В. К. Тредиаковский и его «Тилемахида»

Иринарх Введенский
В. К. Тредиаковский и его «Тилемахида»

Конечно, во всем этом отнюдь не будет поэтической истины; но об этом всего менее заботилась классическая теория. Она восхищалась Гомером, как гениальным изобретателем поэтических тонкостей, и не думала в нем видеть гениального художника, олицетворившего в своем создании младенческую жизнь греческого народа. Вот источник всех этих будто бы классических поэм, которыми так богата была европейская литература, возродившаяся в классической форме после умственного и эстетического омрачения средних веков. Вот почему и Фенелон, оставаясь верным духу своего времени, написал свои «Les aventures de Telemaque».[4] Творение архиепископа камбрейского ‹Фенелона› быстро распространилось по всей Европе, и у нас вдруг нашлось несколько охотников перевести его на русский язык. Тредьяковский не был доволен ни одним из этих переводов.[5] Восхищаясь между тем произведением французского писателя, он, естественно, приведен был к соображениям такого роду: похождения Телемака, в сущности делу, не что иное, как продолжение Гомеровой «Одиссеи»: стало быть, это эпическая поэма. Зачем же Фенелон не написал ее стихами, и притом размером греческого певца? Это было бы очень кстати и совершенно в порядке вещей; но, к несчастью, французский писатель не мог этого сделать, потому что его язык не имеет древнего гексаметра. Совсем иное дело, если бы Фенелон жил в России… Да, я не ошибаюсь, у нас есть дактили и хореи, следовательно, может быть и гексаметр, то есть шестистопный дактило-хореический стих. Что ж? Не попытаться ли мне в этом стихотворном переложении? Я уже старик: мне более шестидесяти лет, и почему знать? может быть, этот труд останется после меня твердым памятником моей поэтической жизни. Потомство, конечно, будет благодарить меня за изобретение тонического размера, и благодарность его еще более увеличится, если вместе с тем оно будет во мне видеть изобретателя русского гексаметра. Но не лучше ли мне перевести этим размером творения самого Гомера? Я хорошо знаю греческий язык, и сил моих, вероятно, достало бы на перевод «Илиады» или «Одиссеи»… Нет! лучше обратиться к Фенелону: во-первых, Телемаковы похождения в художественном отношении ничем не уступают Гомеровым поэмам; а во-вторых, переводя прозу на стихи, я буду в потомстве пользоваться славою оригинального эпического поэта. В самом деле, в этом последнем отношении перевод мой может назваться произведением оригинальным. Статься может, через несколько веков забудутся мои прозаические и стихотворные произведения; но никто и никогда не забудет почтенного творца «Тилемахиды». Итак – благослови Бог!., какой же язык должен я употребить для этого колоссального труда? Поэма – великое дело, и у греков Гомеровы произведения имели священный характер. Я тоже, с своей стороны, должен по возможности выражаться священным языком. Церковнославянское наречие идет как нельзя лучше к моей цели. Пусть главным основанием будет для меня служить язык русский; но красотами славянского наречия я воспользуюсь везде, где будет этого требовать высота слога. Простые слова должны исчезнуть в моей поэме. Вместо: полы, пальцы, щеки, лоб, одежда, пурпур, у меня везде и всегда должны будут выступить на сцену: воскрилия, персты, ланиты, чело, рясна, багрец. Хорошо, очень хорошо! Теперь еще вот в чем вопрос: в поэме моей будет множество слов, взятых из греческой мифологии: какими правилами должен я руководствоваться при произношении греческих имен? Общее употребление вводит теперь произношение западно-европейское; но я, ради высоты своего предмета, должен отступить от общего употребления, которому прежде следовал и сам. Восточное произношение будет гораздо сановитее: им я и воспользуюсь. Поэтому самая поэма моя должна быть названа не поэмою, а ироическою пиимою. Так будет поступлено и с прочими именами: Зевс, а не Юпитер; Посидон, а не Нептун; Фив, а не Феб; Муса, а не Муза; Тихия, а не Фортуна; Акестий, а не Ацест, и прочая. Прекрасно, Василий Тредьяковский, прекрасно, будущий творец «Тилемахиды»! Труд твой будет увенчан полным успехом, и ты превзойдешь даже самого Фенелона. Он насыщает своих читателей амвросиею, а ты станешь их потчевать медоточивым нектаром! (смотри предызъяснение об ироической пииме.[6])

4«Похождения Телемака» (франц.).
5См. выше, стр. 41 и примеч. 2 и 3 к разделу «В. К. Тредиаковский».
6См. стр. 41–43 наст. изд.
Рейтинг@Mail.ru