Киберия

Иван Гоготов
Киберия

Если бы не мой отец Игорь, этой повести не было бы. При его активной помощи повесть в домашних стенах прошла все стадии редактирования. Я безмерно благодарен ему за это.

Посвящается любимой маме Елене.

Пролог

Я был там, я все видел своими глазами. Возможно, это было в прошлом Вселенском цикле, в Мире, который существовал давно, и который, подчиняясь неумолимому закону времени, исчез. А я, когда-то впервые родившийся в том Мире, снова родился в этой, новой, реальности, но с памятью о тех прошлых великих днях. Неизвестный читатель планеты Земля, если ты держишь эту рукопись в руках, прочти её, и ты, я надеюсь, не пожалеешь о потраченном времени…

«Подъём! Подъём!» – из всех динамиков прогремела команда, после чего оглушительно зазвучал бодрый марш.

В прямоугольном бараке стояло около сотни двухъярусных серых кроватей. С каждой уже спрыгивали мишени и спешно натягивали на себя оранжевые комбинезоны. «Мишени» – это рабы, выполняющие трудную работу в Запредельном Пространстве под присмотром надзирающих за ними военных-будулийцев. Мишени вкалывают на Атомах – мрачных планетах Запредельного Пространства – и обеспечивают свободных граждан, будулийцев, необходимыми для их безбедной жизни ресурсами. Будулийцы управляют Империей – Вселенной Будущего, в которой они живут постоянно, и Запредельным Пространством, в котором некоторые из них несут службу.

В давние времена население Вселенной было единым и равноправным, а Запредельное Пространство за её границами еще не освоено и не заселено.

Разделение на правящих будулийцев и порабощенных мишеней произошло в результате Атомной Революции, которую много веков назад развязали власть имущие люди, богачи и армейская верхушка части галактик Вселенной, с целью тотального контроля над всей Вселенной. В результате военных действий с применением ядерного оружия в период глобальной гражданской войны часть Вселенной оказалась практически уничтоженной и её назвали Постапокалиптической Областью. После чего люди, захватившие власть над Вселенной, стали называть себя «будулийцами». Будулийцы построили защитный Суперплазменный Экран, отгородив себя от Постапокалиптической Области. А всех уцелевших побежденных в этой гражданской войне силой превратили в рабов и выселили из провозглашенной «Вселенной Будущего», радиоактивно не зараженной части Вселенной, на задворки Мира, в так называемое Запредельное Пространство, о котором подробнее расскажу ниже.

Будулийцы уже много поколений рождались и умирали на планетах той части Вселенной, которая не была поражена радиоактивностью, а порабощенные ими люди, мишени, – в Запредельном Пространстве. И между ними давно легла непроходимая пропасть. Но было и нечто общее у них – это светлый образ загадочной красивой девушки, время от времени появлявшийся в их сознаниях почти сразу после окончания Атомной Революции. Образ появлялся независимо от воли людей, как бы сам собой, и был настолько ярким и живым, что никто не сомневался в его реальности. Будулийцы много веков даже соперничали между собой, неустанно пытаясь первыми отыскать и пленить эту девушку, поскольку они были убеждены в её высочайшей энергетической силе и возможности эту силу использовать в своих интересах.

А порабощенные мишени верили в передававшуюся из поколения в поколение легенду, дающую надежду на восстановление справедливости в Мире. Легенда гласила, что эта девушка в один прекрасный момент кардинально изменит имперские сознания и очерствевшие души будулийцев, а значит, – все люди этого Мира вновь станут свободными.

И будулийцы, и мишени уверены, что эта необычная девушка посылает яркие образы в сознания людей из Постапокалиптической Области, но никто ещё не смог найти её там, хотя пытались и пытаются до сих пор многие. Эту недосягаемую легендарную красавицу все называют Киберия.

Глава 1. Запредельное Пространство

Дорогой читатель, подробнее о той моей, прошлой, Вселенной я расскажу немного позже. Сейчас же ты узнаешь о другой части моего прошлого Мира, о Запредельном Пространстве, которое со всех сторон окружало Вселенную и которое не затронула Атомная Революция.

Запредельное Пространство представляло из себя плотную темную субстанцию, и свободное перемещение по нему было невозможным. В этой плотной материи имелись пустоты в виде сфер, в которых находились планеты – так называемые Атомы Запредельного Пространства. Атомы, благодаря гравитации, которой обладали сами и обладала плотная материя Запредельного Пространства, располагались всегда в центре сфер-пустот и имели обыкновенную воздушную атмосферу. Свободное пространство в сфере, не занятое Атомом и его атмосферой, представляло из себя безвоздушное пространство, которое и заканчивалась у границы сферы и плотной материи Запредельного Пространства. Таким образом, ни мишени, ни будулийцы, находившиеся на одном Атоме, не могли видеть другие Атомы, а про звезды на сплошном черном небосклоне и говорить нечего – будто взяли и накрыли планету покрывалом.

Атомы не имели никакого внешнего источника света, подобного Солнцу, поэтому их иногда называли «темными планетами», а понятия «день» и «ночь» на них являлись условными. Если на Атоме шла работа – значит, был «день», если большинство рабов и военных отдыхало – значит, наступала «ночь». Стоит добавить и то, что на разных Атомах Запредельного Пространства (как впрочем и планетах Вселенной) было разное время. Например, если на одном Атоме жителей встречал новый «день», то на другом время близилось к «полудню», а на третьем все уже готовились ко сну.

От Атома к Атому все перемещались по так называемым «Проводам» – специальным туннелям, проложенным в плотной материи путем сначала её предварительного «разрыхления» особым видом направленного излучения, а затем раздвижения в стороны с использованием мощнейших энергоустановок. Провода от каждой пустоты с Атомом, называвшиеся второстепенными, вели к одному, общему для некоторой группы пустот с Атомами, Проводу, который назывался магистральным. Магистральные Провода определенной области Запредельного Пространства выходили к Главному Проводу этой области. Главные Провода соединяли области Запредельного Пространства и Вселенную Будущего. Главных Проводов было немало, магистральных еще больше, а второстепенных – множество. Второстепенные Провода связывали друг с другом и магистральные. Между собой Проводами были так или иначе связаны все области освоенного Запредельного Пространства, все заселенные Атомы.

Часть Запредельного Пространства, в которой располагались уже освоенные Атомы, к описываемому времени была сравнима по размеру с едва тысячной частью Вселенной. Строительство Проводов к новым пустотам в Запредельном Пространстве и освоение новых Атомов продолжалось. Например, в Запредельном Пространстве уже имелось немало освоенных Морских Атомов, и каждому из них присваивался порядковый номер, обозначающий, каким по счету был открыт тот или иной Морской Атом. А уж где и чем заканчивается все Запредельное Пространство, если двигаться по нему в направлении от Вселенной, не мог знать никто в этом Мире…

Источником природной энергии на Атомах являлись процессы, связанные с ядерной реакцией, протекавшей глубоко внутри материи Атомов. Благодаря наличию подводной и подземной вулканической активности на Атомах происходило выделение тепла в атмосферу. Вода же, имевшаяся на поверхности Атомов в виде озер, рек, морей и океанов, по мере её прогрева испарялась и поднималась от более теплой поверхности Атома к более высоким и холодным слоям атмосферы. А оттуда, остывая, возвращалась на поверхность Атомов в виде осадков. Все это, по воле Создателя, явилось достаточным условием для существования живых существ и растений на Атомах.

Произраставшие на Атомах растения, перерабатывая воду и углекислый газ в процессе, аналогичном нашему земному фотосинтезу, но при этом не нуждающемуся в солнечной энергии, обогащали воздух кислородом и служили пищей многим видам животных на Атомах. Растения и животные имели разнообразные цвета и окрас, которые только при искусственном освещении, привносимом людьми при освоении Атомов, становились видны.

Все поселения старались строить вдали от действующих вулканов или сейсмически активных зон. Но при этом все равно использовались либо устойчивые к любым подземным толчкам фундаменты, либо вовсе левитирующие («парящие» над землей) платформы, благо соответствующие технологии уже были освоены людьми.

Мой читатель, чтобы тебе было легче представить, как выглядели поселения на планетах Запредельного Пространства, взгляни на свой город ночью с его фонарями, светящимися вывесками, светом фар и красными стоп-сигналами автомобилей.

Таким образом, уникальность Атомов состояла в том, что в отличие от привычных в нашем Мире планет или планет во Вселенной, полноценная жизнь на них могла существовать и прекрасно обходиться без какого-либо природного Светила.

Глава 2. Избранник Киберии

Одним из тех, кого в бараке разбудила «утренняя» побудка, был раб-мишень по имени Арнольд. Арнольд работал ныряльщиком – добытчиком «черного» золота, «черных» моллюсков и «черной» рыбы на Морском Атоме №12, как и остальные 199 человек, чей короткий сон так резко прервался. Темная планета, естественно, не имела природного источника света, поэтому на ней располагались поселения, освещаемые искусственно в первозданном мраке. Поселения, расположенные в отдалении от точек промыслов, береговые поселения, разбросанные по всему Морскому Атому №12 вокруг сливающихся с чернотой морей, и места самих промыслов освещались специальными световыми панелями или световыми дронами, как и другие поселения, места добычи, заводы и цеха на других Атомах. Именно поэтому, не имея черного цвета, золото и морепродукты назывались «черными».

После быстрого и скудного завтрака все мишени, одетые в свои оранжевые комбинезоны, партиями из бараков перемещались к берегам морей в парящих над поверхностью Атома воздушных судах, транспортниках, которые, кроме всего прочего, могли использоваться и как космические корабли.

 

Корабли имели серый цвет и обтекаемую овальную форму со скошенным переднем краем, являющимся лобовым стеклом. Космолеты были собраны из легких прочных панелей, отлитых из специального левитационного сплава. Если на панели воздействовали волны, генерируемые специальным внутрикорабельным излучателем, корабли, используя такое облучение и силу гравитации, их взаимодействие, могли перемещаться с так называемой «левитирующей» скоростью.

Еще абсолютно весь космический транспорт обладал компактными двигателями, работающими на энергии встроенных генераторов «черных дыр», которые позволяли достигать так называемых «быстрых гиперзвуковых» скоростей для перелетов между Атомами по Проводам. Кроме того, такие двигатели могли создавать так называемые «пузыри искривления», давая возможность космическому кораблю перемещаться с неограниченной скоростью за счет волновой деформации пространства, локального искажения пространства-времени, и использовались при межпланетных и межгалактических перелетах.

Также в конструкции всех кораблей была предусмотрена шлюзовая камера, предназначенная для обеспечения возможности в условиях космической невесомости произвести стыковку с другим кораблем, устранить возникшую неисправность с выходом в открытый космос или Провод. Кроме того, на борту в специальном отделении размещались и универсальные, похожие на гидрокостюмы, скафандры с запасом кислорода. Находясь же на планетах или Атомах, обладающих атмосферой, будулийцы пользовались шлюзовыми камерами как обычным входным коридором, загружали грузы и заводили мишеней.

Арнольд – молодой человек под два метра ростом, крепкого телосложения, с широкими скулами на мужественном лице, короткими волосами. Он появился на свет в Запредельном Пространстве на Атоме Виноделия №14. Его родители, работавшие на выращивании и сборе «каменного» винограда, сами родились через много поколений после Атомной Революции и не знали Вселенной, из которой были выселены их давние предки. Арнольд жил с родителями до четырнадцати лет и воспитывался ими. Раньше, во времена его детства, будулийцы не контролировали, как и в каком духе воспитывают рабы, которым было позволено завести семью, своих детей. Это сейчас начали вводить систему тотального контроля везде, где росли дети мишеней. Что уже спровоцировало активное выражение недовольства со стороны родителей, которое немедленно и жестко было пресечено. Самых активных смутьянов пришлось показательно уничтожить, чтобы на корню задушить даже саму мысль о неподчинении. Но несмотря на это и Арнольд, и многие другие дети рабов все равно жадно впитывали и разделяли мечты родителей о всеобщем равенстве и справедливости, как было когда-то в этом Мире.

Арнольда забрали от родителей в четырнадцать лет и поместили в один из подростковых спецлагерей на другом Атоме. Там мальчишек использовали для изготовления и переноски ящиков для аккумуляторов, которые применялись в лазерных пистолетах и автоматах, а также для космических мин, входивших в арсенал вооружения военных космических машин.

Благодаря воспитанию родителей Арнольд рос гордым свободолюбивым человеком. И уже с ранних лет задумывался о том, как можно изменить этот Мир. Вот только по малолетству опыта у него не было никакого, поэтому рождавшиеся в его голове наивные планы мало того, что были обречены на провал, так еще могли напрочь сломать ему жизнь.

Однажды, оттащив очередную партию готовых ящиков на склад, Арнольд задержался за стеллажами с одним из мальчишек своего возраста из соседнего барака.

– Эй, Арнольд, что ты хотел сказать? – спросил мальчишка с чумазым от грязи и пота лицом.

– Давай потише, договорились? Я знаю, на тебя можно положиться. Ты ни разу меня не подводил, и я думаю, ты – не болтливая девчонка.

– Конечно, Арнольд! Это что-то важное?

– Ещё какое важное.

– Я видел, как ты крутился около одного надсмотрщика и даже говорил с ним. Хотел договориться о передаче через него вестей нашим родителям? – заинтригованно предположил мальчишка. – И что он потребовал от нас взамен? Ведь у нас ничего ценного толком нет!

– Нет, это более важное дело, – по-взрослому твердо сказал Арнольд, – но я должен быть уверен, что ты не струсишь.

– Я – не трус!

– Тише, тише… Просто хотел убедиться…

– Арнольд, помнишь, как я украл у надзирателя браслет, и он не смог подтвердить открытие дверей наших бараков? Мы не работали целый «день», пока всех трясли и искали преступника, то есть меня. И так и не нашли. Помнишь?

– Конечно помню, именно поэтому я тебя и выбрал…

– Так какое дело, Арнольд?

– Я хочу организовать побег отсюда… Я наплел всякой ерунды тому самому солдату, надсмотрщику, и вроде бы разжалобил его. Он обещал помочь: просто открыть и «забыть» закрыть двери бараков после «вечернего» обхода.

– Это круто!.. А что дальше? Что должен делать я?

– Слушай внимательно… Ты должен поговорить с ребятами в вашем бараке, но так, чтобы они не проболтались. А я поговорю со своими. Нас много, и они не смогут нас удержать, потому что этого не ждут! Главное – быстро отнять лазерные автоматы у тех немногих солдат, которые «ночью» стерегут лагерь. Возьмем в заложники того, кто умеет управлять космическим транспортником и улетим отсюда по Проводу восвояси… Как тебе мой план? – с нотками гордости спросил Арнольд.

– Это смело и гениально, Арнольд! Мы вырвемся на свободу и будем бороздить по Проводам и Атомам, освобождать новых и новых мишеней, пока не наберется целая армия, которая победит будулийцев!!!

– Да тише же… Так ты со мной?..

– Конечно. Это отличный план, – радостно сверкнув глазами, прошептал мальчуган.

– Я все продумал. У нас все получится. Начинаем завтра по моему сигналу, надзиратель будет наш, понял?..

– Да, Арнольд! Ты – настоящий гений! Я все сделаю, как договорились!

– Ну все, пойдем, пока нас не хватились.

К сожалению, а скорее – к счастью, наивный план Арнольда рассыпался как карточный домик. Надзиратель, естественно, только сделал вид, что готов помочь юным бунтарям, а на самом деле, как его и инструктировали начальники, обязан был предварительно выявить основных зачинщиков. И в следующую «ночь» при попытке выхода из бараков все они оказались в руках охраны. Хорошо еще, что к их несбыточной затее будулийцы отнеслись не слишком серьезно, и Арнольд с тем самым мальчишкой из соседнего барака отделались неделей карцера на воде и жестких лепешках.

Арнольд хорошо усвоил урок. Но совсем не так, как хотелось бы будулийцам! Он осознал, что достичь желанной цели можно только так: многому учиться, много тренироваться, все подмечать и анализировать, более детально всё планировать и подготавливать.

А после Арнольда и вовсе переслали на дождливый Атом Динозавров №9 на добычу костей крупных древних животных, из которых для роскошных домов будулийцев мишени-ювелиры вырезали настоящие произведения искусства…

– Будь неладен этот дождь!

– Привыкнешь, – ободрил новенького Арнольд и с силой всадил лопату в мокрую тяжёлую землю, освещаемую неяркой лампой-дроном, зависшей во влажном воздухе. Из темноты по беспилотнику били крупные капли дождя, а он безразлично ронял тусклые лучи света на место добычи.

– Сколько ещё нам терпеть этот дождь и как червям ковырять землю в поисках костей?

– Ты неделю как здесь, а уже ноешь, – лицо и глаза Арнольда заливал ливень, и черный плащ с капюшоном не спасал.

Он продолжал копать своими мускулистыми руками, ловко откидывая землю, в то время как новичок уже задыхался и чувствовал, как деревенеют его руки. Вот лопата Арнольда уткнулась во что-то твердое – кости скелета какого-то очень крупного животного, которое обитало на этом Атоме задолго до появления людей.

– Это Шестиногий, – сказал Арнольд. Мокрая кость заблестела под лучами лампы.

– Откуда знаешь? – удивился новенький.

– Приходит с опытом. Научишься. Это бивень Шестиногого, самая ценная кость из всех, – и Арнольд наклонился, чтобы поднять находку. По плащу струями лилась дождевая вода.

– Тебе помочь?

– Ничего, справлюсь сам, – ответил Арнольд и рывком взвалил на плечо крупную кость величиной с полтора человеческих роста. В темноте он поволок её вверх по вязкому скользкому склону, утопая ногами в грязи, к сараю, куда сносились все костные останки для последующей сортировки и отправки. Сегодня «день» выдался удачный, вокруг найденного скелета Шестиногого можно будет задержаться на несколько дней, пока весь скелет не будет извлечен из земли, и это легче, чем тупо перемалывать пустую породу Атома Динозавров.

Беспрерывный изнурительный труд в постоянном сумраке, слабо пробиваемом только лампами-дронами, в вязкой земле с лопатой в руках или тяжелеными костями животных на плечах, под нескончаемыми дождями закалил характер Арнольда. Арнольд считался ценным рабом – сильным, выносливым и неприхотливым, но клеймо склонного к бунтарству, прилепившееся к нему с четырнадцатилетнего возраста, не позволяло ему со временем рассчитывать на более легкую работу где-нибудь на другом Атоме с хорошим климатом, а тем более – иметь возможность завести семью с какой-нибудь девушкой-мишенью и растить детей, как его родители на Атоме Виноделия №14. По этой же причине таких как он, неблагонадежных, старались особо долго не держать на одном месте во избежание распространения их дурного влияния на других мишеней, а перекидывать на другие работы, на другие Атомы.

Так по прошествии еще нескольких лет Арнольд и оказался на том самом Морском Атоме №12 в роли добытчика «черных» морских богатств…

И все это время, с самого раннего детства, в сознании Арнольда часто присутствовал образ Киберии. Когда ему было еще около шести лет, мама уважительно говорила: «Сынок, Киберия – это наша надежда! Она поможет восстановить справедливость!» Поэтому Арнольд любил Киберию, сколько помнил себя. Сначала бессознательно, как дети любят мать, отца, своих братьев и сестер. А уж когда ему стукнуло пятнадцать, он влюбился в Неё по-настоящему, по-взрослому, как мужчина может влюбиться в женщину. И немудрено – ведь Киберия была очень красива, и Арнольд почему-то никогда не сомневался, что Киберия реальна и рано или поздно они должны встретиться!

И вот однажды, вскоре после того, как Арнольд осознал, что любит Киберию всем сердцем, Она, словно отвечая на его чувства, появилась в его сознании. То, что тогда сказала Киберия, было настолько удивительным, настолько важным и радостным известием для Арнольда, что он поверил Ей сразу и бесповоротно. Киберия призналась, что увидела в Арнольде своего избранника, свою любовь. И Ей предназначено вместе со своим избранником восстановить справедливость в этом многострадальном Мире. Поэтому встреча их неизбежна. Препятствий и трудностей на этом пути будет много, но все зависит от них самих…

Теперь у Арнольда была Цель! Зная о своем предназначении, он обязан был вырваться на свободу и найти свою Киберию. Все в нем было подчинено этому, каждая мысль, каждое действие, каждая смелая фантазия. В этом теперь состоял для него смысл жизни. А еще он сильно желал всегда быть рядом с Ней наяву и любоваться Ею.

А пока Её глаза, смотрящие ему в душу, и Её улыбка каждый «вечер» буквально воскрешали Арнольда после тяжелого дня. Он мысленно благодарил Киберию за то, что Она с ним и верит в него, что ждёт, понимает и любит.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru