Вдвоем под магией дождя

Ирэн Блаватская
Вдвоем под магией дождя

Сказать – задумалась о чем?

В дождь под одним плащом,

В ночь – под одним плащом, потом…

В гроб – под одним плащом.

Марина Цветаева

ПРОЛОГ

В баре довольно многолюдно и шумно сегодня. Большая компания молодых людей сидя за столом в углу что-то бурно отмечает, хором выкрикивая какие -то поздравления. А в остальном это вполне уютное небольшое заведение в отеле, в котором я уже побывала в свой первый вечер, пять дней назад. Получив на ресепшене ключи от номера, разложила на скорую руку свои вещи по местам, и прихватив с собой ноутбук, заскочила ненадолго чтобы развеяться после перелета и по возможности настрочить несколько строк для своего издательства. Посетителей в тот вечер было совсем немного, и под приятную, негромкую музыку, усевшись за столиком в самом дальнем углу, мне даже удалось подготовить небольшой отчет о первом дне пребывания в этой стране.

Эти несколько дней моей командировки пролетели настолько незаметно и быстро, что я даже не успела опомниться, а уже завтра утром обратный самолет. Конечно очень жаль что все так быстро закончилось, я мечтала увидеть Мюнхен, особенно посетить его исторические места и снять тысячи фотографий со всевозможных ракурсов, но к сожалению, и к своему великому стыду, я так и не успела увидеть город, от слова совсем, мне банально не хватило времени… но ничего, может быть когда нибудь в следующей жизни…

Стоя спиной к бару, сделав небольшой глоток коктейля, я неторопливо осмотрелась вокруг. Парень сидевший за стойкой бара, в шаге от меня, и одиноко спивающийся, поднял свои осоловевшие глаза и криво ухмыльнувшись поприветствовал:

– Привет – не желая вступать с ним в дискуссию, я лишь кивнула ему, слегка улыбнувшись – Красавица… Ты не меня случайно ищешь? – язык его явно заплетался, и не получив ответа, добавил – А жаль… повеселились бы вместе – и демонстративно облизал свои губы, пытаясь казаться сексуальным, но на деле все выглядело довольно забавно. Ему не то чтобы повеселиться, боюсь уже самостоятельно со стула не подняться.

Здесь довольно шумно и прокурено, и я все таки решила выйти на свежий воздух, и не спеша направилась в сторону террасы. Небольшая группа молодых ребят, сидевшая возле выхода громко отреагировала на меня, когда я проходила мимо: – Красотка…ты чего одиноко грустишь? Присоединяйся к нам, мы тебя быстро развеселим… Мы это умеем. Тебе понравится – и жестикулируя руками, громко рассмеялись.

Я не планировала здесь задерживаться, заскочила всего на полчаса, слегка расслабиться под коктейль у стойки бара, и пойти спать, сегодня и правда был довольно тяжелый день. Потому, вернувшись в свой номер, я приняла душ, натянула джинсы и футболку, и дав возможность волосам высохнуть естественным путем, спустилась в бар. Волосы – это моя гордость, длинные, почти до пятой точки, густые, блонди локоны, обычно притягивают взгляды всех вокруг, вне зависимости от пола, в радиусе видимости. Правда я редко их распускаю, чаще собрав в пучок или в хвост, чтобы не мешали моей работе, и не вызывали к моей персоне излишнего, ненужного интереса.

Отпив большой глоток, откинула назад голову и с удовольствием вдохнула, наслаждаясь прохладой и свежестью летнего вечера, разглядывая затянутое тучами почти черное, вечернее небо.

– Не помешаю?

– Простите? – задумавшись я и не заметила как он подошел. Передо мной стоит довольно симпатичный восточный мужчина, среднего возраста, в темных брюках и в белой рубашке, с закатанными до локтей рукавами и расстегнутыми верхними пуговицами, на фоне которой его черные волосы и темные глаза смотрятся демонически. На смуглом, мужественном лице ухоженная, аккуратно подстриженная бородка, губы растянуты в обаятельной улыбке, обнажая ровный ряд белых зубов. И шлейф шикарного, дорогого аромата арабского парфюма, окутывающего его и плавно распространяющегося вокруг.

