В. К. Тредиаковский и его «Тилемахида»

Иринарх Введенский
В. К. Тредиаковский и его «Тилемахида»

Итак – вот вам зародыш и явление на свет первой русской эпической поэмы! Сколько причин и сколько поводов, чтобы погубить несчастное созданье в самом его начале! Кто ж, однако, положа руку на сердце, осмелится первый бросить камень на литературного грешника, который на самом деле виноват только в том, что слишком хорошо изучил поэтическую теорию своего века? Что касается до нас, мы скорее готовы удивляться не ошибкам Тредьяковского, неизбежным в его положении, а тому, что эти же самые ошибки, по непостижимой странности, повторяются еще и в наше время. Давно ли доказано, что греческого гексаметра нет и не может быть ни в русском, ни в других новейших языках? Да полно, доказано ли еще? Дельные статьи об этом предмете начали появляться не далее как в нынешнем году[7], и мы не думаем, чтобы они окончательно убедили тех, до кого непосредственно могут относиться. Что ж касается до неуместности старинных болгарских слов и выражений в русском языке, господин Шевырев даже в настоящее время готов воротиться к временам Тредьяковского и Шишкова.

7Имеются в виду статьи, посвященные русскому стихосложению и, в частности, русскому гекзаметру, появившиеся в связи с выходом в 1849 г. «Новых стихотворений» В. А. Жуковского и переизданием в 1848 г. «Русского стихосложения» П. Перевлеского. (Рецензию на книгу Перевлеского, имя которого Введенский несколько раз упоминает в цитируемой статье, см. «Москвитянин», 1849, № 3, отд. IV, стр. 128).
Рейтинг@Mail.ru