацию. Я не говорю, что можно предавать себя или свою идею. Но любая принципиальность должна быть осмысленной, и быть неотъемлемой частью целостности личности, иначе она легко может перерасти в глупость. Но пока все обращения безответны.

Написали в приемную Путина и даже получили ответ. Правда, он был не на мое, а на имя неизвестной гражданки Тепляковой и являлся формальной отпиской, которую, похоже, ничего в ней не меняя, рассылают всем гражданам, которые шлют свои чаяния Гаранту Конституции. Справедливости ради стоит отметить, что от Меркель и Шредера тоже пришли отписки, пусть и более индивидуального характера. Шредер с женой так хорошо нас понимают, но сделать вот ничегошеньки не могут: и Путину писать он разучился, а может и бумага закончилась. Злая я сегодня. Вымоталась.

 

Ну да не беда, обращения к сильным мира сего были скорее на удачу, а главным фронтом работы остается документальная броня и общественный резонанс. Будем надеяться, что самая темная ночь перед рассветом.

24 ноября 2015. Исаковы.

Обычно мы посылаем обращения к представителям власти и получаем либо автоответ, либо вообще ничего. А тут к нам обратился Эдуард Владимирович Исаков, член Совета Федерации Федерального Собрания РФ, со своей супругой Аленой: "Следим за вашей историей. Чем мы можем помочь?" Это настолько непривычно. И общение с супругами Исаковыми было настолько человечным и конструктивным, что я снова поверила, что не для всех приход к власти обозначен возможностью обрести лопату пошире. Что и там можно не потерять себя. Исаков 19 лет работал с детьми и взрослыми с инвалидностью, поднял у себя в регионе пласт адаптивного спорта для людей с ограниченными возможностями и помогает им со своей супругой до сих пор. Нам он тоже очень помог личным участием, написанием ходатайств, обращением к Астахову и так далее. Этот вклад в дело важен, и я им очень благодарна.

28 ноября 2015. Усыновления в Германию продолжаются.

Министерство Образования РФ подтвердило в ответ на наш запрос: усыновления в Германию продолжаются. Прислало официальную статистику усыновлений из России в Германию за последнее время. Следовательно, встает вопрос, насколько законно основанное на такой абсурдной причине решение Приморского краевого суда по отказу нам в удочерении Эли?! Это письмо ценно для предстоящего заседания в Верховном Суде.

1 декабря 2015. Иногда время можно купить.

Подметила интересную особенность – в реалиях гонки стала меньше жалеть деньги и больше жалеть себя. Сделать в тройном тулупе визу в Россию сегодня или заняться ей позже и доплатить лишних 40 евро? Выслать в двойном твисте документы сейчас или через пару дней экспресс-почтой? Выбор для меня в последнее время все более очевиден. На обед на работе стала покупать себе всё самое вкусное, необычное и дорогое – маленькие радости, которые поднимают жизненный тонус и дают силы готовиться к суду дальше. Деньги сыпятся направо и налево. Боюсь даже считать. Зато сэкономила себе пару метров нервных клеток.

Конечно, встала я все равно в семь утра и приперлась с работы в восемь вечера, но до середины декабря дотяну. Главное, муж поддерживает, с детьми отдыхаю душой, адвокат таранит дело вперед, друзья со мной и еще много народу за нас. На выходных устроила себе разгрузку: сплели с детьми рождественский адвент-венок из еловых веток, сходили с мужем в кино, а на завтрак даже блины семье испекла.

Депутат с телепередачи отмалчивается. Зато по личной инициативе на нас обратил внимание Алексей Головань, правозащитник, бывший уполномоченный по правам ребенка. Он, помимо прочего, занимается не на лозунгах, а на деле фактической поддержкой выпускников детских домов. Оказал и нам помощь, связавшись с Министерством Образования и подготовив для нас важные данные.

5 декабря 2015. 200 000.

Обратились ко всем подписчикам нашей Петиции, которых было уже около 200 тысяч (живая стена в защиту маленькой девочки. Разве это не чудо?), с просьбой подать личное обращение во все федеральные и региональные инстанции, чтобы выразить свое отношение к делу. Люди нас поддержали, и письма посыпались сотнями и тысячами.

10 декабря 2015. Прямое включение.

Опубликована большая и душевная статья Ольги Алленовой в издании "Такие дела". Ольга Алленова – талантливый журналист с огромным сердцем, пишущий о горячих точках, о наболевших социальных проблемах. Ее бесконечно уважают среди волонтеров за то, что обычно в центре ее повествования находится человек в беде.