– Не узнала ? – улыбнулся он шире – Не удивительно. Ты меня видела немного в другой экипировке – намекая на то что я могла его видеть только в традиционной арабской одежде: кандуре и гутре, и шагнул ближе…

Хмм… Не узнала? Даже будучи слепой невозможно пройти мимо такого мужчины, надо быть просто мертвой, чтобы не заметить его в толпе, а потом еще и не узнать… А я, вполне себе живая и здоровая, и не могла не заметить, что в течении этих трех дней, он притягивал восхищенные, заинтересованные взгляды женщин всех мастей… да и не только женщин…

Красавец – мужчина, владелец строительного гиганта, входил на форуме в группу бизнесменов из Саудовской Аравии, и представлял на нем свой бизнес…

Я уже несколько месяцев работаю фотографом в одном известном издательстве, и командировка на Мюнхенский Экономический Форум, куда съехались представители крупного бизнеса из многих стран мира, западного и восточного полушарий – это мое первое, большое задание на таком важном мероприятии международного значения, которое стало для меня серьезным испытанием, и к которому я готовилась со всей ответственностью, и с замиранием сердца. Мне предстояло доказать своему работодателю, что не зря он выбрал именно мою кандидатуру среди многих соискателей на эту должность, и оправдать его ожидания. Но в то же время, мне хотелось доказать самой себе, что умею ставить перед собой задачи и с блеском выполнять их. А самое главное сделать первую достойную заявка к достижению своей самой заветной мечты, к которому шла с самого детства – стать известным фотографом и покорить весь мир.

Все дни форума прошли стремительно как один миг, но я была по настоящему счастлива оказавшись в водовороте исторических событий. С самого раннего утра и до позднего вечера я снимала на камеру и находилась рядом с теми кого считала небожителями, и которых видела только на экране тв. А по ночам готовила отчеты для редакции, и тут же выставляла интересные, особо понравившиеся снимки, на своих страницах в соцсетях.

В день приезда, получив ключи от номера на ресепшн, а в отличии от многих, у меня не было огромного багажа с собой, только небольшой чемоданчик с предметами первой необходимости, потянув его за ручку, я быстрым шагом направилась к лифтам, старательно обходя людей, которыми лобби был почти переполнен, приехавших на экономический форум со всего мира. Увидев как двери лифта закрываются прямо у меня перед носом, я в последнюю секунду успела заскочить в него. В нос ударил шикарный аромат арабского парфюма, с еле заметными древесными нотками, которым был окутан как в облако мужчина, в арабской традиционной одежде, и негромко говорил по телефону. Наслаждаясь прекрасными восточными ароматами, которых успела полюбить, за полгода отношений со своим бывшим парнем – саудитом, с которым мы вместе учились в университете в Цюрихе, а несколько месяцев назад, сразу после получения дипломов, расстались…

Я ненавязчиво разглядывала своего соседа в лифте. Довольно симпатичный мужчина, среднего возраста, спортивного сложения, от которого исходила аура уверенности, благородства, богатства, надежности… аура которую не спутаешь ни с чем – хозяина жизни. Когда остановился лифт на моем этаже, наши взгляды встретились в отражении зеркала, в нем было столько благородства и достоинства, как будто он был на приеме у Английской королевы, что я не смогла по привычке просто выскочить из лифта, а спокойно, не торопясь, зацепив пальцами свой чемодан, выпрямив спину, и подняв голову, с достоинством вышла из лифта, чувствуя на спине его пристальный взгляд.

По утрам я видела его в ресторане, во время завтрака, в составе Саудовской делегации, а потом в залах форума, на бизнес конференциях, пресс конференциях, но мы никогда не сталкивались, и мне казалось что он меня даже не замечал. Ничего удивительного, судя по тому что я видела, он абсолютно не был обделен женским вниманием, хотя спокойно реагировал на слишком уж повышенный интерес к своей персоне. Признаться было желание поковыряться в интернете и выудить о нем что-нибудь интересное, личное, чего не было на официальном сайте, но подумав я не стала этого делать. Он не создавал впечатление голодного самца кидающегося за всеми мало мальски симпатичными юбками, наоборот, человека знающего себе цену, и выбирающего женщин под стать себе, соответствующих своему рангу. Днем наблюдая за ним, а по вечерам разглядывая его многочисленные снимки, я ловила себя на мысли, что с удовольствием закрутила бы с ним короткий командировочный роман, такой же ничего не значащий, как курортный, но было в этом мужчине, что-то такое, непонятное, неуловимое, что тянуло к нему с немыслимой силой, то ли зашкаливающий уровень тестостерона, то ли флюиды альфа самца исходившие от него, но прекрасно завуалированные за непроницаемой оболочкой, что пугало меня, и заставляло держаться на расстоянии.