Телеканал "Дождь" в передаче "Здесь и сейчас" рассказал о нашей истории с прямым включением. Я выходила в эфир по интернету прямо с работы и волновалась, как бы в кабинет не зашли коллеги и не сорвали съемку. Все прошло хорошо.

14 декабря 2015. Полетели!

Сидим в самолете, через 20 минут взлет. Неужели я выдержала эти недели (документы, визы, билеты, СМИ, телесъемки, интервью, звонки, письма, восьмичасовой рабочий день, дети, быт, стирка, готовка, роды моей подшефной Светы, смена юридической формы фирмы мужа, срочное оформление квартирных бумаг, детские новогодние концерты-утренники)! Я пишу, значит, существую.

Настроение боевое. И ощущение, что все будет хорошо, должно быть обязательно. Обнимаю и шлю вам теплые приветы. Завтра в 11 утра по московскому времени держите за нас кулачки так, как только можете! С Богом!

15 декабря 2015. Я Элина мама!

Аааа!!! Я – Мама Эли!!! Я – Элина Мама!!! Эля – моя Дочка!!! Я счастлива ))))))))))))))))))))))

Дорогие, милые люди, живущие в разных городах и странах, имеющие разные профессии, любящие разные вещи! Сегодня нас всех объединила маленькая девочка Эля, которая теперь не НИЧЬЯ, а МАМИНА и ПАПИНА!!! ДА! Верховный Суд вынес решение и разрешил Эле стать нашей дочкой, а нам – ее родителями. Мы чрезвычайно признательны Верховному Суду.

Огромное, нет, просто гигантское СПАСИБО КАЖДОМУ, КАЖДОМУ, кто помогал нам в приближении этого радостного дня, содействовал оформлению документов, освещал нашу проблему в СМИ, выдавал нам заключения и справки, поддерживал и переживал за нас, подписывал нашу петицию, желал нам успеха! Вы – чудесные! Вы – замечательные! Спасибо за вашу поддержку и тепло! Это невероятно – за нас и Элечку болела треть миллиона человек!! Помимо явных и активных, было просто несметное количество "невидимых" помощников, и мы благодарны каждому, кто вложил в нас частичку своего времени, души и сердца! Я так счастлива и хочу поделиться нашим счастьем и с Вами! Храни Бог Вас, Ваши семьи и Ваших детей!

Элина Мама

5 января 2016. Как рождалось счастье.

Это была самая долгая и самая сложная моя беременность: ровно 18 месяцев. Я до сих пор усилием воли заставляю себя поверить, что война с инстанциями и судами закончена. Не нужно больше по этому поводу прорабатывать и составлять, звонить и обсуждать, согласовывать и спорить. Не нужно продумывать и продвигать, просить и бояться, писать и переживать. О Боже, неужели всего этого действительно больше НЕ нужно делать?! Неужели Мироздание сжалилось надо мной и Элей и подарило нам возможность стать одной семьей?!

С одной стороны, мне сейчас тяжело вспоминать путь борьбы. А с другой, когда перебираю в памяти то, что было, и то, что стало, я будто сшиваю эти два участка жизни воедино, и исцеляется выстраданное и отболевшее. И осознание того, что это не сон и что Эля на самом деле Моя Дочка, постепенно переходит из удерживаемого сознательным усилием в привычное и бессознательное.

Вот уже пару дней, как я устроила себе отдых и держу телефон без звука и днем и ночью! И пока моя "новорожденная" и трое старшеньких спят, кратенько хочу записать на память основные моменты с 15 по 31 декабря.

15 декабря 2015.

В 11 утра мы явились в Верховный Суд. Я старалась сконцентрировать мысли только на настоящем времени, чтобы хоть немного уменьшить волнение. О результатах суда запретила себе и думать. После родного уже металлоискателя нам выдали пропуска и пустили на верхний этаж, где нас ждали журналисты, что было оговорено заранее. Эдакое око общественности, которое бдило за тем, чтобы вершилось правосудие, а не судилище.

Дождались приезда адвоката Александра Голованова и сплоченной командой вошли в зал. "Встать! Суд идет!". Вошли три черные мантии и заполнили собой пространство: началось. Длилось заседание часа четыре и протекало, хоть и с виражами, но в целом позитивно. Пару раз накатывало ощущение, что от наших ответов вряд ли что зависит. Из особенно напряженных был момент, когда Александр подал ходатайство о привлечении к делу дополнительных документов. Важных и нелегко нам доставшихся – заключения Астахова и Министерства Образования, справки от других российских и немецких инстанций, наше завещание с назначением моей сестры опекуном Эли в случае, если мы не сможем заботиться о ней, и прочие бумаги, которые должны были еще более усилить нашу позицию.

Рейтинг@Mail.ru