И теперь увидев его перед собой, я как будто попала под контрастный душ, ледяные и горячие волны поочередно накрывают меня, а приятное чувство волнения появившееся где-то в груди стало охватывать меня целиком.

Он с интересом смотрит на меня, ожидая ответа на свой вопрос

– Мы кажется виделись… – я сделала вид что задумалась, и пытаюсь вспомнить – Да…точно… на форуме – произнесла я негромко, стараясь максимально изобразить равнодушие – Я фотограф от Financial World News

– Хмм… – хмыкнул он негромко, загадочно улыбаясь – Я знаю – и не дожидаясь приглашения присел за мой столик, напротив меня.

– Правда? Очень интересно

– Я не мог не заметить тебя… Уже к концу первого дня форума, ты заставила обратить на себя внимание – проговорил он, пристально всматриваясь в глаза.

Ну вот и все…создал вокруг себя ореол таинственности и недоступности, а стоило ему только открыть рот, так сразу сдулся… Сейчас будет говорить банальную пошлятину, типа – твои глаза как два бездонных озера, в которых я утонул, едва в них взглянув… и что-то еще в этом роде… Как это все типично для восточного мужчины, никакой загадки. За полгода отношений с Мансуром, своим бойфрендом – арабом, я наслушалась этого с лихвой… В начале это нравилось, звучало эмоционально, экзотично, но потом, со временем этот пошлый бред приелся и стал только раздражать. Наверное таков менталитет восточного мужчины, и к сожалению его уже не переделать. Но мне это уже не интересно, я прошла эту стадию, хочется чего нибудь посерьезнее.

 

– И что же ты такого заметил во мне? – с иронией спросила я, не скрывая отсутствия интереса продолжать разговор. Сделав небольшой глоток, подняла глаза к небу… Ни одной звездочки… небо затянуто тяжелыми тучами, вероятно скоро пойдет дождь… а может даже ливень. Он заметил резкую смену моего настроения, но не подал вида, и продолжил:

– Я видел твои работы, каждое фото как отдельный арт объект, обращает на себя внимание, притягивает взгляд…Хочу заметить что все очень достойно, учитывая твой юный возраст и небольшой опыт.

Я мгновенно застыла, пытаясь переварить услышанное. Лесть? Фальшь? Комплимент? Ни того, ни другого, ни третьего я не приемлю… предпочитаю правду, или промолчать… Наши взгляды встретились и не расходились…

– И где же интересно ты все это увидел? – все с той же иронией спросила я

– На твоих страницах в соцсетях, ты выложила в первый же вечер форума небольшую, но очень интересную серию фотографий – я мгновенно почувствовала как кровь прилила к лицу, там было и его фото, причем стояло первым…

– А как ты их нашел? – спросила я глупость, не подумав, и тут же пожалела об этом, это выставляло меня в глупом свете… Найти данные аккредитованного на любом мероприятии человека, это дело нескольких секунд

– Бейджик на твоей груди – спокойно ответил он, впрочем без какой либо иронии.

– Вероятнее всего ТВОЕ фото заставило тебя обратить на себя внимание, Я угадала? – усмехнулась я, все никак не сдаваясь

– И это тоже… – невозмутимо ответил он – Это редкий талант, увидеть что-то тонкое, трепетное, неуловимое обычному глазу, в совершенно банальном, обычном… понимаешь? У тебя свое вИдение, отличное от других. Ведь между пошлостью и красотой, иногда очень зыбкая грань, и как я заметил тебе удается удачно балансировать между – внимательно посмотрел на меня, при этом лицо его остается вполне серьезным, я не отрывала взгляда от него, но никак не отреагировала, не хотела чтобы он думал, что я купилась на красивые слова… и спустя мгновения он продолжил:

– Я увлекался этим в юности, знаю о чем говорю, но бросил, не было способностей, но в тебе есть какой-то…

– Если ты скажешь что у меня нюх, то я обижусь – резко вставила я, прервав его на полуслове

– Почему? – усмехнулся он удивленно

– Потому что нюх, это что-то связанное с папарацци, а я их ненавижу. Вынюхивать, выслеживать, вываливать на публику личное, душевное, не вникая в чувства бедной жертвы… то есть нюх на сенсацию… Понимаешь? Это явно не про меня – эмоционально объяснила я

– Нет… это другое… У тебя чутье… какое-то звериное чутье, и хорошие шансы добиться самых высоких вершин в своей профессии. Я чувствую это…

Приятно услышать такое от успешного, самодостаточного человека, который добился в жизни невероятных высот. В его словах нет и намека на фальшь, я бы почувствовала… я молча смотрю на него, не зная как отреагировать на его слова, и что ему ответить

– Сауд – улыбнулся он и протянул мне руку

– Эльза – его рука оказалась приятно прохладной и крепкой

– Очень приятно… Наконец-то познакомились – проговорил он все еще улыбаясь

– И мне… очень приятно…

– Знаешь Эльза, я наверное приверженец старых традиций, и предлагаю выпить шампанское за наше неожиданное знакомство… Хотя… может у вас, у нынешней молодежи другие предпочтения… Что ты скажешь?

– Перестань напрашиваться на комплимент – воскликнула я смеясь – Это противоречит твоему образу

– И какой же он, мой образ, созданный твоим профессиональным взглядом? Очень интересно узнать – спросил он жестом подзывая официанта, и с интересом поглядывая на меня

– Так… Ничего сверхъестественного… – я замялась… не дождется… я и не собиралась откровенничать с ним… ему незачем знать, что еще во время нашей первой встречи, в лифте отеля, я обратила на него внимание и составила о нем свое мнение.

Несколько минут, со знанием дела он говорил с подошедшим официантом, обсуждая карту вин, и сделав заказ повернулся ко мне, лицо его было спокойным, но в глазах бесновались черти, а на губах еле заметная улыбка:

– И что ты там говорила про мой образ? Ты так и не ответила, каким ты видишь меня, на свой профессиональный взгляд? Ну же…Эльза… можешь сказать как есть, я не обижусь – я почувствовала как некстати, кровь опять прилила к лицу

– Не сейчас… – чтобы скрыть свою растерянность, я стала аккуратно заправлять за ухо прядь спадающую мне на лицо, мои волосы уже высохли и вечерний ветерок их уже изрядно взлохматил и растрепал, и добавила – Как нибудь потом… может быть…

Мы пили шампанское, которое оказалось изумительным на вкус, закусывая вишней заспиртованной в шоколаде, когда Сауд вдруг предложил:

– Эльза, я думаю что нам нужно поужинать, как ты на это смотришь? – я смотрела на это вполне позитивно, после шампанского проснулся зверский аппетит – Только не здесь, не в отеле, поехали в город

– Поехали – согласилась я, эта неплохая возможность для меня, напоследок увидеть хоть кусочек ночного Мюнхена

– Есть какие-то предпочтения в кухне? или может любимое место? – тут же заинтересовался он

– Я нигде не была в этом городе, и почти ничего не видела – выдохнула я с сожалением, шампанское немного вскружило мне голову, и потому стеснения и неловкость куда-то испарились, даже вселенская усталость… я почувствовала себя легко и свободно, и готова бодрствовать хоть до утра…

– Как? Ты не видела Мюнхен? Как так? Ты здесь в первый раз? – искренне удивился он

– Да… К сожалению у меня не было ни одной свободной минутки… Но ничего, может быть когда нибудь в будущем

– Ничего… Мы исправим это нелепое недоразумение – загадочно проговорил он

Через полчаса мы сидели в самом известном ресторане города, в старом «Ратскеллер Мюнхен», наслаждались Баварской национальной кухней и пили хорошее вино из богатейших запасов заведения. Сауд оказался довольно интересным рассказчиком, с колоссальным багажом знаний, успевший повидать почти весь мир. Нам было весело, мы шутили, смеялись, вспоминали случаи из жизни, а когда уходили, прихватили с собой бутылку вина в дорогу. Каково же было мое удивление, когда выйдя наружу я увидела что нас поджидает двухэтажный автобус, с открытым верхом, для экскурсий по городу, и старый полусонный гид. Я даже не заметила когда он успел это организовать.

– Карета подана, правда безлошадная… Что скажет дама? – театрально произнес мой собеседник

– Сауд… – громко вскрикнула я от чувств переполняющих меня,

– Все ясно… Значит дама дает добро – улыбнулся он

– Что это? Этого не может быть – воскликнула я, прикрывая ладонями лицо, не веря в происходящее.

– Как что? Как можно уехать из этого города так и не увидев его? Это же преступление… А мы с тобой просто обязаны предотвратить его… Ты же не против?

– Ты волшебник… я не верю, что это все происходит со мной… Я как будто попала в сказку… Конечно не против… – завизжала я, и мы не сбавляя темпа побежали сразу на верхний этаж.

Как только мы уселись, автобус плавно тронулся, а гид несколько раз кашлянув в микрофон, стал монотонно о чем то рассказывать, но никто его не слушал. Сауд открыл бутылку вина, и только сейчас мы вспомнили, что у нас нет с собой стаканов, пожав плечами, и весело рассмеявшись, мы стали по очереди говорить тосты и пить прямо с горла. Вдруг, минут через двадцать, неожиданно загремел гром, и засверкала молния. Черное, затянутое тучами небо стало напоминать огромный экран, на котором молния снова и снова вырисовывала пугающие и в тоже время завораживающие огненные рисунки. Я непроизвольно взвизгнула от страха и мгновенно зажала ладонями глаза. Все вокруг загремело и загрохотало. В ту же секунду я почувствовала как чьи-то сильные руки обвились вокруг меня и прижали к своей крепкой груди, и сквозь этот адский грохот, до меня стал доноситься как будто издалека, мягкий приятный голос… не совсем разбирая слова, я все же почувствовала как он успокаивающе действует на меня.

Но вот появились редкие капельки дождя, принося с собой прохладу и свежесть. Сауд осторожно разжал мои руки и заставил меня открыть глаза. Его лицо совсем близко, рядом, в темных глазах обращенных ко мне, отражаются отблески молнии, делая его глубокий взгляд демоническим, а пухлые, четко очерченные упругие губы шепчут мне прямо в губы:

– Девочка моя, не бойся… я здесь… я рядом… – и едва заметно касаются моего лица, глаз, щек, губ…

Я смотрю в его бездонные глаза и вижу как они стремительно меняются, интерес в них теперь сменился на что-то другое, объемное, пугающее, но в тоже время манящее и притягивающее, я чувствую это, оно витает в воздухе, обволакивает нас, окружая невидимым плотным кольцом. Это страсть. Не просто гормоны, реагирующие на женскую плоть, а именно зрелая, осознанная, всепоглощающая страсть, сильного состоявшегося мужчины, повидавшего жизнь и вполне осознающего свои желания. Едва зародившись в нем, с каждым прикосновением рук, губ, горячего дыхания, разрастается, становится жарче и жарче и начинает передаваться мне, входить в меня, будоражить кровь, и поднимать откуда-то со дна моей души, все эмоции что копились во мне и лежали под толстым слоем льда, заставляя их фонтанировать, и ускоряя и без того бешеный ритм сердца.

Я испытываю двоякое чувство находясь рядом с ним, меня манит к нему, влечет, желание броситься в омут страсти, кружит голову, но в то же время, страх перед тем что будет после, пугает и отрезвляет… Но влечение, которое внезапно охватило меня, благодаря его умелым рукам и губам, которыми он как опытный музыкант виртуозно играет на моем теле, как на инструменте, вызывая неконтролируемые вспышки страсти, оказалось сильнее доводов разума…

Обняв его за шею, я потянулась к нему всем телом, мечтая только лишь о том чтобы хоть не надолго отдаться страсти в сильных руках, этого уверенного в себе, успешного, сильного мужчины, и забыть обо всем на свете… Наши губы коснулись, с начала слегка, проверяя друг друга на ощупь, на вкус, но страсть взяла верх и спустя мгновения мы слились в жадном, бешеном диком поцелуе… Дождь стал усиливаться, с каждой минутой все сильней и сильней, а минут через пять, разразился ливнем, который хлещет как из ведра, но мы с Саудом, как два сумасшедших, на верхнем этаже экскурсионного автобуса, под открытым небом, ночью, среди диких раскатов грома, ослепительных вспышек молний, под мощным, почти тропическим ливнем, ничего не замечая вокруг отдаемся безрассудной страсти…

Отдышавшись, он приподнялся и нависая надо мной прошептал:

– Ты сумасшедшая женщина… Ты самое прекрасное что создано Всевышним, чтобы свести мужчину с ума – и завладев моими уже изрядно истерзанными за ночь губами, слился со мной в долгом, нежном, трепетном поцелуе.

– Ты как насчет душа? Может продолжим? – он снова и снова проводит кончиками пальцев по моему лицу, по скулам, губам, плавно спускаясь по изгибам шеи, по плечам, по груди, по животу и вниз… На больших настенных часах время уже почти пять утра.

– Иди один, а я посплю немного – и слегка зевнув, я сладко потянулась, изогнувшись всем телом, чем вызвала в нем очередную волну возбуждения… но мгновенно накрыв ладонью его рот, и чмокнув его в щеку, прошептала – И можешь не спешить… Я уже сплю… – и укрылась одеялом с головой.

Как только Сауд скрылся в ванной, я сразу вскочила и села на кровать. Крохотный колокольчик в моей голове издает еле заметные тревожные звоночки, но это уже знак, который я никак не могу проигнорировать… Мне надо идти…

Всю жизнь я вижу во сне один и тот же кошмар, и просыпаюсь от ужаса который преследует меня вот уже семнадцать лет, не дает покоя, держит своими ледяными цепкими щупальцами и никак не хочет отпускать. Я регулярно посещаю психолога, и это помогает мне с переменным успехом, но со временем все опять возвращается на круги своя.

Я из небольшого городка Морж, что на берегу Женевского озера, под Лозанной. Когда мне было пять лет, умерла моя мама, а отец, сразу после похорон, отдал меня в детский дом. «Папа, пожалуйста, не бросай меня… пожалуйста папа… я всегда буду тебя слушаться, пожалуйста, не оставляй меня здесь. Я буду любить тебя, папа… забери меня домой… пожалуйста…папа… папа…» громко рыдала я, пытаясь вырваться из рук двух воспитательниц, которые крепко держали меня, и побежать вслед за отцом. Он спокойно отдалялся от меня по длинному коридору, его широкая спина еще долго стояла перед моими глазами, а я громко рыдала, умоляя забрать меня домой, но он так ни разу и не обернулся, а двое воспитательниц спокойно обратились ко мне, когда отец уже скрылся из виду: « С тобой все в порядке? ЗДЕСЬ теперь твой дом. Пойдем, мы проводим тебя до твоей комнаты» С того дня, я вижу это все во сне, и просыпаюсь в холодном поту от своих душераздирающих криков.

 

Мне тяжело далось расставание с моими родителями, в начале мама, как мне казалось, бросила меня и ушла на небеса, а потом отец избавился от меня как от ненужной вещи, после которого в одночасье, я осталась сиротой, и очень долго еще переживала свое одиночество. Но молодая нянька в детском доме, которой вероятно было жалко меня, подружилась со мной, и целый год была самым близким человеком, почти заменив мне родителей, но через год и она бросила меня, вышла замуж и уехала… больше я ее не видела. Мне стоило больших усилий пережить и этот разрыв, и не сойти с ума.

Позже… когда мне было семь лет, меня удочерила супружеская пара, у которых не так давно умерла дочь, как оказалось я была очень похожа на нее, и они рассчитывали что я смогу заменить им их покойную девочку. Я из сил выбивалась, стараясь заменить им дочь, только чтобы они полюбили и не отказывались от меня, но к сожалению, через некоторое время от меня отказались, вернули назад, и бросили опять как ненужную вещь. Я до сих пор помню эту боль от своей ущербности и никомуненужности, которая сводило скулы и тянула жилы из меня.

Тогда я решила, что лучше ни с кем не дружить и быть одной, чем снова оказаться брошенной.

Во дворе детского дома жила собака, она была добрая и ласковая, я втайне таскала для нее свои обеды и подкармливала ее. В душе я понимала, что пожалуй она единственная кто не бросит меня. Мы сдружились с ней и были очень близки. Почти год она была для меня самым близким существом на свете, я искренне любила ее и доверяла ей все свои тайны, а она отвечала мне взаимностью, делясь со мной своим собачьим душевным теплом. Через год ее не стало, она умерла, как оказалось от старости. Все таки и она меня бросила. Это стало для меня последней каплей. Я твердо решила для себя, что никаких душевных привязанностей у меня никогда не будет… Никогда… Зачем… Все равно меня рано или поздно бросят… Еще одного разрыва я просто не переживу… Я умру… И пусть я лучше умру, чем еще хоть раз испытаю тоже самое.

У меня не было ни подруг, ни друзей, ни приятелей, вообще никого… Я все свободное от занятий время сидела на подоконнике, и смотрела на унылую и тоскливую картину за окном. Тогда я научилась находить в однообразной серой массе красивую изюминку, и извлекать ее на свет. Так появилась мечта стать фотографом, чтобы навсегда запечатлеть и показать миру эти неповторимые изюминки, неуловимые мгновения жизни, прекрасные моменты, которые остаются незамеченными для обычного глаза, но объективу удается подчеркнуть их неповторимость и сохранить.

А сейчас, во взрослой жизни, я не строю ни с кем серьезных отношений, только короткие непродолжительные романы, без обязательств и душевной привязанности. Но стоит мне почувствовать как душа просыпается и отзывается на чувства, как колокольчик в моей голове начинает звенеть и напоминать, что я уже подошла к красной линии, что время пришло, и мне пора завязывать, пока не прикипела душой, или будет поздно… И я ухожу без малейшего сожаления… Ухожу не оборачиваясь… Навсегда…САМА…

Я уже не та, маленькая, беззащитная девочка, которую можно безнаказанно бросать, а двадцатидвухлетняя, уверенная в себе, независимая, амбициозная женщина, и никому не позволю этого в своей нынешней жизни… Но по ночам, все та же маленькая девочка, настойчиво напоминает о себе, мучительно разрывая мне душу своим отчаянным криком, а широкая спина невозмутимо отдаляется все дальше и дальше от меня, так ни разу и не обернувшись, пока совсем не исчезнет в темноте.

Я слышу шум воды из ванной, у меня в запасе минут пять, не больше, пока Сауд принимает душ. Колокольчик в голове усиленно звонит…Со мной еще такого не было, чтобы одна ночь, всего лишь единственная ночь, смогла всколыхнуть мою душу и подвести к черте – к красной линии, за которой меня не ждет ничего хорошего, только боль и отчаяние. Но у меня никогда и не было таких ночей… она была волшебной, неповторимой, безумной, как сказка, которую этот удивительный, харизматичный, нереальный мужчина воплотил в жизнь… с сумасшедшей вспышкой страсти в летнюю грозу, свидетелем которого были огни ночного Мюнхена, с крепкими объятиями, которые мы не смогли разорвать даже когда бежали через весь холл, промокшие до ниточки, на глазах у изумленных ресепшионистов отеля, с трудом дождавшись лифта, и только заскочив в него, стали нетерпеливо расстегивать пуговицы друг на друге… с феерическим сексом, который сносил мне крышу раз за разом… возносил меня снова и снова до небес и возвращал на землю… ничего подобного я еще не испытывала в своей недолгой жизни… Но все хорошее имеет обыкновение когда нибудь заканчиваться, и командировочный, ни к чему не обязывающий романчик к сожалению тоже… Через несколько часов у меня самолет, и мы уже никогда не увидимся…Жаль… это было незабываемо… И ни одного пошлого, банального комплимента за всю ночь, некстати вспоминаю я и грустно улыбаюсь, прислушиваясь к настойчивому колокольному звону… Каждый несет свой крест… а этот вероятно мой, и мне его нести по жизни… Стараясь не думать ни о чем, я быстро одеваюсь, и с трудом пытаясь вычеркнуть все воспоминания о Сауде из своей памяти, с болью в сердце покидаю его номер… и как мне казалось, навсегда ухожу из его жизни… мягко захлопнув за собой дверь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru